0
3493
Газета Спецслужбы Интернет-версия

11.12.2009 00:00:00

Гей, разведчик, как же ты "прокололся"?

Тэги: разведчик, переводчик, суд


разведчик, переводчик, суд На одной из улиц Приштины.
Фото с сайта ru.wikepedia.org

Некоторое время тому назад зарубежные СМИ со ссылками на немецкий журнал Spiegel сообщили, что в Мюнхене начался судебный процесс по делу экс-сотрудника Федеральной разведывательной службы Германии (Бундеснахрихтендинст, БНД) 42-летнего Антона К. и работавшего у него переводчиком во время командировки в Косово Мурата А., уроженца Македонии. Первый обвиняется в разглашении государственных секретов. Второму инкриминируется намерение передать или передача ставшей доступной ему строго конфиденциальной информации иностранным спецслужбам и преступным группировкам в Косово, а также контакты с криминальным миром.

Особую скандальность этому делу придает тот факт, что Антон и Мурат в течение нескольких лет состояли в любовной связи. Как утверждают зарубежные эксперты, в ходе этого дела на поверхность могут всплыть многие темные стороны деятельности БНД на Балканах, что может серьезно повредить репутации этого ведомства в глазах граждан Федеративной Республики и его партнеров в других странах. Поэтому слушания в верховном региональном суде Мюнхена проходят в закрытом режиме, причем вроде бы даже непосредственно в камерах, где содержатся обвиняемые.

А НАЧАЛЬСТВУ НЕ ДОЛОЖИЛ...

Антон К. начал свою деятельность в столице Косово, в результате которой он очутился на скамье подсудимых, 21 февраля 2005 года. Он работал под «крышей» германского посольства в Приштине и имел дипломатический паспорт. Главной задачей, поставленной К. его руководителями из Бундеснахрихтендинст, было создание сети надежных источников информации на территории региона.

Разведчик прибыл на место новой службы без жены и детей. Он арендовал квартиру в престижном районе Приштины, в котором проживали сотрудники дипмиссий, однако там не отсиживался, а бродил по городу, причем отрастил волосы до плеч, щеголял в рубашках поло и сандалиях. В общем стремился придать себе облик простого свойского парня.

Через несколько недель после начала командировки Антон сидел в одном из кафе и разговаривал с семьей по мобильному телефону. Вдруг к нему подошел молодой человек не старше 25 лет и заговорил на отличном южно-германском диалекте. Это был ничем не приметный уроженец Балкан, выглядевший как обычный местный розничный торговец. Он представился Афримом и рассказал своему собеседнику, что его родители имеют македонско-албанское происхождение, а сам он вырос на юго-западе Германии и поэтому хорошо владеет немецким языком.

Антон оценил прекрасные лингвистические познания своего нового знакомого и направил в БНД предложение нанять Африма-Мурата в качестве переводчика. После довольно быстрой проверки, проведенной соответствующим подразделением Федеральной разведслужбы, К. получил добро и македонский албанец стал сотрудником МИД ФРГ.

Вскоре после этого между двумя мужчинами завязался любовный роман, и Африм-Мурат переехал в квартиру Антона. (Кстати, недавно бывшему разведчику исполнилось 42 года, его переводчик моложе своего патрона на 13 лет.) В соответствии с наставлениями БНД немецкие разведчики должны обязательно докладывать своему начальству о возникающих в ходе командировки каких-либо отношениях с посторонними лицами – дружеских, деловых и прочих, а уж о любовных связях – тем более. Однако К. не сделал этого.

Профессиональные и любовные контакты Антона и Мурата продолжались более двух лет. Что, правда, как будто бы не вредило работе. Во всяком случае, руководство БНД было вполне удовлетворено ее результатами, и в начале 2007 года срок пребывания К. в Косово продлили еще на пару лет.

СЕМЕЙНЫЙ СКАНДАЛ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

В Федеральной разведывательной службе ничего не знали и не ведали о не совсем традиционном увлечении К. до тех пор, пока скандал по поводу измены супруга не подняла жена Антона. В конце 2007 года он приехал в Германию в отпуск на рождественские каникулы, и тогда в семье произошла крупная ссора. Фрау К. выяснила, что муж вычеркнул ее из полиса социального страхования и сделал наследником своего переводчика. Возмущенная женщина обратилась к шефам неверного благоверного в БНД и заявила, что в качестве доказательства может предъявить письмо, которое она получила от страховой компании, которая с немецкой аккуратностью уведомила супругу Антона об изменениях, внесенных в страховой полис согласно его пожеланию.

С этого момента в начальственных кабинетах Бундеснахрихтендинст начались споры о том, в чем следует обвинять К. и Африма-Мурата: в некорректном поведении, поскольку они не доложили, как это положено, о своих отношениях по команде, или в том, что были разглашены государственные секреты ФРГ. Высказывались мнения и о том, что эту проблему лучше бы было решить внутри ведомства, не вынося, как говорится, сор из избы.

Но тем не менее шефы гомосексуальной пары, известные, как утверждают адвокаты обвиняемых, своей гомофобией, весной этого года обратились к генеральному прокурору Германии и потребовали провести соответствующее расследование. Руководство БНД даже придумало ложный предлог, чтобы заставить своих подчиненных возвратиться из Приштины в Мюнхен. Где они практически сразу же и были арестованы. Обвиняемым грозит заключение в тюрьму на срок до десяти лет.

Антон К. был задержан на железнодорожном вокзале Гроссхесселохе в пригороде Мюнхена. К нему подошли два ничем не выделявшихся из толпы пассажиров сотрудника контрразведки, быстро обыскали его на предмет наличия оружия, надели наручники, усадили в автомобиль, не имеющий никаких знаков ведомственной принадлежности, и увезли его в неизвестном направлении.

Свидетели ареста были потрясены случившимся. Некоторые из них хорошо знали Антона, поскольку трудились вместе с ним под одной крышей в штаб-квартире Федеральной разведывательной службы, находящейся в пригороде Пуллаха, в 10 минутах ходьбы от вокзала.

Переводчик Африм-Мурат был взят под стражу практически одновременно с Антоном. Это произошло в одном из отелей Мюнхена, где он снимал номер.

Однако уже на следующий день оба арестованных были отпущены на свободу, поскольку, по мнению знающих людей, у сотрудников контрразведки, видимо, еще не имелось достаточно веских доказательств против любовников.

ТЯЖЕЛЫЙ СЛУЧАЙ

После этого Антон и Африм-Мурат бросили свои апартаменты в Приштине и переселились в пригород Штутгарта, где они до недавнего времени ожидали ареста и суда.

Как полагают эксперты, это будет достаточно сложный случай для мюнхенской Фемиды. Судьям придется изучить весьма непростую ситуацию в Косово и вникнуть во все трудности, которые сегодня испытывает БНД. Особое внимание, видимо, будет уделено людям, поставлявшим нужные сведения, с которыми встречался Антон К. Все доклады о беседах с информаторами разведчика носили секретный характер. Разведчик передавал их непосредственно своему руководству в BND по закрытым каналам связи.

Генеральная прокуратура Германии обвиняет сотрудника BND в том, что с содержанием секретных докладных записок, которые отправлялись на стол начальства в Пуллах, он знакомил своего партнера. Кроме того, против Антона К. выдвинуто обвинение и в том, что он сообщал своему переводчику сведения о сотрудниках разведки и ее административной структуре разведки. Ему вменяется в вину и тот факт, что он якобы передал Мурату А. некий документ, предположительно принадлежащий британской разведке, в котором содержались секретные сведения. Прокуратура также считает, что Антон К. весьма небрежно относился к охране секретных сведений. Он разглашал их в беседах со своим другом, оставлял закрытую информацию на экране своего включенного портативного компьютера и многое рассказывал о деятельности немецкой спецслужбы своему возлюбленному в спальне.

Обвинения против Мурата А. носят не менее серьезный характер, чем те, которые выдвинуты против его друга. По мнению следствия, Африму удалось ознакомиться со всей структурой информаторов резидентуры BND в Косово. Следователи полагают, что он имел достаточно тесные связи с албанскими и македонскими спецслужбами. Правда, они не обвиняют переводчика в том, что он передавал информацию сотрудникам этих разведок. Нет данных и о том, что какие-то закрытые сведения от Африма получали и преступные группировки в Косово.

В материалах прокуратуры Германии по этому делу говорится, что нарушение Антоном К. установленных правил работы разведчика вынудило резидентуру BND на Балканах прекратить все контакты с 19 из своих информаторов. Несколько агентов разведки были отозваны на места своей постоянной службы. Руководство ФСР утверждает, что в результате действий Антона К. национальной безопасности Германии был нанесен весьма значительный ущерб.

Адвокаты, представляющие интересы Антона К. и Мурата А., уверены, что в данном деле нет никакого состава преступления. Они утверждают, что факт передачи секретных сведений разведчиком своему переводчику и пассии никак не доказан. Служители Фемиды в один голос заявляют, что все выдвинутые против их подопечных обвинения просто «абсурдны». Они также настаивают на том, что Мурат, как переводчик разведчика, принимал непосредственное участие в беседах, которые тот вел со своими информаторами. Защитники оспаривают и тот факт, что документ, который принадлежал некоей спецслужбе, сотрудничающей с BND, содержал какую-то секретную информацию. Они настаивают на том, что этот материал распространялся открыто и был полностью доступен всем желающим с ним ознакомиться. Адвокат Мурата А. Кристиан Штюнкель заявил, что вменяемые его подзащитному в вину контакты с представителями криминальных структур Косово на самом деле были частью тех задач, которые ему ставил Антон. По всей видимости, как говорит Штюнкель, разведчик просто хотел собрать необходимые данные о главе криминальных структур в г. Тетово.

Насколько скоро завершится суд над разведчиком и его переводчиком, пока неизвестно. Руководство BND никак не комментирует проходящий процесс.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Константин Ремчуков о душегубе Соколове, псевдопатриотах и вновь о "деле Гусейнова"

Константин Ремчуков о душегубе Соколове, псевдопатриотах и вновь о "деле Гусейнова"

0
488
В Туле отметили юбилей комедийного фестиваля

В Туле отметили юбилей комедийного фестиваля

Ольга Галицкая

Смотр «Улыбнись, Россия!» прошел в 20-й раз

0
113
Подмосковный полигон Тимохово избавят от свалочного газа

Подмосковный полигон Тимохово избавят от свалочного газа

Георгий Соловьев

Работы по рекультивации проходят под общественным контролем

0
224
Прибавьте шагу, если хотите дольше жить

Прибавьте шагу, если хотите дольше жить

Анжела Галарца

Тяжелые травмы получают порой в неумеренном стремлении заниматься спортом

0
255

Другие новости

Загрузка...
24smi.org