0
4082
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

23.10.2009

Звездный с трудом снимает погоны

Тэги: звездный городок, цпк


звездный городок, цпк Космонавты Сергей Крикалев и Алексей Леонов.
Фото Александра Песляка

Министерство обороны продолжает избавляться от непрофильных активов. И военные уже уходят из пилотируемой космонавтики. После «демилитаризации» Байконура аналогичный шаг предпринят в отношении Звездного городка. Там по распоряжению председателя правительства РФ № 1435-р от 1 октября 2008 года в течение 9 месяцев ликвидирован Российский государственный НИИ Центр подготовки космонавтов (ЦПК) имени Ю.А.Гагарина. В этот же период проходила передача имущества и функций новому госбюджетному учреждению под тем же названием, но уже не находящемуся в двойном подчинении Минобороны и Роскосмоса, а полностью в ведении последнего.

В соответствии с приказом руководителя Роскосмоса «новорожденную» структуру с апреля возглавил космонавт Сергей Крикалёв. О проблемах ЦПК и всего Звездного городка, превращаемого в ЗАТО, он рассказал в интервью «НВО».

– Сергей Константинович, уже не один месяц вы управляете Центром подготовки космонавтов в новом формате. Какова ситуация с преобразованием, переходом к гражданскому управлению?

– Переход продолжается. К сожалению, задача, которая должна была быть решена к 1 июля, не выполнена. В тот же день вице-премьер Сергей Иванов провел совещание, потребовав ускорить процесс завершения передачи всего имущества и структур центра.

– Но с июля уже более трех месяцев прошло┘ Завис процесс?

– Скажем так: он идет, но недостаточно активно. В итоге к 1 июля, сроку, определенному в поставновлении правительства, нам вообще ничего не было передано - ни здания, ни авиапарк и тренажеры, ни коммуникации.

– А в чем сложность?

– В том, что все процедуры передачи осуществляются через Росимущество. Министерство обороны должно все сдать в казну, то есть в Федеральное агентство по управлению государственным имуществом, а оно должно наделить новую организацию этим имуществом. Сдача же в казну подразумевает полное оформление документации.

Что же оказалось? На многие объекты вообще документов не было. На многое – в архивах, но искать чрезвычайно тяжело. Вот ситуация с забором, который давным-давно был построен вокруг Звездного городка. На него нет не только паспортов объекта или актов «сдал-принял», но просто никакой строительной документации.

– А нельзя просто принять забор на баланс по соглашению с Минобороны?

– В этом случае (или если мы обнаружим какой-то неучтенный объект на своей территории) придется уплатить налог в 24% стоимости. В нынешнем бюджете центра средств на это нет.

Или коммуникационные сети не паспортизированы (без чего передача не состоится). Минобороны не может их задокументировать, поскольку средства на это не выделены. Оценка Минобороны по инженерным работам – 7–10 миллионов рублей. В конце концов мы готовы принять сети и без документации, сделать эту работу сами... Но вот готово ли Росимущество передать их нам в таком виде?

– Необычная складывается конфигурация смены хозяев...

– Да, образуется двухступенчатая структура, где центральный «фильтр» в лице Росимущества подтверждает: да, первая сторона законно приобрела, создала имущество, мы его через свой аудит пропускаем и передаем второй структуре.

– Разве нельзя передать непосредственно от Минобороны Роскосмосу? Ведь организму ЦПК нельзя останавливаться. К тому же собственность как была федеральной, так и остается.

– Порядок, то есть законность, определена распоряжением председателя правительства Владимира Путина от 1 октября прошлого года № 1435-р. А нарушение вице-премьер выразил уже первой фразой на совещании 1 июля: правительственный документ не выполнен.

Одна из причин в том, что в процессе перехода от военного к гражданскому управлению стали меняться позиции ведомств. Вначале предполагалось, что вся земля и объекты на аэродроме «Чкаловский» будут переданы нам целиком; теперь речь начинают вести об аренде.

– А техника? Например, самолеты не только учебные, но и просто уникальные – для тренировок в условиях невесомости.

– Для ускорения процесса нам неоднократно пытались передать технику напрямую. Росимущество говорило: ни в коем случае, это нарушение. К тому же, получая технику с некомплектом документов, мы сами не сможем оформить их как надо.

Нас упрекали за задержки с принятием на баланс, но мы и не должны этого делать до Росимущества или без него.

Хотя вы сказали, что опыт шести моих подготовок в ЦПК давал возможность многое понять изнутри, я с удивлением обнаружил: самолеты – это недвижимое имущество. И если по зданиям и сооружениям процесс передачи практически закончился, то по самолетам буквально только что выпущено распоряжение Росимущества, идет оформление документов, и мы берем машины под свое «крыло». За исключением одной – Ту-154МЛК с люками обзора в застекленном днище. Минобороны сумело оставить самолет у себя. До обучения космонавтов он работал по программе «Открытое небо», инспектируя военные объекты стран НАТО на взаимной основе.

Однако до сих пор невнятной остается ситуация по аэродрому как таковому, по земле в его пределах.

– А что с знаменитым авиаполком имени Серёгина?

– Вы знаете, что воинские части – и ЦПК, и полк имени Серёгина – расформированы. Одни люди уходят в запас, другие – переводятся. Большинство серёгинцев пришли в новое авиационное управление Центра.

За новым ЦПК оставлено право прикомандировать 210 человек на гражданские должности. Они остаются в погонах. Еще 110 человек можем взять с приостановкой воинской службы.

– Передача имущества осложняет работу инструкторов, медиков, обучение космонавтов?

– Мы получаем объекты, что называется, на ходу, не прекращая учебный и исследовательский процесс. И хотя новый ЦПК начал создаваться еще до роспуска старого, передача массы «эстафетных палочек» новой команде беспрецедентна. Никто еще этим не занимался, не у кого нам учиться. А центр должен работать, кандидаты на полеты в космос – обучаться, тренироваться, научные разработки – продолжаться.

Надеемся, что создадим такое учреждение, где сведения и документы не из комнаты в комнату на бумажках носят или на флешках, а по интернету. И чтоб была нормальная оперативная связь с партнерами из НАСА, Европейского космического агентства, которые пока е-мэйлы чуть ли не на почту вынуждены присылать.

– Передача имущества – это важная, но не единственная проблема «переформатирования» ЦПК?

– Другая проблема – финансирование. Оно обычно осуществляется с учетом предыстории. Но у нас ситуация уникальная: бюджет для нового ЦПК обсчитывался по ценам еще позапрошлого года. И было опасение, что денег до конца года текущего не хватит.

Сейчас могу уверенно сказать: по зарплате вопросы закрыты. Но когда планируем бюджет на будущий год, то Минфин запрашивает данные, отталкиваясь от того, как расходовались деньги на содержание самолетов или автопарка в предыдущие годы. Помимо инфляции┘ «Обоснуйте», требуют финансисты.

А надо ли рассказывать, что тот же серёгинский полк имел некогда 20 МиГ-21, потом перешли на Л-39, и тех-то осталось всего 10?! А летают всего две машины. При нормальном финансировании парк бы не разрушался, а ремонтировался... А то с одной машины переставляли агрегат на другую, потому что купить запчасти уже не было средств. И «нисходящее» финансирование тому очень подходило. Но нам не годится.

– Сейчас часть офицеров снимает погоны, центр покидают ветераны. Ваши решения по вопросам трудоустройства, оплаты труда?

– Нам ставилась задача не потерять то, что было создано. Есть у нас высококлассные ветераны, а вот молодежь не очень-то приходит. У ветеранов есть льготы, да и надбавки, которые позволяют им обеспечивать нормальную жизнь. А молодым надо снимать жилье, детей растить, продолжать образование. Думаю, нужно строить кадровую политику на годы.

– Откуда набирать кадры? Те же МАИ, МГТУ, МИФИ?

– Да, есть вузы с техническими специальностями. Но не отказываемся и от выпускников военных вузов. Люди, которые готовились по ракетной технике в Военмехе, нам нужны. Окончившие «Можайку» востребованы здесь и на Байконуре. Математики из МГУ или из Новочеркасска понадобятся для создания тренажерной базы. Среднюю зарплату нам удалось поднять.

– Зарубежные контракты с ЦПК теперь могут пойти напрямую?

– Как бюджетная структура мы обязаны зарубежные соглашения проводить через Минфин и, конечно, через Федеральное космическое агентство. Да, есть возможность вести хозяйственную деятельность, зарабатывать. И контракты с российскими юрлицами могут проводиться по-разному - и через Роскосмос, и напрямую. Но тратить все можем только через смету. Она может включать и модернизацию Центра, и наращивание инфраструктуры, увеличение зарплат┘

– Каковы дела в отряде космонавтов?..

– Пока все остается как есть. Кто готовился, тот продолжает учебу, тренировки. Конечно, идет и процесс ротации, кто-то покидает отряд, приходят новички. Шесть лет командиром отряда является трижды летавший космонавт Юрий Лончаков.

Раньше в отряде был один гражданский человек - Юрий Батурин, теперь гражданским космонавтов стал ранее полковник Геннадий Падалка, только что вернувшийся с орбиты.

– Взаимоотношения ЦПК–Звездный городок?

– Это была одна воинская часть № 26266. Теперь – два разных субъекта управления Раньше вопросы состояния служебной и жилой территории решал начальник ЦПК. Теперь я занимаюсь только делами Центра, а проблемами жилой территории, жизни Звездного городка, ставшего закрытым административно-территориальным образованием (ЗАТО) занимается избранный Совет депутатов и администрация.

Разумеется, между ЦПК, где трудится 2200 человек, и городком с его шести тысячным населением существуют сложные связи, часть которых унаследована от ситуации военного городка с соответствующим реэимом управления и инфораструктурой.

Опишу одну из сложностей в связях. Теплотрассы городка идут из котельной на территории ЦПК. Обеспечивая теплом свои объекты - гидролабораторию, учебные аудитории, медицинский корпус, мы обеспечиваем еще и городок. А вот если бы передали котельную в ЗАТО, без тепла остались бы все.

Ответственность за теплосети делится по территориям, но по сути и здесь, и там ответственность возложена на военных. Хотя когда недавно прорвало трубу у гидролаборатории, а шли тренировки космонавтов в бассейне, то пришлось ее ремонтировать, нарушая бюджетный режим и полномочия. На деле же это должен делать только ответственный от Минобороны. Более того, до завершения процесса создания ЗАТО, то есть до 1 января 2011 года, именно оно обеспечивает содержание и эксплуатацию жилищно-коммунальной и социальной инфраструктуры Звездного городка.

Словом, мы крайне заинтересованы в скорейшем и законном завершении процесса передачи центру всех имущественных прав.

Здесь многое делается впервые. Мы впервые осваивали космос, а теперь осваиваем новые правила наземной деятельности. Пожелаю успеха только что возглавившему администрацию Звездного городка космонавту Александру Волкову. Надеюсь на тесное сотрудничество.

– Последний, но важный вопрос – наука в ЦПК.

– Та же задача – сохранить то, что имеем. В первый месяц было недовольство понижением зарплат относительно предыдущей организации. Сейчас вопрос вроде решен.

Задачи перед наукой ЦПК стоят объемные, начиная с простых вещей – как улучшить процесс подготовки – и кончая участием в создании космической техники. Продолжаем ряд НИОКР, проводим 28 октября конференцию по пилотируемой космонавтике. Не прекращаем подготовку новых экипажей и с радостью будем встречать вернувшихся с орбиты.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...
24smi.org