0
2361
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

20.01.2012

Грозы арабской весны приближаются к Иерусалиму

Ядерная программа Ирана – головная боль не только арабских стран и Израиля

Захар Гельман

Об авторе: Захар Гельман - профессор.

Тэги: египет, израиль, иран, арабская весна


египет, израиль, иран, арабская весна Израильские солдаты готовятся отразить громы и молнии, которые могут последовать за арабской весной.
Фото Reuters

«Ни о какой арабской весне и речи быть не может», – сказал мне Мохаммед Шоши, каирский врач, который активно протестовал против более чем тридцатилетнего правления президента Хосни Мубарака, а сегодня опасается, что на смену «мягкой диктатуре» придет исламизм самого бескомпромиссного толка. Продолжая свою мысль, доктор Шоши заметил: «На Ближнем Востоке зима сразу сменяется летом, за которым следует не осень, а зима». При этом доктор Шоши подчеркнул, что он имеет в виду не столько природный аспект, сколько политический.

По мнению многих египтян, надежды на армию не оправдались. По крайней мере интеллигенция и особенно молодежь полагали, что фельдмаршал Мохаммед Хусейн Тантауи, заняв самый высокий пост в стране, будет решительнее продвигаться по пути демократии и не станет тянуть с передачей власти гражданскому правительству. Однако быстрота и натиск в ситуации арабских государств, граждане которых никогда не жили при демократическом правлении, крайне опасны.

МИРУ С ИЗРАИЛЕМ У ЕГИПТЯН АЛЬТЕРНАТИВЫ НЕТ

Подполковник египетской полиции Дауд аз-Адаб придерживается точки зрения, отличной от доктора Шоши. Он полагает, что лучшим вариантом для Египта было бы технократическое правительство, в котором большинство составляли бы бывшие военные. Свою точку зрения офицер полиции объясняет так: «В нашей стране армия – не только мощная военная организация, но и экономическая. Если же к власти придут силы, напрямую с военными не связанные, то почти наверняка они попытаются оттеснить генералов от экономической кормушки, а это прямой путь к заговору и военному перевороту». Согласно еще одной точке зрения, фельдмаршал Тантауи опасается форсировать события, ибо не знает, что делать с исламскими фундаменталистами, значительное большинство которых требует денонсации мирного договора с Израилем. Они же ведут активную террористическую деятельность на Синае, взрывая газопровод, по которому египетский газ доставляется не только в еврейское государство, но и в Иорданию. Египетский генералитет отдает себе отчет и в том, что разрыв мирных отношений с еврейским государством неминуемо повлечет за собой прекращение не только военной, но и экономической помощи со стороны Соединенных Штатов. В этом случае в Стране пирамид неминуемо разразится голод.

В Египте сложная система парламентских выборов. Полностью они завершатся только в марте 2012 года. Однако и прошедший этап свидетельствует о том, что разномастным исламистам достанется большинство депутатских мандатов. В Иерусалиме внимательно следят за событиями в Каире. Глава комиссии Кнессета (парламента Израиля) Шауль Мофаз, занимавший в свое время посты министра обороны и начальника генштаба ЦАХАЛа (Армии обороны Израиля), еще до объявления результатов первого этапа выборов в египетский парламент заявил: «Нашей первостепенной задачей остается сохранение мирного договора с Египтом. Между тем израильская армия должна готовиться к самому драматическому сценарию, который может возникнуть в результате предстоящих в этой стране выборов». Это заявление Мофаз сделал в ходе экспедиционной поездки на главный израильский призывной пункт «Тель-ха-Шомер» недалеко от Тель-Авива. В том же духе высказался и нынешний начальник Генштаба Бени Ганц и директор АМАНа (Израильской военной разведки) Авив Кохав.

Однако ряд израильских политиков и высокопоставленных военных считают, что мирному соглашению с Египтом, заключенному в 1978 году, ничто не угрожает. В конце концов у Каира нет к евреям никаких территориальных претензий, которые, например, предъявляет Сирия, требующая вернуть Голанские высоты. И потом, израильтяне до недавнего времени составляли значительный поток туристов, приносивших египетской казне значительный доход.

Фельдмаршал Тантауи проявляет себя ответственным лидером самого сильного арабского государства. В недавнем телеобращении к народу он сказал: «Определенные круги зовут в свидетели Аллаха, требуя вернуть Египет на стезю веры, порвать мирный договор с Израилем и выкорчевать ересь. Армия не позволит ввергнуть страну в пучину междоусобицы». В узком кругу доверенных журналистов нынешний египетский лидер пошел еще дальше. Он заявил: «Египет терпел военные поражения по вине глупцов, которые звали нас на войну, а сами в армии не служили и сроду не видели, как льется кровь. Теоретики победы, не нюхавшие пороха, первыми побегут в плен, когда пули засвистят у них над головами... Они думают, что меня можно испугать криками. Мне не подарили погоны – я их заслужил на службе нации. Я не обязан любить Израиль, Израилю не за что любить меня, но мы уважаем договоры и военные достижения друг друга, мы спим спокойнее, имея дело с израильскими коллегами, чем спали бы, если бы с той стороны границы по нашей территории запускали «касамы» или «грады».

Подобное заявление дорогого стоит. Ведь таким образом Тантауи дезавуировал террористический характер ХАМАС. Совершенно очевидно, что до тех пор, пока Тантауи или его ставленники будут держать бразды правления в Египте, с хамасовцами дружбы не будет.

Нельзя забывать, что Соединенные Штаты выступили гарантами соблюдения сторонами египетско-израильского договора. Идти на открытый разрыв с Вашингтоном, ежегодно своими финансовыми вливаниями спасающего страну от голодных бунтов, ни один современный египетский «фараон» не станет. В Иерусалиме обратили внимание на заявление министра военной промышленности Египта Саида Машаля, согласно которому «иранская ядерная программа угрожает не Израилю, а арабам и прежде всего государствам Персидского залива».

Понятно, что Машаль отнюдь не демонстрировал себя другом Израиля. Он говорил правду, когда отмечал, что «за все время существования еврейского государства Иран не произвел ни одного выстрела в сторону Израиля». По словам Машаля, иранские правители из кожи вон лезут, чтобы оттеснить Египет и Саудовскую Аравию с позиций лидеров мусульманского мира.

ИРАН ПУГАЕТ СУННИТСКИЙ МИР

Кувейтская военная разведка «Мокхабет» обладает сведениями об оперативных планах Тегерана одним ударом захватить эмират и свергнуть династию ас-Сабахов. Другая кувейтская спецслужба «Махабет», отвечающая за личную безопасность эмира и его семьи, время от времени арестовывает палестинских эмигрантов, проживающих в стране, пытаясь в зародыше пресечь антисабаховские заговоры, которые постоянно зреют в среде местных палестинцев.

С недоверием Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты относятся к Сирии, нынешнее руководство которой активно поддерживается тегеранскими аятоллами. Показательно, что власти ОАЭ, не надеясь на своих военных, приняли решение о формировании Иностранного легиона (ИЛ), который – и это важно иметь в виду – в отличие от знаменитого французского подразделения будет на 100% укомплектован иностранцами, включая командиров. Примечательно, что весь офицерский и сержантский состав нового подразделения набран из отставников американских, британских и французских элитных частей – от «Морских котиков» до французского ИЛ.

Премьер-министр ОАЭ, наследный принц Абу-Даби Мухаммед Бин Зайд ан-Нахьян заявил, что бойцам формируемого ИЛ будет поручена охрана правящей династии, а также таких важнейших государственных объектов, как нефтепроводы, небоскребы, и проведение контртеррористических операций.

Летом 2010 года посол ОАЭ в США Юсуф аль-Утайба призвал разбомбить ядерные объекты Ирана, если принятые международным сообществом санкции не приведут к реальным результатам. Не имеет смысла гадать, кому адресован этот призыв – к израильтянам или к американцам. Понятно, что ни одна арабская страна атаковать Иран не будет. По крайней мере в одиночку. В случае войны ИЛ, создаваемый ОАЭ, особой пользы не принесет. Но в стычках с проникшими в страну вражескими коммандос или для проведения диверсий на ядерных объектах Ирана бойцы ИЛ окажутся весьма кстати.

Можно не сомневаться, что и в случае надобности ИЛ будет задействован для противостояния массовым беспорядкам, если весна арабских народов, начавшаяся в Тунисе и Египте, докатится до эмиратов. Нефтяные шейхи не скрывают, что в стратегическую задачу создаваемых ИЛ входит противостоять агрессивным планам Ирана и его сателлита Сирии. Следует иметь в виду, что между Ираном и ОАЭ продолжается территориальный конфликт из-за нескольких островов в Персидском заливе. Реагируя на создание в ОАЭ фактически «христианского спецназа», Тегеран объявил ИЛ, укомплектованный «неверными», «нечестивым» и заранее предрекает ему гибель от «правоверных сынов ислама».

Ядерная программа Ирана – головная боль не только арабских стран и Израиля. Если Тегеран станет обладателем неконвенционального оружия, то цивилизация впервые в истории столкнется с государством, откровенно ей противостоящим и обладающим возможностями ее уничтожить. Что же касается Сирии, то Израиль пытается дистанцироваться от тамошних событий. Нахождение у власти в Дамаске Башара Асада – не самый худший вариант для еврейского государства. Этот лидер, продолжая политику своего отца Хафеза Асада, по крайней мере не переходит от декларативных угроз к боевым действиям, и на израильско-сирийской границе три десятилетия в принципе сохраняется спокойствие.

Если же Асада, стоящего во главе алавитской клики, свергнут воинственные суннитские радикалы, то они вполне могут начать войну с Израилем и не рассчитывая на победу. По большому счету агрессоры ничего не потеряют. Ведь ЦАХАЛ, даже дойдя до Дамаска, не станет оккупировать сирийские территории. И не только потому, что такого расклада никогда не допустят Соединенные Штаты и Евросоюз, опасающиеся резкого скачка цен на энергоносители.

Против оккупации территории независимого арабского государства, пусть и совершившего агрессию против соседней страны, выступит весь мусульманский мир, включая Турцию, самое сильное в военном отношении исламское государство. И это при том, что между Анкарой и Дамаском продолжается эскалация напряженности. По данным иранских СМИ сирийцы разместили в районе турецкой границы ракетные комплексы, нацелив их на объекты системы противоракетной обороны НАТО, расположенные на территории Турции. Более того, стало известно, что сирийские вооруженные силы приступили к монтированию на ракеты боеголовок с химическими зарядами, которые угрожают использовать для защиты режима в случае военного вторжения на территорию страны. Сирийцы уже провели учения с отработкой пусков ракет разных классов. По старой памяти в Дамаске основной мишенью для своих ракет называют Израиль, но Турция тоже не может чувствовать себя в полной безопасности.

Как известно, в сентябре 2007 года в ходе воздушной атаки был уничтожен сирийский ядерный реактор, построенный северокорейскими специалистами. Интересно, что сирийцы напрочь отрицают факт разрушения ядерного комплекса. ЦАХАЛ тоже на своем авторстве не настаивает. Однако, согласно данным иностранных источников, атаку совершили израильские ВВС.

За последние четыре года израильская разведка получила сведения о еще трех сирийских ядерных объектах. У Иерусалима нет сомнений и в том, что Дамаск обладает огромными запасами химического и биологического оружия, а также средствами их доставки. По данным Института по изучению национальной безопасности при Тель-Авивском университете, на вооружении сирийской армии находятся десятки пусковых установок «Скад» различных модификаций и сотни ракет. В арсенале сирийцев имеются еще советского производства «Грады» калибра 122 мм и дальностью действия 20 км, тяжелые ракеты собственного производства калибра 220 мм и 302 мм, оперативно-тактические комплексы «Луна» и «Точка» и многое другое.

Особую опасность представляют ракеты М-16, работающие на твердотопливном двигателе. Они являются точной копией иранской ракеты «Фатх-110» с боеголовкой весом в полтонны и дальностью полета 250 км. По всей видимости, сирийцы уже получили противокорабельные ракеты «Яхонт» российского производства, способные поражать цели на дистанциях до 300 км. На вооружении сил ПВО Сирии комплексы «Панцирь-С1» и «Стрелец».

Весьма натянутыми остаются отношения Анкары и Тегерана. Намик Тан, нынешний посол Турции в Соединенных Штатах, в пору своего пребывания на посту посла в Израиле, в беседе с корреспондентом «НВО» прямо говорил о «смертельной опасности, которой подвергнется весь регион Среднего Востока, если тегеранские аятоллы станут обладателями ядерного оружия». Недавно тот же Тан, уже в качестве посла в Вашингтоне, заявил американским журналистам, что турецкие власти перехватили груз материалов, предназначенных для ядерной программы Ирана.

При этом Намик Тан, выражая официальное мнение своего правительства, подчеркнул: «Анкара никогда не смирится с появлением неконвенционального оружия в руках иранского режима». Вместе с тем турецкий посол призвал решать «иранскую проблему» дипломатическими методами и отказался поддержать призыв США ввести дополнительные санкции против Тегерана. Таким образом, Анкара не так последовательна и решительна в отношении «иранской проблемы», как Израиль и нефтяные шейхи во главе с Саудовской Аравией, готовые поддержать любое ужесточение санкций против нынешнего иранского режима.

Ливанская газета «Аль-Джумхурия», ссылаясь на какой-то секретный дипломатический отчет, выступила с сенсационным сообщением о якобы тайной израильской поддержке режима Асада. Конечно же, это чистейшей воды выдумка, имеющая цель связать правящий алавитский режим с сионизмом и таким образом еще больше его опорочить в глазах суннитского мира. Но это еще не все. В другом номере та же «Аль-Джумхурия» пишет о сирийских генералах, советующих Асаду развязать войну с Израилем, чтобы «сместить центр внимания с внутренних проблем на внешние». И опять же в подобные советы профессиональных военных верится с трудом, ибо в гражданской войне в Сирии уже давно участвуют иностранцы. Но не израильтяне, а ливийцы и иранцы.

Ливийцы, сторонники захватившего власть в Триполи Национального переходного правительства, сражаются против сирийской правительственной армии, а иранцы, наоборот, делают все от себя зависящее, чтобы продлить пребывание Асада у власти. Еще Хафез Асад разрешил двум с половиной тысячам иранских бойцов, входящих в «корпус стражей исламской революции», так называемым пасдаранам, дислоцироваться на территории Ливана, в долине Бекаа, которая находилась долгое время под сирийским контролем.

В декабре 1989 года в Баальбеке была провозглашена Исламская республика Ливан (ИРЛ). И хотя это провозглашение носило символический характер, ИРЛ успела даже выпустить свои почтовые марки. Однако о жизнеспособности ИРЛ говорить не приходится хотя бы потому, что ливанская шиитская организация «Харакат аль-махрумин» («Движение обездоленных») и особенно ее вооруженная милиция «Амаль» («Надежда») противостояли отколовшейся от нее «Хезболлах». Если организация «Амаль» в основном под давлением Франции формально отказалась от террористической деятельности, то харизматический «Хезболлах», получавший значительные финансовые вливания от тегеранских аятолл, террористическую деятельность постоянно активизировал.

НЕ ВСЕ МОГУТ КОРОЛИ

Проблема демократизации правления обнажила свою остроту в арабском мире только в начале ХХI века. Фактически такая проблема напрямую касается внутриполитического состояния общества той или иной страны. Однако более насущным здесь всегда считался вопрос распределения вод. Ведь регион Ближнего Востока и Магриба – самые засушливые в мире. На юридическом и практическом уровне «водная проблема» решена только между Израилем и Иорданией. Ежегодно еврейское государство перекачивает из озера Кинерет 25 млн. куб. м воды. Кроме того, в соответствии с мирным иордано-израильским договором от 1994 года Амман может запросить у Иерусалима еще 10 млн. куб. м воды из Кинерета, и израильтяне этот запрос обязаны удовлетворить.

С распределением нильских вод ситуация совершенно иная. Мохаммед Эль-Сайед, обозреватель каирского официоза «Аль-Ахрам», автор статьи «Опасность на Ниле», предупреждает, что «спор за воду может столкнуть в кровавой схватке 27 стран, питающихся водами Нила и его притоков». И тогда, по мнению Эль-Сайеда, «вопрос о демократическом правлении, борьбе с коррупцией и противостоянии нищете если и не отпадет сам собой, то наверняка отодвинется в долгий ящик». «В конце концов людям нужна вода независимо от времени года, – ставит точку в своих рассуждениях Эль-Сайед, – и политический смысл «весны» ситуации не изменит».

Судан и Египет добиваются пересмотра соглашения о распределении нильской воды от 1929 года и парафированного в 1959 году. Именно Каир и Хартум требуют признать их приоритет на пользование водами великой реки. Остальные 25 государств, пользующиеся водой Нила, объявили прежние соглашения «колониальными», ибо они оставляют в руках суданцев и египтян право запрещать другим пользователям строить плотины и рыть каналы в нильском бассейне. При этом некоторые лидеры угрожают войной Египту и Судану, если эти государства сделают попытку ограничить для других стран потребление нильской воды.

В этой связи имеет смысл привести выдержку из редакционной статьи в ведущей бразильской газете O’Globo, в которой в связи с провалом переговоров государств, потребителей нильских вод, отмечается следующее: «27 африканских государств, из коих 18 – мусульманские, не в силах договориться о том, как использовать воды Нила, но они же берутся указывать всему миру, в каких границах можно допустить существование еврейского государства...». Заметим в заключение, что подзаголовок вышеупомянутой статьи Мохаммеда Эль-Сайеда таков: «Отсутствие окончательного соглашения о распределении нильских вод вызывает тревожные опасения в Египте». Так что ни одной «весенней» политикой живы сегодня Египет и другие арабские страны.

Что же касается урегулирования израильско-палестинских отношений, то, похоже, президент Барак Обама разочаровался в самом себе и в своих посреднических возможностях. Иначе бы он не призвал короля Марокко Мохаммеда VI возглавить процесс мирного урегулирования на Ближнем Востоке и покончить с изоляцией Израиля арабскими государствами. Действительно, у Рабата и Иерусалима традиционно неплохие отношения. В домах многих израильтян, выходцев из Марокко, до сих пор хранятся портреты представителей тамошней монархической династии и марокканские флаги.

И при всем при том Марокко – арабская суннитская страна, отнюдь не дружественное Израилю государство. Так что возможности тамошнего монарха в качестве посредника в такой «точке кипения», как Ближний Восток, ограничены. В конце концов не все могут короли!

Каир – Иерусалим


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Санкции США в отношении Ирана не смогли поставить экономику страны на колени - Роухани

Санкции США в отношении Ирана не смогли поставить экономику страны на колени - Роухани

0
94
Президент Египта и премьер Эфиопии проведут в Москве переговоры по строительству ГЭС на Ниле

Президент Египта и премьер Эфиопии проведут в Москве переговоры по строительству ГЭС на Ниле

0
552
"Танкерная война" – прелюдия к настоящей?

"Танкерная война" – прелюдия к настоящей?

Дмитрий Родионов

Кто провоцирует столкновение Ирана с Саудовской Аравией

0
987
Каспийская конвенция год спустя

Каспийская конвенция год спустя

Александр Воробьев

Противоречия прикаспийских государств могут со временем обесценить значение подписанного документа

0
763

Другие новости

Загрузка...
24smi.org