0
4488
Газета Спецслужбы Интернет-версия

06.07.2012

Судьбе наперекор

Владимир Антонов

Об авторе: Владимир Сергеевич Антонов - ведущий эксперт Зала истории внешней разведки, полковник в отставке.

Тэги: спецслужбы, история, ссср, сталин


спецслужбы, история, ссср, сталин Петр Яковлевич Зубов.
Фото предоставлено автором

Осенью 1939 года, когда германская армия в течение нескольких недель разгромила и оккупировала панскую Польшу, превратив ее в генерал-губернаторство, в руки советской разведки попали бывший резидент польской разведки в Берлине полковник Станислав Сосновский и богатый польский аристократ князь Януш Радзивилл, имевший обширные связи в кругах британской аристократии. Оба поляка, не успевшие эмигрировать за границу, были доставлены на Лубянку с целью их активной разработки и возможной вербовки.

В качестве разработчика поляков выступил активный разведчик Петр Зубов, арестованный и брошенный в тюрьму в 1938 году по личному указанию Сталина.

ЧЕКИСТСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ

Петр Яковлевич Зубов родился 19 января 1898 года в Тифлисе в рабочей семье. В 1908 году окончил Чугуретское начальное училище, в 1915 году – тифлисское Михайловское техническое железнодорожное училище Министерства путей сообщения. Работал техником-десятником на Закавказской железной дороге, одновременно посещал лекции Тифлисского народного университета. В 1918 году, когда в стране полыхала гражданская война, он сделал свой политический выбор и вступил в партию большевиков. Через комячейку университета вел нелегальную работу: распространял большевистскую литературу, расклеивал прокламации. Участвовал в подготовке восстания в Тифлисе в ноябре 1919 года, являясь членом большевистской боевой дружины.

После высадки британского экспедиционного корпуса в Закавказье и захвата власти в Грузии меньшевиками 22-летний Зубов в марте 1920 года был арестован особым отрядом меньшевистского правительства за революционную деятельность и помещен в кутаисскую тюрьму. В заключении он пробыл недолго: в соответствии с договором между РСФСР и Грузией уже в мае того же года Петр вместе с другими узниками грузинских националистов был освобожден и выслан в Россию. Он, как и другие большевики, получившие свободу, выехал во Владикавказ и поступил на работу в ЧК Горской Республики.

В марте 1921 года, сразу же после освобождения Закавказья от английских и турецких интервентов, Петр Зубов возвратился в Тифлис. Он работал на оперативных должностях в Грузинской ЧК: руководил мероприятиями по разгрому подпольных антисоветских центров, участвовал в ликвидации повстанческого штаба меньшевиков и нескольких подпольных типографий. В 1922 году Зубов возглавил отделение разведки, разрабатывавшее связи грузинских меньшевиков и их агентуры в Турции. В это же время он познакомился с Лаврентием Берией, который в ту пору являлся начальником Секретно-политического отдела.

Летом 1922 года Зубов доложил Берии полученную его сотрудниками информацию о том, что грузинские меньшевики готовят антисоветское восстание. Благодаря предпринятым чекистами мерам оно было подавлено на организационной стадии. Изучив информацию, представленную Зубовым, Берия немедленно доложил ее председателю ГПУ при НКВД РСФСР Дзержинскому. Поскольку сведения носили исключительно важный характер, Дзержинский подготовил специальный доклад, который был доложен на пленуме ЦК РКП (б), и по нему были приняты соответствующие политические и организационные меры. Лаврентий Берия стал заместителем начальника Закавказской ЧК. Перед ним открылась прямая дорога к восхождению на олимп власти.

За конкретные результаты в работе в 1924 году Петр Зубов был награжден нагрудным знаком «Почетный чекист», а немного позже – именным оружием.

ПЕРВАЯ КОМАНДИРОВКА

Как грамотный чекист, приобретший опыт разведывательной работы, в том числе за границей, Петр Зубов был переведен на работу в Москву, в центральный аппарат внешней разведки, а в 1928 году направлен в резидентуру ОГПУ в Стамбуле. В Турции он работал под прикрытием должности сотрудника консульского отдела полпредства СССР.

Здесь следует напомнить читателям, что еще в 1927 году советская внешняя разведка установила официальный контакт с контрразведкой Турции. Инициатива установления взаимодействия по линии спецслужб исходила от турецкой стороны. Руководство советской разведки посчитало, что такое сотрудничество будет полезным, поскольку именно в Турцию из Крыма в 1920 году эмигрировали остатки армии Врангеля, а также многочисленные гражданские чиновники бывшей царской России. И хотя к тому времени большая часть белой эмиграции уже покинула Турцию, в стране все еще оставалось немало белогвардейских и националистических (азербайджанских, татарских, крымско-татарских) организаций. Их лидеры не скрывали, что Советский Союз является для них главным врагом, и активно сотрудничали со спецслужбами Англии и Франции.

Турецкие же спецслужбы, со своей стороны, были заинтересованы в получении информации относительно деятельности английской и итальянской разведок в стране, а также антикемалистских и дашнакских организаций за границей. В 1925 году итальянский диктатор Бенито Муссолини заявил о создании Итальянской империи и о превращении Средиземного моря в «итальянское озеро», что не могло не встревожить Турцию. Именно по этим вопросам был организован и осуществлялся обмен информацией. Кроме того, турецкие партнеры обратились к представителю ИНО ОГПУ с просьбой оказать им помощь в организации шифровальной и дешифровальной служб. Советско-турецкое сотрудничество по линии спецслужб было весьма плодотворным для обеих сторон, а получаемая от турецких партнеров информация неоднократно высоко оценивалась советским правительством.

Зубов активно включился в разведывательную деятельность. За годы служебной командировки он характеризовался как «один из лучших и ответственных оперативных работников резидентуры, добившийся высоких результатов».

Однако в июле 1930 года командировка Зубова была неожиданно прервана. Дело в том, что один из его коллег, руководитель нелегальной резидентуры ОГПУ Георгий Агабеков, стал на путь измены. Из Турции он прибыл на пароходе во Францию и обратился к местным властям с просьбой предоставить ему политическое убежище. Предатель сделал ряд антисоветских заявлений, которые были опубликованы во французской и эмигрантской прессе. Агабеков выдал французской и британской контрразведкам все известные ему сведения о деятельности советской внешней разведки, в том числе на Среднем Востоке. В результате его бегства только в Иране, где он ранее работал, было арестовано свыше 400 человек, четверо из которых были казнены. В июле 1931 года иранский Меджлис принял специальное решение, в результате которого Коммунистическая партия была объявлена вне закона, а национально-освободительное движение в стране разгромлено. Петру Зубову, которого Агабеков хорошо знал, далее оставаться в стране было невозможно. Центр принял решение отозвать его в Москву.

Что же касается Турции, то контакты с ней по линии спецслужб постепенно прекратились к 1931 году.

СОТРУДНИК ПАРИЖСКОЙ РЕЗИДЕНТУРЫ

Прибыв в центральный аппарат ОГПУ, Зубов сразу же получил новое ответственное задание. Было принято решение вновь направить его на работу в Закавказское ГПУ. В Закавказье он занимался борьбой с бандитизмом и организованной преступностью. Лично принимал участие в ликвидации бандформирований в Грузии и Абхазии. За мужество и героизм, проявленные в боях с бандитами, Петр Зубов в конце 1930 года был повторно награжден Почетным именным оружием, а в 1931 году – Почетной грамотой коллегии ОГПУ «За беспощадную борьбу с контрреволюцией».

Однако в Грузии Зубов долго не задержался. Уже в июле 1931 года он был направлен во Францию в качестве оперативного работника парижской резидентуры ОГПУ. В Париже разведчик занимался в основном разработкой антисоветской грузинской эмиграции, нашедшей убежище во Франции и мечтавшей о свержении советской власти в Закавказье. Хорошо зная обстановку в эмигрантских кругах, психологию и менталитет грузинских меньшевиков, а также свободно владея грузинским языком, Петр Зубов вскоре приобрел ряд ценных источников в кругах белой антисоветской эмиграции, в том числе в ближайшем окружении лидера грузинских меньшевиков Ноя Жордания, поддерживавшего тесные связи с британской и французской разведками. От этих источников резидентура регулярно получала материалы загранбюро меньшевистской партии Грузии, сведения о подготавливавшихся ею террористических акциях. Основываясь на этих сведениях, советским чекистам удалось предотвратить ряд терактов на территории СССР.

По агентурным каналам Зубовым была вскрыта и нейтрализована террористическая группа, созданная грузинскими меньшевиками для совершения покушения на Сталина. Им разрабатывались и другие антисоветские эмигрантские группы, направлявшиеся в Грузию для организации повстанческого движения.

Благодаря целеустремленной работе Зубова парижская резидентура вскрыла и контролировала подготовку английской разведки к проведению крупной террористической операции на Кавказе под кодовым наименованием «Диверсия». В результате планы англичан по дестабилизации обстановки в этом регионе были сорваны.

ВСКРЫВАЯ ПЛАНЫ ЗАПАДА

Следует подчеркнуть, что планы западных стран по дестабилизации обстановки на Кавказе в то время отнюдь не являлись плодом воображения чекистов, как сегодня пытаются представить некоторые российские и зарубежные издания. Еще в конце 1916 года, то есть до Октябрьской революции, англичане и французы договорились между собой о разделе территории царской России, хотя она и являлась союзницей Лондона и Парижа в войне со странами Четверного союза. Англичане претендовали, в частности, на все Закавказье, богатое нефтью. Во время гражданской войны они оккупировали Азербайджан, Армению и Грузию, однако были выбиты оттуда Красной армией. Несмотря на поражение, английское руководство не оставило своих планов присоединения к Британской империи обширных районов Советского Союза, включая Закавказье.


Перед дипломатическим приемом. Слева – Петр Зубов. Прага, 1937 год.
Фото предоставлено автором

Что касается планов покушения на Сталина, то, как ни парадоксально, в те времена грузинские меньшевики имели все шансы на успех. Известно, что в 20-е годы Сталин проживал на городской квартире неподалеку от Кремля, ходил на работу пешком, зачастую без всякого сопровождения. После смерти Ленина он получил небольшую квартиру в Кремле, а вскоре для него была построена загородная дача. Охрана Сталина в тот период была немногочисленной. Она существенно возросла только после убийства Кирова, когда охранять Сталина стал отдельный полк НКВД. Именно тогда Сталин превратился в «кремлевского затворника». А в 20-е годы он довольно часто появлялся на публике, выступал на партийных собраниях, особенно в период борьбы с троцкистской оппозицией. Летом отдыхал в Пицунде или Сочи. Грузинская белая эмиграция, имевшая многочисленных родственников в Закавказье и активно работавшая там, в том числе с нелегальных позиций, могла подготовить и осуществить террористический акт в отношении руководителя Страны Советов. И если такие планы не осуществились, то в этом была заслуга советских чекистов, включая и Петра Зубова.

За период работы в Париже разведчик также приобрел ценного источника информации, от которого на регулярной основе поступали разведывательные сведения по Ирану и Турции. За успешную работу в парижской резидентуре Зубов был награжден орденом Красного Знамени.

КОМАНДИРОВКА В ПРАГУ И АРЕСТ

В мае 1933 года Петр Зубов возвратился в Москву и стал работать в центральном аппарате разведки. В апреле 1937 года он был назначен резидентом НКВД в Праге.

В 1935 году Советский Союз и Чехословакия подписали секретное соглашение о сотрудничестве по линии разведслужб. Для решения практических вопросов взаимодействия Москву посетил руководитель чехословацкой разведки полковник Франтишек Моравец. Первоначально это сотрудничество курировалось по линии Разведывательного управления Генерального штаба Красной армии. В 1937 году Сталиным было принято решение поручить поддержание контактов по линии разведслужб обеих стран внешней разведке органов государственной безопасности. Реализацией практических вопросов взаимодействия в Праге было поручено заниматься Петру Зубову.

Он прибыл в столицу Чехословакии в период, когда гитлеровская Германия, резко нарастившая свои вооруженные силы и оккупировавшая Рейнскую область и Саарский бассейн, откровенно высказывала претензии на Судетскую область Чехословакии, где проживали немцы. Агрессивная политика Берлина, естественно, беспокоила и Прагу, и Москву, где отдавали себе отчет в том, что Запад пока не готов к войне с Германией и ради сохранения собственной безопасности пожертвует Чехословакией и отдаст ее на растерзание Гитлеру. В целях обеспечения собственной национальной безопасности Чехословакия стремилась к союзу с СССР.

В 1938 году президент Чехословакии Эдуард Бенеш обратился к Сталину с просьбой поддержать его действия по свержению правительства Стоядиновича в Белграде, которое проводило враждебную Праге политику. По специальному указанию Сталина на НКВД была возложена задача по организации финансирования сербских офицеров-боевиков, затеявших подготовку антиправительственного переворота в Белграде.

Передать деньги заговорщикам было поручено резиденту НКВД в Праге Петру Зубову. Он выехал в Белград и встретился с руководителями антиправительственного заговора. В ходе беседы с ними Зубов убедился в том, что подобранные чешской разведкой на роль руководителей переворота люди являются авантюристами, не имеющими серьезной опоры ни в армии, ни в обществе. Он отказался выдать им 200 тыс. долл., выделенных Сталиным, и возвратился в Прагу. В Москву ушла соответствующая шифровка. Ознакомившись с телеграммой, Сталин пришел в ярость. Он приказал отозвать в Москву и арестовать разведчика, который осмелился не выполнить его конфиденциальное поручение. Никакие доводы, которые попыталось выдвинуть руководство разведки, на Сталина, разумеется, не подействовали.

Петр Зубов оказался в лефортовской тюрьме, где его сразу же начали с пристрастием допрашивать. Разведчик полностью отрицал свою вину, объясняя следователям, что задание вождя он выполнил, однако не стал передавать «деньги рабочих и крестьян» шайке авантюристов.

ВЕРБОВКА СОСНОВСКОГО И КНЯЗЯ РАДЗИВИЛЛА

Осенью 1939 года, когда Польша оказалась захваченной гитлеровским вермахтом, а к Советскому Союзу отошла Западная Украина, чекисты обнаружили во львовской тюрьме резидента польской «двуйки» (внешней разведки) в Берлине полковника Станислава Сосновского. Чекистами был также задержан богатый польский аристократ Януш Радзивилл, поддерживавший в предвоенное время контакты с Герингом и представителями английской аристократии. Оба поляка были доставлены в Москву, на Лубянку, где их поместили во внутреннюю тюрьму НКВД и начали активно разрабатывать на предмет вербовки в качестве агентов.

Как Сосновский оказался во львовской тюрьме? В предвоенные годы на связи у берлинской резидентуры НКВД имелся надежный и проверенный источник Брайтенбах – сотрудник одного из центральных отделов гестапо Вилли Леман. Он руководил разработкой связей Сосновского в бытность последнего резидентом польской разведки в Берлине, устанавливал за ними наружное наблюдение. Все материалы на Сосновского и его связи Брайтенбах регулярно передавал своему куратору из берлинской резидентуры НКВД. У польского разведчика была агентура во многих важных ведомствах гитлеровской Германии: в Генштабе, в личной канцелярии Альфреда Розенберга, являвшегося руководителем внешнеполитического отдела Национал-социалистической партии, в Главном управлении имперской безопасности, в абвере. Его любовницами были жены ответственных берлинских чиновников. Когда Сосновский был арестован гестапо, а затем обменен на двух крупных агентов абвера, арестованных в Варшаве, польские власти отдали его под суд, обвинив в растрате казенных денег и провале агентурного аппарата. Тюремный срок Сосновский отбывал во львовской тюрьме.

После того как Сосновский был доставлен на Лубянку, руководство советской внешней разведки получило надежные сведения о том, что у польского разведчика, агентура которого после ареста была казнена у него на глазах в немецкой тюрьме «Плётцензее», остались нераскрытыми два важных источника. В связи с этим была разработана операция по привлечению к сотрудничеству не только Сосновского, но и его источников.

Позже заместитель начальника внешней разведки и начальник 4-го управления НКВД генерал Павел Судоплатов по этому поводу писал в своих мемуарах:

«После своего назначения заместителем начальника разведслужбы в марте 1939 года я напомнил Берии о судьбе Зубова, все еще находившегося в тюрьме за невыполнение приказа о финансировании переворота в Югославии. Этот человек, сказал я Берии, преданный и опытный офицер разведки. Берия, знавший Зубова на протяжении 17 лет, сделал вид, что ничего не слышал, хотя именно Зубов сыграл значительную роль в том, что Берия сумел добраться до вершин власти.

Ради спасения Зубова я предложил Берии поместить его в одну камеру с полковником Сосновским. Помимо грузинского Зубов бегло говорил на французском и немецком языках. Берия согласился, и Зубова перевели из Лефортова, где его безжалостно избивали работавшие с ним следователи, во внутреннюю тюрьму на Лубянке.

Находясь с Сосновским в одной камере, Зубов активно содействовал его вербовке. Он убедил его, что сотрудничество с немецкой или польской спецслужбами не сулит ему никакой перспективы, поэтому имеет прямой смысл сотрудничать с советской разведкой».

Двух агентов, завербованных Сосновским, советской разведке удалось перевербовать буквально накануне войны. Поступавшая от них информация, в том числе из Министерства иностранных дел Третьего рейха, свидетельствовала о неизбежности военного столкновения Германии и СССР. Вскоре развитие событий полностью подтвердило эти прогнозы. Работа с этими агентами продолжалась до 1942 года.

После того как Зубов помог завербовать Сосновского, Судоплатов предложил Берии использовать разведчика для разработки князя Радзивилла. Это предложение было одобрено наркомом. Зубова перевели в камеру Радзивилла, где он находился в течение месяца. Впоследствии, как свидетельствовал Павел Судоплатов, князь Радзивилл был завербован с помощью Зубова. В годы войны планировалось его использование в качестве агента влияния советской разведки. Правда, в архивах разведки каких-либо сведений относительно успешно проведенных им операций не имеется.

Условия содержания разведчика в тюрьме несколько изменились. Однако из заключения он так и не вышел.

В ГОДЫ ВОЕННОГО ЛИХОЛЕТЬЯ

Первый этап Великой Отечественной войны оказался трагичным для Красной армии. Неудачным он был и для советской внешней разведки, которая в первые же месяцы потеряла связь с ценными источниками информации как в Германии, так и на территории оккупированных ею стран. Кроме того, из-за необоснованных массовых репрессий среди сотрудников внешней разведки, пик которых пришелся на 1938 год, разведка испытывала острую нехватку в квалифицированных кадрах. Павел Судоплатов и его заместитель Наум Эйтингон предложили Берии освободить из тюрем бывших разведчиков и контрразведчиков и получили на это согласие.

Генерал Судоплатов затребовал для ознакомления дело на Петра Зубова и на ряд других разведчиков, о судьбе которых ему ничего не было известно. К сожалению, Сергей Шпигельглас, Федор Карин, Теодор Малли и ряд других разведчиков, которые являлись крупными специалистами по проблемам Германии и могли бы принести неоценимую пользу, к тому времени были уже расстреляны.

После освобождения из заключения Петр Зубов был назначен начальником германского отделения Особой группы, преобразованной в феврале 1942 года в 4-е управление НКВД СССР. В годы войны он руководил подготовкой и заброской в тыл врага специальных разведывательных групп для сбора сведений о дислокации немецких войск и стратегических замыслах германского командования, а также для восстановления утраченной ранее связи с руководством действовавшей в Берлине антифашистской группы, получившей позже название «Красная капелла». Довелось ему принимать непосредственное участие и в других оперативных мероприятиях, в том числе в операциях «Монастырь» и «Березино». Учитывая важность данных операций, расскажем о них в нескольких словах.

Операция «Монастырь» началась 17 февраля 1942 года. Первоначальной ее целью являлось проникнуть в агентурную сеть абвера с помощью легендированной подпольной антисоветской организации, действовавшей якобы в Москве. Со временем она переросла в оперативную радиоигру по продвижению противнику дезинформации как военного, так и политического характера. Руководитель операции генерал Судоплатов и его заместитель полковник Эйтингон были награждены за ее проведение полководческими орденами Суворова.

Чекистско-разведывательная операция «Березино» началась 18 августа 1944 года. Цель операции – в ходе радиоигры с немецкими разведорганами и верховным командованием германской армии вызвать их ответные действия по спасению якобы находившейся в тылу советских войск немецкой воинской группировки численностью более 2000 человек. В результате операции немцами было совершено 39 самолето-вылетов в советский тыл и сброшено на парашютах 22 германских разведчика, 13 радиостанций, 255 мест груза с вооружением, боеприпасами, обмундированием, медикаментами, продовольствием, а также 1 777 000 руб. советских денег.

Личный вклад в Победу полковника Зубова был отмечен орденами Ленина, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды и многими медалями.

В 1946 году министром госбезопасности стал 38-летний генерал-лейтенант Виктор Абакумов. Петру Яковлевичу пришлось срочно выйти в отставку по состоянию здоровья, поскольку в предвоенные годы именно Абакумов был причастен к аресту разведчика и жестокому обращению с ним. Однако в 1948 году о Зубове вновь вспомнили. В январе того года он по заданию Сталина и Молотова вместе с Судоплатовым выезжал в Прагу. Учитывая имевшиеся у Зубова в предвоенные годы тесные связи с Бенешем, перед разведчиком была поставлена задача убедить чехословацкого президента поручить лидеру Компартии Чехословакии Клементу Готвальду сформировать правительство. Иными словами – обеспечить бескровную передачу власти в стране коммунистам. Эта задача была Зубовым успешно решена.

Скончался Петр Яковлевич Зубов в 1952 году. Его имя занесено на Мемориальную доску Службы внешней разведки Российской Федерации.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Несостоявшийся триумф

Несостоявшийся триумф

Алексей Олейников

Огнотская операция Кавказской армии в годы Первой мировой войны

0
1020
Операция прикрытия «Камуфляж»

Операция прикрытия «Камуфляж»

Игорь Атаманенко

Как КГБ шифровал своего «суперкрота» в ЦРУ

0
1662
Москва по-прежнему цель номер один

Москва по-прежнему цель номер один

Александр Бартош

США, НАТО и ЕС рассматривают гибридную войну против России как объединительный геополитический проект Запада

0
1102
Две народные войны

Две народные войны

Сергей Самарин

0
920

Другие новости

Загрузка...
24smi.org