0
7253
Газета Спецслужбы Интернет-версия

25.01.2008

Разведчики и шпионы

Тэги: черкашин, файфер, в поисках агента


Черкашин В., Файфер Г. В поисках агента. Записки разведчика. – М.: Международные отношения, 2007. – 304 с., ил. (серия «Секретные миссии»). Тираж 3000 экз.

Толчком к созданию этой книги послужило обвинение генерала КГБ Олега Калугина в предательстве. Бывшие коллеги заподозрили его в передаче американцам информации о самом ценном российском агенте Олдриче Эймсе. А Калугин, в свою очередь, мог узнать о нем от своего подчиненного и друга Виктора Черкашина. Полковнику в отставке Черкашину ничего не оставалось, кроме как сказать правду, в дозволенных пределах, разумеется, и о Эймсе, и о Калугине, и о своей работе.

ХОРОШО ОПЛАЧЕННАЯ ИДЕЙНОСТЬ

Соавтором книги выступил американский журналист Грегори Файфер, который обработал надиктованный Виктором Черкашиным текст. В 2004 году книга вышла в США и получила высокую оценку профессионалов. Теперь ее дождался и российский читатель. Основное содержание произведения – противостояние советских спецслужб подрывной деятельности ЦРУ. Автор отмечает высокий профессионализм противника, агрессивное ведение вербовки и умелые провокации. И в то же время существовал неписаный свод правил, в соответствии с которым, например, противоборствующие спецслужбы не проводили друг против друга силовых акций.

Первоначально Виктор Черкашин не хотел публиковать свою книгу в России, поскольку считал, что здесь «в настоящее время на профессионалов-разведчиков смотрят как на людей, подозреваемых в шпионаже, а не как на верных и преданных офицеров, работающих на благо своей страны». Однако слишком часто безответственные мемуаристы, движимые тщеславием, очерняли репутацию Черкашина и его товарищей. Поэтому он сам решил рассказать свою историю и дать читателю возможность сделать выводы.

Только в шпионских боевиках идет непрекращающаяся стрельба, похищаются секретные папки из сейфов и кто-то за кем-то гонится. Подлинная оперативная работа отличается рутиной, тщательным планированием и изучением людей. И нередко противостояние государственных систем методами тайной войны вырождается в борьбу разведок, блокирующих работу друг друга. Эта борьба не дает результата в виде стратегической информации, а лишь отвлекает силы и средства.

Виктор Черкашин пытается понять такой феномен, как добровольное сотрудничество со спецслужбами противника. В принципе это тоже вербовка, требующая понимания психологии агента, умения склонить его к углублению этого сотрудничества, способность обеспечить его безопасность. Большинство предложений работать на советскую разведку были либо провокациями, либо желанием продать ничего не стоящую информацию. Каждый раз требовалось понять реальные причины такого неожиданного «подарка». Понимали не всегда. В 1976 году бывший сотрудник ЦРУ Эдвин Мур шесть раз пытался установить контакт с вашингтонским резидентом советской разведки. Наконец он просто перебросил через ограду посольства пакет с секретными документами. Но офицер безопасности посольства, подозревая, что это взрывное устройство, передал пакет американской полиции. Мура арестовали и осудили на 15 лет. В свою очередь, американцы, когда в 1963 году бывший сотрудник Второго главного управления КГБ передал в посольство США пачку секретных документов, решили, что им «всучили дезу», и, скопировав, вернули документы в МИД СССР. В результате был изобличен «доброволец» Александр Черепанов, впоследствии казненный.

«Сотрудники разведки часто могут думать, что только благодаря их усилиям люди становятся агентами, но правда заключается в том, чтобы найти лиц, которые хотят, чтобы их завербовали». Виктор Черкашин отвечает за свои слова, ведь он убедил Олдрича Эймса, руководителя подразделения ЦРУ по противодействию советской разведке, раскрыться и стать важнейшим информатором советской контрразведки. Первое, что сказал Эймс, были сведения о наличии в КГБ обширной американской агентуры. Он тут же на листке бумаги набросал список практически всех людей ЦРУ на территории Советского Союза. Это были меры безопасности, ведь если бы кто-то из этого списка узнал хотя бы косвенно о работе Эймса на СССР, провал был бы неизбежен. Эта ценнейшая информация, полученная 13 июня 1985 года, тем не менее произвела удручающее впечатление на Черкашина. Стало понятно, что разведывательная система советского государства прогнила до основания...

Считается, что самый надежный агент – работающий на идейной основе. Да, так было. Но в нынешнее время все не столь однозначно. Виктор Черкашин развеивает устоявшееся мнение. Он убежден, что первичны совсем иные мотивы, а идеологию присовокупляют для большей убедительности и весомости. Какая идейность, если, кроме средств тайнописи, агенту закладывают в тайник 50 тыс. долл. или 150 тыс. рублей? Иногда сотрудник спецслужб чувствует себя не оцененным по заслугам или обиженным – тоже повод для перехода на службу к противнику. Генерал ГРУ Дмитрий Поляков пошел на вербовку через месяц после того, как у него умер сын – руководство запретило класть его в американскую клинику. 18 лет он сдавал секреты своим партнерам из ЦРУ.

ЭЙМС И ХАНСЕН

1 августа 1985 года к американцам убежал полковник Виталий Юрченко, на тот момент самый высокопоставленный из беглых разведчиков – заместитель начальника 1-го (американского) отдела ПГУ. Имелся у него пунктик – болезненная забота о собственном здоровье. Он бросил семью и оказался в Вашингтоне уверенный, что болен раком желудка и жить ему осталось несколько месяцев. Эти месяцы он хотел провести рядом с любимой женщиной – женой одного дипломата. Но та не захотела с ним даже поговорить. Допрашивал его Олдрич Эймс, о вербовке которого Юрченко не знал. И на стол руководителя Первого главного управления (ПГУ) Крючкова регулярно ложились протоколы этих допросов.

Юрченко хотел сохранить свое предательство в тайне, чтобы не пострадала семья. Но директор ЦРУ Кейси сам похвастался успехом перед газетчикам. Еще большим шоком для беглого полковника стало известие, что никакого рака у него нет. И в ноябре того же года Юрченко бежал обратно – в посольство СССР в Вашингтоне. Там он заявил, что его напичкали наркотиками и похитили. После этого начались мероприятия по взаимной дискредитации КГБ и ЦРУ. Юрченко дал пресс-конференции, где раскрывал коварство американских спецслужб. ЦРУ так и не решилось обнародовать записи допросов. Пропагандистский бой выиграли русские. ЦРУ еще долго разбиралось, был ли Юрченко подставой или «честным» изменником. Эта суматоха не позволила раскрыть Эймса и Хансена.

Американцы были вынуждены только бессильно наблюдать, как Юрченко садится в самолет «Аэрофлота». Еще хуже им было от того, что сопровождал раскаявшегося чекиста офицер резидентуры Валерий Мартынов. Это был агент ЦРУ, которого первым сдал Эймс, чтобы обеспечить свою безопасность. Теперь под благовидным предлогом Мартынова отправили домой, не вызвав у него подозрений. Из Юрченко сделали героя, наградили и оставили работать аналитиком. Он еще и партбилет пронес через все свои побеги. Американцев эта история выводит из себя до сих пор, хотя они только сэкономили деньги, избавившись от «выпотрошенного» перебежчика. Выданный Юрченко советский агент Эдвард Ли Говард сумел улизнуть из-под носа бывших коллег и сейчас владеет в Москве небольшой страховой компанией. А вот Мартынов кончил плохо. К сожалению, это был не единственный агент ЦРУ и ФБР в резидентуре и структурах КГБ.

Завербовать агента такого уровня, как Олдрич Эймс, выпадает раз в жизни, да и то далеко не каждому разведчику. Но Виктору Черкашину вскоре довелось выйти на контакт с Робертом Филиппом Хансеном – руководителем контрразведывательных операций нью-йоркского отделения ФБР. Самое интересное, что за 6 лет до выхода на КГБ, Хансен сотрудничал с ГРУ, но вынужден был порвать связь, после того как его засекла собственная жена. Теперь он действовал осторожно, но достаточно дерзко. Он просто анонимно посылал почтой пакеты с ценнейшими документами. А потом прислал схему закладки тайника для передачи ему гонорара. Связь была установлена. Правила работы с ним Хансен определял сам. Это был опытный профессионал, и ему стоило доверять в подобных вопросах. После его разоблачения бывшие коллеги никак не могли уяснить, как он мог эффективно работать одновременно на ФБР и против него.

Имя Хансена Виктор Черкашин узнал лишь в 2001 году, когда Хансена арестовали и история получила широкую огласку. За время работы Хансен передал гигантский объем информации стоимостью в миллиарды долларов. Переданная им информация раскрывала ряд технических операций Агентства национальной безопасности США. Самой впечатляющей была программа по перехвату и прослушиванию, в частности тоннель под жилым комплексом советского посольства, напичканный самой современной электронной аппаратурой. Для строительства были использованы специальные звукопроводящие материалы, которые применила фирма-подрядчик при возведении комплекса. Расходы оценивались в миллиард долларов. Хансен имел доступ к информации о деятельности всего разведсообщества США, поэтому передавал сведения и о техническом оснащении американских спутников-шпионов, и о перехвате данных с советских спутников.

Автор книги не клеит ярлыки и не рассыпает обвинения. Он вдумчиво пытается понять, что движет перебежчиками. Все действия он оценивает как профессионал, поэтому видит не только успехи, но и поражения, причины которых его тоже весьма интересуют. Видимо, таков способ мыслить у разведчика. И это очень четко отражено в неторопливой и точной стилистике книги. А еще он твердо придерживается своего мнения о героях мемуаров, будь это Олег Калугин или Филипп Хансен, которого ФБР после разоблачения обвинило во всех смертных грехах и объявило жалкой посредственностью.

Российская разведка так и не поймала того, кто выдал американцам Эймса и Хансена. А сделать это мог только достаточно высокопоставленный сотрудник. Но и в США тоже остается не разоблаченным высокопоставленный агент СВР, на существование которого указывает масса улик.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...
24smi.org