0
3448
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

15.04.2011

Войска Саудовской Аравии победили в Бахрейне

В Бахрейне процветает дискриминация по конфессиональному признаку

Тэги: революция, власть, шииты


революция, власть, шииты Жемчужный монумент еще не разрушен, но палаточный городок уже жгут солдаты.
Фото Reuters

Массовые волнения в арабских странах, похожие на революционные, вызвали растерянность наблюдателей. Эксперты привычно усматривают в них происки США, Ирана, Израиля, НАТО, исламистов – в зависимости от своих внутренних установок. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что никаких революционных изменений не происходит. Система власти ни в Египте, ни в Тунисе, где свергли президентов, не изменилась. В большинстве стран протестующие вообще не выступают против правителей. В сущности, во всех странах звучит лишь одно требование – справедливости.

Люди протестуют против бедности, коррупции, дискриминации, безработицы, однопартийности, роста цен и т.д. Только в Ливии дошло до гражданской войны, поскольку некоронованный абсолютный монарх – полковник Муаммар Каддафи бросил на подавление протестов армию.

Стихийность происходящих событий подчеркивается еще и тем, что «революции» не породили новых лидеров, партий и движений. Похоже, никто из протестующих не рвется к власти.

Людей вполне удовлетворили бы некоторые реформы и отрешение от власти засидевшихся на высоких постах коррупционеров.

В каждой стране свои специфические причины для массовых выступлений. Так, в Бахрейне в роли оппозиционеров выступили мусульмане-шииты, угнетаемые суннитской верхушкой государства.

ДИСКРИМИНАЦИЯ В РАЮ

Шиитов в Бахрейне, по разным оценкам, от 65 до 85%. Однако на государственных должностях их всего 18%, а в армии и полиции – лишь 3%. В некоторых гражданских ведомствах, где нет строгих ограничений по конфессиональному признаку, шиитов на руководящие должности тем не менее не назначают. Правящая верхушка во главе с королем уверена, что шииты мечтают о захвате власти, поэтому их следует держать от нее подальше.

Государственные стратегические программы «Bahrain's National Youth Strategy» и «Bahrain's National Employment Project» нацелены на расширение доли суннитов в общей численности населения. Для этого используются экономические и социальные льготы. Например, специальная подпрограмма предусматривает финансовую поддержку молодых суннитов, берущих в жены двух и более женщин. Исключительно суннитам предоставляются льготные бизнес-кредиты, налоговые льготы и разного рода преференции.

При этом еще и поощряется суннитская трудовая миграция. Суннит-гастарбайтер при приеме на работу имеет преимущество перед местным шиитом. А вслед за этим получает право на получение гражданства по упрощенным правилам. В общем, в Бахрейне процветает самая настоящая дискриминация по конфессиональному признаку.

Именно против этой несправедливости выступили оппозиционеры. Они требовали равных прав для шиитов и отмены упрощенного предоставления гражданства мигрантам. При этом демонстрировали лояльность королю, на власть которого и не думали покушаться. Требования отставки касались только кабинета министров и дяди короля Халифа бен Сальмана аль-Халифа, вот уже сорок лет занимающего пост премьера. Свергать короля никто не собирался. Также протестующие требовали усиления борьбы с коррупцией, внеочередных и справедливых выборов в парламент и освобождения политзаключенных. Оппозиционеры требуют законодательного закрепления этих реформ и внесения соответствующих изменений в Конституцию. В ответ представители кабинета министров обвинили оппозиционеров в попытке смены строя – установления конституционной монархии.

Шиитская община Бахрейна связывает возможность реформ исключительно с доброй волей короля, считая своим противником бессменного премьера Халифа бен Сальмана аль-Халифа. Лозунги о его отставке и даже призывы «Смерть аль-Халифе!» звучат с конца 1990-х годов. С той же поры звучат и главные лозунги оппозиции: «Нет шиитов и суннитов, мы все – исламская нация! Мы побеждали через самопожертвование! Нет – унижению!» Совершенно очевидно, что нынешние события в Бахрейне – это продолжение давней борьбы шиитов за равные права. Они вовсе не вызваны влиянием извне, и тем более не являются отголоском событий в других арабских странах.

Население маленького островного Бахрейна невелико, поэтому там в принципе не может быть по-настоящему массовых манифестаций и акций протеста. Считается, что здесь живут порядка 700 тыс. человек, половина из которых – приезжие, а 30% – дети до 14 лет. Власти заинтересованы завышать численность лояльных им суннитов, поэтому доверять этим, впрочем, как и альтернативным, данным особо нельзя.

ХРОНИКА ПРОТЕСТА

Первая несанкционированная демонстрация в Бахрейне прошла в воскресенье, 13 февраля, в шиитском пригороде Карказан на юге столицы Манамы. А на следующий день, 14 февраля, начались манифестации на центральной Жемчужной площади главного города страны. В этот же день при разгоне манифестантов полицией был убит один из протестующих. 15 февраля во время похорон этой жертвы властей, переросших в марш протеста, снова вмешалась полиция, и был убит второй манифестант. 16 февраля на Жемчужной площади собрались несколько тысяч шиитов и разбили палаточный городок прямо возле Жемчужного монумента – самого узнаваемого символа Бахрейна. На следующий день городок снесла полиция, убив шесть человек.

Главная опора правящей династии – тайная полиция Бахрейна, охраняющая политические устои королевства, большей частью укомплектована секретными сотрудниками-иностранцами. Естественно, все они – сунниты, приехавшие из Сирии, Иордании, Ирака и Пакистана. Глава службы безопасности – некий иорданец. Именно эта спецслужба занимается разгоном оппозиционных митингов, проводит аресты и жестоко подавляет протесты.

18 февраля демонстранты снова пришли на площадь, и по ним открыли огонь. Ранено 60 человек. Дело шло к гражданской войне, поскольку зазвучали призывы к свержению короля. Монарх поручил принцу-наследнику выяснить, чего же хотят демонстранты, и как-то погасить волну протестов. Полиция и армейские подразделения были выведены с площади.

19 февраля шииты снова заполняют Жемчужную площадь. Переговоры они отвергают и опять устанавливают палатки. В основном здесь молодые люди, у которых нет ни работы, ни перспектив. Все готовы стать мучениками-шахидами и погибнуть. Власти больше не рискуют разгонять протестующих – это бесполезно и подрывает престиж Бахрейна, считающегося «раем для миллионеров». Это самый роскошный и дорогой курорт мира, а теперь он теряет клиентов и их деньги. К протестам начинают присоединяться и некоторые сунниты, которых возмущает чудовищная коррупция, царящая в стране.

Относительное затишье длится около месяца. 14 марта в Бахрейн по просьбе короля входят 1000 военнослужащих Саудовской Аравии и 500 полицейских из ОАЭ. Германская газета Die Welt прокомментировала это так: «Саудовский король защищает свою власть в соседнем Бахрейне. Именно этого и стараются не допустить саудовцы, которые предпочли оккупировать Бахрейн, чтобы предотвратить реформы, требуемые шиитскими мятежниками. Ведь эти реформы неизбежно повлияли бы и на шиитское меньшинство в Саудовской Аравии».

В Саудовской Аравии шиитское меньшинство, составляющее около 15% населения, не рискнуло на открытые выступления. Оно ведет петиционную войну – обращается к властям с письменными требованиями и воззваниями. В Кувейте, который тоже пребывает под сильным влиянием Эр-Рияда, шииты составляют 30% населения, и тоже недовольны своим положением.

Шииты Бахрейна заявили, что расценивают саудовское военное присутствие как оккупацию страны. Один из иностранных солдат был убит в результате вооруженного столкновения. Командование армии Саудовской Аравии подтвердило гибель военнослужащего, но отказалось сообщить подробности.

В ночь на 16 марта армия Бахрейна при поддержке военных подразделений государств Персидского залива провела зачистку Жемчужной площади. Лагерь протестующих, прикрытый баррикадами, обстреляли гранатами со слезоточивым газом и резиновыми пулями. Потом в ход пошли дубинки и боевое оружие. Как заявил бахрейнский правозащитник Набиль Раджаб, демонстрантов обстреливали пулеметным огнем из вертолетов и танков. При этом все госпитали оказались блокированы войсками, поэтому раненым невозможно было оказывать медицинскую помощь. В результате были убиты шесть человек, около 150 ранено. Много людей пропало без вести. Возможно, их арестовали, но не исключено, что они были убиты, а их трупы скрыты.

Такому же жестокому разгрому подвергся и палаточный городок протеста в городе Ситра на юге Бахрейна. Там полиция и солдаты избили не только митингующих, но и дежуривших рядом медиков. По неофициальным данным, в Ситре погибли два человека, пострадали более ста.

17 марта власти объявили о введении чрезвычайного положения сроком на три месяца. В ряде районов Манамы ввели режим комендантского часа. Командование вооруженных сил получило полномочия принимать любые меры вплоть до применения оружия на поражение для обеспечения безопасности в стране. В этот же день полиция задержала 25 наиболее активных организаторов массовых антиправительственных демонстраций и митингов. Были закрыты все учебные заведения, а заодно и главная биржа страны Bahrain Bourse.

Массивный Жемчужный монумент, возле которого собирались протестующие, военные разрушили, обломки вывезли.

В конце марта король Саудовской Аравии Абдалла и монарх Бахрейна Хамад бин Иса аль-Халифа провели совещание по вопросам обороны, внешней политики и финансов. Результатом стало закрытое соглашение, по которому руководство тремя этими сферами передано в ведение саудовского короля. Его сын принц Мутайб, командующий Национальной гвардией Саудовской Аравии, займется реорганизацией вооруженных сил Бахрейна. На территории Бахрейна саудовцы начали строительство крупнейшей в зоне Персидского залива военной базы. Все это происходит под лозунгом защиты от иранской угрозы. Независимые наблюдатели считают, что фактически Бахрейн стал тринадцатой провинцией Саудовской Аравии.

Страны Персидского залива, озабоченные шиитскими выступлениями, приняли решение выделить Бахрейну и султанату Оман финансовую помощь в размере 20 млрд. долл. В течение 10 лет они будут получать по миллиарду. Таким способом соседи хотят помочь Бахрейну усовершенствовать инфраструктуру, решить жилищные проблемы и сократить безработицу. Перепадет ли что-то из этих благ угнетаемым шиитам – большой вопрос.

В султанате Оман немногочисленное население тоже протестовало довольно активно под лозунгом: «Рука об руку с султаном против коррупции!» Наибольшего размаха оно достигло в городе Сохар, где свирепствует безработица. Как и Бахрейн, Оман тоже нефтедобывающее государство. Но там и там запасы сырья ограничены. Так что помощь более богатых королей и эмиров им придется весьма кстати. Султан Кабус удовлетворил ряд требований манифестантов, повысив пособия по безработице и трудоустроив часть населения. К силовым методам ему прибегать не пришлось. Впрочем, это не были шииты.

Свою специфику имеют волнения в Кувейте. Здесь местное население обласкано властью, щедро дотируется и имеет серьезные льготы. Но и тут есть обиженное меньшинство – люди без гражданства, так называемые бидун. Закон о гражданстве, принятый в 1959 году, требовал, чтобы каждый житель предоставил документы, свидетельствующие, что он или его родители проживали на территории Кувейта до 1920 года. Но кочевавшие по пустыне бидун гражданством не озаботились. Их дети и внуки соответственно тоже не получили гражданства. После иракской оккупации на кувейтской территории оказалось некоторое количество иракцев и палестинцев, которые предпочли остаться. Они тоже объявили себя бидун, утерявшими документы. Все эти люди, лишенные эмирских дотаций и пособий, тоже выступили с протестами. Но ничего пока не добились – ни денег, ни паспортов.

ВО ВСЕМ ВИНЯТ ИРАН

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил, что не потерпит скопления крупных военных сил у границ Ирана, вблизи нефтепромыслов. Он сказал, что скопление военных сил будет рассматриваться как начало боевых действий и получит адекватный ответ.

3 апреля в Эр-Рияде было опубликовано заявление Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), в котором выражалось беспокойство по поводу вмешательства Ирана во внутренние дела стран – участниц организации посредством заговоров. ССАГПЗ объединяет шесть монархий Персидского залива: Саудовскую Аравию, Кувейт, Бахрейн, Катар, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и Оман.

В заявлении, принятом министрами иностранных дел шести стран, в частности, говорится: «Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) выражает крайнюю обеспокоенность по поводу непрекращающегося вмешательства Ирана во внутренние дела стран – участниц организации посредством подготовки заговоров. Иран сеет в регионе смуту и межрелигиозный раздор. Таким образом, нарушаются суверенность этих стран и права их граждан, а также попираются принципы добрососедства, уставы ООН и ОИК (Организация Исламская Конференция)». Тегеран обвиняется также в создании шпионских сетей в Кувейте и Бахрейне.

В марте в Кувейте были приговорены к смертной казни за шпионаж два гражданина Ирана и один кувейтец. Задержаны они были в мае 2010 года. Как сообщалось, подсудимые собирали сведения о кувейтских и американских военных объектах для Корпуса стражей исламской революции Ирана.

27 марта король Бахрейна объявил о раскрытии антигосударственного заговора. Так объяснили серию арестов, проведенных после ввода саудовских войск. По словам монарха, заговор готовился в течение 20–30 лет. В связи с этим из страны были высланы иранские дипломаты. Примечательно, что заговорщиками оказались в основном шииты-оппозиционеры. Причем сами шииты связь с иранскими спецслужбами решительно отвергали. Ни сам король, ни его спецслужбы не предъявили каких-либо материалов, уличающих заговорщиков.

В 2010 году в Бахрейне уже была раскрыта «шпионская сеть» Ирана – арестовано 250 человек. Для столь малой страны масштабы просто невероятные. По итогам шиитских выступлений на сегодняшний день задержано более 400 человек. И аресты продолжаются. В ночь на субботу 9 апреля был схвачен один из ведущих правозащитников Бахрейна Абдулхади аль-Кавая. В операции участвовали около 20 вооруженных представителей спецслужб. Они избили аль-Кавая до бесчувствия и увезли в неизвестном направлении. Вместе с ним были увезены два его зятя. Раньше аль-Кавая возглавлял ближневосточное и североафриканское бюро международной правозащитной организации Frontline Defenders, а также сотрудничал с Amnesty International и Human Rights Watch. Год назад из-за угроз со стороны властей он отошел от правозащитной деятельности. Однако спецслужбы, похоже, хватают всех, кто в потенциале может стать организатором протестов. Поскольку действует режим чрезвычайного положения, с оппозиционерами не церемонятся, арестовывают без ордеров и объяснений. Власти категорически не признают настоящих причин шиитских выступлений, объявив их исключительно происками Ирана.

На сегодняшний день выступления оппозиционеров в Бахрейне можно считать полностью подавленными. Но через год-полтора, а то и раньше они вполне могут повториться, ведь дискриминация по конфессиональному признаку не исчезла.

События в Манаме чрезвычайно накалили отношения монархий Персидского залива с шиитским Ираном. В самом Иране после вспышки антиправительственных выступлений в феврале тоже заинтересованы переключить энтузиазм масс на внешнюю угрозу. В Тегеране опять звучит чрезвычайно воинственная риторика. Председатель фракции «Энгелаб Эслами» президента Ахмадинежада в парламенте Ирана Рухолла Хусейниан заявил: «Ирану следовало обязательно продемонстрировать серьезную позицию по поводу вторжения Саудовской Аравии в Бахрейн. Я даже склонен считать, что коль армия Саудовской Аравии вторгается в Бахрейн, то и нам следует готовить нашу армию к борьбе с Саудовской Аравией и не допустить того, чтобы армия этой страны приблизилась и к нашим границам». Уже началась запись добровольцев-смертников, готовых сражаться с саудовской армией за освобождение шиитов Бахрейна. Подобная запись происходит в Иране регулярно, то для войны за освобождение Палестины, то Ирака и т.д. Но ни разу ни один доброволец не был отправлен воевать. И вряд ли когда отправится.

Тем временем спикер иранского парламента Али Лариджани заявил, что поддерживает освободительные движения народов Туниса, Египта и Йемена, «несмотря на то что подавляющее население этих стран является приверженцами суннизма. Поддержка, которую мы оказываем народу Бахрейна, не носит этнорелигиозный характер», – пояснил он.

Пока поддержку Ирана можно расценивать исключительно как моральную. Ни оружия, ни агитационной литературы, ни денег от него никто из оппозиционеров не получил. Ни одного подобного факта не зафиксировано. В Иране проходят митинги в поддержку шиитов Бахрейна и других стран, звучат жесткие заявления, чуть ли не объявление войны. Но войска к границам не выдвигаются, мобилизация не объявлена. Вся риторика направлена внутрь страны. Точно так же, как для внутреннего употребления прозвучала в свое время столь любимая комментаторами фраза Ахмадинежада: «Израиль должен быть стерт с карты мира».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


О причинах осенних проблем кандидатов власти

О причинах осенних проблем кандидатов власти

Определять повестку федеральных выборов проще, чем региональных

0
1500
Как растопить лед взаимного недоверия избирателей и власти

Как растопить лед взаимного недоверия избирателей и власти

Алексей Кавецкий

Нарушение прав граждан на честные и открытые выборы должно пресекаться жестче

0
1116
Пейзаж перед научно-технологическим  прорывом

Пейзаж перед научно-технологическим прорывом

Андрей Ваганов

Правительство так и не придумало, зачем этот прорыв нужен и куда прыгать будем

0
3269
Константин Ремчуков: Депутатские ограничения полномочий избранного губернатора от ЛДПР, как опыт разрушения вертикали власти в России

Константин Ремчуков: Депутатские ограничения полномочий избранного губернатора от ЛДПР, как опыт разрушения вертикали власти в России

0
4160

Другие новости

Загрузка...
24smi.org