0
8544
Газета Спецслужбы Интернет-версия

24.10.2014 00:01:00

Легенда о шпионе

Кем же на самом деле был Олег Пеньковский

Николай Поросков

Об авторе: Николай Николаевич Поросков – военный журналист, полковник в отставке.

Тэги: история, спецслужбы, разведка, ссср


история, спецслужбы, разведка, ссср Ряд исследователей спецслужб предполагают, что «дело Пеньковского» было мастерски организованной подставой. Кадр из документального фильма «Человек без лица. Пеньковский». 2011

В мае 1963 года в Москве состоялся необычный суд – над полковником Главного разведывательного управления Генерального штаба Советской армии Олегом Пеньковским. Через некоторое время, если верить официальному сообщению, в судьбе разоблаченного шпиона была поставлена точка – пулей в голову. Однако и спустя десятилетия остаются сомнения именно в таком исходе этой шпионской истории.

СПАСИТЕЛЬ МИРА

О Пеньковском, проработавшем на англичан и американцев всего ничего – менее двух лет, – написаны тома. В основном на Западе. И в основном как о человеке, сыгравшем едва ли не ключевую роль в предотвращении третьей мировой, ядерной войны. Один двухтомник так и называется – «Шпион, который спас мир. Как советский полковник изменил курс холодной войны. Авторы – американский журналист Джеролд Шектор и один из первых перебежчиков ГРУ на Запад бывший подполковник Петр Дерябин. Лейтмотив книжки прост: если бы Пеньковский не сообщил Соединенным Штатам об истинном состоянии ракетно-ядерного потенциала Советского Союза, мировой войны было бы не избежать.

Содержание книги казалось мне притянутой за уши выдумкой – чтобы оправдать агента. Но только до поры. Случилось так, что я редактировал книгу воспоминаний бывшего разведчика Анатолия Максимова «Операция «Турнир». Одиннадцать лет этот человек играл роль «московского агента» канадской контрразведки, то есть был, как говорят разведчики, подставой. Это привело к частичной дезорганизации работы Королевской конной полиции, как именуется канадская контрразведка, не лучшим образом сказалось это все и на Центральном разведывательном управлении США.

Как полагается автору и редактору, мы не раз встречались с Анатолием Борисовичем, у нас нашлись общие знакомые. На подаренном мне экземпляре книги автор написал: «В знак признательности за участие в создании этой книги, с благодарностью за доброе отношение к автору». Я ему тоже очень благодарен: когда собеседник стал со мной более откровенен, он рассказал о своей версии истории со «шпионом века». По мнению моего знакомого, Пеньковский был подставой Комитета государственной безопасности.

В подтверждение этой необычной версии есть хотя и косвенные, но довольно убедительные доказательства. Пеньковский совершенно пренебрегал своей безопасностью, что вовсе не характерно для его тогдашнего положения (если, конечно, не расценивать его работу как подставную). Контакт с американцами он пытался установить даже в районе Кремля, хотя знал, конечно, как жестко там работает наружное наблюдение.

Он передал 5 тыс. кадров фотопленки, и этого было бы достаточно, однако приносил еще и подлинные документы, что в СССР было практически невозможно. Пеньковский, как высокопоставленный сотрудник Государственного комитета по науке и технике (должность по прикрытию в военной разведке), мог передавать материалы во время зарубежных командировок или через связника (коммерсанта англичанина Гревила Винна), однако делал это через тайники в своей стране.

Вообще-то надо начать с того, что отец Олега Пеньковского был белым офицером. При таком пятне в биографии в Советском Союзе его просто не пустили бы за границу. А если пустили, значит, он работал под контролем Комитета. Интересно, что родная дочь Пеньковского после разоблачения отца работала в информационной службе Первого главного управления КГБ, как тогда называлась внешняя разведка. Знающие люди рассказывали, что устроиться ей помогали влиятельные лица спецслужб. Вполне возможно, что таковым было условие самого Олега Пеньковского, согласившегося стать подставой.

КРИЗИС С ДВОЙНЫМ ДНОМ

А теперь о самом главном – зачем же Героя (оперативный псевдоним Пеньковского) подставляли?

К 1962 году американцы разработали свой очередной план превентивного ядерного удара по Советскому Союзу. Для подавления Кубы была подготовлена группировка войск численностью почти 0,5 млн человек. Советский Союз, по данным специалистов ЦРУ, в то время имел около 400 ядерных блоков, однако первый американский спутник обнаружил лишь 25 ракетных позиций. Дело в том, что Советский Союз старался прикинуться слабым, чтобы, зная это, американцы не шли вперед в развитии ядерного оружия: обычно как только СССР их догонял, они тут же отрывались.

Информация Пеньковского нужна была для того, чтобы показать «слабость» Союза, а он бы за этой ширмой продолжал строить свой полноценный ядерный щит (что, кстати, и было сделано впоследствии). По версии тех, кто называет Пеньковского спасителем, картина была похожей: увидев, что Советский Союз не имеет достаточного количества ядерных боезарядов и их носителей, что он слаб и не может причинить американцам вреда, Соединенные Штаты раздумали воевать. Во время Карибского кризиса, по версии разведчика Максимова, информация Пеньковского о советском военном потенциале на Кубе нужна была, чтобы легализовать сам факт развертывания там советских ракет. Шел большой торг, смысл которого прост: американцы, оставьте в покое Кубу. Для большого торга нужен был большой блеф.

Пеньковского арестовали в середине октября, когда Карибский кризис достиг пика. Тогдашний руководитель Комитета государственной безопасности СССР Владимир Семичастный уже в наши дни говорил, что арест мог произойти и раньше, однако ему приказали на время оставить Пеньковского в покое. Возможно, это было сделано для того, чтобы не спугнуть работавших с ним американцев. Хотя бы потому, что по задачам, которые ставились ими полковнику Главного разведывательного управления, можно было определить интересы той стороны и ее информированность о нас. Кроме того, Пеньковский должен был «набрать» побольше компрометирующего материала для мощной политической антиамериканской кампании. Как результат – полтора десятка сотрудников американского посольства были выдворены из СССР.

Анатолий Максимов уверен, что полковника Пеньковского не расстреляли – даже при условии, что глобальную игру разведки нужно было доводить до логического конца. Известно немало примеров, когда участники подобных игр исчезали, а спустя долгое время вдруг «всплывали» в другой стране и в несколько ином обличии.

В операции «Трест», проводившейся в 1921–1927 годах, начальник погранзаставы Тойво Вяхе, который перетащил на себе английского шпиона Сиднея Рейли, был расстрелян. А через 40 лет, в 1965 году появился на экранах телевизоров под именем Петров, писал затем книги. Целью операции «Снег», проходившей в 1940–1941 годах, было столкнуть американцев и японцев на Дальнем Востоке. О ней стало известно из книги участника операции генерала Елисея Павлова лишь в середине 90-х, да и то автору попеняли на некорректность. В операции «Монастырь», шедшей всю Великую Отечественную войну, агент Макс у немцев считался образцом операции абвера по организации проникновения в советские спецслужбы. И только в середине 90-х годов прошлого века «главный диверсант страны» генерал Павел Судоплатов рассказал, что это был никакой не Макс, а советский агент Гейне. Разведка – это устройство с двойным, тройным и более дном.

При подготовке к роли двойного агента Анатолия Максимова спрашивали, готов ли он сыграть и роль предателя – со всеми вытекающими последствиями. Он был готов. И когда канадские спецслужбы потерпели фиаско в этой истории, сверху им навязали такую линию поведения: возьмите все на себя, пусть правительство останется ни при чем. Канадцы до самого конца считали, что их агент Анатолий Максимов работал честно и замучен в подвалах Лубянки.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Чем обернулся сговор Москвы и Берлина

Чем обернулся сговор Москвы и Берлина

Сергей Самарин

Изнанка и последствия пакта Молотова–Риббентропа

0
1123
Был ли вермахт «идеальной военной машиной»

Был ли вермахт «идеальной военной машиной»

Александр Заблотский

Роман Ларинцев

Мощь германской армии во многом мифологизирована

0
1406
Альбатрос из Миасса

Альбатрос из Миасса

Сергей Каратов

К 90-летию со дня рождения поэта и педагога Михаила Лаптева

0
228
Я у судьбы на поводу…

Я у судьбы на поводу…

Петр Редькин

Последняя осень патриарха – этнографа и писателя Ефима Друца

0
182

Другие новости

Загрузка...
24smi.org