0
9864
Газета Спецслужбы Интернет-версия

16.02.2018 00:01:00

Шпионский фантом

Самоуверенность американцев не позволяет им эффективно бороться с зарубежными разведками

Сергей Печуров

Об авторе: Сергей Леонидович Печуров – генерал-майор, доктор военных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

Тэги: россия, китай, сша, цру, фбр, разведка, контрразведка, гувер, маккарти


Эдгар Гувер возглавлял Федеральное бюро расследований почти полвека. 	Фото Библиотеки Конгресса США
Эдгар Гувер возглавлял Федеральное бюро расследований почти полвека. Фото Библиотеки Конгресса США

Развернувшаяся в США на первый взгляд беспрецедентная кампания «шпиономании», в центре которой оказались спецслужбы России, якобы внедрившиеся в соответствующие структуры и способствовавшие в том числе избранию выгодного Москве лидера американской нации, невольно заставляет обратиться к некоторым эпизодам из истории борьбы со шпионажем за океаном и реальному положению дел в этой области.

ПРИЧИНЫ АНТИПАТИЙ

Вообще американцам свойственна подозрительность в отношении так называемой борьбы со шпионами и, в частности, органов, которые эту борьбу ведут, – контрразведке. Такая борьба в американской обывательской среде зачастую рассматривается как открытое попрание конституционных свобод граждан, или – попросту – вмешательство в частную жизнь. Распространению этих настроений объективно способствуют с регулярной периодичностью возникающие ситуации, когда так называемые встревоженные фанатики в верхних эшелонах власти в открытую извращают формы и методы контрразведывательной деятельности, превращая атмосферу подозрительности в стране в чистый абсурд, что, кстати, и происходит в настоящей время.

Попрание свобод в США своими корнями уходит ко временам Гражданской войны, когда сотрудники спецслужб североамериканцев задерживали без разбора и без оснований подозреваемых в подрывной деятельности в пользу конфедератов. Потом оказывалось, что настоящих «лазутчиков» среди многих сотен арестованных были единицы.

В следующий раз подобная ситуация возникла, как ни покажется странным, не накануне или в ходе, а после окончания Первой мировой войны. Генеральный прокурор Мишель Палмер, намеревавшийся выдвинуть свою кандидатуру в президенты на предстоявших выборах, явно перестарался, организовав массовую кампанию поиска «красных шпионов», в результате которой настоящих агентов большевиков   арестовали единицы, а вот свою репутацию «поборника свободы» прокурор подпортил настолько, что ни о каком президентстве уже не могло быть и речи.

В ходе и после Второй мировой войны серия разоблачений так называемых агентов Кремля, способствовавших утечке ядерной технологии в Советский Союз (что якобы и явилось непосредственной причиной испытания Москвой атомной бомбы в конце 40-х годов прошлого века), инициировала очередную вспышку шпиономании в стране и повсеместный поиск «коммунистических и прокоммунистических элементов». Тогда даже возник афоризм: «Поиск коммуниста под кроватью». Фанатичный до умопомешательства антикоммунист сенатор Джозеф Маккарти лично возглавил эту кампанию, жертвами которой пали не только многочисленные члены американских коммунистических и других левых организаций, но и сотни не причастных к политике людей, вина которых заключалась лишь в симпатии к стране, победившей фашизм.

Следующий по времени всплеск шпиономании в США имел место в 60–70-е годы ХХ века, когда на волне протестов в связи с развязанной Вашингтоном войной в Юго-Восточной Азии тысячи в основном молодых американцев начали своеобразный поход против будто сорвавшихся с цепи в военном угаре представителей американского истеблишмента. Антивоенное движение в этот период совпало с развернувшейся борьбой национальных меньшинств, главным образом чернокожих, за свои попранные права. Все это инициировало беспрецедентный внутриполитический кризис в США. Симптоматично, что правящие круги в Вашингтоне не нашли ничего лучшего, как организовать очередную охоту на ведьм, на этот раз под предлогом поиска агентов иностранных спецслужб (советских, естественно) в антивоенном движении и в среде борцов за гражданские права. «Борьбу со шпионами» лично возглавил известный ястреб, бессменный директор Федерального бюро расследований Эдгар Гувер, инициировавший реализацию соответствующей так называемой контрразведывательной программы.

Естественно, не было поймано ни одного «иностранного агента», но многим американским гражданам и целым семьям был причинен непоправимый моральный и репутационный ущерб. Ко всему этому следует присовокупить и разразившийся в середине 70-х годов скандал вокруг так называемого уотергейтского эпизода, когда по указанию лично президента Ричарда Никсона сотрудники спецслужб напрямую вмешались в предвыборную борьбу, не гнушаясь криминальными методами. Всеобщее негодование и открытое возмущение людей в отношении действий спецслужб вынудили американских законодателей провести специальное расследование, в результате которого контрразведывательная программа была резко осуждена. Гувер и его соратники подвергнуты остракизму, а лица, напрямую причастные к нарушению законов, были либо лишены должности, либо даже осуждены.

МЕЖВЕДОМСТВЕННОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО

Кампания сенатора Маккарти по борьбе с «коммунистической угрозой» охватила постепенно всю страну и негативным образом повлияла на судьбы многих американцев. 	Фото с сайта www.senate.gov
Кампания сенатора Маккарти по борьбе с «коммунистической угрозой» охватила постепенно всю страну и негативным образом повлияла на судьбы многих американцев. Фото с сайта www.senate.gov

По мнению одного из специалистов в области деятельности спецслужб, ветерана ЦРУ Майкла Сулика, отсутствие слаженности и, если так можно выразиться, конструктивных начал в работе американской контрразведки, вызывалось и в определенной степени продолжает иметь место и по причине межведомственной борьбы многочисленных разведывательных и контрразведывательных органов, всегда претендовавших на первые роли в национальном Разведывательном сообществе. Вместо объединения усилий в рамках данной весьма специфической деятельности эти ведомства периодически разворачивали настоящую конкурентную борьбу, тратя и время, и энергию впустую и создавая тем самым неразбериху на поле контрразведывательной борьбы. Так, например, в годы упомянутой Гражданской войны в середине XIX века в относительно небольшой по территории североамериканской зоне были две соперничающие организации по борьбе со шпионами конфедератов.

Попутно нельзя не отметить еще один факт, который явно не способствовал эффективности контрразведывательной борьбы в США. Речь идет об имевших место в прошлом неоднократных процессах расформирования службы контршпионажа сразу после окончания горячей фазы какого-либо очередного конфликта. Так, например, было после окончания Гражданской войны. Выглядит анекдотично, но с таким трудом воссозданная в преддверии Первой мировой войны контрразведывательная служба почти сразу после ее окончания фактически вновь была предельно сокращена, чтобы затем с еще большим трудом и затратами возродиться уже накануне Второй мировой войны. Следует отдать должное американским «борцам со шпионами», поскольку более такое положение в истории контрразведки США не повторялось!

Вернемся, однако, к межведомственному соперничеству.

Возникший в США буквально с началом Первой мировой войны конгломерат из целого ряда спецслужб начал ожесточенную борьбу за право на единоличное ведение данной специфической деятельности. Каждая из этих организаций, включая подчиненные Государственному департаменту и военному руководству, осуществляла контрразведку на свой лад и зачастую вступала в конфликт с, казалось бы, коллегами из-за дележа сферы применения своих усилий и, естественно, финансовой «подпитки» со стороны официального Вашингтона. И лишь в период, непосредственно предшествовавший Второй мировой войне, один из наиболее дальновидных в истории США американских президентов Франклин Рузвельт, наконец, назначил головную организацию в области национальной контрразведки – Федеральное бюро расследований, которое якобы продемонстрировало умение и эффективность в нейтрализации германской и японской разведывательных сетей на территории США. ФБР официально было наделено правом законного расследования такого серьезного преступления, каким, наконец, был признан шпионаж.

Однако межведомственная борьба в данной области не прекратилась. Военные никак не могли позволить «гражданскому» ведомству, каким формально являлось ФБР, вмешиваться в их внутренние дела, тем более в период войны. Ситуация еще более обострилась после создания в 1947 году Центрального разведывательного управления, которое, при поощрении сверху, постепенно начало претендовать и на другие сферы так называемой специальной деятельности, включая контрразведку. Особое негодование в среде профессиональных контрразведчиков вызвал факт назначения в 1954 году руководителем формально внутреннего контрразведывательного подразделения ЦРУ некоего Джеймса Энглтона или, как его называли спецслужбисты, Тощий Джим. Кстати, как позже оказалось, он был явно нездоров психически, что признавали сами американцы.

Своей бурной деятельностью Энглтон не столько способствовал выявлению «внедренных» в ЦРУ агентов, сколько нервировал личный состав «гражданской» разведки, а также коллег из военной разведки. Попутно он постоянно делал попытку вмешатьса в сферу деятельности ФБР, чем неоднократно выводил из себя руководителей бюро и провоцировал межведомственные скандалы. К удовлетворению всех причастных к специфической работе сотрудников, после грандиозной разборки деятельности спецслужб на законодательном уровне в середине 70-х годов этот деятель был наконец уволен. Однако продолжавшиеся и в последующие годы конфликты внутри так называемого контрразведывательного сообщества препятствовали нормальной работе, в частности, рутинному обмену информацией и согласованным акциям. Лишь после окончания холодной войны, в атмосфере относительного успокоения на международной арене и законодательная, и исполнительная ветви власти, насытившись межведомственными ссорами, приняли меры, которые должны были обеспечить «нормальное взаимодействие» спецслужб в будущем.

В 1995 году Конгресс принял закон, в соответствии с которым все без исключения федеральные ведомства (в том числе и ЦРУ) были обязаны ставить в известность головную контрразведывательную организацию в лице ФБР о всех выявленных случаях и даже подозрениях относительно несанкционированной передачи грифованной информации иностранному государству. Данный закон, другие сопутствующие и подзаконные акты, по словам упомянутого М. Сулика, обеспечили оздоровление атмосферы внутри сообщества федеральных спецслужб и даже якобы поспособствовали выявлению и аресту целого ряда агентов, внедренных в некоторые учреждения системы национальной безопасности США.

ВНИМАНИЕ  МОТИВАМ

Специалисты спецслужб США провели анализ мотивов, побуждавших американцев, что называется, «переходить на сторону врага». И ничего не открыли нового: как и 100, и 200 и энное количество лет назад и практически во всех странах мира, мотивы оставались неизменными. Это идеологическая симпатия, национальная лояльность, месть, авантюрная романтика, вскрытые пороки и соответственно склонение к сотрудничеству и шантаж, а также стремление к самоутверждению и алчность.

Впервые американцы попытались научно осмыслить явление шпионажа в собственной стране после Первой мировой войны и, самое главное, как следствие большевистской революции в России, потрясшей все основы тогдашнего мироустройства. По мнению аналитиков, в тот период явно превалировала коммунистическая, иными словами, идеологическая мотивация шпионажа в пользу одного из вероятных противников – Страны Советов, хотя и все остальные мотивы присутствовали в той или иной степени. Нельзя не упомянуть и широко распространенный в США в предвоенные годы шпионаж в пользу нацистской Германии и милитаристской Японии, частично также по идеологическим мотивам. Эксперт Сулик полагает, что идеология, как мотивация в вербовке шпионов внутри США, стала постепенно отходить на второй план после окончания Второй мировой войны в связи с разгромом Германии и Японии, а также обретением Советским Союзом статуса не столько образцового социалистического государства, сколько «агрессивной сверхдержавы», якобы навязывающей другим странам коммунистические идеалы силой, из-за чего симпатии к нему значительно поубавились. Один из авторитетных американских специалистов в области контрразведки Джоэл Бреннер в этой связи указывает на превалирующее с тех пор вовлечение американцев в шпионскую деятельность по всем другим, но не идеологическим мотивам. Так, в книге Кристофера Эндрю и Олега Гордиевского «The KGB: The Inside Story of its Foreign Operations From Lenin to Gorbachev», вышедшей в Лондоне в 1991 году, приводится факт, в соответствии с которым «завербованный КГБ унтер-офицер ВМС США Джон Уолкер, нанесший серьезный ущерб Америке, лишь посмеялся в лицо вербовщикам, пытавшимся вовлечь его в коммунистическую веру». Поэтому, как указывает в своем труде «American Spies» М. Сулик, лишь шквал американских военнослужащих в 50–60-е годы добровольно предлагавших свои услуги Москве только за деньги,  убедил советские спецслужбы, что именно доллары, а не идеология являются ключом к захвату тайн Америки.

Впрочем, ущерб Америке наносили не только спецслужбы Советов. Так, в изданном в 2002 году исследовании, посвященном проблемам шпионажа в США (Herbig K., Wiskoff M. «Espionage against the US by American Citizens 1947–2001». Monterey, CA: Defence Personnel Security Research Center, 2002), указывается, что в 80-е годы прошлого века практически одна треть арестованных агентов из числа американских граждан оказывала услуги странам, не относящимся к руководимому Советским Союзом блоку. Уже в начале XXI века эксперт Бреннер констатировал: «Около 140 иностранных разведывательных служб предпринимают попытки внедриться в США или американские организации за границей, поскольку для многих из них мы, по тем или иным причинам, являемся целью номер один».

В целом американские специалисты пришли к заключению о том, что в 90-е годы в области шпионажа произошли серьезные изменения. Преобладающим поводом для этого стала набирающая силу глобализация, растущая социально-экономическая и культурная взаимозависимость народов. На этом фоне происходит вымирание традиционной преданности своему государству. В упомянутом исследовании содержится констатация факта того, что половина шпионов, разоблаченных в США в 90-е годы прошлого века, назвала основной причиной своего предательства неискорененное чувство преданности своей исторической родине (или родине предков), а также двойное подданство.

Мотивация для вербовки, как считают американские специалисты, имеет много узких мест и зачастую сама становится причиной разоблачения. Так, например, люди, занимающиеся шпионажем ради адреналина, начинают чрезмерно рисковать и «проваливаются». Люди с ущемленным самолюбием самоуверены и начинают играть по собственным правилам, допуская грубые ошибки. Те же, кто шпионит за деньги, опять же несмотря на предупреждение, начинают тратить больше, чем они официально зарабатывают, что не может не вызывать подозрения «у кого надо».

Однако примечательно, что в период холодной войны большинство шпионов было арестовано не по причине нарушения ими правил безопасности и конспирации, а из-за наличия собственных агентов в соответствующих спецслужбах страны-противника. Именно поэтому, подчеркивает М. Сулик, ЦРУ помимо сбора информации любыми доступными способами в конце концов сосредоточило внимание на поиске потенциальных предателей в среде советских спецслужб, которые могли бы слить соответствующих агентов на территории США. Как не без сарказма констатируется в книге бывшего сотрудника Первого главного управления КГБ СССР Виктора Черкашина и американского журналиста Грегори Фейферома «Spy Handler of a KGB Officer», опубликованной сначала в США, а затем изданной и в России, «в годы холодной войны практически все шпионы были разоблачены другими шпионами».

ПОСТОЯННЫЕ И НОВЫЕ ПРОТИВНИКИ

Американские эксперты никогда не скрывали, что всегда подозревали Россию в стремлении опутать США шпионскими сетями. Для такого утверждения якобы есть основания. Еще в 30– 40-е годы, как установили заокеанские аналитики, на СССР, правопреемником которого является нынешняя Россия, шпионили около 500 американцев, что, правда, было максимум за всю историю США. Но и в 80-е годы большая часть из арестованных 60 шпионов работала на Москву. Кстати, американские аналитики вынуждены признать, что практически все эти агенты были из числа военнослужащих США. Факт, который  красноречиво говорит об истинном уровне морально-политического потенциала Вооруженных сил США.

На наш взгляд, представляет интерес и то, что, как признают американские эксперты, даже в период «медового месяца» ельцинской поры в отношении русских во властных структурах Вашингтона всегда существовало подозрение и никогда не было к ним искреннего доверия, будь то российский либерал или тем более патриот.

Вместе с тем специалисты США в области разведки вынуждены констатировать, что «российская угроза» меркнет на фоне новой – китайской. Так, по мнению эксперта в области китайских спецслужб Билла Герца, уже к концу первого десятилетия XXI века китайская шпионская сеть по всем статьям затмила русскую. Отнюдь не случайно в последней по времени версии американской Стратегии национальной безопасности (17 декабря 2017 года) в открытую признается факт приоритета китайской угрозы для США над российской! Но виноваты в этом сами американцы, которые, что называется, «заигрались» на пресловутой геополитической «шахматной доске», пытаясь в свое время перетащить Китай на свою сторону в борьбе с Советским Союзом. Ими был начисто забыт феномен преданности китайцев, вне зависимости от места проживания, прежде всего своей исторической родине. И когда Вашингтон в конце 70-х годов тысячами запустил к себе китайских студентов, ученых и предпринимателей, он, как небезосновательно сетует Сулик, тем самым подготовил благоприятную почву для массовой «утечки секретов» в Поднебесную.

Руководители социалистического Китая, начиная всеобъемлющую модернизацию страны, нуждались не только в первоклассных специалистах, которые, по их мнению, могли быть массово подготовлены в странах «капиталистического зарубежья», но и в технологиях, образцах техники для нужд так называемого народного хозяйства, а также обновляемого оборонного потенциала страны. Тот же Сулик подчеркивает, что абсолютное большинство дел, связанных с китайскими шпионами за последние 20 лет, связано с воровством военных технологий США.

НОВЫЕ ШПИОНСКИЕ УГРОЗЫ

Параллельно с похищением военных технологий и информации, представляющей собой особую важность для национальной безопасности, в последние десятилетия получила бурное развитие и практика воровства так называемых секретов американских промышленных и иных компаний и корпораций, включая чисто гражданские. Согласно обзору «Американского общества по обеспечению промышленной тайны», лишь в 1996 году ущерб от потери информации собственников составлял более 2 млрд долл. ежемесячно, а уже в следующем году удвоился. По другим, более поздним данным, в среднем экономический шпионаж обходится бизнесу США от 45 до более чем 250 млрд долл. в год. Дело настолько приняло опасный для национальной безопасности США оборот, что Конгрессом был даже принят специальный закон о борьбе с экономическим шпионажем, в соответствии с которым воровство или незаконное присвоение коммерческой тайны является федеральным преступлением.

А в начале XXI века с точки зрения американских контрразведывательных органов возникла новая, непрогнозируемая ранее и еще более значимая угроза. Речь идет о масштабном терроризме и соответственно шпионах-террористах. По оценкам, такой агент, внедрившийся в какое-либо ключевое государственное ведомство США, может причинить материальный и моральный ущерб, в сравнении с которым комплексные потери страны времен холодной войны покажутся детской шалостью. Пока контрразведке США, если не считать «мегатеракт» 11 сентября 2001 года, удавалось предотвращать нечто подобное и даже локализовать теракты, правда, несравненно меньшего масштаба.

Очередной  главной угрозой национальной безопасности США объявлен кибершпионаж. Взлом электронных устройств с целью извлечения нужной информации или внедрение дезинформации издавна был уделом криминалитета. Однако быстро эволюционировал в сложный инструмент, используемый иностранными разведками для кражи секретов государств-противников. В США данной форме шпионажа стали уделять, на первый взгляд, непропорционально большое внимание лишь в последние год-два.

Все началось с проигрыша в 2016 году президентских выборов представителем демократической партии Хиллари Клинтон. Весьма значительное количество СМИ, различных организаций и даже скрытых и открытых сторонников Хиллари в правительственных учреждениях, объединенных сделавшей на нее ставку влиятельной политической группировкой, начали беспрецедентную кампанию,  целью которой было обвинение «иностранных (читай – российских) спецслужб в проникновении в ключевые электронные сети США и манипулирование общественным мнением в стране».

Абстрагируясь от политической конъюнктуры и взглянув на суть проблемы непредвзято, есть основания констатировать факт реального роста в геометрической прогрессии компьютерных атак, причем по всему миру. В США же, еще до начала антироссийской истерии, министерство внутренней безопасности докладывало об имевшем место росте в 2008 году, по сравнению с предыдущим годом, на 40% количества попыток незаконного проникновения в правительственные компьютерные системы.

Вообще же, если принять во внимание то, что национальной чертой американцев являются непоколебимая самоуверенность и самодовольство, не вызывает удивления и следующее резюме, сделанное экспертом Суликом, исходя из анализа ситуации со шпионажем в США. По его мнению, несмотря на то что Соединенные Штаты кишели шпионами на протяжении всей своей истории, устои государства всегда оставались незыблемыми: мол, экономическая и военная мощь страны настолько прочна, что является более решающим фактором при разруливании любой конфликтной ситуации, нежели шпионаж! Комментарии, как говорится, излишни.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


«Их закалила война…»

«Их закалила война…»

Владимир Щербаков

0
529
Китайская вотчина

Китайская вотчина

Александр Храмчихин

Юго-Восточная Азия не способна противостоять мощному натиску Пекина

0
786
Путин извинился перед дипломатами  за моветон

Путин извинился перед дипломатами за моветон

Юрий Паниев

Отношения с США хуже, чем в годы холодной войны

0
1104
Вашингтон не хочет отдавать Африку Пекину

Вашингтон не хочет отдавать Африку Пекину

Владимир Скосырев

Американцы предупредили, что Черный континент может увязнуть в долгах Китаю

0
1120

Другие новости

Загрузка...
24smi.org