0
12985
Газета Спецслужбы Интернет-версия

07.07.2017 00:01:00

Генерал особого назначения

Юрий Дроздов до последнего дня находился на острие атаки

Владимир Антонов

Об авторе: Владимир Сергеевич Антонов – ветеран органов государственной безопасности, полковник в отставке.

Тэги: дроздов, минск, ссср, берлин, варшава, кгб, гдр, нью йорк, афганистан, амин, вымпел, андропов


Младший лейтенант Дроздов. 1-й Белорусский фронт. 1945 год
Младший лейтенант Дроздов.  1-й Белорусский фронт. 1945 год

23 июня с.г. на Троекуровском кладбище в Москве состоялось прощание с видным разведчиком, одним из руководителей советской внешней разведки, более 11 лет возглавлявшим ее нелегальное подразделение, Юрием Ивановичем Дроздовым, скончавшимся 21 июня на 92-м году жизни.

В галерее разведывательной славы нашей страны генералу Дроздову принадлежит особое место. В послевоенные годы он активно добывал для Советского Союза важную политическую, экономическую и военную информацию, принимал личное участие в блестящих операциях, которыми по праву гордится отечественная внешняя разведка, а также являлся инициатором создания и наставником разведывательно-диверсионного подразделения специального назначения «Вымпел» КГБ СССР (1991–1993, с 1995 – в составе Центра специального назначения ФСБ России), первоначально предназначенного для проведения операций за пределами страны в «особый период».

СТРАНИЦЫ БИОГРАФИИ

Юрий Иванович прослужил в советской внешней разведке 35 лет, пройдя путь от оперативного сотрудника до руководителя управления.

Он родился 19 сентября 1925 года в Минске в семье профессионального военного, офицера-артиллериста царской и Красной армии, перед Великой Отечественной войной – преподавателя военного училища в Харькове.

Еще перед войной Юрий Дроздов, пойдя по стопам отца, поступил в Харьковскую специальную артиллерийскую школу № 14, которая после нападения Германии на СССР была переведена в Актюбинск. После окончания артиллерийской спецшколы в июне 1943 года, он был призван в Красную армию и продолжил учебу в 1-м Ленинградском артиллерийском училище, эвакуированном к тому времени в город Энгельс. Летом 1944 года, успешно окончив училище, Дроздов был направлен в действующую армию командиром взвода противотанковых пушек. Участвовал в штурме Берлина. Именно тогда, в апреле 1945 года, младший лейтенант Дроздов 

После штурма дворца Тадж-Бек. Участники спецоперации «Шторм-333». В первом ряду третий слева (в шляпе) генерал Дроздов.
После штурма дворца Тадж-Бек. Участники спецоперации «Шторм-333». В первом ряду третий слева (в шляпе) генерал Дроздов. 

получил свою первую боевую награду – орден Красной Звезды, в упор атакуя на окраине Берлина немецкие танки.

Позже сам Юрий Иванович так рассказывал о своей семье и о некоторых этапах своего жизненного пути, приведшего его в конечном счете в разведку.

«Родился я в 1925 году в Минске. Наш дом № 8 до сих пор стоит на Советской: второй подъезд, первая квартира направо на первом этаже.

Мой отец русский, мать – белоруска. Крепко засел в моей памяти дед по матери Кузьма Панкевич. После революции он служил сторожем на Лепельском кладбище. Его избушка в одну комнату почти вплотную примыкала к кладбищенской роще. Дед был молчалив, по-настоящему стар и прожил более 90 лет. Для меня он – как дед Талаш из «Дрыгвы» («Трясина») Якуба Коласа: простой, добрый, отзывчивый и несгибаемый человек.

Моя мать, Анастасия Кузьминична Дроздова (Панкевич) – дочь садовника помещичьего сада под Лепелем, что в Белоруссии. Она окончила гимназию, секретарские курсы, работала машинисткой на английской бумажной фабрике в Переславле-Залесском, а затем, после Гражданской войны, – в секретариате тогдашнего НКВД Белоруссии.

Отец, Иван Дмитриевич Дроздов, был офицером русской армии. В годы Первой мировой войны сражался на Юго-Западном фронте. За храбрость получил Георгиевский крест. В Гражданскую войну перешел на сторону красных, командовал артиллерией в дивизии Чапаева.

С матерью они познакомились во время похода Красной армии на Варшаву. Там, в районе Лепеля, он находился в одной из воинских частей, где, кстати, служили Жуков и Рокоссовский.

Начало Великой Отечественной войны застало нашу семью в Харькове. Я к тому времени был уже курсантом специальной артиллерийской школы. С началом боевых действий нас, курсантов этой школы, направили на танкоремонтный завод помогать ремонтировать танки, прибывавшие с фронта.

В 1944 году, после подготовки в 1-м ленинградском артиллерийском училище, в неполные 19 лет, младшим лейтенантом я был направлен командиром взвода в противотанковый артдивизион одной из гвардейских дивизий 1-го Белорусского фронта. Войну закончил в Берлине и продолжал служить в Германии, затем в Прибалтийском военном округе, дослужившись до звания капитана и должности помощника начальника штаба артиллерийского полка».

НА РАЗВЕДРАБОТЕ

Генерал-майор Юрий Иванович Дроздов. Москва, 1990 год.	Фотографии предоставлены автором
Генерал-майор Юрий Иванович Дроздов. Москва, 1990 год. Фотографии предоставлены автором

В 1952 году Дроздов был направлен на учебу в Военный институт иностранных языков в Москве. С большим интересом изучал немецкий язык, которым овладел в совершенстве, специальные дисциплины. После окончания института в 1956 году он был переведен из кадров Советской армии в Комитет государственной безопасности.

Весной 1957 года Дроздову предложили стать разведчиком-нелегалом, а уже в августе того же года он выехал в Берлин, в аппарат уполномоченного КГБ при СМ СССР при МГБ ГДР, который возглавлял в то время легендарный советский разведчик генерал Александр Михайлович Коротков. Именно в этот период молодому, но уже имевшему за спиной богатый жизненный опыт и блестяще говорящему по-немецки разведчику довелось участвовать с позиций Берлина в исключительно важных оперативных мероприятиях. Он появлялся в Западной Германии то в роли неистового эсэсовца барона Хоэнштейна, получая от своих связей ценную разведывательную информацию, то в обличье инспектора Клейнерта, добывая документы прикрытия для советских нелегалов.

Юрий Иванович принимал непосредственное участие в операции по обмену одного из асов советской нелегальной разведки Вильяма Фишера, более известного широкой общественности как полковник Рудольф Абель, на сбитого над территорией СССР в 1960 году американского летчика-разведчика Фрэнсиса Пауэрса. В ходе этой операции Дроздов блестяще сыграл роль якобы двоюродного брата Рудольфа Абеля восточногерманского служащего Юргена Дривса.

Так начиналась новая жизнь кадрового потомственного офицера, разведчика-нелегала Дроздова. Рассказывать о его оперативном пути подробно нет необходимости – он описан во многих статьях и книгах, в том числе и самого Юрия Ивановича.

Можно лишь отметить, что после завершения служебной командировки в ГДР в 1963 году Дроздов в Москве окончил курсы усовершенствования оперативного состава, значительно расширяющие горизонты возможного использования разведчика в дальнейшем.

С 1964 по 1968 год Дроздов возглавлял «легальную» резидентуру внешней разведки в Китае. С поставленными задачами успешно справился. Затем до 1975 года работал в центральном аппарате внешней разведки, занимая пост заместителя начальника ее нелегального подразделения. В 1975 году Юрий Иванович был назначен резидентом внешней разведки в Нью-Йорке. Действовал под прикрытием должности заместителя постоянного представителя СССР при ООН. Как нам представляется, само назначение на перечисленные выше посты в разведке говорит о многом.

В октябре 1979 года генерал Дроздов возвратился в Москву, а уже в ноябре того же года был назначен заместителем начальника внешней разведки и возглавил ее нелегальное управление. И практически сразу же ему пришлось принимать участие в реализации операции «Байкал-79» и лично руководить спецоперацией «Шторм-333» по штурму советскими спецподразделениями дворца президента Афганистана Хафизуллы Амина, которая предшествовала вводу советских войск в эту страну.

ОПЕРАЦИЯ «БАЙКАЛ-79»

27 апреля 1978 года в Кабуле в очередной раз сменилась государственная власть. Ее захватила группа молодых офицеров – членов Народно-демократической партии Афганистана (НДПА). Председателем Революционного совета и премьер-министром был избран генеральный секретарь ЦК НДПА Нур Мухаммед Тараки. Его заместителями стали Бабрак Кармаль и Хафизулла Амин.

Начиная с 17 мая 1978 года по просьбе нового афганского руководства в страну стали активно направляться советники из СССР.

В сентябре 1979 года в Афганистане произошли события, которые во многом предопределили судьбу страны на многие годы вперед. 14 сентября по приказу Амина были сняты со своих постов четыре министра, верных Тараки, а сам Тараки – изолирован.

16 сентября Тараки и его соратники на пленуме ЦК НДПА были освобождены от занимаемых должностей и исключены из партии.

Генеральным секретарем ЦК НДПА стал Хафизулла Амин, который сразу же повел дело к установлению диктаторского режима. По его распоряжению 8 октября Тараки был убит. Одновременно усилились репрессивные меры в отношении всех лиц, выражавших несогласие с его политикой.

Центральной власти удавалось удерживать свои позиции только в крупных городах. Большая часть территории страны перешла под контроль оппозиции к режиму Амина. Вооруженная борьба в Афганистане все отчетливее обретала характер гражданской войны. В связи с этим оппозиция все настойчивее ставила вопрос о вводе советских войск в Афганистан.

Проблема разрешения критической ситуации, сложившейся в Афганистане, становилась все острее. Ведь Советский Союз был крайне заинтересован иметь на своих южных границах надежного союзника. А политическая и оперативная обстановка в стране накалялась с каждым днем.

В этих условиях советское руководство приняло решение провести упреждающую операцию под кодовым названием «Байкал-79».

При этом, принимая решение по афганской проблеме, советское руководство учитывало ряд серьезных факторов, а именно:

– ЦРУ предпринимало усилия по созданию «новой Великой османской империи» с включением в нее южных республик СССР;

– на юге СССР отсутствовала надежная система ПВО, и в случае размещения в Афганистане ракет типа «Першинг» это поставило бы под угрозу многие жизненно важные объекты, в том числе космодром Байконур;

– афганские урановые месторождения могли быть использованы Пакистаном и Ираном для создания ядерного оружия;

– ЦРУ стремилось к ослаблению советского влияния в Афганистане вплоть до развертывания басмаческого движения в Средней Азии, а это позволило бы США приблизиться вплотную к уникальной кладовой мира – Таджикистану, где есть все элементы таблицы Менделеева, а на Памире – перспективные залежи урановой руды.

Иными словами, причин для вмешательства в афганские дела хватало. А решать афганскую проблему дипломатически и экономически не всегда удавалось с учетом существовавшей там тогда власти.

В начале декабря 1979 года в Москве было принято решение устранить тогдашнего президента Афганистана Хафизуллу Амина и поставить на его место находившегося в СССР Бабрака Кармаля.

Для этой цели в Афганистан были переброшены специальные группы КГБ СССР, подчинявшиеся внешней разведке, и отряды ГРУ Генерального штаба Советской армии, в том числе «мусульманский батальон». Затем, исходя из просьбы Хафизуллы Амина, в Афганистан намечалось ввести «ограниченный контингент» советских войск. К этому времени в афганской армии находились многочисленные советские военные советники, а в охране Амина – советники от 9-го управления КГБ. Все это придавало особый характер намечаемой операции.

25 декабря 1979 года в 15.00 части советской 40-й армии перешли государственную границу Демократической Республики Афганистан. Операция «Байкал-79» началась. А группы специального назначения КГБ и ГРУ приступили к решающей стадии подготовки спецоперации, получившей кодовое наименование «Шторм-333», главной целью которой был захват дворца Тадж-Бек с находившимся там Амином.

СПЕЦОПЕРАЦИЯ «ШТОРМ-333»

Для проведения спецоперации «Шторм-333» были выделены силы и средства спецназа КГБ: группа «Зенит», общим числом в 60 сотрудников, и группа «Гром» из сотрудников «Альфы», численностью 20 человек. Им придавался «мусульманский батальон» ГРУ Генерального штаба Советской армии. Накануне операции в Афганистане высадилась воздушно-десантная дивизия численностью в 3 тыс. солдат и офицеров. Одним из руководителей спецоперации являлся генерал Юрий Дроздов.

В операции «Байкал-79» первым пунктом был обозначен Хафизулла Амин. Далее шел дворец Тадж-Бек, резиденция Амина. После этого – Генеральный штаб, служба безопасности, Министерство внутренних дел, радио и телевидение, Министерство иностранных дел, тюрьма Поли-Чархи и ряд других объектов. Всего предстояло захватить 18 объектов.

Советскому спецназу и бойцам ВДВ противостояли значительные силы: 7-я и 8-я пехотные дивизии по 10 тыс. человек каждая, две танковые бригады (около 200 танков), полк «коммандос» – 3 тыс. человек, народная гвардия и охрана – 2 тыс. человек, служба безопасности – 1,5 тыс. человек.

27 декабря 1979 года выпадало на пятницу, нерабочий день в Афганистане, как и во всех мусульманских странах мира. В 12.00 во дворце Тадж-Бек Амином проводился большой прием по случаю его переезда в новую официальную резиденцию – дворец Тадж-Бек – и ввода ограниченного контингента советских войск на территорию Афганистана.

Первой фазой спецоперации «Шторм-33» предусматривалось с помощью внедренного в окружение Амина советского разведчика-нелегала осуществить в ходе приема временный вывод из строя Амина и его ближайшего окружения с целью ослабления контроля за ситуацией в стране и в столице. Именно временная нетрудоспособность Амина и его ближайших соратников создала предпосылки для успешного проведения практически всех намеченных пунктов плана операции «Байкал-79», и в первую очередь – специальной операции «Шторм-333».

Спецоперация «Шторм-333» началась 27 декабря 1979 года в 19 часов 30 минут. Она сопровождалась жестоким, беспощадным боем советского спецназа. Никто из бойцов спецназа, шедших на штурм резиденции Амина, не дрогнул. Гвардейцы Амина дрались отчаянно, но напор спецназовцев был настолько мощным, что они ничего не могли поделать. Этот показавшийся бойцам спецназа вечностью штурм продолжался всего 45 минут.

Практически все спецназовцы были ранены, 17 из них – тяжело. При штурме дворца погибло 5 спецназовцев. В «мусульманском батальоне» погибло 5 человек, было ранено – 35.

Операция «Шторм-333» была завершена. Режим Амина пал. Все группы спецназа возвратились в исходное положение.

В Кабуле благодаря мужеству, высокопрофессиональным, смелым и решительным действиям спецназовцев из других групп отряда «Зенит» при поддержке подразделений ВДВ и пограничников, с боем, подавив сопротивление сторонников Амина, были взяты все остальные объекты, намеченные к захвату планом операции «Байкал-79», о которых говорилось выше.

Наши потери при этом составили: убитыми – 1 человек, ранеными – 4 человека.

К 12 часам ночи 27 декабря 1979 года перестрелка в отдельных районах Кабула затихла. Операция «Байкал-79» завершилась успешно.

28 декабря в 2 часа ночи по радио было передано обращение Бабрака Кармаля к народу Афганистана. А затем начался ввод в страну ограниченного контингента советских войск, который приступил к боевым действиям с целью отодвинуть от своих границ потенциального противника.

Российский публицист Дмитрий Аграновский в одном из своих материалов, посвященных афганским урокам, отмечал:

«В Афганистане наши военные защищали нашу Родину – на дальних подступах. И они ее защитили, но кроме того, вместе с просветителями, врачами и инженерами строили абсолютно цивилизованное государство. Военная победа, мужество, героизм, отвага, профессионализм нашей армии, совершенство нашей техники не вызывают сомнений. Мы все в неоплатном долгу перед нашими «афганцами», и не наша вина, что тогдашнее руководство обратило все их жертвы и усилия в прах».

А 15 февраля 1989 года в 16 часов 21 минуту через мост Дружбы на участке Тахтабазарского пограничного отряда перешел границу последний военнослужащий Советской армии. В этот день был завершен вывод советских войск из Афганистана.

Заместитель главы фракции «Единая Россия» в Государственной думе Российской Федерации, лидер Российского союза ветеранов Афганистана Франц Клинцевич подчеркивал:

«Присутствие советских войск в Афганистане в 1979–1989 годах заморозило угрозу терроризма, ставшего ныне проблемой номер один для всего человечества. Советский Союз принял на себя первым удар джихада, теоретики и исполнители которого идеологически и финансово были выпестованы спецслужбами западных стран, прежде всего США».

КОМАНДИР НЕЛЕГАЛОВ

Вернувшись из Афганистана, Юрий Дроздов на встрече 31 декабря 1979 года с председателем КГБ СССР Юрием Андроповым доложил последнему, что афганский опыт диктует необходимость создания в системе государственной безопасности страны специального кадрового подразделения, способного выполнять поставленные задачи в любой точке земного шара.

Предложение генерала было принято. В 1980 году началась соответствующая работа в этом направлении, а уже в августе 1981 года появился отряд «Вымпел».

Почти 12 лет возглавлял Юрий Иванович Дроздов нелегальную разведку нашей страны. Причем все эти годы он продолжал оставаться активным оперативным работником, принимал личное участие во многих оперативных мероприятиях.

Боевые заслуги генерал-майора Дроздова в годы Великой Отечественной и в мирное время, которое лично для него продолжало оставаться боевым, были отмечены орденами Ленина, Октябрьской Революции, Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, многими медалями, а также нагрудными знаками «Почетный сотрудник госбезопасности» и «За службу в разведке».

В июне 1991 года Юрий Иванович вышел в отставку по возрасту. До последних дней он возглавлял аналитический центр НАМАКОН, являлся почетным президентом Ассоциации ветеранов подразделений специального назначения и спецслужб «Вымпел-Союз».

Скончался Юрий Иванович Дроздов 21 июня 2017 года. В соболезновании по поводу его смерти директор службы внешней разведки Российской Федерации Сергей Нарышкин подчеркнул, что «на всех этапах своей служебной деятельности генерал Дроздов был на острие атаки, с его именем связаны многие события, имевшие решающее значение как для нелегальной разведки, так и для службы в целом».



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Минск и Брюссель ищут безопасный формат отношений

Минск и Брюссель ищут безопасный формат отношений

Антон Ходасевич

Россия в состоянии в любой момент обрушить экономику Белоруссии

0
933
Как можно быть индийцем и не гордиться Индией

Как можно быть индийцем и не гордиться Индией

Владимир Скосырев

100 лет назад родилась Индира Ганди

0
585
Александр Лукашенко пытается помириться с Брюсселем

Александр Лукашенко пытается помириться с Брюсселем

Антон Ходасевич

В Минске обсуждают отношения Белоруссии с Евросоюзом

0
2007
Шпионский "ребус" полковника Пеньковского

Шпионский "ребус" полковника Пеньковского

Николай Шварев

В чьих интересах на самом деле работал "агент мечты"

0
7002

Другие новости

Загрузка...
24smi.org