0
4311
Газета Спецслужбы Интернет-версия

24.05.2019 00:01:00

Теоретик русской военной контрразведки

О жизненном пути генерала от инфантерии Владислава Клембовского

Андрей Шаваев

Об авторе: Андрей Гургенович Шаваев – доктор юридических наук.

Тэги: контрразведка, школа, теория


17-10-1.jpg
Генерал от инфантерии В.Н. Клембовский.
Матвей Зайцев. Портрет помощника
начальника Штаба Верховного
Главнокомандующего генерала от инфантерии
В.Н. Клембовского. 1917
Можно и нужно говорить об отечественной теоретической школе военной контрразведки. Пусть не всегда безупречной по форме изложения, глубине содержания и масштабу охвата исследуемой проблемы, малоизвестной и избежавшей широкой популяризации, но все равно – школе. Школе с большой буквы. Она была и есть.

О практиках контрразведки – выдающихся мастерах агентурных комбинаций, цепких оперативниках-«скорохватах», вербовщиках и разработчиках, их прозорливых руководителях либо, наоборот, о неудачниках, далеко не всегда успешных «погорельцах» от спецслужб, с чьим именем ассоциируются громкие провалы, известно хорошо. Их имена, что называется, на слуху. Ученые же, чьему интеллекту и теоретическим выкладкам обязаны своими результатами практики, нередко остаются в тени и забвении.

Видным теоретиком русской военной контрразведки, заложившим ее фундаментальную научную основу, а именно – методологию познания противника, является генерал от инфантерии Владислав Наполеонович Клембовский.

Потомственный офицер и дворянин, он родился 28 июня 1860 года в Москве, в 1877-м окончил 1-ю Московскую военную гимназию, в 1879 году – 3-е Александровское военное училище, выпущен прапорщиком в Измайловский лейб-гвардии полк.

После окончания в 1885-м Николаевской академии Генерального штаба в 1885–1886 годах служит в должности офицера Генерального штаба при штабе XIII армейского корпуса Московского военного округа. В 1887–1889 годах отбывает цензовое командование ротой 1-го пехотного Невского, а затем 2-го пехотного Софийского полка. Строевую службу непостижимым образом совмещает с активной научной деятельностью, являясь переводчиком и редактором «Международной военно-исторической библиотеки», вышедшей в семи томах в издательстве В.А. Березовского.

Склонность Клембовского к военно-научным изысканиям замечена: 4 августа 1890 года его прикомандировывают к Тверскому кавалерийскому юнкерскому училищу для преподавания военных наук. В отличие от службы непосредственно в строю преподавательская деятельность дает возможность неограниченного совершенствования профессиональных знаний, выхода на принципиально иной уровень их анализа и обобщения применительно к потребностям военной практики. Вопрос в том, что не все этой возможностью могут и желают пользоваться.

Клембовский захотел и смог.

НА ОСНОВЕ МИРОВОГО ОПЫТА

Именно в период преподавательской работы в становлении и позиционировании Клембовского как военного интеллектуала происходит существенный прорыв, мгновенно создавший ему соответствующую репутацию и признание. За четыре года не так давно перешагнувший тридцатилетний рубеж офицер сумел подготовить и издать две глубокие по содержанию работы, получившие положительные отклики в военно-научной среде: «Тайные разведки (военное шпионство)» и «Партизанские действия».

Анализ содержания вышедшей в свет в 1892 году книги «Тайные разведки (военное шпионство)» позволяет утверждать, что В.Н. Клембовский является основоположником теории отечественной военной контрразведки.

Основой небольшой по объему, но насыщенной по содержанию монографии стали труды зарубежных и российских военачальников, историков, юристов и философов: Макиавелли, Монтескье, Клаузевица, Жомини, Мартенса, Леваля, Ваттеля, Блюнчли, Мармона, Леера, Масловского, Сухотина, Скугаревского и ряда других.

Руководствуясь принципом «Тяжело учиться только на собственном опыте», автор на основе скрупулезного, тщательного, вдумчивого и творческого анализа практики ведения военных действий изложил свое видение теории оперативной обстановки, выделив ее основные элементы: сведения о вооруженных силах противника; сведения о местности театра военных действий; сведения о населении противника; сведения об экономике военного противника.

Здесь Клембовский повторяет ключевую аксиому Клаузевица – «Сведения о неприятеле ложатся в основу каждой идеи и каждого действия на войне». Необходимо знать организацию и численность армий противника, вооружение, снаряжение и обмундирование войск, обучение, способы боевых действий, материальное обеспечение, санитарное состояние, командный состав, моральный дух, порядок мобилизации, план военных действий.

В.Н. Клембовский подчеркивает: «Командующие армиями должны обнимать весь театр военных действий, знать все происходящее не только на фронте противника, но и дальше, вглубь до его главной квартиры включительно. Понятно, что им придется высылать шпионов…притом шпионов отборных, то есть опытных, испытанных и сведущих в военном деле».

Источники получения сведений о противнике делятся Клембовским на официальные и получаемые через тайных агентов.

Автор приводит разнообразные факты из военной истории Древней Греции и Древнего Рима, Средних веков, армий Ришелье, Мазарини, Фридриха Великого, русской армии середины и конца XIX века в качестве примеров удачного или неудачного использования шпионов. Значительное внимание уделено обзору практики шпионажа в эпоху наполеоновских войн, в период Франко-прусской войны 1870–1871 годов, а также во время относительно недавней Русско-турецкой войны 1877–1878 годов; особо отмечен тот факт, что «русские очень мало пользовались шпионами».

На основе сравнения правовых актов различных государств и деклараций международных конференций, исследований зарубежных ученых – юриста Блюнчли и философа Монтескье, сопоставления характерных признаков шпионажа автор рассматривает устоявшиеся точки зрения на собственно определение шпиона, то есть фактически формирует базовый понятийный аппарат науки о шпионаже.

АГЕНТЫ СВОИ И ЧУЖИЕ

Еще одной важной заслугой Клембовского является то, что он смог предложить классификацию агентов шпионажа в зависимости от их задач, функций, способов выполнения разведзаданий, долговременности использования и мотивации сотрудничества с разведкой.

Классификация в науке, особенно классификация первоначальная, носит основополагающий, фундаментальный характер именно для самой науки. Классификация по существенным признакам, или типология, предназначена прежде всего для постоянного ее использования как в научной, так и в практической деятельности и предполагает разделение существующего предмета исследования, в данном случае шпионажа, на разновидности в соответствии с отличительными признаками.

Клембовский классифицирует шпионов на восемь видовых категорий: добровольные, принужденные, простые, двойные, временные, постоянные, подвижные, а также неподвижные (местные).

Мотивацию сотрудничества с разведкой добровольных шпионов автор разделяет на четыре вида: удовлетворение профессиональное и материальное; патриотизм или ненависть к иноземцам; озлобление несправедливостью, зависть, политические страсти; низменные побуждения, алчность, долги.

Принужденные шпионы – те, кто был предварительно подвергнут запугиванию и угрозам.

Простые шпионы служат только одной стороне, двойные – обеим сторонам.

Постоянные шпионы сотрудничают относительно продолжительное время и исполняют несколько поручений, временные – только одно поручение.

«Подвижные шпионы переходят в мирное время из своего государства в соседнее, а в военное время проникают в район, занятый неприятельской армией... когда нужно собрать какие-либо сведения». После выполнения заданий они возвращаются в места постоянной дислокации.

Неподвижные, или местные, шпионы действуют постоянно на одном и том же участке территории по месту проживания или работы.

Гонцы или курьеры шпионами, в понимании Клембовского, не считаются.

Автором значительное внимание уделяется необходимым для шпиона качествам, из которых среди наиболее важных он выделяет добросовестность, верность, наблюдательность, хитрость, умственное развитие, находчивость, умение перевоплощаться, психологическую устойчивость, смелость, храбрость, хладнокровие, твердость воли, знание языка и обычаев населения разведываемого государства, общительность и умение располагать к себе.

Владислав Наполеонович выдвигает идею формирования и практического применения массовой агентурной сети стратегического, оперативного и тактического уровней, когда шпионов в расположение противника одновременно засылают руководители разных компетенций – командующие армиями, командиры корпусов, дивизий, полков, начальники авангардов. Он пишет: «Никакая часть войск не может обойтись одним шпионом, потому что, во-первых, подобная продолжительная работа не под силу одному человеку; во-вторых, добытые сведения не будут достаточно полны; в-третьих, если шпион не обладает вполне верным военным взглядом или, что еще хуже, если он не безусловно надежен, то его показаниям можно верить лишь при подтверждении их из других источников, в том числе и донесениями прочих шпионов; наличность нескольких шпионов, не знающих друг друга и отправляемых из разных мест, дает средства сверять их донесения и уменьшает возможность ошибки».

Очевидно предполагая, что количество неизбежно перерастает в качество, автор отмечает, что указать норму числа шпионов невозможно: «Чем больше надежных шпионов, тем лучше».

Клембовский подчеркивает сложность «управления шпионством» и выдвигает требования к личности руководителя разведслужбы: проницательность, ловкость, рассудительность, осторожность (лучше избыток осторожности, чем ее недостаток), врожденный такт, знание людей, умение эксплуатировать все человеческие слабости, старание, последовательность, опытность. Главное требование – непременное знание личных качеств всех подчиненных шпионов, их пригодности к выполнению того или иного задания.

Залог же успешного выполнения заданий кроется в тщательном инструктаже шпионов вплоть до составления специальной инструкции. При этом необходимо соблюдать три правила: соизмерять трудности задания с возможностями и способностями шпиона; не распылять внимание шпиона, а дать ему строго определенную задачу; не посвящать лазутчика в планы разведывательной организации.

Значительное внимание уделяется способам связи разведорганизации со своими шпионами. Они подразделяются автором на оптические сигналы; условные письменные донесения; шифрованные донесения; использование курьеров.

Отдельно говорится об использовании двойных шпионов, которыми, по мнению Клембовского, «можно пользоваться только для обмана противника», так как «показание двойного шпиона не имеет никакой цены». Вообще, по его мнению, с двойными шпионами «надо обращаться крайне осторожно и умело; если начальник шпионов не имеет навыка в этом, лучше вовсе не держать двойных шпионов».

Разведка и контрразведка составляют в целом единый и неразрывный процесс, поэтому В.Н. Клембовский особо напоминает о том, что «важно иметь хороших шпионов, но еще важнее не допускать к своим войскам неприятельских шпионов». По его мнению, «раскрытие неприятельских шпионов составляет обязанность жандармских частей, состоящих при войсках, и своих собственных шпионов». Автор приводит разнообразные положительные и отрицательные военно-исторические примеры разоблачения шпионов и методики работы с ними начиная с Древней Греции и Рима и заканчивая малоизвестными фактами времен Франко-прусской войны 1870-х годов.

В качестве краеугольного камня разведывательной работы В.Н. Клембовский видит стабильность кадров спецслужб: «Во главе шпионства должно оставаться постоянно одно и то же лицо, отчего и надзор за шпионами и результаты деятельности будут гораздо действительнее».

Значительное место уделено разбору нравственных аспектов разведдеятельности в целом, сравнению самых противоположных точек зрения известных философов, юристов, историков и военачальников, среди которых Ваттель, Монтескье, Паскаль Фиоре, Макиавелли, Наполеон, Карро, Бюжо, Мартенс. Дилемма «нравственно – аморально» применительно к шпионской работе разрешается Клембовским на основе доктрины государственного интереса Макиавелли, утверждавшего, что для защиты отечества от внешнего противника хороши все средства. И шпионаж при этом исключением не является.

СТУПЕНИ КАРЬЕРЫ

Карьера Клембовского, уже не только строевого командира, каких сотни, но и теоретика, каких единицы, далее развивается по восходящей, но в то же время последовательно, без рывков и стремительного перепрыгивания через обязательные должностные ступени: штаб-офицер при управлении стрелковой бригады; командир батальона; начальник штаба дивизии.

С 30 июня 1901 года Клембовский – командир 122-го пехотного Тамбовского полка, с которым участвовал в Русско-японской войне. В боях в Маньчжурии дважды ранен и контужен, после излечения вновь вернулся на фронт. За боевые отличия награжден двумя боевыми орденами, произведен в чин генерал-майора.

С 21 октября 1904 года – начальник штаба IV армейского корпуса Виленского военного округа, 4 февраля 1906 года назначен начальником штаба Х армейского корпуса Киевского военного округа.

В 1908 году востребован как военный теоретик, председательствовал в Комиссии по выработке нового пенсионного устава, в 1909 году работает в составе Комиссии по организации празднования 200-летия Полтавской битвы.

29 июня 1912 года назначен на должность начальника 9-й пехотной дивизии Х армейского корпуса с производством в чин генерал-лейтенанта.

В начальный период Первой мировой войны с 13 октября 1914 года – командир XVI армейского корпуса 4-й армии Юго-Западного фронта, 4 ноября 1914 года за храбрость и отвагу награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. 17 сентября 1915 года стал генералом от инфантерии, а 13 декабря 1915 года назначен начальником штаба армий Юго-Западного фронта.

Алексей Алексеевич Брусилов после назначения 17 марта 1916 года главнокомандующим армиями Юго-Западного фронта хотел видеть Клембовского во главе 8-й армии. Не получилось, назначили генерала от кавалерии Алексея Максимовича Каледина. Клембовский остался начальником штаба фронта, сыграв выдающуюся роль при планировании и реализации знаменитого Брусиловского прорыва. Позднее Брусилов в мемуарах отметит: «Клембовский, невзирая на некоторые свои недостатки, был именно дельный, умный генерал, вполне способный к самостоятельной высокой командной должности».

За высокой командной должностью дело не стало: в октября 1916 года В.Н. Клембовский назначен командующим 11-й армией Юго-Западного фронта. С 20 декабря 1916 года он вновь на привычной штабной работе в качестве помощника начальника штаба Верховного главнокомандующего, где пользовался исключительным доверием и поддержкой начальника штаба Ставки Михаила Васильевич Алексеева.

После свержения монархии с 11 марта по 5 апреля 1917 года В.Н. Клембовский исполнял обязанности начальника штаба Ставки Верховного главнокомандующего, однако утвержден в должности не был. 31 мая 1917 года назначен главнокомандующим армиями Северного фронта.

Временное правительство и лично Керенский доверяли Клембовскому настолько, что готовы были отдать ему фактически всю полноту власти в армии. 28 августа 1917 года главнокомандующему Северным фронтом генералу Клембовскому направлена телеграмма следующего содержания: «Временным правительством Вы назначаетесь врид Верховного главнокомандующего с оставлением Вас в Пскове и с сохранением должности Главкосева. Предлагаю Вам немедленно принять должность от генерала Корнилова и немедленно мне об этом донести. Министр-председатель Керенский».

Ответ от генерала Клембовского, которого явно не ожидал ни сам Керенский, ни его окружение, поступил в Петроград через несколько часов: «От Главковерха получил телеграмму, что я назначаюсь на его место. Готовый служить родине до последней капли крови, не могу во имя преданности и любви к ней принять эту должность, так как не чувствую в себе ни достаточно сил, ни достаточно уменья для столь ответственной работы в переживаемое тяжелое и трудное время. Считаю перемену Верховного командования крайне опасной, когда угроза внешнего врага целости и свободы родины повелительно требует скорейшего проведения мер для поднятия дисциплины и боеспособности армии. Клембовский. 28 августа».

ГИБЕЛЬ

В первой половине 1918 года В.Н. Клембовский некоторое время находился в тюрьме в качестве заложника советской власти. После освобождения мобилизован на службу в РККА, в Гражданской войне участия не принимал, сосредоточившись на научной работе. С августа по октябрь 1918 года занимал должность председателя Военно-исторической комиссии по изучению опыта мировой войны, а затем был ее рядовым членом. В 1920 году вошел в состав Особого совещания при Главкоме РККА.

Несмотря на лояльность и готовность к сотрудничеству, демонстрируемую значительной частью царского генералитета, и весомые перспективы для качественного улучшения военной интеллектуальной составляющей нового режима, общее недоверие большевистской партии, ЧК и военной контрразведки к «военспецам» в то время превалировало над здравым смыслом и необходимостью использовать уникальных носителей военной мысли для обороны государства. Это в полной мере отразилось на судьбе семьи Клембовского.

В декабре 1920 года его старший брат генерал-майор Артур-Оскар Клембовский был расстрелян ЧК в Ялте, где проживал после ранения, полученного на германском фронте. В связи с арестом Артура Клембовского в Ялтинскую ЧК поступило коллективное прошение жителей окрестных улиц с просьбой освободить его из-под ареста. Безрезультатно…

Младший брат – полковник лейб-гвардии Измайловского полка Наполеон Наполеонович Клембовский под угрозой репрессий вынужден был покинуть родину. Сын В.Н. Клембовского – военный летчик подполковник Георгий Клембовский сражался с большевиками в составе Северно-Русского экспедиционного корпуса, впоследствии эмигрировал.

В 1920 году арестован уже сам Владислав Наполеонович, ему предъявлено обвинение в принадлежности к контрреволюционной монархической организации «Союз верности». В документах Особого отдела ВЧК указывалось, что, «по агентурным сведениям, Клембовскому поручено было главное командование восстанием». Подозревали его также и в поддержке польской армии в войне против Советов. Следствие по его делу вел особоуполномоченный Особого отдела ВЧК Я. Агранов, пользовавшийся абсолютным доверием Ленина и Дзержинского.

Совершенно непонятно, чего хотели добиться этой акцией устрашения исполнители от человека, давно отошедшего от вопросов стратегического анализа, планирования и непосредственного руководства войсками, не имеющего даже опосредованного влияния на принятие решений в штабе РККА и не поддерживающего никаких контактов с представителями новообразованного польского государства. Чем мог помочь Клембовский полякам или другим заговорщикам даже гипотетически? Логику обвинителей в данной ситуации понять невозможно, если только при изоляции генерала они не руководствовались соображениями превентивного характера.

Заступиться за Клембовского пытались заместитель председателя Реввоенсовета РСФСР Э.М. Склянский, начальник штаба РККА П.П. Лебедев, А.А. Брусилов. Позднее А.А. Брусилов вспоминал: «Клембовского… невзирая на все мои хлопоты... арестовали так крепко, что больше я его и не видел. Его не выпустили».

Шестидесятилетнего генерала долго держали в тюрьме без допросов. Расследование взял на контроль сам председатель ВЧК Ф.Э. Дзержинский. В начале июля 1921 года следственное дело на Клембовского передали от Агранова другому сотруднику. Тогда же вконец измученный и отчаявшийся Владислав Наполеонович от полной безысходности объявил голодовку и через две недели после ее начала, 19 июля 1921 года, скончался в удушливой тюремной камере Бутырской тюрьмы. Впрочем, существует версия гибели Клембовского не по причине добровольной голодовки, а в результате его убийства (расстрела).

Трагическая смерть генерала осталась незамеченной, какая-либо реакция в России и за рубежом отсутствовала. Не до него было... 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Примат политики над военной стратегией

Примат политики над военной стратегией

Владимир Винокуров

Новая теория ведения войн и историческое наследие в этой области

0
681
Голикова надеется на скорое принятие закона о допуске студентов к преподаванию в школах

Голикова надеется на скорое принятие закона о допуске студентов к преподаванию в школах

0
1197
В школах скоро появится предмет, направленный на формирование здорового образа жизни

В школах скоро появится предмет, направленный на формирование здорового образа жизни

0
971
Сказ о Забайкалье, жизнь в котором дети считают наказанием

Сказ о Забайкалье, жизнь в котором дети считают наказанием

Фалет

Тайга  и бурые  медведи

0
980

Другие новости

Загрузка...
24smi.org