0
4733
Газета Спецслужбы Интернет-версия

05.09.2008

Его везде принимали за своего

Владимир Чиков

Об авторе: Владимир Матвеевич Чиков - журналист, писатель, полковник запаса.

Тэги: григулевич, разведчик, ученый, писатель


григулевич, разведчик, ученый, писатель Иосиф Григулевич.
Фото из архива автора

Член-корреспондент Академии наук СССР Иосиф Ромуальдович Григулевич был известен и в нашей стране, и за ее пределами как видный ученый, незаурядный писатель, редактор общественно-политических журналов и ежегодников. И только после его смерти общественность узнала, что этот человек был выдающимся советским разведчиком, длительное время работавшим в 13 странах мира, личное дело которого хранилось «за семью замками» в стальных сейфах НКВД–НКГБ– МГБ–МВД–КГБ–СВР.

ИЗ ЛЮБВИ К РЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ

Иосиф Григулевич родился 5 мая 1913 года в Тракае и сформировался как подпольщик в буржуазной Литве. За революционную деятельность дважды арестовывался и отбывал наказание в известной в те годы своей жестокостью тюрьме Лукишки. После освобождения из нее он снова попал в поле зрения полиции. Пришлось ему покинуть Литву и уехать в Варшаву.

Там на конспиративной квартире волею случая Григулевич познакомился с членом исполкома Коминтерна Винцасом Мицкявичусом-Капсукасом, полпредом СССР в Польше Владимиром Антоновым-Овсеенко и председателем ЦК МОПР (Международная организация помощи борцам революции) Еленой Стасовой. После беседы с ними он был направлен во Францию с заданием нелегально распространять социалистические идеи, в основном через печатные органы Коминтерна, и заниматься в Париже организацией антифашистской пропаганды.

Стасова, возвратившись в Москву, рассказала о своей встрече в Варшаве с Григулевичем тогдашнему начальнику внешней разведки Артуру Артузову, с которым ранее работала в Петроградской ЧК. Фактически она навела Артузова на мысль о целесообразности привлечения в Париже молодого, проверенного на конкретных партийных поручениях новобранца Коминтерна к сотрудничеству с советской разведкой за рубежом. Осуществить вербовку литовца должен был выехавший на работу во Францию 24-летний нелегал Александр Коротков. Он дважды встретился в Сен-Клу с Мартином Эдмондом Антуаном (под этим именем Григулевич жил в Париже), а на третью, вербовочную, беседу Иосиф не вышел: вынужден был срочно выехать в Аргентину по вызову заболевшего отца.

Отец же упросил сына остаться, и он проработал по линии Коминтерна и МОПРа в Аргентине около двух лет. Когда началась гражданская война в Испании, Иосиф по собственной инициативе отправился добровольцем в Мадрид. В составе легендарного Пятого полка под командованием отважного Энрике Листера он, командуя ротой интернационалистов, защищал от наступавших франкистов столицу страны, участвовал в планировании и проведении боевых операций под Гвадалахарой, Брунете, Бриуэге и на реке Хараме.

Именно тогда на храброго аргентинского милиссиано Хосе Ротти, он же Хосе Окампо – помощник начальника штаба Центрального фронта республиканцев, обратил внимание главный советник СССР в Испании по вопросам безопасности, резидент советской внешней разведки «Швед» – Александр Орлов.

Прежде чем выйти на ознакомительную беседу с «аргентинцем», Орлов запросил Центр проверить его по оперативным учетам. Получив из Москвы характеризующие данные на подпольщика Юзика, – он же был по данным Центра «поляком» Артуром Ковальским и «французом» Мартином Эдмондом Антуаном, с которым поддерживал в Париже связь Александр Коротков, – «Швед», не колеблясь, выехал из своей барселонской резиденции в Мадрид и без особого труда убедил человека, давно уже разделявшего революционные идеи и идеи социализма, к прямому сотрудничеству с советской разведкой на нелегальной основе. Так же, не колеблясь, Григулевич, еще с юности полюбивший Россию за ее смелый вызов всему миру в октябре 1917 года, согласился с предложением главного советника СССР в Испании.

ПРОФЕССИОНАЛ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

Чтобы надежно прикрыть его тайную связь с нашей разведкой, «Швед» внедрил Хосе Окампо в испанскую «Сегуридад» – Комиссариат госбезопасности Хунты защиты Мадрида. Под ее «крышей» Григулевич участвовал в различных контрразведывательных операциях по разоблачению и ликвидации опорных центров «пятой колонны», обосновавшихся в перуанском генконсульстве и в жилых домах, опекаемых турецким посольством и финской дипмиссией. Тогда же вместе с такими признанными асами советской разведки, как Орлов, Сыроежкин, Эйтингон и Белкин, он начал свою разведывательную деятельность с нелегальных позиций в Испании. А вскоре оказалось, что Григулевич далеко превзошел их по линии политической разведки, добывая ценнейшую информацию для советского правительства в латиноамериканских странах – Аргентине, Боливии, Бразилии, Венесуэле, Колумбии, Коста-Рике, Кубе, Мексике, Уругвае и Чили, а затем в США, Италии и Ватикане.

Успешная разведывательная деятельность Григулевича поражала тогда даже коллег по службе: какое бы задание ему ни поручали, все у него получалось. Для него не было ничего невозможного.

Те, кто хорошо знал Григулевича и руководил его работой за границей, считали, что он родился в рубашке и потому, мол, все давалось ему легко. Возможно, это и так: он действительно на протяжении 17 лет загранработы ни разу «не засветился», что в профессии разведчика бывает крайне редко. Однако считать это исключительно следствием везения, удачи не совсем правильно.

От природы наделенный разносторонними талантами, Григулевич не боялся идти на риск. Но если шел на него, то это был риск оправданный, осознанный. На что способен только Профессионал с большой буквы. Расчетливый в своих действиях и поступках, он просчитывал свои шаги наперед. Полагался не только на свою потрясающую интуицию, но и на присущие ему изобретательность, умение мгновенно принимать нестандартные решения в опасных ситуациях. Это был хитрый и умный игрок с феноменальной памятью.

Отличала Григулевича и поразительная способность адаптироваться в разных странах мира, впитывать культуру и традиции разных народов и быстро осваивать новые гражданские профессии, необходимые для разведывательной деятельности в других странах. Без особых затруднений он говорил и думал на десяти иностранных языках, что позволяло ему с одинаковым успехом выдавать себя за аргентинца и уругвайца, за кубинца и француза, за мексиканца и боливийца, за поляка и испанца, за чилийца и бразильца, за итальянца и костариканца.

В странах Латинской Америки многие принимали Григулевича за своего соотечественника, потому что ему была присуща какая-то особая, только им, латиноамериканцам, свойственная раскованность. Да и внешне он был похож на многих из них. Поэтому не было необходимости ему выдавать себя за коренного жителя той или иной страны, раздваиваться и выкорчевывать из себя прежние привычки, образ мыслей, вкусы и поведение – все, что могло вызвать подозрение.

А еще в его облике поражало отсутствие каких-либо характерных, запоминающихся черт. Самой лучшей маскировкой для него были не фальшивые бороды, переодевания, стрижки волос и тому подобное, а именно естественность манер и поведения. Врожденная способность незаметно сливаться с окружающими его людьми и гармонично входить в другую для себя роль позволяли ему легко приспосабливаться и вживаться в новой национальной среде, в которой он умел быстро растворяться.

И вот что еще важно: ему была свойственна склонность к авантюризму, который тоже является неоценимым качеством разведчика-нелегала.

СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ...

Работая в Латинской Америке, Григулевич женился на мексиканке Лауре Агиляр Араухо, которая стала его надежным помощником в разведывательной деятельности – курьером и шифровальщицей. В 1949 году они были командированы в Италию на длительное оседание: Григулевич под видом костариканского гражданина Теодоро Бонефиля Кастро, а его жена – по паспорту чилийки Инелии Идалины дель Пуэрте Невес.

Апеннины были избраны местом их разведывательной деятельности не случайно. В Италии тогда хозяйничали американские спецслужбы, ими готовились в Риме крупные шпионские акции, а Ватикан с благословения Папы Пия XII вел активную идеологическую борьбу против СССР. Объективные обстоятельства сложились так, что на коммерсанта Теодоро Кастро обратили внимание приезжавшие в Рим по туристическим путевкам видные политические деятели Коста-Рики. Они уговорили его заключить с ними контракт на поставку крупных партий кофе в Европу, и в первую очередь – в Италию и Ватикан. Тогда же и произошел в жизни советского разведчика-нелегала крутой поворот: он стал представлять на Апеннинах интересы внешнеполитического ведомства маленького латиноамериканского государства Коста-Рики, стал руководителем его дипломатической миссии в Риме.

Карьера Теодоро Кастро по дипломатической линии оказалась настолько головокружительной, что через некоторое время он был назначен чрезвычайным и полномочным послом Коста-Рики в Италии, а затем в Ватикане и Югославии. Это было само по себе поразительно! Ни до, ни после него в истории разведок мира не было случая, чтобы нелегал возглавил посольство. Да не своей страны, а чужой! И не в одной стране, а сразу в трех! И хотя это звучало фантастично, но это факт!

А теперь представьте себе, какие небывалые, непредвиденные возможности открывались перед ним по добыванию ценнейшей политической информации! Он стал встречаться с президентами Италии и Югославии, с премьер-министрами и министрами этих стран, был 13 раз принят Папой Римским и «втемную» получал от них интересующие Советский Союз сведения. Он был настолько зашифрован, что советский посол в Италии Михаил Костылев, информируя свой МИД, называл его «реакционером и открытым недругом СССР», хотя этот «недруг» приносил стране пользы не меньше, чем посол со всем своими подчиненными.

Что и говорить, это был уникальный разведчик-нелегал, который неоднократно доказывал, что и один в поле воин. В любой другой стране он составил бы гордость нации. Ему не было равных тогда, в ХХ веке, нет равных и сейчас по линии политической разведки. Вдумайтесь только: Григулевич сумел завербовать по этой линии порядка двухсот агентов из числа иностранцев. Не случайно в 1970 году один из руководящих сотрудников Первого главного управления КГБ СССР вышел с предложением о присвоении Григулевичу звания Героя Советского Союза. Уж он-то точно заслужил это звание, по нынешним стандартам – Героя России, но это предложение осталось тогда без понимания. Он в самом деле достиг в разведке феноменальных результатов. И скольких еще мог бы достичь, если бы не начавшиеся огульные чистки в аппарате МГБ.

В конце 1953 года Григулевича нежданно-негаданно отозвали из Италии и в начале 1954-го (в сорок лет!) уволили из внешней разведки.

Пришлось Григулевичу начинать жизнь сначала. Что ему, впрочем, уже доводилось делать не единожды. По иронии судьбы известность и высокое призвание своих заслуг он получил не в той области, где ранее добился блистательных успехов, а в науке, литературе и общественной деятельности. Благодаря своей исключительной одаренности он сумел стать крупнейшим специалистом по истории католицизма, лучшим знатоком Латинской Америки, вице-президентом обществ дружбы с Мексикой, Венесуэлой и Кубой, участником многочисленных международных конференций, симпозиумов и конгрессов по общественным наукам. Плюс к этому – он автор трех десятков книг...

Иосиф Ромуальдович скончался в июне 1988 года...


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Разведывательную аппаратуру с обломков Ил-20 поднимет судно "секретного флота" ВМФ России

Разведывательную аппаратуру с обломков Ил-20 поднимет судно "секретного флота" ВМФ России

Андрей Рискин

0
3570
Гибрид медведя и пчелы

Гибрид медведя и пчелы

Кира Сапгир

Не стало писателя и публициста Владимира Рыбакова

0
286

Другие новости

Загрузка...
24smi.org