0
3680
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

08.08.2008

Обострение по единому сценарию

Тбилиси не контролирует собственную армию

Тэги: абхазия, осетия, грузия, нападение


абхазия, осетия, грузия, нападение Будний день в Южной Осетии.
Фото Юрия Тутова

В понедельник 4 августа в Сухуми состоялось заседание Совета безопасности Абхазии, на котором обсуждались действия в случае начала войны в Южной Осетии. Как заявил замминистра обороны непризнанной республики Гарри Купалба, «безусловно, Абхазия будет принимать участие в боевых действиях». Между республиками заключен договор о военной помощи в случае нападения на одну из них. Тем временем в Южную Осетию организованно прибывают добровольцы. И хотя ночные выстрелы в зоне конфликта звучат не столь часто как недавно, ситуация остается крайне напряженной.

АВГУСТОВСКОЕ ОБОСТРЕНИЕ

Интенсивные обстрелы с грузинской стороны уже случались этим летом 11 июня, 3 и 8 июля. Однажды в небе даже появились российские штурмовики, чтобы «охладить горячие головы».

Между тем накануне нынешнего кризиса завершились грузино-американские маневры Immediate Response-2000 («Мгновенный ответ»), полностью профинансированные Пентагоном в объеме 8 млн. долл. Параллельно свои учения провели силовые структуры Республики Южная Осетия (РЮО). Напряженность нагнеталась постепенно.

3 июля был подорван кортеж главы подконтрольной Тбилиси «временной администрации Южной Осетии» Санакоева. Он не пострадал, но грузинская сторона под предлогом защиты путей сообщения захватила стратегическую высоту Сарабука – «выставила неплановый пост». На высоте отрыли 800 м окопов, оборудовали огневые позиции и укрытия. Таким образом была усилена охрана объездной дороги Эредви–Хеити и «полностью исключены теракты в этом районе».

Однако в ночь на 1 августа на той же дороге, в 100 м от только что возведенного опорного пункта, в пределах прямой видимости, двумя управляемыми минами был подорван автомобиль грузинской полиции, шесть человек получили ранения. Председатель парламента Грузии Давид Бакрадзе без промедления заявил: «Главной причиной случившегося теракта является наличие в Цхинвали криминального режима и та неэффективная миротворческая операция, которая не обеспечивает безопасность в регионе и не препятствует разгулу терроризма, поэтому мы требуем изменения существующего формата миротворческой операции, что обеспечит мирное урегулирование конфликта».

Провокация сыграла свою роль. Вечером 1 августа в 18.17 грузинский снайпер обстрелял югоосетинский блок-пост. Один сотрудник МВД РЮО был убит, второй ранен. Примерно в это же время начинают работать снайперские группы на других направлениях. К 21.00 в результате их огня погибли уже четыре человека, насчитывалось семь раненых.

В 21.15 с трех сторон начинается обстрел Цхинвали из стрелкового оружия, гранатометов, минометов и БМП. Осетинская сторона открывает ответный огонь. Перестрелки завязываются у грузинских сел Эргнети, Земо-Никози, Тамарашени, а после 23.00 – вспыхивают возле Приси, Сарабуки, Дмениси, Ередви, Ванати, Авневи. Огонь велся до 8.00 следующего дня. К утру 2 августа с осетинской стороны убиты шесть человек, 15 ранены. Все – граждане России. Половина из них пострадали от пуль снайперов. Характер ранений показывает, что стрельба велась из винтовок калибра 12,7 мм. Винтовки укомплектованы глушителями, поэтому мирные жители не сразу поняли, что по ним ведется огонь на поражение.

Официальный Тбилиси объявил о семи раненых со своей стороны. Однако полпред Республики Южная Осетия в РФ Дмитрий Медоев утверждал, что силы обороны РЮО подавили около 20 огневых точек. «Речь идет о тех самых инженерных сооружениях на высотах вокруг Цхинвали, которые грузинские военнослужащие незаконно заняли, нарушив все протоколы и договоренности», – уточнил Медоев. По его словам, грузинские власти скрывают свои истинные потери. Согласно югоосетинским данным, они составляют не менее 40 человек. Тела убитых вывезены в морг города Гори, и власти не знают, как выдавать их родственникам.

По другим сведениям, в ночь с 1 на 2 августа были убиты 29 грузинских военнослужащих, отмечены попадания из станковых гранатометов в автомобиль «Урал» с личным составом и в восемь огневых точек, пораженных также минометным огнем. Кроме того, сообщается о двух подбитых бронемашинах, о том, что тяжелые потери вызвали панику в рядах грузинских солдат и растерянность их командования.

Реальные данные, возможно, станут известны позже. Тбилиси страшно не любит признавать урон в людях и технике. Достаточно вспомнить сбитые нынешней весной над Абхазией беспилотники, от которых Грузия долго всячески открещивалась. Или о посмертном награждении погибших во время предыдущего обострения обстановки в Южной Осетии летом 2004 года, когда, по официальным сведениям, Грузия потерь не понесла.

В ночь со 2 на 3 августа перестрелки продолжались. Грузия подтягивала войска и технику, в том числе дивизион гаубиц и две минометные батареи. Непосредственно в зоне конфликта было сосредоточено 1200 солдат. Еще 4000 находились в Гори. В грузинских селах располагались силы полиции и местных ополченцев.

Нынешние столкновения оказались самыми интенсивными с августа 2004 года. И в них много общего.

ЗНАКОМЫЙ СЦЕНАРИЙ

Весной 2004 года грузинские силовики ликвидировали так называемый Эргнетский рынок, а затем перекрыли Транскавказскую автомагистраль под предлогом борьбы с контрабандой. Фактически была установлена экономическая блокада Южной Осетии. В зону конфликта начали вводиться формирования грузинской полиции, внутренних войск, а затем и армейские подразделения. Последовал захват господствующих высот, которые играют решающую роль в случае боевых действий. За контроль над ними развернулись самые настоящие бои.

При этом 12 августа президент Михаил Саакашвили призвал «не допустить осуществления сценария внешних сил, направленного на вовлечение Грузии в крупномасштабный вооруженный конфликт на собственной территории», и обвинил осетинскую сторону в стремлении осуществить этнические чистки грузинских сел. Депутаты парламента Грузии потребовали ввести в регион миротворцев из других стран в противовес российским. Турция сообщила о готовности включиться в процесс «интернационализации» миротворческих сил.

В ночь с 18 на 19 августа 2004 года проходят телефонные консультации с участием посла США в ОБСЕ Стефана Миникса, американского посла в Тбилиси Ричарда Майлса и президента Грузии Михаила Саакашвили. К утру они вроде бы пришли к единому мнению о прекращении военных действий. И тут же грузинские войска принялись штурмовать господствующие высоты возле Цхинвали. Взятый в плен сотрудник ОВД Джавского района Южной Осетии Геннадий Санакоев был зверски убит. Его тело, переодетое в казачью форму, предъявили в качестве доказательства российского вмешательства. Начался интенсивный дневной обстрел Цхинвали. Южная Осетия заявила о начале против нее широкомасштабной агрессии. Абхазия привела в полную боевую готовность свои вооруженные силы. В непризнанные республики заспешили добровольцы с Северного Кавказа и других регионов РФ. Но грузинские войска к вечеру того же дня покинули высоты...

...Летом 2008 года все началось с водной блокады. Водовод, снабжающий Цхинвали питьевой водой, неожиданно пересох. В нем обнаружилась 61 врезка, через которые вся вода уходит на поля грузинских селений. При этом для орошения полей на деньги Евросоюза грузинам построена специальная оросительная система.

В зоне конфликта находится большое количество грузинских полицейских, солдат внутренних войск и просто солдат, выдаваемых за военную полицию. Через каждые три месяца, а не через шесть, как положено, производится ротация грузинского миротворческого батальона, чтобы как можно больше военнослужащих прошло обкатку в регионе. Выставляются так называемые непредусмотренные посты на высотах. Оборудуются дзоты, минометные позиции, укрытия для бронетехники. Затем 1 августа последовала провокация – подрыв полицейских рядом с грузинскими позициями, а вечером снайперы начали убивать осетин.

СЛИШКОМ МАЛО НАБЛЮДАТЕЛЕЙ

После ночных перестрелок 2 августа зону конфликта посетил грузинский госминистр по реинтеграции Темур Якобашвили. Он отметил, «что, несмотря на провокации сепаратистов, власть Грузии приложит все усилия для урегулирования ситуации политическими методами». В этом контексте была зафиксирована необходимость выполнения российскими миротворцами мандата, подчеркнута важность роли ОБСЕ для исправления ситуации и необходимость размещения в регионе дополнительных наблюдателей этой организации.

Грузинский эксперт по вопросам Кавказа Мамука Арешидзе в тот же день заявил: «Действия сепаратистов осуществляются согласно тому плану, по которому Грузия должна быть втянута в военную конфронтацию, после чего нападение должно быть осуществлено и на Кодорское ущелье». «Грузинская сторона должна задействовать международное сообщество еще более активно. С помощью поддержки и усилиями зарубежных коллег сможем достичь положительного результата», – сказал Арешидзе в заключение.

Турция на сей раз промолчала, зато МИД Украины выступил с комментарием, суть которого в том, что «подобное развитие событий свидетельствует о неэффективности миротворческого механизма, который работает в данном регионе».

Но об «интернационализации» миротворцев уже не говорится. Даже Госдеп США в лице официального представителя Гонсало Галегоса ограничился следующим заявлением по поводу произошедшего: «Эти инциденты подчеркивают необходимость увеличения в Южной Осетии численности наблюдателей ОБСЕ, а также осуществления совместного грузино-российского мониторинга на Рокском тоннеле, чтобы пресечь передвижение незаконного оружия, вооруженных групп и боеприпасов». Речь идет о грузинском контроле над поставками из России в Южную Осетию и прибытием добровольцев.

5 августа в ходе телефонного разговора заместителя министра иностранных дел России Григория Карасина с заместителем госсекретаря США Дэниелом Фридом, российская сторона выразила глубокую озабоченность ситуацией в Южной Осетии и действиями грузинской стороны по наращиванию своих вооруженных сил в регионе, бесконтрольным строительством фортификационных сооружений. Заместитель госсекретаря США согласился, что существующие проблемы следует решать исключительно мирными переговорными методами. Вслед за этим Гонсало Гальегос потребовал от Грузии и Южной Осетии немедленно прекратить огонь. Когда подобные требования звучат из Вашингтона, Тбилиси обычно их быстро выполняет. Можно считать, что самая тяжелая фаза нынешнего конфликта миновала.

Но тут не надо сбрасывать со счетов еще несколько факторов. Во-первых, власти Южной Осетии показали свою решимость сражаться. Они оперативно вывезли более тысячи женщин и детей из зоны вероятных боевых действий. Решительно пресекли ответным огнем обстрелы с грузинской стороны. Начали прием добровольцев.

Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты сообщил, что из Северной Осетии прибыли более 300 волонтеров. А общая численность тех, кто готов поддержать своих собратьев из соседней республики, достигает 2 тыс. Столько же готовы выставить казаки Северного Кавказа. Кроме них готовятся группы ветеранов-афганцев. А есть еще организованные добровольцы Карачаево-Черкесии и других регионов. В самой Южной Осетии практически все мужское население готово взяться за оружие – это порядка 30 тыс. человек. Многие осетины, пребывающие в «маятниковой эмиграции», уже возвратились из России в Цхинвали, чтобы влиться в ряды защитников.

Свою роль сыграла поддержка со стороны Абхазии, особенно со стороны России. В том числе заявление командующего ВДВ Валерия Евтуховича: «В любом случае Россия не даст в обиду своих граждан, проживающих на территории Южной Осетии. Что касается Воздушно-десантных войск, то если потребуется, мы готовы прийти на помощь силам по поддержанию мира в зоне конфликта». Вряд ли подобные слова военачальник произнес по собственной инициативе.

Примечательно, что ни президент Грузии Саакашвили, ни министры обороны и МВД, вообще никто из первых лиц государства никак не комментировал происходящее в Южной Осетии. Проходили различные светские мероприятия, вручались ордена, была масса поводов высказаться, но промолчали все. Раньше такого не случалось. Складывается впечатление, что вспышка боевых действий возникла по инициативе местных грузинских военачальников, которые традиционно обвинили во всем осетинскую сторону. Но это может означать, что Тбилиси не контролирует собственную армию. Или же руководство страны отстранилось от происходящего, лишив таким образом силовиков моральной поддержки. Зато оказывается не виновато в потерях.

Вполне вероятно, что план грузинского наступления оказался нарушен, и от него отказались. Выступать в такой ситуации – только президентский имидж портить.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Грузия нуждается в третьей политической силе

Грузия нуждается в третьей политической силе

Юрий Рокс

Финалисты президентских выборов не отражают общественных настроений

0
879
На базе вблизи Тбилиси с помощью США и стран НАТО будет построен военный аэродром

На базе вблизи Тбилиси с помощью США и стран НАТО будет построен военный аэродром

0
655
Группа Mgzavrebi представит новую пластинку в Москве

Группа Mgzavrebi представит новую пластинку в Москве

0
490
Саакашвили готовится к возвращению  в Тбилиси

Саакашвили готовится к возвращению в Тбилиси

Гия Пацурия

Немыслимое в Грузии еще месяц назад постепенно становится явью

0
2181

Другие новости

Загрузка...
24smi.org