0
1830
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

25.02.2000

Российская "Буря в горах"

Bладимир Сергеевич Бочкарев - кандидат военных наук, профессор АВН РФ, полковник.
Владимир Львович Комольцев - доктор технических наук, полковник.

ОБОБЩЕНИЕ опыта боевого применения войск Минобороны и МВД РФ на Северном Кавказе показывает, что войсковая операция в Чеченской Республике (ЧР) построена и проводится в соответствии с самыми современными взглядами военных ученых. Вывод, который получен в итоге сравнения операций типа "Буря в пустыне" с локальным вооруженным конфликтом в ЧР, оказался достаточно тривиальным: особенности современных отечественных вооружений таковы, что добиться поставленных целей без боевых потерь наших войск (сил) невозможно.


ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

На первом этапе войсковой операции осуществлялась локализация зоны боевых действий. Применялись средства РЭБ, которыми подавляли радиоэлектронные СМИ и центры управления гражданского назначения на всей территории, где предполагалось применение войск. Дезорганизация, а при возможности и подавление теле- и радиопередатчиков позволяют локализовать информационный компонент вооруженного конфликта. На этом же этапе задействуются дальнобойные огневые средства объединенных федеральных сил. Их главная задача - подавление и уничтожение оружия большой дальности противника, средств разведки, центров управления военного назначения, складов вооружения, а также других важных объектов.

Одновременно с этим создавались опорные пункты и блокпосты (ОПиБП), которыми перекрываются путепроводы, дороги и другие магистрали. ОПиБП оборудуются по периметру локализуемой зоны на сопредельных с локализуемой зоной территориях. Устойчивость самообороны блокпостов обеспечивается за счет дальнего огневого поражения артиллерией пытающихся атаковать отрядов боевиков. На каждый из опорных пунктов может приходиться район ответственности радиусом примерно 2/3 максимальной дальности стрельбы размещенных в нем орудий, что составляет для современных артиллерийских систем от 10 до 20 км. Каждый из опорных пунктов, а по возможности и блокпостов "перекрывает" назначенные рубежи, пункты и объекты в своей зоне ответственности не расположением войск, а только секторами и участками сосредоточенного и заградительного огня дальнобойных огневых средств.

Пресечение несанкционированного движения вне разрешенных маршрутов, как правило, должно осуществляться огнем опорных пунктов и блокпостов, а также ударами авиации. Отметим, что легкое стрелковое оружие личного состава федеральных сил должно применяться только для самообороны.

Поражение группировок боевиков осуществляется ударами высокоточных ракет, огнем дальнобойной артиллерии, средствами радиоэлектронной борьбы, а с уничтожением значительной части средств ПВО (или при их отсутствии) - ударами авиации.

Внутри изолируемой зоны могут действовать группы войсковой разведки и других силовых ведомств с целью установки и ориентирования технических средств разведки и навигации (в том числе различного рода "маячков", наводящих управляемое оружие), а также для добывания сведений в интересах огневого поражения, целеуказания и корректирования огня.

Подавление, а при возможности и уничтожение центров управления незаконных вооруженных формирований имеют принципиальное значение, так как без них командование экстремистов лишается возможности эффективно препятствовать выдвижению объединенных федеральных сил.

Основными результатами первого этапа операции должны быть установление разведывательно-огневого контроля над территорией, занимаемой боевиками, а также выдвижение и развертывание основной группировки федеральных сил.

На втором этапе операции осуществляется огневой разгром бандформирований. В ходе решения боевых задач этого этапа предусматривается уничтожение вновь обнаруженных дальнобойных средств поражения, складов и баз, воссозданных противником центров управления, а также групп боевиков, пытающихся выйти из локализованной зоны или сосредоточиться в более крупную группировку. При достаточном количестве средств поражения и боеприпасов при обнаружении внутри зоны могут уничтожаться и небольшие группы, которые не проявляются в активных действиях. Разведка и огневое поражение противника осуществляются непрерывно до тех пор, пока не станет очевидным факт неспособности бандформирований к инициативным, целенаправленным и организованным боевым действиям.

При необходимости на завершающей фазе второго этапа операции часть основных сил федералов осуществляет рейдовые действия на территории противника. Это может быть обусловлено невозможностью дальнего огневого воздействия на противника, например, из-за погодно-климатических условий, недостаточных возможностей средств разведки и других причин, не позволяющих с требуемой эффективностью уничтожать важные войсковые объекты боевиков внутри локализованной зоны. Направления вклинения основных сил, как правило, должны выбираться вне дорог, с обязательным обходом населенных пунктов, преимущественно в районах, где отсутствуют стационарные элементы обороны бандформирований. При невозможности выбора таких направлений - только там, где все войсковые объекты противника достоверно уничтожены. При этом принципиально, что главной целью вклинения федеральных сил внутрь позиций противника является не уничтожение его формирований ударами войск, а создание системы опорных пунктов и блокпостов, позволяющих контролировать внутреннюю территорию и осуществлять на ней эффективное огневое поражение бандформирований.

Главным результатом второго этапа операции должен стать контролируемый огневой разгром группировок боевиков. Понятно, что отдельные их элементы могут сохранять способность к локальному вооруженному сопротивлению даже при отсутствии возможности совершать маневры внутри зоны, а также централизованного управления и обеспечения боевых действий. Поэтому для ликвидации оставшихся групп экстремистов по решению старшего командира (начальника), руководящего операцией, проводятся проверки населенных пунктов, местности, строений и сооружений силами подразделений МВД, то есть осуществляются активные действия федеральных войск внутри локализованной зоны. Однако при проведении таких зачисток система огневого поражения, включающая подсистемы управления, разведки и поражения, функционирует в том же режиме, что и на втором этапе операции, в реальном масштабе времени уничтожая незаконные вооруженные формирования, препятствующие действиям объединенных федеральных сил или стремящиеся совершить маневр внутри зоны. При этом общевойсковые части и подразделения ОФС огнем приданной и поддерживающей артиллерии и авиации, а также танков и БМП с расстояний, обеспечивающих их недосягаемость для ручных противотанковых средств боевиков, имеют возможность последовательно, по частям уничтожить оставшиеся силы экстремистов, что позволяет планомерно сосредотачивать усилия федеральных сил на нужных направлениях.

В труднодоступной для тяжелой боевой техники местности (в горах, лесных массивах и т.д.) проблемой является не столько уничтожение, сколько обнаружение групп и отрядов боевиков. При этом такие формирования состоят, как правило, из самой "непримиримой" части сепаратистов или наемников, не склонных к переговорам. Поэтому труднодоступные районы целесообразно изолировать от территорий, где проживает мирное население, при помощи системы опорных пунктов и блокпостов, чтобы в дальнейшем решать проблему борьбы с отрядами "непримиримых" методом постоянного круглосуточного разведывательно-огневого контроля, уничтожая обнаруженные группы огневыми ударами и специально подготовленными и оснащенными подразделениями спецназа.


ОГНЕВЫЕ СРЕДСТВА ДЛЯ ДАЛЬНЕГО ПОРАЖЕНИЯ ПРОТИВНИКА

В отечественных разработках при поражении противника в тактической и ближайшей оперативной глубине предпочтение отдается ракетным войскам и артиллерии, а основным воздушным компонентом в тактической зоне предлагается иметь дистанционно пилотируемые летательные аппараты (ДПЛА), на которых будут размещены как средства разведки и наведения оружия, так и частично средства поражения (в том числе и радиоэлектронные). Cравнительный анализ возможностей подразделений армейской авиации и артиллерии показывает, что время реакции подразделений артиллерии меньше, чем у армейской авиации в 2,5-4 раза, а в ближайшей перспективе этот показатель увеличится в 8 раз (время реакции подразделений вертолетов Ми-24В составляет 13-24 мин.; время реакции дивизиона 2С19 - 5-6 мин., а дивизиона перспективных гаубиц составит 2-3 мин.). Кроме того, авиация не обладает таким важным для средств огневого поражения в тактической глубине фактором, как внезапность: шум авиационных двигателей слышен за несколько десятков километров, что дает возможность живой силе противника укрыться и приготовиться к отражению воздушного нападения.

Это означает, что в современных и перспективных операциях артиллерия имеет и будет иметь существенное преимущество по своевременности поражения высокоманевренных объектов противника. Также следует отметить, что армейская авиация имеет некоторые преимущества по эффективности поражения наземных целей по сравнению с артиллерией, ведущей огонь с закрытых огневых позиций осколочно-фугасными снарядами, только в случае применения дорогостоящих управляемых боеприпасов (типа "Штурм-В"); в тех случаях, когда артиллерия применяет высокоточные снаряды (типа "Краснополь"), преимущество по эффективности огня полностью на ее стороне. Например, по опыту одного из крупномасштабных учений, средний расход управляемых снарядов "Краснополь" для поражения одного танка составил 1,1 снаряда на цель, а ПТУР "Штурм-В" - 2,9. В случае применения авиацией неуправляемого оружия эффективность ее ударов существенно зависит от условий визуальной видимости, наличия вблизи объекта поражения выделяющихся на местности ориентиров и, как правило, значительно ниже эффективности огня артиллерии с закрытых огневых позиций при применении осколочно-фугасных снарядов. Кроме того, из-за возможных ошибок в выборе объекта поражения и неточностей в бомбометании существенную проблему при применении авиации в тактической глубине представляет обеспечение безопасности своих войск.

Следовательно, тактические соображения, а тем более экономическая оценка стоимости выполнения огневых задач в тактической и ближайшей оперативной глубине (даже без учета соотношения стоимости амортизации авиационной и ракетно-артиллерийской техники) показывают, что основной объем огневых задач в конфликте должен приходиться на ракетные войска и артиллерию.


РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПОВ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНО-ОГНЕВОЙ ОПЕРАЦИИ

Анализ хода контртеррористической операции показывает, что основной принцип разведывательно-огневой операции (РОО) - уход от дуэльных ситуаций взаимного уничтожения к одностороннему огневому воздействию по объектам незаконных вооруженных формирований сформулирован правильно. Совершенно очевидно, что основу боевых действий федеральных сил составляют удары авиации и ракетных войск, огонь артиллерии, т.е. боевые действия сил дальнего огневого поражения. В результате этого Объединенной группировке войск удалось к настоящему времени практически выполнить задачи операции - уничтожить группировку войск противника при существенно меньших, чем в 1994-1996 гг., потерях личного состава.

Основные ограничения на применение войск и сил в конфликте - "при минимальных потерях своих войск" и "избежать потерь среди мирного населения" - стали лейтмотивом не только для политического руководства страны, но и для боевых генералов, осуществляющих руководство операцией. Их соблюдение хорошо подтверждается тактикой федеральных сил и ограничением ударов авиации и артиллерии по боевикам в населенных пунктах. Самый эффективный на чужой территории способ уничтожения бандформирований - применение массированных ударов фронтовой авиации по объектам в городах и населенных пунктах ЧР - не применялся из-за необходимости выполнения второго основного ограничения.

Для условий проведения контртеррористической операции правильно указан принцип необходимости первоочередного уничтожения объектов подсистем обеспечения (в том числе управления, разведки, информации и т.д.). Соблюдение этого принципа подтверждается первоочередными ракетными и авиационными ударами по телецентру, пунктам управления, базам подготовки боевиков, нефтеперегонным заводам, резервуарам с горючим. С учетом предпринятых командованием федералов мер на начало января 2000 г. группировка незаконных военных формирований практически лишена централизованного управления, полностью разрушена система ее материально-технического обеспечения. В результате изменилась и тактика действий боевиков. От имитации действий войсковых формирований они перешли к диверсионным нападениям на объекты, расположенные в тылу федеральных сил.

Устойчивость обороны бандформирований обеспечивалась возможностью маневра отрядов, централизованными подсистемами управления, разведки и материально-технического обеспечения. Практика боевых действий в Чечне подтвердила правильность сформулированного принципа необходимости уничтожения объектов этих подсистем до огневого воздействия по стационарным элементам обороны бандформирований. Как видно из анализа хода боевых действий, уничтожению колонн техники боевиков, особенно в начале операции, было уделено самое пристальное внимание.

При разработке теории разведывательно-огневой операции было предложено на первом этапе осуществить локализацию зоны боевых действий в интересах обеспечения безопасности развертывания наземной группировки федеральных сил, а также недопущения снабжения боевиков материальными ресурсами (оружием, боеприпасами и т.д.), пополнения людскими резервами. На первый взгляд, здесь допущена явная теоретическая ошибка, поскольку один из маршрутов снабжения экстремистов - Аргунское ущелье - был заблокирован войсками только в декабре 1999 г. При более тщательном изучении видно, что эта ошибка только кажущаяся. Действительно, удары армейской авиации по движущимся объектам на этом маршруте, создание завалов, дистанционное минирование и действия специальных подразделений существенно снизили его пропускную способность. Действенность этих мер была достигнута уже на первом этапе операции. Очевидно, что использовать Аргунское ущелье для осуществления ударов во фланг и тыл восточной или западной группировок федеральных сил невозможно по условиям местности. Следовательно, теоретический принцип отказа от выполнения следующего этапа операции в случае сомнения в успехе выполнения предыдущего нашел подтверждение в ходе операции в Чечне.

Количество и качество высокоточных боеприпасов, находящихся на вооружении Объединенной группировки федеральных войск, достаточно хорошо известно по публикациям в открытой печати. К сожалению, их применение нельзя назвать массовым. Только поэтому проследить этапность перехода от высокоточных средств к обычным не представляется возможным.

Начальные условия, сложившиеся на конец сентября 1999 г. вокруг Чечни, заметно отличались от условий начала "классических" широкомасштабных войн. Войсками федеральных сил была произведена локализация зоны боевых действий. Нанесены огневые удары по телецентру Грозного, нефтеперегонным заводам и хранилищам ГСМ, мостам, аэродрому, узлам сотовой телефонной связи, базам подготовки боевиков. Федеральные войска под прикрытием огневых ударов заняли господствующие высоты в приграничной зоне и на территории Чечни для создания зоны безопасности. После этого авиация, ракетные войска и дальнобойная артиллерия начали последовательно наносит удары по наиболее важным разведанным объектам на территории республики для подготовки действий войск в следующем этапе операции.

На пресс-конференции 15 октября 1999 г. командующий Объединенной группировкой генерал-полковник Виктор Казанцев сообщил, что первый этап операции завершен и с 16 октября 1999 г. начинается второй.

Маневру федеральных войск в ходе второго этапа операции в октябре 1999 г., создавшему угрозу блокирования отрядов боевиков на равнинной (северной) части Чечни, предшествовали мощные авиационные удары по всей территории республики. Об отсутствии интенсивных боев с задействованием общевойсковых формирований свидетельствуют опубликованные данные о потерях Объединенной группировки федеральных сил на 15 октября 1999 г., которые на тот момент составили 80 человек (из них 47 убитыми); в то же время потери бандформирований составили 1,5-2 тыс. человек, что доказывает преимущество и эффективность применения средств дальнего огневого поражения.

В качестве примера можно привести бои по захвату укрепленных пунктов у поселка Горагорский. Командующий восточной группировкой генерал-майор Владимир Шаманов доложил, что укрепления были взяты благодаря сочетанию ударов авиации, огня артиллерии с закрытых огневых позиций, танков и ПТРК - прямой наводкой. В результате федеральные войска овладели Горагорским и заняли высоты на Терском хребте с минимальными потерями (1 человек ранен). Бандиты потеряли около 250 человек. Как совершенно неоспоримо свидетельствует соотношение приведенных потерь, штурму поселка и атаке укрепленных пунктов мотострелковыми формированиями командующий восточной группировкой предпочел дальний огневой разгром противника. Рациональность подобной организации боя подтвердили и последующие действия группировки федеральных сил на всех направлениях.

Одним из принципиальных отличий локального вооруженного конфликта от широкомасштабных военных действий является отношение к освобождению (взятию) населенных пунктов. Это отличие обусловлено необходимостью выполнения двух основных ограничительных условий. Избежать потерь своих войск при взятии населенного пункта возможно только при целенаправленном и массовом применении тяжелого вооружения для того, чтобы "сровнять его с землей", но делать это до выхода жителей недопустимо в силу второго ограничения, заключающегося в необходимости избежать потерь мирного населения. Требуется оценить и побочный ущерб, наносимый зданиям, инженерным сооружениям, заводам и т.д. даже в том случае, если для уничтожения объектов незаконных вооруженных формирований в населенном пункте применяются только высокоточных комплексы (боеприпасы). Вместе с тем, как показывают расчеты, в ходе локального конфликта выгоднее проложить временную объездную дорогу для движения войск, построить временный мост, нагрести переправу, чем штурмовать населенный пункт. Принимая решение о штурме, нужно иметь в виду, что это сопряжено не только с большими потерями, но и с отношением к федеральным силам уцелевших жителей разрушенного населенного пункта, которые неизбежно становятся твердыми союзниками боевиков. Именно поэтому в ходе продвижения войск ОФС населенные пункты по возможности обходились.

Понятно, что этот вывод не относится к ситуациям, когда ни обойти, ни оставить в блокаде населенный пункт невозможно. Например, даже беглого взгляда на карту Чечни достаточно для того, чтобы понять значение для боевиков поселка Горагорский. Он закрывает проход вдоль Сунженского хребта по правому берегу Терека и является ключом к высотам Терского хребта. По состоянию на 14 октября 1999 г., когда контролируемая федеральными силами территория составляла более трети Чечни, это был единственный населенный пункт, в котором экстремисты организовали оборону. Поэтому, хотя поселок и был блокирован, оценка обстановки показала, что сил местных жителей для вытеснения бандитов недостаточно. Более того, имелись сведения (позже полностью подтвержденные), что Горагорский подготовлен для длительной обороны. В этом случае наиболее оптимальным выходом являлся огневой штурм.

Единственным населенным пунктом, в котором шел длительный бой с применением тяжелого вооружения и специальных общевойсковых формирований и сил МВД, являлся Грозный. С военной точки зрения смысл этого боя, а не продолжение блокады города не совсем ясен. Как и во всей операции в целом, во взятии Грозного достаточно хорошо прослеживается логическая последовательность действий: блокирование, огневой разгром, дальние огневые удары артиллерии и авиации для обеспечения действия войск (сил). Более того, меньший масштаб боев за столицу Чечни, чем операции в целом, позволяет убедиться в том, что определяющим в них является не только освобождение города к определенному сроку, но и стремление к выполнению задач по блокированию и уничтожению боевиков без потерь среди личного состава федеральных войск.

Освобождение предгорных и горных районов Чечни происходило силами восточной группировки федеральных сил одновременно с блокадой и боями за Грозный. Для увеличения глубины огневого воздействия и блокирования наиболее важных коммуникаций командование Объединенной группировки успешно применило ряд тактических десантов. При продвижении войск вдоль границы Грузии в условиях высокогорья была проложена дорога. Эта часть операции сильно расширила категорию "доступной для действий тяжелой техники" местности, а кроме того, еще раз подтвердила, что принципиальное значение имеет не только захват войсками ключевых горных высот и узлов коммуникаций, а огневое превосходство над противником, что в современных условиях обеспечивается только при наличии тяжелого вооружения. Понятно, что активные действия федеральных сил в предгорных и горных районах Чечни стали возможны благодаря предварительному разгрому и блокированию основных сил боевиков на равнинной части.

Таким образом, контртеррористическая операция в Чечне принципиально отличается от войны с регулярной армией иностранного государства. Кампания 1999-2000 гг. впервые в отечественной практике была построена по принципам разведывательно-огневой операции, основной особенностью которой являлось стремление разгромить противника дальними огневыми ударами из зон, находящихся вне пределов досягаемости противника. Как видно, при такой организации основное содержание операции сводится к действиям авиации, ракетных войск и артиллерии.


ТЕНДЕНЦИИ НЕОБХОДИМЫХ ИЗМЕНЕНИЙ ИМЕЮЩЕЙСЯ СИСТЕМЫ ВВТ РФ

Контртеррористическая операция 1999-2000 гг. на Северном Кавказе четко обозначила основную проблему ведения боевых действий, в которых основным компонентом выступает глубокое огневое поражение противника, т.е. проблему создания на всей территории вооруженного конфликта разведывательно-информационного поля в интересах нанесения эффективных ударов. Специалистами ракетных войск и артиллерии этот вопрос уже не раз поднимался в течение последнего десятилетия, однако должным образом не решался. Одной из причин этого является то, что при решении задач, в основном действиями мотострелковых и танковых войск, общевойсковых командующих и командиров вполне устраивали разведданные о противнике, обеспечивающие возможность принятия решений о районах и рубежах, которые необходимо занять, о направлениях ударов, участков прорыва и т.д. Эта информация позволяла своевременно совершать маневры в ходе операции. Получение соответствующих разведданных на должном уровне обеспечивалось агентурной, визуальной воздушной, войсковой, артиллерийской (оптической) разведками, что не позволило вовремя почувствовать остроту проблемы получения необходимой информации в интересах эффективного огневого поражения.

В операции 1999-2000 гг., когда федеральные войска начали воевать не по правилам, навязываемым бандитами, а по законам военного искусства и тактики, поставив во главу угла реализацию своего огневого превосходства, оказалось, что имеющееся объективное преимущество существенно притормаживается из-за отсутствия современных разведывательных комплексов и неудовлетворительного состояния средств автоматизации управления огневыми подразделениями.

Следствием такого положения дел явилась неспособность федеральных сил осуществлять в полном объеме разведывательно-огневой контроль как над локализованной зоной расположения бандформирований, так и над освобожденной от боевиков территорией. Именно поэтому контртеррористическая операция практически сразу началась с наземной фазы, по той же причине для удержания под контролем освобожденной от боевиков территории на ней необходимо постоянно держать войска МО и МВД.

Действительно, имеющиеся в настоящее время на вооружении ВС технические средства разведки, в основном оптические, не обеспечивают контроля на всю глубину досягаемости современных артиллерийских, а тем более ракетных комплексов. Более того, эти средства, как и наземные радиолокационные станции разведки, предназначены для обнаружения движущихся и неподвижных объектов противника в пределах зон прямой видимости и в принципе непригодны для решения указанной проблемы.

В плане очевидной необходимости существенных изменений в системе вооружения и военной техники ракетных войск и артиллерии ВС РФ целесообразно рассматривать два направления:

- создание перспективных ракетных, артиллерийских и противотанковых комплексов, разработку в их составе средств автоматизации управления огнем, высокоточных боеприпасов и комплексов разведки;

- приоритетную разработку комплексов разведки и модернизацию имеющихся образцов вооружения, прежде всего направленную на смену устаревших технических средств автоматизации управления и связи.

Опыт последних десяти лет показывает, что в данных экономических условиях курс на разработку перспективных комплексов является по крайней мере самообманом. Ни один из них за этот срок не принят на вооружение. Дальнейшее движение в данном направлении приведет к тому, что имеющееся в войсках оружие окончательно придет в небоеспособное состояние, а нового так и не будет.

В то же время и путь только модернизации имеющегося вооружения не ликвидирует очевидных дефектов системы - слишком велик отрыв потенциальных огневых возможностей средств поражения от возможностей информационных подсистем (разведки и автоматизированного управления).

Чтобы получить достаточно полную и своевременную информацию для подготовки и нанесения эффективных огневых ударов, потребуется иметь на вооружении:

- разведывательный комплекс с дистанционно устанавливаемыми выстрелом сейсмо-акустическими датчиками. Он позволит создать в расположении противника информационно-разведывательное поле для определения координат движущихся объектов (в том числе и вражеской пехоты), стреляющих орудий, минометов и пусковых установок с необходимой для артиллерии точностью;

- разведывательные дистанционно пилотируемые летательные аппараты с телевизионной аппаратурой оптического и ИК диапазонов, позволяющие в любое время суток осуществлять визуальный контроль над территорией противника и обеспечивать корректировку огня артиллерии, а также осуществлять лазерную подсветку наиболее важных отдельных целей для их поражения высокоточными снарядами;

- разведывательный комплекс, позволяющий с выносной высотной платформы (10-20 м) проводить разведку местности в оптическом и ИК диапазонах (телевизионные средства) и радиолокационном режиме (РЛС), определять при необходимости координаты целей и осуществлять их лазерную подсветку (лазерный дальномер-целеуказатель);

- радиолокационный комплекс разведки стреляющих орудий (минометов) противника;

- разведывательный радиолокационный комплекс, установленный на борту вертолета, позволяющий определять координаты объектов противника в любое время года и суток.

Все силы и средства разведки и поражения, находящиеся в распоряжении командования ОФС, должны быть замкнуты в единую автоматизированную разведывательно-огневую систему. Очевидно, что в настоящее время отсутствие этих комплексов отчасти компенсируется численностью федеральных войск, которая позволяет осуществлять маневры и компенсировать действиями мотострелков и десантников (на уровне не более 30% потенциальных возможностей) не полную реализацию сил дальнего огневого поражения. Отсюда следует, что данная ситуация не гарантирует полного отсутствия боевых потерь среди федералов.

Продвижение Объединенной группировки войск в глубь территории и создание системы опорных пунктов с точки зрения интенсивности возможных потерь является наиболее неблагоприятным периодом операции. Вынужденно предпринятые тактические меры - движение вне дорог, обход населенных пунктов и зон, труднодоступных для техники, - в значительной мере снижает риск значительных потерь личного состава. Вместе с тем неизбежный огневой контакт между продвигающимися федеральными войсками и незаконными вооруженными формированиями все-таки может приводить к недопустимо большим потерям в следующих типовых боевых ситуациях:

- атака бандформированием с близкого расстояния (из засады) подразделения, оборудующего опорный пункт;

- огневое нападение и последующая атака боевиков из засады движущихся в предбоевом порядке подразделений или колонн (в том числе с применением инженерных сооружений и минных полей);

- огонь на поражение из засад движущихся и неподвижных подразделений федеральных сил с применением стрелкового оружия, РПГ и ПТРК без попыток атаки.

Отметим, что в качестве типовых боевых ситуаций дня федеральными силами не рассматриваются атака заблаговременно укрепленного района (позиции) и бой за овладение населенным пунктом, т.е. активные наступательные действия. Таких ситуаций, находясь в глубине территории противника, федеральные силы должны избегать, т.к. без уничтожения огнем дальнобойных огневых средств основных элементов обороны потери будут неизбежны.

Ввиду скоротечности атаки с близкого расстояния с учетом возможного времени реакции системы управления огнем, ее загруженности и полетного времени снарядов (времени подлета авиации) основной упор должен быть сделан на огневые средства самого подразделения. В этом контексте заслуживает внимания идея создания на базе танка Т-72 специализированной машины контактного боя (МКБ). Более того, эта база может стать основной для создания целого семейства машин, предназначенных для перевозки личного состава опорных пунктов, перевозки боеприпасов и продовольствия, создания самоходных минометов, подвижных пунктов управления и разведки и т.д. В любом случае соотношение между количеством танков (в перспективе МКБ) и транспортными и инженерными машинами должно быть таково, чтобы подразделение было в состоянии самостоятельно отразить атаку бандформирования. Поскольку наиболее реальным средством поражения MKБ и бронированных транспортных средств являются носимые ПТРК, всю технику в последующем необходимо оснастить системой динамической защиты, а в перспективе и системой обнаружения противотанковых ракет и их уничтожения на безопасных расстояниях от защищаемого объекта.

Огонь на поражение стрелковым оружием и РПГ крайне опасен для личного состава, находящегося вне бронированной техники и подготовленных инженерных сооружений. Для устранения возможных потерь в период совершения перемещений и подготовки опорного пункта необходимо радикально повысить живучесть имеющихся образцов техники. Проведенные предварительные исследования и уже готовые конструкторские решения показывают, что возможные меры по повышению живучести образцов отечественной легкобронированной техники за счет противокумулятивных экранов (сеток), противопульных наружных элементов усиления броневой защиты, противоосколочных подбоев, внутренних противокумулятивных экранов, противоосколочных матов, перегородок, систем пожаротушения и специального дооборудования топливных баков (при разумном ограничении дополнительной массы защитных элементов) возможны. Эти меры способны практически полностью исключить вероятность безвозвратной потери техники, а значит, и снизить вероятность гибели экипажа из-за взрывов и пожаров. В комплексе с повышением живучести техники возможно существенно снизить вероятность потерь в живой силе за счет индивидуальных средств защиты - шлемов и бронежилетов - и полностью исключить поражение экипажей и расчетов при применении противником только стрелкового оружия и осколочных гранат. Следует отметить, что стоимость возможных мероприятий по усилению противопульной и противокумулятивной стойкости имеющихся отечественных образцов легкобронированной техники существенно меньше стоимости разработки новых аналогичных образцов с усиленной броневой защитой. Такие доработки могут быть осуществлены в рамках модернизации практически любого образца вооружения за счет применения внутренних стандартных противоосколочных тканеметаллических экранов, выполненных из многослойной ткани высокопрочного полиамидного волокна типа СВМ с закрепленными на них малоразмерными броневыми элементами.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В борьбе за терминал в порту Усть-Луга суд проигнорировал интересы государства

В борьбе за терминал в порту Усть-Луга суд проигнорировал интересы государства

Денис Беляков

Предписание ФАС, позволявшее защитить от обесценивания крупный пакет акций логистического комплекса, отменено в арбитраже

0
395
Пентагон готовит новую атаку на Сирию

Пентагон готовит новую атаку на Сирию

Андрей Рискин

0
981
Шоково-бензиновая терапия

Шоково-бензиновая терапия

Никита Кричевский

Как избавиться от "паленого" топлива и пополнить бюджет

0
507
США берут Европу в заложники

США берут Европу в заложники

Владимир Иванов

Чем ответит Москва на ликвидацию Договора о РСМД

0
1291

Другие новости

Загрузка...
24smi.org