0
2756
Газета Спецслужбы Интернет-версия

12.09.2008

Алексей Филиппов – первый советский разведчик

Владимир Антонов

Об авторе: Владимир Сергеевич Антонов - ведущий эксперт Кабинета истории внешней разведки.

Тэги: филиппов, разведчик, подготовка


филиппов, разведчик, подготовка Корабли Балтийского флота на зимовке в Гельсингфорсе.
Фото из книги «Броненосцы»

Финляндия, свыше столетия входившая в состав Российской империи, в декабре 1917 года была признана Советом народных комиссаров независимым государством. Однако внутриполитическое положение в стране оставалось крайне сложным и неустойчивым.

ЧТО ТАМ ПРОИСХОДИТ?

Финские социал-демократы и красногвардейцы выступали за укрепление дружественных отношений с советской Россией. Тогда как буржуазные партии ориентировались на Берлин и Стокгольм. В противовес финским красногвардейцам они создали белую гвардию (шюцкор), командные кадры которой прошли боевую подготовку в Германии и Швеции. Вскоре в Финляндии началась гражданская война.

В этой обстановке советскому правительству были необходимы достоверные сведения о наиболее важных политических и военных событиях, происходивших в соседней стране, о возможной коалиции финской буржуазии с Германией и Швецией, направленной против России, и о вполне вероятном использовании немцами финской территории для удара по Петрограду. Иными словами, встал вопрос о получении разведывательных данных об обстановке в Финляндии и ее месте в планах Берлина.

Значение такой информации определялось не только тем, что Финляндия – сопредельное с Россией государство. В финских портах продолжали базироваться корабли Балтийского флота. Причем в Гельсингфорсе (ныне Хельсинки) находился возникший в мае 1917 года высший выборный орган БФ – Центробалт. Кроме того, в Финляндии дислоцировались российские сухопутные войска, численность которых составляла несколько десятков тысяч человек. Однако службу и матросы, и солдаты несли из рук вон плохо, на кораблях и в гарнизонах отсутствовала дисциплина, взаимодействие между армейскими частями и флотом было нарушено.

Большевистское руководство приняло решение: с наступлением весны 1918 года вывести из Финляндии, по возможности без потерь, российские корабли и войска. А для этого была нужна огромная подготовительная работа, глубокое изучение и освещение всех связанных с предстоящей эвакуацией проблем. Справиться с подобной задачей мог лишь человек, который до революции часто посещал Финляндию и хорошо ее знал, имел там широкие связи в правительственных кругах и среди лидеров оппозиции.

Таким человеком оказался Алексей Филиппов – секретный сотрудник при президиуме Всероссийской чрезвычайной комиссии. Именно ему Дзержинский лично поручил выяснить истинное положение дел в соседней стране.

ЮРИСТ, ИЗДАТЕЛЬ, БАНКИР

Алексей Фролович Филиппов родился в 1870 году в Могилеве в семье технического служащего женской гимназии и кухарки. После окончания юридического факультета Московского университета намеревался остаться на кафедре и заниматься наукой, так как в годы учебы трижды получал за свои труды золотые медали. Однако в конце концов он все же избрал для себя литературно-издательское поприще, к которому также давно испытывал серьезное влечение.

Сперва Филиппов работал в издательстве Сытина. Позже занялся самостоятельной деятельностью: основал в Саранске газету «Русское слово», затем стал владельцем московского журнала «Русское обозрение». В 1906 году издавал в Ревеле (ныне Таллин) газету «Ревельские известия», а в Екатеринодаре – «Кубань». За статьи в последней подвергался преследованиям со стороны властей, был осужден на один год тюремного заключения. Из-за публикаций в принадлежавшей ему новороссийской газете «Черноморское побережье» привлекался к 82 судебным процессам.

В 1912 году Филиппов переехал в Санкт-Петербург. Некоторое время служил в одном из банков, а также сотрудничал в биржевой прессе. В 1913 году стал издавать газету «Деньги» и обосновал собственный банкирский дом в виде «товарищества на вере», которое вскоре после Октябрьской революции распалось. Издательская и банковская деятельность позволила ему приобрести обширные связи среди крупных промышленников, финансистов и политиков.

Однако ж Алексей Фролович поддержал Октябрьскую революцию и сразу же встал на сторону Ленина и его соратников. В одном из своих писем он отмечал: «Независимо от значения большевизма и его приемов действия для осуществления общих идеалов социализма, он представляет собой применительно к текущему времени явление народное. При данном положении России только большевизм есть идейная, объединяющая народные массы сила, потому и притягательная для всех».

ДРУЖБА С ДЗЕРЖИНСКИМ

Филиппов был знаком с Луначарским, часто встречался с ним и в беседах излагал свои соображения относительно организации учебного процесса в университетах и других российских вузах. Однажды в конце декабря 1917 года он пришел к Луначарскому крайне взволнованным и сообщил о том, что в Петрограде среди представителей партий, находящихся в оппозиции к советской власти, ходят упорные слухи о готовящемся перевороте эсеров и о возможном покушении на Ленина. Луначарский посоветовал Филиппову без промедления встретиться с Дзержинским. Уже на следующий день такая встреча состоялась. Переданные Филипповым в ВЧК сведения оказались весьма полезными и своевременными. Начавшееся 1 января 1918 года эсеровское выступление было подавлено.

Так началось сотрудничество Алексея Филиппова с ВЧК. Вот как он сам писал об этом позже в своих воспоминаниях: «После нескольких встреч с Дзержинским он пригласил меня помогать ему. Дело было при самом основании ВЧК, на Гороховой, 2, когда там было всего четыре работника. Я согласился, и причем безвозмездно, не получая платы, давать ему все те сведения, которые приходилось слышать в кругах промышленных, банковских и отчасти консервативных (ибо тогда боялись выступлений контрреволюции со стороны черносотенцев)».

Филиппову было выдано удостоверение, в котором указывалось, что он является секретным сотрудником ВЧК. Дзержинский и Филиппов стали регулярно встречаться, и постепенно их служебные контакты переросли в крепкую дружбу.

В то время руководством страны рассматривался проект декрета о национализации банков. Филиппову было поставлено задание подготовить обстоятельную докладную записку о состоянии финансового и банковского дела в послереволюционной России. Алексей Фролович успешно справился с этой работой. За короткий срок он представил Дзержинскому три подробных, основательных доклада по финансовым проблемам. Кроме того, он помог чекистам вскрыть махинации банковских чиновников, уличив их в проведении умышленного саботажа.


Удостоверение сотрудника ВЧК Филиппова.
Экспонат Кабинета истории внешней разведки

ЦЕННАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Но вернемся к событиям в Финляндии. Учитывая, что Филиппов до революции много раз бывал в этой стране и имел там довольно широкий круг знакомых, Дзержинский предложил Алексею Фроловичу выехать туда под видом корреспондента одной из российских газет. На сей раз перед ним были поставлены задачи чисто разведывательного характера: сбор информации о внутриполитическом положении в стране, о мерах дружественного советской России правительства Куллерво Маннера по упрочению своих позиций, о его перспективах и шансах продержаться у власти.

Одновременно Филиппов должен был собрать сведения о планах финской буржуазии и Белой гвардии. В частности, ему предстояло выяснить, насколько вероятен их военный союз с Германией. Разведчик также получил задание изучить настроения «матросских и солдатских масс, вооруженной борьбы в Финляндии и судеб русского флота».

В истории отечественной Службы внешней разведки отмечено, что это был первый вывод сотрудника Всероссийской чрезвычайной комиссии за кордон с разведывательными целями, положивший начало данному методу чекистской работы за границей. Этот факт нашел подтверждение и в архивных материалах СВР.

В январе–марте 1918 года Филиппов неоднократно выезжал в Финляндию. Его письменные донесения и отчеты говорят о том, что он проявил немало находчивости, энергии и настойчивости для выполнения задания Дзержинского. В Гельсингфорсе Филиппов несколько раз встречался с председателем Совета народных уполномоченных Маннером. О результатах переговоров лично информировал «чекиста номер один». Его подробные и обстоятельные донесения всегда отличались присущей опытному журналисту наблюдательностью, политической остротой и глубоким анализом.

Так, в одном из своих сообщений в Центр Филиппов указывал: «Ф.Э.Дзержинскому, (лично и конфиденциально). После беседы с Председателем народных уполномоченных Маннером у меня сложилось твердое убеждение, что правительство Финляндии желает сохранить строгий нейтралитет и не будет предпринимать каких-либо действий, могущих вызвать вмешательство в их дела любой иностранной державы.

Вместе с тем правительству трудно будет удержаться у власти, поскольку север страны и частично центральная часть ее продолжают оставаться под контролем финской буржуазии, которая имеет силу в Сенате и плетет интриги с Германией и Швецией, что несовместимо с нейтралитетом Финляндии».

В начале 1918 года большевики вели усиленную подготовку к переговорам о заключении мира с Германией. Поэтому любая информация о военных планах немцев и передвижении их войск представляла для Центра большой интерес и способствовала определению позиции российской делегации на переговорах. В частности, очень важно было иметь представление о том, каким образом поведет себя Германия в отношении Финляндии, будет ли она использовать эту страну в войне против советской России.

Значительная часть посланий Филиппова относилась именно к этому кругу вопросов. В конце января 1918 года он сообщал о предстоящем захвате немцами Аландских островов. Вскоре эти сведения подтвердились. Одновременно в столице Финляндии стали циркулировать слухи о возможном наступлении германских войск на Петроград. В связи с этим Филиппов отмечал: «...Подготавливая умы к наступлению опасности с одной стороны, немцы идут в другом направлении. Германские войска планируют приступить к захвату Балтийского флота, базирующегося в финских портах. Без этого даже взятие Петрограда не даст им желанной победы. Поэтому необходимо убедить каждого из команд кораблей, находящихся в этой стране, в важности общего выступления, так как немцы боятся только флота».

БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ ВОЗВРАЩАЕТСЯ

Филиппов подробно изучал обстановку на флоте и в армейских гарнизонах. В одном из своих донесений он подчеркивал: «Положение здесь отчаянное. Команды ждут весны, чтобы уйти домой. Матросы требуют доплат, началось брожение, появляются анархисты, которые продают на месте имущество казны. Балтийский флот почти не ремонтировался из-за нехватки необходимых для этого материалов (красителей, стали, свинца, железа, смазочных материалов). В то же время эта продукция практически открыто направляется путем преступных сделок из Петрограда в Финляндию с последующей переправкой через финские порты в Германию».

Еще хуже обстояли дела в армейских частях. В сообщении от 23 февраля 1918 года Филиппов проинформировал ВЧК о готовящемся нападении группы финских белогвардейцев в Гельсингфорсе и в районе Выборга на российские динамитные и пороховые погреба, так как караульная служба там, можно сказать, не велась. Одновременно разведчик указывал на необходимость «срочно командировать в Финляндию надежные отряды красногвардейцев с тем, чтобы навести порядок и усилить местные гарнизоны, а местами просто заменить их». Он настаивал на немедленной организации должного взаимодействия армии и флота, которое в то время фактически отсутствовало. По этому вопросу он не раз беседовал с председателем Центробалта Павлом Дыбенко. Филиппову удалось также убедить контр-адмирала Александра Развозова, командовавшего в ту пору Балтийским флотом, поддержать большевиков.

Сохранившиеся материалы позволяют сделать вывод о том, что результатами своей разведывательной работы Филиппов полностью оправдал надежды Дзержинского. Несмотря на то что обстановка в Финляндии менялась с калейдоскопической быстротой, Алексею Фроловичу удавалось выделить самое главное, самое актуальное и своевременно информировать о происходящих событиях Центр. Его донесения отличались четкостью и лаконичностью. В них всегда содержались конкретные предложения о мерах, которые, по мнению Филиппова, следовало предпринять, чтобы повлиять на обстановку в стране и направить ее развитие в нужное для России русло.

Именно Филиппов предложил отвести отряд российских кораблей в Кронштадт с помощью буксиров, что в конечном итоге помогло спасти Балтийский флот и военнослужащих российских гарнизонов (знаменитый «ледовый переход» кораблей в Кронштадт в феврале–мае 1918 года).

Безусловно, деятельность Филиппова как одного из первых разведчиков советского периода существенно отличалась от работы будущих профессионалов отечественных спецслужб, так как строилась преимущественно на энтузиазме, жизненном опыте и творческой импровизации исполнителя. Никакой специальной подготовки Алексей Фролович не имел, да и приобрести ее в то время было абсолютно негде.

В целом разведывательная работа Филиппова в Финляндии в значительной степени помогла советскому правительству при решении многих задач, определявших стратегию нашей страны в тот напряженный период. Он не допустил вовлечения в кровавую мясорубку войны десятков тысяч разобщенных и небоеспособных солдат и матросов, содействовал возвращению этих людей на родину. А это, как говорят в разведке, – главный и конкретный результат.

В марте 1918 года Филиппов возвратился в Петроград, а затем переехал в Москву и продолжил работу в ВЧК. Сначала он являлся сотрудником отдела по борьбе со спекуляцией и преступлениями по должности, а затем был прикомандирован к президиуму ВЧК для выполнения личных поручений Дзержинского. Позже занимал руководящую должность в Секретном отделе. Одновременно был председателем Исполнительного комитета по делам духовенства России.

Скончался Алексей Фролович Филиппов в Ленинграде в середине 1950-х годов.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Трое активистов экстремистского движения "Артподготовка" предстанут перед судом

Трое активистов экстремистского движения "Артподготовка" предстанут перед судом

0
783
У России есть собственная модель формирования судейского корпуса

У России есть собственная модель формирования судейского корпуса

Виктор Момотов

Некритическое заимствование иностранных "манер" без учета их исторического контекста – верный путь к регрессу

0
3932
Кандидатов в судьи предложили отправлять в СИЗО

Кандидатов в судьи предложили отправлять в СИЗО

Екатерина Трифонова

Будущим служителям Фемиды необходимы уроки независимости и нестандартного мышления

0
1627
На переподготовку педагогов потратят 15 миллиардов рублей

На переподготовку педагогов потратят 15 миллиардов рублей

Наталья Савицкая

Планируется, что более половины учителей будут охвачены системой повышения квалификации

0
1707

Другие новости

Загрузка...
24smi.org