0
1144
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

09.04.2010

Охота на "тротиловых овец"

Тэги: террорист, вербовка, защита


террорист, вербовка, защита В Кизляре взрывали «овец» мужского пола, в Москву вывозили девушек.
Фото Reuters

Весеннее наступление боевиков, почти ежедневно совершающих взрывы, снова остро поставило вопрос защиты населения от террористов-самоубийц. Подрывы в Московском метро, погубившие 40 человек, заставляют искать срочные решения проблемы эффективности борьбы с терроризмом. Свои меры предлагают политики, военные, ученые, эксперты...

СОБЛАЗН ПРОСТЫХ РЕШЕНИЙ

Простые решения, как известно, оказываются самыми бесполезными. Наиболее очевидное – это превратить всю Россию в осажденный лагерь. Чтобы при входе в каждый детсад и сельскую поликлинику сидел охранник возле рамки металлодетектора, а вокруг все было закрыто стальными заборами и колючей проволокой. Об этом как раз мечтают террористы, главная цель которых – застращать и деморализовать народ, ввергнуть в вечное ожидание беды, посеять тотальное недоверие к власти, на волне страха заставить капитулировать перед ваххабитским подпольем.

Взрывы прогремели в Москве именно потому, что это столица с населением в 15 миллионов и главными СМИ страны. Такие же теракты в других местах не дадут желанного информационного резонанса при схожих материальных и людских тратах. Поэтому в тотальной охране нуждаются больше всего производители охранных систем, готовые проглотить хоть весь бюджет страны. Кое-где провинциальное начальство уже отрапортовало, что принимает меры борьбы с терроризмом – уже ассигновало миллионы, отрванные от более насущных нужд.

Совершенно очевидно, что уровень террористической угрозы разнится по регионам. Где-нибудь на Крайнем Севере он вообще нулевой. Поэтому не надо распространять московские страхи на всю страну. Было бы логично оценить уровень опасности для каждого региона, города, транспортного узла индивидуально. И уже исходя из этого определять уровень расходов и меры безопасности. Не создавать новые возможности для казнокрадов, коррупционеров и мошенников.

Всем еще памятна афера московской компании «СтройМонтажСервис», установившей на улицах Москвы тысячи не работающих видеокамер. На пульты управления ГИБДД транслировалось фальшивое изображение, а фирма получила за это 30 млн. рублей. Есть риск получить такие неработающие системы по всей стране. Или работающие, но так, что пользы от некачественного видеоизображения не будет вообще.

Как всегда, громкие теракты вызвали шквал сообщений о новейших научных разработках, позволяющих обнаруживать взрывчатку, радиоактивные и отравляющие вещества, определять в толпе разыскиваемых лиц и людей с подозрительным поведением. Но почти никогда эти разработки не находят реального применения. Зато быстро перенимаются западные новинки, порой, абсолютно бесполезные, а то и абсурдные. Например унизительная процедура разувания пассажиров в аэропортах. Ладно бы разували только тех, у кого обувь на толстой подошве, а то ведь всех подряд. Такая же глупость – конфискация маникюрных наборов у пассажирок.

Российские ученые нередко находят эффективные способы решения сложных технических проблем. Просто у них нет денег на их доведение до стадии производства. И нет лоббистов, пробивающих изобретение в государственные верха. Решением могли бы стать открытые инновационные конкурсы в сфере безопасности. Общественный контроль не позволил бы выбрасывать деньги налогоплательщиков на очередные «фильтры Петрика–Грызлова».

ЮРИСТЫ ПРЕДЛАГАЮТ

Еще одно простое решение предложил лидер коммунистов Геннадий Зюганов – смертную казнь для террористов. То, что для исламистского боевика «стать шахидом», то есть погибнуть, едва ли не главная цель, он, видимо, не подозревает. Президент РФ Дмитрий Медведев это предложение отверг, но поддержал идею лидера ЛДПР Владимира Жириновского об ужесточении наказания пособникам террористов. Президент высказался за уголовную ответственность соучастников, «когда любой, кто помогает – не важно, чем он занимается: суп варит или одежду стирает, – он уже не просто преступник, а он совершил законченный состав преступления». Подобную жесткость предусматривают, например, законы США, где только за умысел на теракт дают порой 15-20 лет, а за соучастие – пожизненное заключение.

В России соучастники могут быть квалифицированы как невинные свидетели. Недавно установлена личность жителя Шалинского района, несколько месяцев развозившего на собственной машине главарей боевиков Саламбека Ахмадова и Увайса Течиева, а также передавал от одного другому магнитные носители информации. На этих флешках и дисках, возможно, были планы кровавых терактов. Но формально водитель грозненского «амира» преступлений не совершал, оружие в руки не брал – только деньги. Если подобные связные и перевозчики будут получать сроки, как за реальные убийства, к которым они причастны, пособников у бандитов резко поубавится.

ПАСТУХИ И ОВЦЫ

Использование живых бомб – террористов-самоубийц обусловлено несколькими факторами. Во-первых, это «высокоточное оружие» – взрывчатку точно доставляют к месту назначения. Во-вторых, исполнитель ликвидируется, обрывая следы к заказчику. В-третьих, это деморализует население, которое начинает бояться и ненавидеть всех подряд. В-четвертых, это очень дешевое оружие, вроде овцы с пакетом тротила. Человека-бомбу даже учить ничему не надо, только убедить выполнить определенное действие. Даже подрывают их, как правило, сопровождающие контролеры.

Защита от «овцы с тротилом» должна стоять не на входе в метро, и не на въезде в Москву. Превентивные меры следует применять на самой ранней стадии – вербовке. Потом уже поздно. Вербовка сейчас происходит в интернете, потому что уличная агитация в горском селе и даже в городе невозможна. Или же этим занимаются родственники. Известны случаи, когда боевики сдавали, а то и продавали за деньги своих сестер в «батальон» самоубийц.

Вербовка всегда индивидуальна, это разговор один на один. И не важно, происходит он на улице или в интернете. В интернете даже проще. Шестнадцатилетний подросток, мечтающий о высоком предназначении, но не способный критически оценивать сказанное, становится легкой добычей опытного провокатора. Наивная девушка может думать, что ей пишет комплименты и говорит красивые слова таинственный молодой командир «моджахедов». Но от его имени обычно выступает немолодой «охотник на овец», прекрасно знающий, каких слов ждут юные девушки. И сидит он не на соседней улице, а где-нибудь Грозном, Москве или вообще в Стамбуле. И обрабатывать может одновременно дюжину девушек и юношей. Не на всех это действует, но ведь отправилась на свидание 16-летняя Дженнет Абдурахманова. Может, она и не собиралась убегать из дома, но обратно хода уже не было. Через год ее живьем взорвали на станции метро «Парк культуры».

Система превращения человека в «овцу» отработана в «Аль-Каиде» досконально. Свои методики для женщин и мужчин, для темных крестьянок и образованных европеек. Похищенную дагестанскую девушку выдали замуж за боевика. Когда его убили, она осталась без родни, дома, денег и перспектив. Выход ей определили единственный – пояс с гексогеном.

26-летняя учительница Мариам Шарипова прошла более сложный путь. Два высших образования, в том числе психологическое, соавторство в трех научных работах, никаких экстремистских высказываний. Но все отмечали ее набожность. Потом оказалось, что и она тайно вышла замуж за командира боевиков и при живом пока еще муже взорвалась на «Лубянке». Где познакомилась с женихом учительница информатики, как не в интернете? А зомбировать ее с помощью психотропных аппаратов можно было в течение нескольких дней.

У властей хватает миллиардов на всеохватные системы оповещения и безопасности, тысячи телекамер и магнитных рамок. Неужели нельзя посадить несколько десятков человек за компьютеры, чтобы они полемизировали на форумах с вербовщиками и агитаторами террористических группировок? Чтобы они выявляли экстремистские сайты и адреса в интернете, вели контрагитацию и требовали закрытия роликов Доку Умарова на видеохостинге YouTube раньше, чем это произошло. Необходимы серьезные исследования методики террористических вербовок и превращения учительниц в «овец», чтобы противостоять им. Всем этим следовало заняться еще вчера. Для этого не деньги нужны, а политическая воля и компетентные люди.

Студент-медик из Малайзии Сим Ай Синь, который ехал в одном вагоне с Дженнет Абдурахмановой, рассказал: «Глаза у нее показались мне сильно расширенными, как бывает у наркоманов, они почти не мигали, и это выглядело пугающе».

Примечательно, что исполнители терактов нередко находятся на учете не только как боевики, но и как наркоманы. В базах данных на террористов Северного Кавказа учтено порядка 6 тыс. человек – действующих боевиков, сторонников ваххабизма, соучастников и просто подозрительных. Часто после теракта, благодаря этим данным, удается быстро опознать исполнителя. Но если бы базы были открыты для всех, возможно «тротиловых овец» удавалось опознавать еще задолго до самоподрыва – по пути в Москву, при сдаче квартиры, просто на улице...


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Египте приговорен к пожизненному заключению духовный наставник радикальных исламистов

В Египте приговорен к пожизненному заключению духовный наставник радикальных исламистов

0
309
Российские корабли в Средиземноморье нацелили ракеты на Идлиб

Российские корабли в Средиземноморье нацелили ракеты на Идлиб

Владимир Мухин

Непримиримые боевики намерены сорвать миротворческую операцию на северо-западе Сирии

0
6403
Приезжих детей за парты не пускают

Приезжих детей за парты не пускают

Екатерина Трифонова

Не предусмотренные законом документы должны предоставлять и гастарбайтеры, и беженцы, и переселенцы

0
1725
Избирательная "гуманность" немецких политиков

Избирательная "гуманность" немецких политиков

Олег Никифоров

Заставят ли события в Хемнице изменить отношение берлинского истеблишмента к Сирии

0
1922

Другие новости

Загрузка...
24smi.org