0
4829
Газета Спецслужбы Интернет-версия

16.01.2009 00:00:00

Разведчики адмирала Колчака

Сергей Слугин

Об авторе: Сергей Слугин - историк, журналист.

Тэги: колчак, разведчик, шпионы


колчак, разведчик, шпионы С белыми приходилось сражаться не только с винтовкой наперевес.
Плакат художника Александра Апсита. 1919 г.

О белогвардейских разведчиках у нас в стране на протяжении многих лет почти ничего не рассказывали, но это совсем не значит, что их не было. В годы Гражданской войны в России нередко фиксировались факты взрывов мостов, пожаров на складах боеприпасов и продовольствия, падежа лошадей, порчи железнодорожного полотна и крушения поездов. Как правило, все это являлось следствием не преступной халатности и разгильдяйства (хотя и подобные случаи имели место), а подготовленных диверсий. И происходили они в глубоком тылу как у белых, так и у их противника.

«АГЕНТЫ ПЕРЕДНЕГО КРАЯ»

Чекисты и красные военные контрразведчики не один месяц вели борьбу с антибольшевистским подпольем, ловили за руку вредителей, но данные о задержании, например, колчаковских шпионов, служивших в штабах РККА, не афишировались. Кстати, о том, что в стане белогвардейцев работали советские разведчики, известно не только по книгам и публикациям в периодической печати, но и по многим снятым в СССР кинофильмам. Естественно, о бойцах тайного антибольшевистского фронта подобные произведения в ту пору не создавались, но нет их и сегодня. Как будто бы таких людей не было вовсе.

В частности, лишь немногим исследователям известно что-либо о сотрудниках организации, являвшейся, так сказать, «визави» Сибрегиструпра – одной из структур «сообщества» красных спецслужб. А ведь после окончания Гражданской войны именно сибирские чекисты особо отмечали, что «командный состав белогвардейской колчаковской разведки являлся талантливыми людьми и хорошими организаторами, а дело разведки было поставлено превосходно». Именно этот достойный противник долгое время оставался за кадром.

Борьбу на невидимом фронте против красных на востоке России вели две организации – Разведывательный отдел штаба Колчака и Особый отдел управления делами Совета министров правительства адмирала. В Разведотделе служили опытные офицеры-интеллектуалы, самыми выдающимися из них были полковники Овчинников и Новаковский, подполковник Масягин и другие. Но это еще не все. В 1919 году на сторону колчаковцев перешел один из руководителей советской военной разведки – генерал-майор Рябиков!

Правда, насчитывалось в штате Разведотдела штаба чуть более 30 человек, причем помимо офицеров в это число входили писари, чертежник, кучер, а позднее – шофер. Имелся у колчаковцев и Разведотдел флота, который возглавлял старший лейтенант Федотов, начавший свою военную карьеру еще в 1914 году на Балтике. Флотских разведчиков было почти втрое меньше. А вот количество тайных агентов различного назначения у «рыцарей плаща и кинжала» адмирала превышало три сотни человек.

Самой массовой была так называемая «агентура переднего края». В ее состав обычно входили унтер-офицеры, гражданские лица и – очень редко – офицеры. Работали на колчаковскую разведку также женщины в возрасте от 16 до 60 лет. Известен и самый юный агент-ходок (связной) Глеб Березкин.

Эти люди под видом мирных жителей проникали в расположение передовых частей красных и добывали необходимые сведения о численном составе и вооружении противника. Одним из лучших «агентов переднего края» считался уроженец Новониколаевска (ныне – Новосибирск) младший унтер-офицер Тимофей Тарагнов. Служил в колчаковской разведке и перебежчик-красноармеец Сальников, который прекрасно ориентировался в обстановке и доставлял ценную информацию. За усердие отмечался агент по кличке Строгий. За этим псевдонимом скрывался бывший школьный учитель Модест Лукин, руководивший агентурной сетью белогвардейцев в прифронтовой полосе.

Женщины-агентки Прямая и Патриотка занимались распространением антибольшевистских листовок в частях Красной армии. Под руководством Степана Понькина действовала подпольная террористическая организация. Следует отметить, что Понькин, как и Модест Лукин, в свое время трудился учителем в гимназии. Диверсантами на железной дороге командовал агент Чайка – Виталий Кузнецов, работавший до Гражданской войны землемером.

Между прочим, каких только кличек не давали офицеры колчаковской разведки своим агентам: Шустрый, Тамерлан, Чеченец, Служба, Страхов-13, Шар, Шапка-Невидимка, Дама, Грозный-9, Кочубей-14, Калитка, Русаков-51, Изольда, Окунь, Воробей, Пушкин, Дятел, Григорий Распутин. Самое интересное, что не всегда женщины-агентки имели кличку женского рода.

И еще один любопытный момент. Агентом наиболее преклонного возраста у колчаковских разведчиков был человек по кличке Тишайший – 74-летний инвалид Русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Он служил в одном из тыловых подразделений Красной армии.

ДЛЯ РАБОТЫ В ГЛУБОКОМ ТЫЛУ

Самыми засекреченными и важными агентами колчаковцев были офицеры в чинах от прапорщика до подполковника. Им-то и доверялись наиболее ответственные задания в глубоком тылу красных.

До наших времен дошли имена некоторых наиболее результативных разведчиков Сибирской армии адмирала Колчака. Например, поручик Соболянов за три месяца нелегальной работы в тылу красных доставил весьма ценную информацию, которая легла в основу доклада верховному правителю России. Прапорщик И.А.Жульев под видом бежавшего из плена красноармейца легализовался в Оренбурге и в короткое время установил численность, вооружение и дислокацию войск противника. Кроме того, он добыл ценные штабные документы.

Весной 1919 года подпоручик Мозолевский по документам бежавшего из плена советского работника руководил подпольной разведывательно-террористической организацией в Москве. За это его по возвращении в Омск произвели в подполковники. О том, чего добилась подпольная организация, неизвестно, но просто так адмирал Колчак чины не жаловал.

Летом 1919 года подполковник Савич, артиллерист по военной специальности, под именем рабочего Козлова возглавил подпольную разведывательно-диверсионную организацию на Мотовилихе, возле Перми. На подрывную работу он получил 60 тыс. руб. и, похоже, не потратил эти деньги попусту. Колчаковские диверсанты не сидели сложа руки, и различные аварии на артиллерийском заводе вполне можно отнести на их счет.

Было еще немало и других колчаковских разведчиков, но в руки чекистов после поражения белых дошли не все архивы центрального органа тайной службы адмирала. Ее сотрудники успели сжечь много важных бумаг до прихода красных.

Разумеется, одним из обязательных условий успешной работы агентов верховного правителя было наличие поддельных документов безупречного качества. При Разведотделе штаба долгое время функционировала особая типография, которая выпускала широкий ассортимент продукции очень высокого полиграфического исполнения. А еще в разведшколе, готовившей офицеров для работы в тылу красных, учили различным ремеслам, политграмоте по-большевистски и навыкам, необходимым для того, чтобы изображать из себя красного чиновника. Давали также уроки актерского мастерства.

Надо немного рассказать и об Особом отделе управлении делами колчаковского Совета министров. Он являлся весьма необычной разведывательной организацией. Возглавлял отдел гражданский чиновник, 25-летний математик, выпускник Московского университета, окончивший его с золотой медалью, Борис Деминов. Под его началом было совсем немного людей – вместе с агентами около 60 человек. Задачей ОсО был сбор экономической и политической информации в глубоком тылу красных. Особисты являлись самыми интеллигентными разведчиками верховного правителя. В очень редких случаях они занимались подпольной боевой работой. Одним из героев этой службы был Фрол Фурасов. Помимо важной экономической информации он доставил из тыла красных 15 тыс. руб. золотом. Интересно, что агенты ОсО в целях конспирации писали свои донесения на английском и... шведском языках.

За свои труды, связанные со смертельным риском, разведчики адмирала Колчака получали весьма приличные по тем временам деньги. Военные за успешные тайные операции в тылу у красных повышались в чинах, обычно – на одну, две ступени. Но, кроме того, имелось немало белых разведчиков, шедших почти на верную гибель безвозмездно!

ПРОВАЛЫ И КУРЬЕЗЫ

Любая война всегда связана с потерями, в том числе и на незримых фронтах противоборства спецслужб. Были они и у разведчиков Сибирской армии адмирала Колчака. После отправки за линию фронта возвращались обратно около 20% агентов. Кто-то попадал в руки чекистов и красных военных контрразведчиков. Снабженные большими суммами денег, тайные эмиссары из Омска иногда становились легкой добычей бандитов – дезертиров (как красных, так и белых) или обычных уголовников. Попадали белые разведчики и под случайные обстрелы, получали серьезные ранения и гибли.

Однако некоторые агенты вместо рискованной деятельности в тылу у красных подавались в бега с весьма кругленькой суммой денег. Вот, например, сотрудник разведки прапорщик Ластухин, получив 10 тыс. руб. для подпольной работы в Самаре, умчался в казахские степи. Другой разведчик, прапорщик Колесниченко, предпочел выполнению задания в Оренбурге мирное пребывание в городе Атбасаре. В июле 1919 года мичман Боронин после серьезной подготовки и получения 15 тыс. руб. не отправился с доверенной ему секретной миссией на Северный Урал, а поехал к родне в Петроград. От него долго ждали вестей, но не дождались. Надо отметить, что дезертира из тайного ведомства Колчака нашли уже в 1922 году на берегах Невы... тамошние чекисты.

Штабс-капитан Соколов из флотской разведки вместо того, чтобы добывать информацию о Волжской военной флотилии красных, подался совершенно в другую сторону и всплыл во Владивостоке. Деньги, предназначенные для разведывательных целей, он использовал для организации мелкой торговли. Не сразу, но штабс-капитана, «перепутавшего» запад с востоком, арестовали свои, то есть белые, и наказали по законам военного времени.

Были и перевербованные агенты. Работавшая в тылу у большевиков сестра милосердия Екатерина Бобкова по возвращении в Омск была арестована колчаковской контрразведкой за связь с красными и расстреляна.

Имелись в летописи колчаковской разведки и курьезы. Один из таких случаев отмечен весной 1919 года в Поволжье. Разведчики штабс-капитан Рекс и фельдфебель Казанцев во время митинга в полку красных проникли в штаб и выкрали секретные топографические карты. При отходе из городка лазутчики обнаружили на окраине хорошо охраняемый склад, на воротах которого имелись предостерегающие надписи. Рекс и Казанцев поняли, что за деревянными стенами имелось что-то горючее, скорее всего боеприпасы, иначе бы его так хорошо не охраняли. Поздно вечером без единого выстрела сняли часовых, обильно полили керосином стены и подожгли. Как только огонь разгорелся, разведчики быстро покинули место пожара. Долго ждали взрыва, но вместо этого почувствовали запах сгоревшей махорки. Оказалось, что подожгли они не склад боеприпасов, а склад с куревом и амуницией...

Увы, не все документы колчаковских разведорганов дошли до нашего времени. И вполне возможно, что в штабах и тыловых органах красных еще не один год после Гражданской войны могли служить белые разведчики, которых все же обезвредили позднее уже органы НКВД.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Богатым – обоснованный тариф, малообеспеченным – льготы

Богатым – обоснованный тариф, малообеспеченным – льготы

Глеб Тукалин

Дифференциация платежей и адресная помощь населению позволят сократить перекрестное субсидирование в электроэнергетике

0
204
Китай ждет рекордов от России

Китай ждет рекордов от России

Анатолий Комраков

Структура торговли двух стран не меняется

0
689
Кухня Росстата ужаснула аналитиков

Кухня Росстата ужаснула аналитиков

Ольга Соловьева

Отечественная экономика уже растет быстрее мировой

0
1085
"Газпром" под экологическим прицелом

"Газпром" под экологическим прицелом

Анастасия Башкатова

Климатическая истерия становится способом борьбы с конкурентами

0
372

Другие новости

Загрузка...
24smi.org