0
1414
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

08.02.2008

Африканское домино

Тэги: кения, чад, столкновение, африка


кения, чад, столкновение, африка Яловитые стрелы межплеменной розни бьют в сердце Африки.
Фото Reuters

Лет 50 назад Африку назвали Пылающим континентом. От мыса Горн до Средиземного моря шла антиколониальная борьба, появлялись новые государства, где власть перехватывали друг у друга военные группировки, вспыхивали гражданские войны. Сейчас история повторяется. Сепаратизм, межэтнические и межконфессиональные столкновения, борьба за землю, воду и полезные ископаемые на фоне быстрого роста населения и скачка мировых цен на продовольствие снова превращают континент в пылающий. Зона нестабильности, начинаясь от Сомали, расширяется все больше: Эфиопия и Эритрея, Судан, Чад, Кения...

КРУГОМ МЯТЕЖНИКИ

В понедельник, 4 февраля, в столице Чада Нджамене наступило временное затишье. Президент Идрисс Деби объявил по радио, что правительственные войска выбили повстанцев из города. А генерал Махамат Али Абдалла вообще утверждает, что «враг полностью разбит».

Однако представитель повстанцев Абдераман Куламалла говорит иное: «Мы вышли из города, но мы повсюду. В ближайшее время мы перейдем в наступление и просим гражданское население покинуть Нджамену, поскольку не можем гарантировать ему безопасность». Столицу Чада покинули граждане Франции, США и других западных и восточных стран. В частности, Китая, который европейские СМИ обвиняют в подстрекательстве мятежников. Правда, не напрямую, а при посредничестве властей соседнего Судана, который на своей территории в провинции Дарфур пригрел чадских повстанцев.

Между тем в Дарфуре с 2003 года не затихает конфликт между арабизированными и негроидными племенами из-за земли и воды. Наступающая Сахара гонит кочевников на давно поделенные территории, куда их не желают пускать местные жители. Исламское правительство в Хартуме поддерживает братьев по вере из военизированного ополчения «Джанджевид» против южных язычников. В свою очередь, власти соседнего Чада оказывают помощь дарфурским сепаратистам и на своей территории дали приют не только беженцам, но и партизанам. Судан поступил точно так же, приняв у себя ряд «революционных» чадских группировок.

Весной 2006 года лидер группировки «Объединенный фронт за перемены», контролирующей значительную часть Южного Чада, Али Кедеалайе заявил: «Мы должны положить конец существующему в стране хаосу. Нам нужен стабильный режим, который бы поддерживало большинство населения Чада». 13 апреля автоколонна мятежников вошла в Нджамену и осадила парламент. Правительственные войска, используя вертолеты, бронетехнику и артиллерию, в ходе трехчасового боя разбили повстанцев. Но решающий вклад внесла французская авиация, разбомбившая основные силы наступающих. Тогда погибли более 350 мирных жителей.

В октябре 2007 года при посредничестве Ливии правительство Чада и четыре крупнейшие оппозиционные группировки – «Союз сил за демократию и развитие» (ССДР), Фундаментальный ССДР (ФССДР), «Объединение сил за перемены» (ОСП) и «Национальное чадское согласие» (НЧС) – заключили мирное соглашение. На юге страны должны были разместиться международные миротворцы. Однако буквально через день повстанцы заявили, что их обманули, и разорвали мирные соглашения. Через месяц они предприняли наступление из Дарфура. Их автоколонна была остановлена в 60 километрах от границы и, по заявлению властей Чада, полностью уничтожена, а сотни боевиков взяты в плен.

7 января вертолеты Ми-17 и Ми-24 ВВС Чада атаковали базу оппозиционеров к юго-востоку от города Эль-Генейны на территории Судана в Западном Дарфуре, несмотря на присутствие миротворцев Африканского союза. Президент Идрисса Деби пригрозил, что удары будут повторяться и Чад продолжит поддержку антихартумских повстанцев. Хартум заявил в ответ, что не позволит оторвать Дарфур и сам поддержит чадскую оппозицию. Можно считать, таким образом произошло взаимное объявление войны.

27 января на встрече президента Чада Идрисса Итно Деби и президента Судана Омара Хасана аль-Башира в столице Ливии при посредничестве президента Египта Хосни Мубарака была сделана попытка примирения двух соседних государств. Но конфликт, обусловленный внутриполитическими причинами, столь легко не решается. В обеих странах действую сепаратисты, которых те и другие взаимно поддерживают. Примирения не произошло.

БИТВА ЗА НДЖАМЕНУ

Через два дня 2–2,5 тыс. боевиков на джипах и пикапах, все в новенькой форме начали 700-километровый марш из Дарфура на столицу Чада. Части правительственной армии получили приказ выдвинуться в сторону чадско-суданской границы. Несколько тысяч солдат должны были оборонять столицу. Всего армия Чада насчитывает около 30 тыс. человек, но их боевые качества оцениваются чрезвычайно низко. Исключение – президентская гвардия. Утром 1 февраля произошел бой возле города Массагет в 50 километрах от Нджамены. Военное командование Чада объявило, что мятежники разбиты и бегут. Однако все произошло с точностью до наоборот, и 2 февраля три колонны повстанцев подошли к Нджамене. Три часа им понадобилось, чтобы преодолеть оборону, войти в город и окружить президентский квартал.

Мятежники заявляли, что намерены судить президента Идрисса Деби, но, не сумев взять его резиденцию, предложили ему покинуть дворец. Однако «пожизненный президент», пока повстанцы занимались грабежами, сосредоточил верные войска, подтянул танки и тяжелую артиллерию. В воздух был поднят вертолет. К вечеру бой затих, а на следующий день мятежники отошли на окраины для перегруппировки и пополнения боеприпасов. Население покидает столицу и бежит в Камерун.

В 1990 году Идрисс Деби точно так же, как нынешние его противники, пришел в Нджамену из Судана во главе колонны боевиков и захватил власть. Найденная в стране нефть позволяет ему содержать армию и приобретать недвижимость в Европе. А главное – он пользуется симпатиями Ливии и Франции. На саммите Африканского союза и на Совете безопасности ООН уже приняты резолюции в его поддержку. Мятежникам объявили, что если они возьмут власть, Чад будет исключен из Африканского союза.

Проблемы соседних Судана и Чада одинаковы – это конфликт между Севером и Югом. В Африке он особенно остр. Кочевники-скотоводы, исповедующие ислам, оказались у власти. И притесняют земледельцев – христиан и язычников. Это группы людей с разным менталитетом, многовековым антагонизмом, противоположным укладом жизни. Поэтому в обеих странах гражданская война почти без перерыва идет с момента обретения независимости в 1960-х годах. В последнее время появилась еще одна причина для междоусобицы и сепаратизма – нефть. Племена, на чьей территории обнаружены запасы углеводородного сырья, получили дополнительный серьезный стимул добиваться независимости. И всегда найдется «инвестор», готовый финансировать их «освободительную» войну.

Племя загава, к которому принадлежит президент Деби, составляет всего 3% населения Чада, но его представители занимают все ключевые посты в правительственных структурах, армии и полиции. Всякая оппозиция немедленно и жестко подавляется, коррупция достигла небывалого размаха. Даже родственники президента вынуждены выступать против его неограниченной власти.

Особенность нынешнего наступления в объединении четырех группировок, создавших единый фронт. Среди их лидеров бывший министр и посол в Саудовской Аравии Махамат Нури и бывший начальник генерального штаба Тиман Эрдими – родной дядя президента Деби.

Если даже мятежники отступят из Нджамены обратно в Дарфур, война в Чаде на этом не закончится. Не закончится она и в Дарфуре, поскольку Идрисс Деби намерен и дальше поддерживать сепаратистов племени загава, к которому сам принадлежит. Вполне можно ожидать втягивания в конфликт Франции. Пока солдаты ее Иностранного легиона, которых в Чаде около 2 тыс., участвовали лишь в отдельных стычках. Президент Николя Саркози не решился отдать команду защищать своего друга Деби. В ближайшее время в Чад должны прибыть европейские миротворцы в количестве от 2 тыс. до 3,7 тыс. человек для охраны лагерей дарфурских беженцев, которых на юге Чада насчитывают до 400 тыс. Однако они вряд ли будут бороться с мятежниками.

Этнические конфликты в Африке легко выплескиваются за государственные границы, как пожар в саванне. «Принцип домино» на Черном континенте срабатывает как нигде. Достаточно вспомнить межплеменной геноцид в Руанде в 1994 году, когда резня перебросилась в Бурунди и Конго, а в конфликт оказались втянуты все соседние страны.

ВОЖДИ И НАРОДЫ

Бывший генсек ООН Кофи Аннан, выступающий посредником по урегулированию кризиса в Кении, предложил создать общественную комиссию «правды, справедливости и объединения». С ее помощью он надеется найти выход из конфликта. Пока это ему не удается. Кения, еще вчера одна из самых успешных и динамично развивающихся африканских стран, неотвратимо скатывается в кровавую междоусобицу. Большинство экспертов считаtт, что гражданскую войну уже не предотвратить.

Волнения начались после президентских выборов 27 декабря 2007 года в стандартном стиле оранжевых революций. Примечательно, что оппозиция в Кении именуется оранжевой, поскольку партийным символом избрала апельсин. В стране, где значительная часть населения неграмотна, подобные «фрукты» – обязательный атрибут избирательного бюллетеня.

Африканская специфика – в Кении 42 племени, на всех высоких должностей не хватает. После получения независимости местная элита была представлена в основном народами кикуйю и луо. Но исторически так сложилось, что президентом в 1978 году стал Даниэль арап Мои из небольшого народа календжин. Он опирался на такие же мелкие племена и преследовал конкурентов, выгоняя с насиженных мест целые общины кикуйю. Лишенные политических прав беженцы не могли участвовать в голосовании. Таким образом, вполне «демократично» арап Мои правил 24 года.

Только в начале XXI века объединившиеся кикуйю, луо и примкнувшие к ним несколько племен поменьше выиграли выборы и мирным путем получили власть в стране. Президентом стал вождь кикуйю Мваи Кабаки. Вождь луо Райла Одинга должен был получить пост премьера, но ему досталось лишь второстепенное Министерство по дорогам и общественным работам. Почти весь кабинет министров был укомплектован представителями одной племенной группы.

Следует отметить, что Мваи Кабаки начал либерализацию экономики, привлек инвестиции и зарубежную помощь. В страну хлынули туристыы, окрепла национальная валюта, вырос ВВП. Кению стали называть «африканским тигром» по аналогии с бурно развивающимися «азиатскими тиграми». Однако все блага экономического роста доставались лишь одной четко очерченной этнической группе.

На выборах 2007 года лидер оппозиционного «Оранжевого (апельсинового) демократического движения» Раила Одинга сделал ставку на недовольных распределением национального богатства. Главным козырем в предвыборной борьбе стала идея создания местных парламентов, по сути, внутриплеменных. Мелкие племена Кении живо восприняли эту популистскую идею, видя в ней способ избавиться от диктата кикуйю. Получив почти половину мест в парламенте, Раила Одинга стал фаворитом на президентских выборах 27 декабря. По всем опросам он однозначно выигрывал.

ЯДОВИТЫЕ СТРЕЛЫ ВРАЖДЫ

Волеизъявление граждан Кении прошло с невероятным количеством нарушений и подтасовок. Власти тянули с объявлением результатов. 29 декабря «оранжевые» вышли на улицы города Кисуму, требуя признать победителем своего лидера. Полиция открыла огонь, 44 человека были убиты и 143 – ранены.

30 января избирательная комиссия объявила, что победил Мваи Кибаки, набравший 46,7% голосов и опередивший Одингу на 231 728 голосов. Буквально через несколько минут Кибаки провел поспешную инаугурацию, оставшись президентом на второй срок. Праздник подпортил председатель избирательной комиссии Самуэль Кивуйту, заявивший в интервью местным СМИ, что не знает настоящего победителя, а сделать победителем Кибаки его принудили сторонники президента.

Оппозиция провела свои подсчеты и пришла к выводу, что Раила Одинга набрал на 38 тыс. голосов больше, чем действующий президент. Лидер «оранжевых» потребовал провести повторные выборы. Тем временем возмущенные расстрелом в Кисуме оппозиционеры пошли громить луо, которые составляют основную массу полицейских и военнослужащих.

Кроме межэтнического оттенка волнения приобрели и характер межконфессионального конфликта. В Момбасе и Найроби мусульмане, недовольные итогами выборов, возле мечетей вступили в схватки с полицией. В результате один человек был застрелен. После этого начались поджоги христианских храмов, поскольку кикуйю в основном христиане разных конфессий. Беспорядки распространились по всей стране. Единственными зонами спокойствия остались заповедники и курорты. Иностранцев никто не трогал и никто им не угрожал. Однако на январь 90% туров в Кению оказались аннулированы.

Политическое недовольство очень быстро переросло в межплеменную резню. Во многих городах выжжены целые кварталы, сотни тысяч беженцев покинули свои дома. Страна переживает экономический коллапс. Прекратился подвоз продовольствия в Найроби и другие крупные города.

В течение января оппозиция несколько раз объявляла о прекращении акций протеста и о переходе к переговорам. Но ситуация полностью вышла из-под контроля. В городах в дело включились молодежные банды, насчитывающие до нескольких сотен членов. Применяя самодельные пистолеты, мачете и луки с отравленными стрелами, они устраивают настоящие побоища. А в районах национальных парков охотники-масаи, еще вчера развлекавшие туристов боевыми пляскам, уничтожают луо.

В конце января были застрелены два члена парламента от «Оранжевого демократического движения». Их соратники заявили, что убийства совершает власть, пытаясь физически ликвидировать оппозиционное парламентское большинство и запугать народных избранников.

Президент Мваи Кибаки ни за что не отдаст власть. Но и Раила Одинга еще никогда не был так близко к креслу главы государства, чтобы отступить. В стране уже более 300 тыс. беженцев. Пока еще на усмирение восставших не была брошена армия. Если это произойдет, гражданскую войну точно будет не остановить.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Россия начинает "большую игру"  в Африке

Россия начинает "большую игру" в Африке

Энгин Озер

Москва может перехитрить Париж и Лондон на Черном континенте

0
2739
Калининград прикроют "Самаркандами", Минобороны готовится  к войне в ЦАР

Калининград прикроют "Самаркандами", Минобороны готовится к войне в ЦАР

Александр Шарковский

0
2741
Россия ищет в ЦАР алмазы и уран

Россия ищет в ЦАР алмазы и уран

Владимир Мухин

Зачем Москва отправляет в Банги военных инструкторов и безвозмездно поставляет оружие

0
2361
Зачем Москва, Пекин и Токио посылают войска в Африку

Зачем Москва, Пекин и Токио посылают войска в Африку

Военные РФ осваивают регионы Черного континента, покинутые Западом

0
2829

Другие новости

Загрузка...
24smi.org