0
11540
Газета Спецслужбы Интернет-версия

19.02.2016 00:01:00

Британский талант против русского гения

Из истории электронных войн специальных служб времен холодной войны

Владимир Алексеенко

Об авторе: Владимир Николаевич Алексеенко – бывший сотрудник оперативно-технической службы первого главного управления КГБ, подполковник в отставке.

Тэги: спецслужбы, разведка, цру, сша, ссср, кгб, великобритания, министерство почт, джон тейлор, ми 5, лондон, фбр


Американский герб в кабинете посла долгие годы исправно
«работал» на советскую разведку. Фото с сайта
www.cryptomuseum.com

Инженер Джон Форд, руководитель специальной бригады «охотников на жучков», смотрел через окно поезда Хельсинки–Москва на бесконечные заснеженные русские поля и пытался представить все трудности его особой миссии в русской столице. Форд уже четыре года работал на дипломатической службе США, и вот зимой 1952 года его команда была оснащена самой современней поисковой аппаратурой для обнаружения, как он записал в своем дневнике, «новейшей советской системы подслушивания в дипломатических миссиях США, Великобритании и Канады».

Причиной особой миссии Форда была информация из ЦРУ о том, что «русские имеют устойчивый канал поступления сведений из посольства США в Москве». «Каких-либо деталей не приводилось, однако в сообщении было сказано о необычной технике подслушивания, которая длительное время работает в здании американской дипломатической миссии в Москве, постоянно обеспечивая секретами советское руководство», – пишет Джон Форд.

ПОДСКАЗКА ИЗ РАДИОПРИЕМНИКА

Существует несколько версий того, как и откуда в ЦРУ попала эта сверхсекретная информация. По одной из них, назовем ее технической, Питер Райт, известный специалист фирмы «Маркони» и консультант британской контрразведки МИ-5, ставший впоследствии заместителем директора по научно-техническим вопросам, заинтересовался необычным случаем, который произошел в 1951 году в посольстве Великобритании в Москве. Один из английских дипломатов занимался своей ежедневной и довольно скучной работой – пытался слушать переговоры советских военных самолетов в небе над Москвой, для чего использовал специальный УКВ-радиоприемник. Дипломат этот скорее всего был сотрудником британской разведки, для которой радиоперехват и прослушивание военных каналов связи были обычными атрибутами деятельности в СССР.

Вращая ручку настройки радиоприемника, дипломат-разведчик вздрогнул, неожиданно услышав в динамике громкий и ясный голос британского военно-воздушного атташе, находившегося в здании посольства. Сообразив, что это может быть работа техники подслушивания, дипломат-разведчик незамедлительно сообщил об этом в Лондон, где эта информация попала Джону Тейлору, ветерану Второй мировой войны, инженеру-исследователю специальной лаборатории Министерства почт, выполнявшей особо важные работы для Дипломатической службы Великобритании.

Тейлор был старым приятелем Райта и знал, что его друг по контракту с Адмиралтейством активно занимается ультразвуковыми системами обнаружения подводных лодок. В то время Питер Райт был одним из самых известных британских специалистов по акустике и радиосвязи, а в свободное время занимался изучением особенностей отражения инфракрасного (монохроматического, как от современных лазеров) излучения от офисной мебели. Райт предполагал, что можно найти такое место, где отраженные от мебели ИК-сигналы взаимно компенсируются, и на фоне минимального уровня излучений можно будет услышать ведущиеся в офисе разговоры. Это блестящее предположение впоследствии будет реализовано спецслужбами как один из тайных инструментов подслушивания или, говоря современным языком, создания технических каналов утечки информации.

Джон Тейлор понимал всю особую важность и секретность информации о возможном подслушивании русскими британского посольства и потому срочно вызвал Райта на встречу в парк около Министерства иностранных дел. Тейлор подробно рассказал Райту об истории в Москве и попросил проконсультировать инженера дипломатической службы Дона Бейли, который должен был разобраться на месте и провести поиск техники подслушивания в Москве. В своих мемуарах Питер Райт писал: «Перед отъездом в Москву я проинформировал Бейли, как лучше всего искать подслушивающее устройство. Впервые я начал понимать, насколько отсталой была техническая служба британской разведки. Она даже не имеет подходящей аппаратуры, и я должен был самостоятельно помочь в подготовке Бейли».

ОХОТА НА «ЖУЧКОВ» И ГЕРБ С СЮРПРИЗОМ

Прибывший в Москву специалист провел в посольстве тщательный поиск, но ничего не обнаружил. Однако такой результат не смутил Райта, который сделал весьма ценный и принесший затем успех в дальнейшей работе вывод о том, что, во-первых, русские явно были предупреждены и, во-вторых, устройство подслушивания было выключено.

После возвращения Бейли из Москвы Райт подробно расспросил инженера о всех деталях его работы. Райт предположил, что «русские, как и мы, проводили эксперименты с какой-то резонансной системой подслушивания». Знаменитый британский исследователь сделал совершенно правильный вывод, однако он не мог знать, что резонансная система подслушивания, именуемая «эндовибратор» или «пассивный резонатор», была создана и испытана в СССР почти 10 лет назад, еще в 1943 году. Сам Иосиф Сталин по достоинству оценил возможности новой системы подслушивания, созданной гениальным советским ученым и изобретателем Львом Терменом, и приказал Лаврентию Берии найти пути внедрения уникальной техники в американское посольство.

Об этой всемирно известной операции КГБ «Исповедь» написано много статей и снято несколько документальных фильмов. В них красочно описывается момент вручения американскому послу Авереллу Гарриману великолепного деревянного Герба США с советским «жучком» внутри, имевшим кодовое название «Златоуст». Однако авторы статей и фильмов почему-то решили, что советский пассивный резонатор был изготовлен в единственном экземпляре. Или же Питер Райт в своих мемуарах указывает на резонансную систему подслушивания в британском посольстве в Москве, о которой историки, возможно, не знали или забыли? Напрашивается вывод, что советский «жучок» вместе со своим «американским братом» длительное время работал и внутри британского посольства.

Один из ветеранов оперативно-технической службы КГБ, Вадим Федорович Гончаров, был участником этой операции и подробно рассказал автору статьи о некоторых деталях многолетнего уникального мероприятия. По свидетельству Гончарова, он обеспечивал работу приемной части под кодовым названием «Лось», которая была размещена в одном из номеров гостиницы «Националь», рядом со зданием американского посольства.

КГБ очень внимательно следил за всеми прибывающими в Москву американцами, среди которых надо было точно определить инженеров-поисковиков. Слаженная совместная работа пограничников, контрразведки и службы наружного наблюдения позволяла точно определять моменты приезда из США в Москву американских специалистов, после чего передатчик облучения «Златоуста» отключался. Служба наружного наблюдения внимательно фиксировала окончание работы поисковиков в американском посольстве и сообщала об их выходе из здания. И только после этого работа «Златоуста» возобновлялась.

Гончаров знал о том, что американские инженеры использовали широкополосный индикатор излучений, который мог зафиксировать мощный радиосигнал из соседнего здания для активизации эндовибратора в деревянном гербе. Бдительные чекисты обязательно выключали передатчик во время нахождения в здании посольства поисковиков.

И тут американцам помогла информация Питера Райта о том, что русские выключают свою новую систему подслушивания, чтобы лишить возможности использовать радиоаппаратуру для обнаружения излучения.

Американцы решили перехитрить чекистов и выпустили из здания посольства переодетых и загримированных сотрудников охраны. При этом настоящие поисковики остались лежать на полу кабинета посла с включенными приборами. А чтобы окончательно заставить чекистов включить свое «нечто» (так американцы назвали советское устройство подслушивания), посол США Джордж Кеннан сделал вид, что диктует секретарю дипломатическую телеграмму, хотя на самом деле он зачитывал вслух отрывки из официальной истории Государственного департамента – «Международные отношения Соединенных Штатов».

БЕЗ ПРЕДАТЕЛЯ НЕ ОБОШЛОСЬ

Джон Форд и его американская бригада заранее готовились к выявлению «новейших советских систем подслушивания». Такое «предвидение» дает основание предполагать, что второй и наиболее правдоподобной версией является все же информация о технике подслушивания в кабинете посла, полученная американцами оперативным путем.

Ветераны КГБ высказывали автору статьи предположения, что такие весьма чувствительные для Соединенных Штатов сведения слил агент-инициативник офицер ГРУ Петр Попов, служивший порученцем у генерала Ивана Серова, ставшего затем первым председателем КГБ. Попов пользовался большим доверием Серова, присутствовал на вечеринках генерала с большим количеством алкоголя и часто выполнял его личные поручения вплоть до отъезда в Австрию, где в 1952 и 1953 годах обращался к американцам с предложениями о сотрудничестве, передавая при этом важные оперативные сведения. Среди последних могли быть и намеки на уникальное по тем временам устройство подслушивания в кабинете американского посла в Москве.

Гончаров, как и его коллеги, участвовавшие в операции «Исповедь», в течение нескольких лет постоянно следили за действиями американских поисковиков, которые ежегодно проверяли посольство США. Однако чекисты обратили внимание на особую активность поиска техники подслушивания в 1952–1953 годы и наличие специальной радиоизмерительной аппаратуры, которую ранее в посольстве не использовали.

БРИТАНИЯ ПРОТЯГИВАЕТ РУКУ ПОМОЩИ

Спрятавшись от чекистов на полу кабинета посла, американцы обнаружили мощное радиоизлучение, зафиксировали акустическую «завязку» и, последовательно обследуя все помещение, обратили особое внимание на деревянный герб. Разломав его, они и обнаружили внутри совершенно неизвестное и никому не понятное устройство.

Очень быстро описание и фотографии найденного устройства подслушивания были отосланы специалистам ЦРУ и ФБР, а также в ведущие исследовательские лаборатории и научные центры страны. Однако никто в США не смог разобраться в том, как же «нечто» работает. Отчаявшись «познать истину, которая сделает тебя свободным» (таков девиз, помещенный на стене главного вестибюля ЦРУ США), американцы обратились к своим британским коллегам.

Джон Тейлор первым из британских технических специалистов получил необычную просьбу из Соединенных Штатов и по традиции опять вызвал Питера Райта на секретную встречу на скамейке в парке, которая состоялась через шесть месяцев после первой. Тейлор сообщил Райту, что «американские поисковики, обследуя кабинет посла США в Москве в рамках подготовки к визиту Государственного секретаря США в СССР, обнаружили небольшое устройство внутри деревянной копии герба. Поисковая аппаратура зафиксировала «завязку» на частоте 1800 МГц, однако после изъятия обнаруженное устройство никак не реагировало на эту частоту».

Для встречи американской делегации британцы организовали небольшую секретную лабораторию, подальше от шумного Лондона, в комплексе зданий исследовательского центра «Маркони» в Эссексе, куда, как вспоминает Райт, «торжественно прибыли два американца в сопровождении Тейлора». Он внимательно осмотрел привезенное американцами устройство и сразу обратил внимание на поврежденную пленочную диафрагму. Американцы «робко объяснили, что один из ученых случайно просунул палец через диафрагму».

Райту было оказано большое доверие, поскольку американцы оставили ему поврежденное устройство в надежде разобраться в принципах его работы. А в это время проходили очень важные для Райта испытания новой противолодочной системы. Однако заинтригованный британский исследователь каждую ночь и каждый уик-энд проводил в своей секретной лаборатории. Путем проб и ошибок Райту удалось отремонтировать поврежденную диафрагму, начать поиск резонансной частоты и наконец «заставить русское «нечто» заработать на частоте 800 МГц. Через два месяца состоялась торжественная демонстрация включения «нечто», во время которой, как писал Райт, «американские поисковики с ужасом смотрели на простоту всего этого устройства».

Как вспоминали ветераны американских спецслужб, «концепция советского устройства представляла собой замечательный рывок вперед в технике подслушивания. Для ЦРУ появление «нечто» в сфере контроля акустической информации было равнозначно запуску первого советского спутника. Таким образом, как и в космической сфере, ЦРУ надо было ликвидировать отставание в спецтехнике».

А что же Райт? Неутомимый британский изобретатель и ученый через 18 месяцев изготовил подобную систему подслушивания для британских спецслужб, названную «Сатир», что расценивалось как огромный успех середины 1950-х годов. Но можно ли это событие назвать адекватным британским ответом на советское изобретение 1943 года, к тому же сделанное в период невероятно тяжелых для СССР военных испытаний? Право ответа на этот вопрос мы оставляем читателям.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Северо-восток Сирии остается в руках американцев

Северо-восток Сирии остается в руках американцев

Игорь Субботин

Вашингтон меняет свой подход к борьбе с иранским влиянием

0
914
Концентрация богатства в РФ выше, чем в США

Концентрация богатства в РФ выше, чем в США

Анатолий Комраков

Десятая часть россиян владеет 82% состояния страны

0
999
Пентагон раздает противникам России военно-морской секонд-хенд

Пентагон раздает противникам России военно-морской секонд-хенд

Андрей Рискин

0
647
Военные США: Россия – враг, а война начнется в 2019 году!

Военные США: Россия – враг, а война начнется в 2019 году!

Владимир Щербаков

0
2026

Другие новости

Загрузка...
24smi.org