0
13672
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

12.02.2016 00:01:00

Британские асы и их жертвы

Лучшие летчики-истребители Королевских ВВС Великобритании в годы Второй мировой войны

Юрий Юрьев

Об авторе: Юрий Васильевич Юрьев – ветеран Вооруженных сил, подполковник запаса.

Тэги: великобритания, авиация, ввс, вторая мировая война, австралия, бирма


великобритания, авиация, ввс, вторая мировая война, австралия, бирма Флайт-лейтенант Пэдди Финукейн в кабине своего «Спитфайра» на авиабазе Кенли. Фото с сайта www.iwm.org

В годы Второй мировой войны сотни и тысячи летчиков-истребителей из разных стран сражались в небе по обе стороны линии фронта. Как и в любой сфере деятельности, кто-то воевал посредственно, кто-то выше среднего, и лишь некоторым довелось делать свое дело гораздо лучше других.

ЛУЧШИЙ ИЗ ЛУЧШИХ

В британских Королевских ВВС лучшим летчиком-истребителем Второй мировой войны официально считается Джеймс Эдгар Джонсон – с 38 сбитыми самолетами, большинство которых были истребителями.

Джонсон родился в 1916 году в семье инспектора полиции. Он с детства мечтал о небе и даже брал частные уроки летного дела, однако его путь в истребительную авиацию не был простым. Только весной 1940 года он закончил обучение и был аттестован как «квалифицированный летчик» (в Западной Европе немцы как раз начинали блицкриг), после чего прошел курс продвинутой подготовки и в конце августа 1940 года был направлен в боевую часть. Затем он был переведен в истребительное авиакрыло, которым командовал уже тогда ставший легендой британских ВВС безногий летчик Дуглас Бейдер. Джонсон свой счет побед открыл в мае 1941 года, сбив «Мессершмит-109», а последний самолет уничтожил в сентябре 1944 года в небе над Рейном. И опять им оказался «Мессершмит-109».

Джонсон воевал в небе над Францией, сопровождая английские бомбардировщики, шедшие к целям на континенте, или же патрулировал в воздухе вместе с другими летчиками крыла. 

Он и его товарищи прикрывали с воздуха высадку войск союзников в Дьеппе в августе 1942 года, атаковали наземные цели после высадки союзников в Нормандии в июне 1944 года. Крыло, которым он командовал, напряженно работало по наземным целям и зимой 1944–1945 годов, внося свой вклад в срыв отчаянного немецкого наступления в Арденнах. С марта 1945 года и до конца войны он командовал другим авиакрылом, вооруженным новыми «Спитфайр» Мк. 14; летчики его крыла в последние недели войны сбили 140 самолетов противника всех типов.

После войны он продолжал службу на командных и штабных должностях в британских ВВС и в конце 1960-х годов, будучи уже вице-маршалом авиации и командующим британскими ВВС на Ближнем Востоке, ушел в отставку.

К сентябрю 1943 года, когда на счету Джонсона было только 25 самолетов, он был награжден британскими орденом «За выдающиеся отличия в службе», крестом «За выдающиеся летные заслуги» и планкой к нему и американским крестом «За выдающиеся летные заслуги». Американскую награду он получил за сопровождение к целям бомбардировщиков 8-й воздушной армии (ВА) США, действовавших с английских аэродромов.

Примечательно, что в ходе воздушных боев его самолет только однажды был поврежден огнем противника, – факт, которым можно по праву гордиться.

ПОГИБ В РАСЦВЕТЕ СИЛ

Пэдди Финукейн, имевший на счету 32 сбитых самолета, погиб 15 июля 1942 года, когда его самолет, возвращавшийся после выполнения задания в небе Франции, прошила над Ла-Маншем пулеметная очередь, выпущенная с занятого фашистами берега. Ему был тогда 21 год, он командовал истребительным авиакрылом и являлся национальным героем Англии.

Отцом Пэдди Финукейна был ирландец, матерью – англичанка, а Пэдди был самым старшим из пятерых детей в семье. Когда ему минуло 16 лет, семья переехала из Ирландии в Англию. Как только они обустроились на новом месте, Пэдди стал работать помощником бухгалтера в Лондоне. Нельзя сказать, что он не любил свою работу – у него был талант для работы с цифрами, и позднее, уже на службе в британских ВВС, Пэдди частенько говорил о том, что после войны он вернется к бухгалтерской работе.

И все-таки небо и полеты были у него в крови, поэтому, как только он достиг минимального возраста – 17 с половиной лет, он представил документы для поступления на службу в Королевские ВВС Великобритании. Он был принят, послан на учебу и ровно через год отправлен в боевую эскадрилью. В начале июня 1940 года он совершил свой первый боевой вылет на патрулирование в небе над французским побережьем, откуда продолжалась эвакуация остатков Британского экспедиционного корпуса. В своем первом полете он был так озабочен тем, чтобы не потерять свое место в строю, что у него не осталось времени для наблюдения за небом.

Боевой опыт вскоре пришел, однако свой первый самолет Пэдди сбил только 12 августа 1940 года. Ранним утром операция «Битва за Британию» началась мощным блицкригом люфтваффе против передовых аэродромов истребительной авиации британских ВВС и РЛС, расположенных на южном побережье Англии. В этот день Пэдди записал на свой счет «Мессершмит-109», а следующий самолет – бомбардировщик «Юнкерс-88» – был им сбит совместно с другим летчиком 19 января 1941 года. Вскоре после этого Финукейн был назначен заместителем командира по летной работе 452 истребительной авиаэскадрильи австралийских ВВС – первой австралийской эскадрильи в Европе, которая за 9 месяцев боев уничтожила 62 самолета противника, еще 7 «вероятно, уничтожила» и 17 самолетов повредила.

Назначение Финукейна в австралийскую эскадрилью было толковым решением командования. Австралийцы сразу же привязались к молодому ирландцу, который был немногословен, в разговоре никогда не повышал голос и был рассудителен не по годам, обладая тем природным обаянием, которое свойственно ирландцам. Всякий, кто общался с ним, не мог не оценить исходящую от него внутреннюю и почти гипнотическую силу руководителя. Финукейн, как и любой другой летчик эскадрильи, с удовольствием наслаждался вечеринками в летной столовой, однако сам пил мало и поощрял подчиненных делать то же самое. Иногда вечерами, накануне предстоящих вылетов, он мог стоять в одиночестве в баре летной столовой и, погруженный в свои мысли, неторопливо потягивать трубку. Потом, ни слова не говоря, он выбивал трубку и отправлялся спать. Через пару минут его примеру следовали и другие летчики. Он был далек от религии – если трактовать веру в обычном понимании слова, однако присутствовал на мессе всякий раз, когда предоставлялась такая возможность. Грубоватые австралийцы искренне уважали его за такое поведение.

Первый боевой контакт эскадрильи с противником случился 11 июля 1941 года, и Финукейн сбил «Мессершмит-109», записав на счет эскадрильи первую победу. Всего же за период с конца июля по конец октября 1941 года он сбил 18 «мессершмитов», еще два самолета были уничтожены совместно с другими летчиками и три самолета повреждены. За эти успехи летчик был награжден орденом «За выдающиеся заслуги в службе» и двумя планками к кресту «За выдающиеся летные заслуги», полученному им ранее.

В январе 1942 года он был назначен командиром другой эскадрильи, а 20 февраля 1942 года, когда он и его ведомый производили штурмовку корабля противника возле Дюнкерка, на них в лоб вышла пара «Фокке-вульф-190», и Финукейн был ранен в ногу и бедро. Прикрытый своим ведомым, который прицельным огнем вынудил один самолет противника совершить вынужденную посадку на воду, а второй – выйти из боя, Финукейн кое-как пересек Ла-Манш и сел на своем аэродроме. Он вернулся в строй в середине марта 1942 года и к концу июня сбил еще 6 самолетов.

Свои успехи Финукейн объяснял просто: «Мне была дарована пара хороших глаз, а стрелять я научился. Первое требование в бою – увидеть противника до того, как он увидит тебя или воспользуется своим тактическим преимуществом. Второе требование – поразить противника при стрельбе. Другого шанса у вас может и не быть».

15 июля 1942 года самолет Финукейна был обстрелян с земли и упал в Ла-Манш.

На траурную мессу в Вестминстере собрались более 3 тысяч человек, телеграммы и письма соболезнования его родителям поступили со всего мира, в том числе и от двух лучших советских летчиков-истребителей.

В ДАЛЕКОЙ БИРМЕ

В 11 часов утра 19 января 1942 года наземный персонал британских ВВС на авиабазе Мингладон близ Рангуна (Бирма), спасавшийся от налета японской авиации в узких траншеях, пересилив боязнь быть убитым разрывом бомбы, задрал головы и наблюдал за захватывающей схваткой, которая происходила всего в нескольких сотнях футов поверх их голов.

Там, словно на гоночной площадке, кругами носился японский истребитель «Накадзима» Ки. 27, в нескольких ярдах за которым, как привязанный, шел «Харрикейн», пулеметы которого били по японцу короткими очередями. В кабине английского самолета находился командир эскадрильи Фрэнк Кэри, который извергал потоки ругательств. Кэри видел, как его пули раз за разом рвут обшивку истребителя противника, однако маленький вертлявый японский самолет упорно не хочет падать. В конце концов он дернулся, вошел в пологое пикирование и упал на стоянку английских бомбардировщиков «Бленхейм», взрываясь и разнося в клочья один из них. Потом английские военные медики осмотрели тело погибшего японского летчика и извлекли из него не менее 27 пуль. Было почти невозможно поверить, что японский пилот мог так долго управлять своим самолетом, имея столько ранений.

Для Фрэнка Кэри это был первый боевой самолет, сбитый им на азиатском театре военных действий.

В свои 30 лет Кэри был значительно старше обычного летчика-истребителя британских ВВС. После окончания школы он успел три года поработать слесарем в одной из истребительных частей ВВС, потом закончил инженерные курсы и поступил на курсы летной подготовки, которые закончил с высокими отметками в 1935 года. После он был отправлен на должность пилота в ту же часть, где некогда трудился слесарем. Он быстро сделал себе имя, пилотируя маленькие бипланы-истребители «Фьюри» и выполняя фигуры высшего пилотажа на всевозможных воздушных праздниках, что было обычным явлением для британских ВВС в середине мирных 30-х годов ХХ века. Однако на горизонте сгущались тучи войны, и английским истребительным частям требовалось что-то более современное, поэтому в 1938 году эскадрилья Кэри была перевооружена на «харрикейны».

В начавшейся мировой войне свой первый самолет противника, «Хейнкель-111», Кэри сбил совместно с другим летчиком 3 февраля 1940 года. Еще через несколько дней он уничтожил над Северным морем другой «хейнкель», а в конце февраля был награжден медалью «За выдающиеся летные заслуги». В марте он был произведен в офицеры и переведен в другое крыло, которое в начале мая 1940 года было переброшено во Францию.

10 мая немцы начали наступление против Франции, Бельгии, и ожесточенные воздушные бои вспыхнули над Бельгией и северной Францией. Кэри в этот день сбил один «хейнкель» и повредил три других самолета противника. 12 и 13 мая он сбил два «Юнкерса-87» и доложил о еще двух, «вероятно, сбитых». 14 мая он сбил «Дорнье-17». Причем задний стрелок немецкого самолета вел огонь по Кэри даже тогда, когда его объятый пламенем самолет падал, и повредил мотор самолета Кэри, ранив его в ногу. Кэри, несмотря на ранение, удачно выполнил вынужденную посадку близ Брюсселя и вскоре, покочевав по военным госпиталям, был выписан.

Кэри вместе с такими же, как он, летчиками со сбитых самолетов отыскали полетопригодный транспортник и улетели в Англию, где его считали пропавшим без вести и, вероятно, погибшим. Когда Кэри вернулся в строй, кампания «Битва за Францию» практически закончилась, и люфтваффе стали переносить свою активность на другую сторону Ла-Манша.

19 июня Кэри сбил «Мессершмит-109», в июле – «Мессершмит-110» и «Мессершмит-109». Потом, в августе, когда началась «Битва за Британию», Кэри сбил два «Юнкерса-88» и четыре «Юнкерса-87», причем последние 4 машины были уничтожены за один вылет. Вскоре он сбил еще один самолет, но был ранен в бою и провел пару недель в госпитале. Когда Кэри окреп и вернулся в строй, его эскадрилью перебросили на отдых на север Англии. К этому времени летчики истребительной авиации Королевских ВВС раз и навсегда разбили надежды люфтваффе на достижение воздушного превосходства над Британскими островами.

На счету Кэри было 18 сбитых самолетов, за 6 месяцев от вырос от сержанта до командира эскадрильи и был награжден медалью «За выдающиеся летные заслуги», крестом «За выдающиеся летные заслуги» и планкой к кресту. В конце 1940 года его перевели в центр боевой подготовки, где он провел несколько месяцев в качестве инструктора, потом был назначен командиром вновь сформированной эскадрильи, вооруженной «харрикейнами», которая убыла морем в Бирму. К концу февраля 1942 года он сбил в Бирме пять самолетов, доведя свой общий счет с начала войны до 23 машин, и был награжден второй планкой к кресту.

8 марта 1942 года японцы заняли столицу Бирмы Рангун, и главной задачей потрепанных британских истребительных частей стало прикрытие отступления войск союзников, которых японцы упрямо выдавливали на север, к границе с Индией. Растянувшиеся на 40 миль колонны отступающих войск прикрывала только горстка британских «харрикейнов» и «П-40» группы американских летчиков-добровольцев, которые начали воевать с японцами еще в Китае, задолго до Перл-Харбора. В конце концов эскадрилья Кэри стала базироваться на Читтагонге, где в мае 1943 года произошла последняя стычка Кэри с японцами. Потом Кэри вернулся в Англию, закончил школу воздушной стрельбы, после чего руководил учебными центрами истребительной авиации в Калькутте (Индия) и Абу-Зубейре (Египет), а конец войны встретил полковником в Центре истребительной авиации, где курировал тактику.

Согласно официальным данным, Кэри закончил войну с 28 сбитыми самолетами, хотя сам летчик считает, что их было больше. Проблема в том, что, если он и сбил несколько японских самолетов во время долгого отступления британских войск из Бирмы в 1942 году, то это невозможно подтвердить документально, поскольку весь архив его части был утерян или уничтожен. Некоторые историки полагают, что на счету Кэри 50 сбитых самолетов. Если это так, то Кэри является самым результативным летчиком-истребителем среди всех участвовавших во Второй мировой войне летчиков истребительной авиации Британского Содружества наций и Соединенных Штатов. К сожалению, никто не сможет подтвердить названную выше цифру.

ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ АС

Лучший летчик-истребитель британских Военно-воздушных сил – Джеймс Эдгар Джонсон. Нормандия, 1944 год. 	Фото с сайта www.iwm.org
Лучший летчик-истребитель британских Военно-воздушных сил – Джеймс Эдгар Джонсон. Нормандия, 1944 год. Фото с сайта www.iwm.org

Если говорить о Джордже Берлинге (33 и 1/3 сбитых самолета противника), то применительно к нему слово «замечательный» будет, наверное, недооценкой. Мало кто является урожденным летчиком, но Берлинг им был. А еще он показал себя непослушным и своеобразным, с пренебрежением относящимся к уставам и наставлениям, что не раз вызывало неудовольствие старших офицеров и тем не менее вознесло его на вершину успеха в воздушной войне. За четыре месяца боев в небе над Мальтой он сбил 27 немецких и итальянских самолетов разных типов.

Берлинг родился близ Монреаля (Канада) в 1922 году. Его путь в боевую авиацию был достаточно извилистым. Когда ему исполнилось 6 лет, отец подарил модель самолета, и с этого времени полеты стали единственным увлечением юного Джорджа. К 10 годам он прочел все доступные ему книги о летчиках-истребителях Первой мировой войны и проводил все свое свободное время в местном аэропорту, наблюдая за полетами. Незабываемый первый полет произошел незадолго до того, как ему исполнилось 11 лет: во время одной из частых экскурсий на аэродром он попал под дождь и, воспользовавшись предложением одного из местных летчиков, укрылся в ангаре. Заметив очевидный интерес подростка к самолетам, летчик пообещал прокатить его на самолете – при условии, что его родители на это согласятся. Отец и мать Джорджа подумали, что это шутка, и дали «добро», и через несколько часов Джордж был в воздухе.

С этого дня все помыслы Джорджа были устремлены к одной цели – собрать денег для того, чтобы научиться летать. Он не сидел сложа руки – в любую погоду продавал газеты на улице, делал модели самолетов и продавал их, брался за любую работу. Когда ему исполнилось 15 лет, он против воли родителей бросил школу и стал работать, чтобы скопить денег на обучение на летчика. Он урезал свои расходы на питание и другие потребности до абсолютного минимума, и в конце каждой недели у него набиралась сумма, достаточная для оплаты часа учебных полетов. Когда ему исполнилось 16 лет, а за плечами имелось более 150 часов налета, он сдал все экзамены для получения квалификации «гражданский летчик», однако потом выяснилось, что он еще чересчур молод для получения лицензии. Берлинга это не остановило – он решил уехать в Китай, который воевал с Японией: летчики китайцам были очень нужны, и они не особо придирались к возрасту. Он пересек границу с США, держа путь в Сан-Франциско, где он собирался заработать немного денег на поездку в Китай, однако был арестован как нелегальный мигрант и отправлен домой.

В сентябре 1939 года вспыхнула Вторая мировая война, и 17-летний Берлинг подал заявление о приеме на службу в канадские ВВС, однако ему отказали из-за отсутствия требуемых документов об образовании. Потом Берлинг записался добровольцем в ВВС Финляндии, которые срочно набирали летчиков в связи с растущей напряженностью в ее отношениях с СССР, и был принят при условии, что он предоставит согласие отца, что было нереально.

Глубоко разочарованный Берлинг продолжил свои частные полеты, и к весне 1940 года его налет составлял 250 часов. Теперь он думал о скорейшем поступлении в британские ВВС и стал посещать вечернюю школу, стараясь подогнать свой образовательный уровень под требуемые стандарты. В мае 1940 года он записался палубным матросом на шведское торговое судно, на котором прибыл в Глазго, где сразу же направился в центр вербовки в ВВС. Там ему сказали, что для рассмотрения вопроса о приеме в ВВС требуется свидетельство о рождении и согласие родителей. Непоколебимый Берлинг на пароходе отправился в Канаду и через неделю снова пересекал Атлантический океан, теперь уже в обратном направлении.

7 сентября 1940 года он был отобран для летной подготовки в Королевские ВВС и ровно через год получил назначение в свою первую эскадрилью, после чего был переведен в другую эскадрилью. В конце концов он записался добровольцем в загранкомандировку и 9 июня 1941 года вместе со своим новеньким «Спитфайром» Мк. V оказался на палубе авианосца «Игл», взявшего курс на Мальту. В то время Мальта находилась под комбинированными ударами ВВС Германии и Италии, чьи базы находились на Сицилии, всего в 70 милях от Мальты.

Прибытие канадца на Мальту в июне 1942 года оказалось драматичным. Он взлетел с авианосца и едва посадил свой самолет на полосу базы Лука, как начался налет немецких и итальянских самолетов. Берлинга бесцеремонно вытащили из кабины и поволокли в укрытие, а он наблюдал за происходящим с широко открытыми глазами – вот оно, наконец, настоящее дело, настоящая война. После стольких лет усилий на пути к заветной цели ему вскоре предстоит сразиться с противником и доказать, что он действительно классный летчик.

Бой начался даже раньше, чем он предполагал. В 15.30 того же дня он вместе с другими летчиками своей эскадрильи сидел в кабине своего самолета в готовности к вылету; из одежды на них были только шорты и рубашки, поскольку облачение в более громоздкую летную одежду могло вызвать тепловой удар на раскаленной от солнца земле Мальты. Вскоре они поднялись в воздух на перехват группы из 20 «Юнкерсов-88» и 40 «Мессершмитов-109». Берлинг сбил один «юнкерс», один «мессершмит» и повредил огнем своих пулеметов неожиданно появившийся итальянский истребитель «Макки-202», а потом сел на аэродром, чтобы пополнить боекомплект и запас топлива. Вскоре он снова был в воздухе над Ла-Валеттой вместе со своими товарищами, которые отражали налет 30 пикирующих бомбардировщиков «Юнкерс-87» на стоявшие у причалов английские суда. Налет бомбардировщиков прикрывали немецкие истребители в количестве не менее 130 единиц. Берлинг сбил один «Мессершмит-109» и серьезно повредил один «юнкерс», обломки которого ударили по винту самолета Берлинга и вынудили его посадить «спитфайер» на брюхо вблизи обрывистого берега. В первый день боев Берлинг сбил три самолета противника и еще два «вероятно, сбил». Это было многообещающим началом. Ожесточенные воздушные бои возобновились в июле, а уже 11 июля Берлинг сбил три «Макки-202» и был представлен к медали «За выдающиеся летные заслуги». До конца июля он сбил еще 6 самолетов противника и два повредил, в августе сбил один «Мессершмит-109» и вместе с двумя другими летчиками сбил «Юнкерс-88».

Успех Берлинга определялся благодаря трем важнейшим факторам – его феноменальному зрению, великолепной стрельбе и предпочтению делать свое дело так, как он считает нужным, а не так, как написано в учебнике.

Еще до командировки на Мальту Берлингу дважды предлагали производство в офицеры, однако он отказался, заявив, что он не из того теста, из которого делают офицеров. На Мальте, однако, Берлинг невольно оказался лидером – его способность раньше других увидеть самолеты противника притягивала к нему других летчиков, как магнит, – где Берлинг, там скоро будет бой. Его начальники быстро сообразили, как лучшим образом использовать этот мощный потенциал, и проинформировали Берлинга, что он будет произведен в офицеры, нравится ему это или нет. Берлинг безуспешно протестовал, но в конце концов пошил себе офицерскую форму.

Мальта для большинства сослуживцев Берлинга была кошмаром, он же наслаждался каждой минутой пребывания на острове и попросил продлить командировку, на что получил согласие начальства. 15 октября 1942 года выдался еще одним горячим и, как оказалось, последним для Берлинга днем войны на острове. Он атаковал «Юнкерс-88» и сбил его, однако стрелок немецкого бомбардировщика сумел дать очередь по самолету Берлинга и ранить его в пятку. Несмотря на ранение, он сбил еще два «мессершмита» и только после этого покинул самолет с парашютом, приводнился на море и был подобран спасательным катером.

Через две недели Берлинга на бомбардировщике «Либерейтор» отправили в Англию. На подходе к Гибралтару, где самолет должен был сесть для дозаправки, какое-то шестое чувство предупредило Берлинга о грядущей катастрофе. В условиях сильной турбулентности самолет стал выполнять заход на посадку, а Берлинг тем временем снял свою летную куртку и пересел на место рядом с одним из аварийных выходов. Заход на посадку был неудачным – шасси коснулись земли только на второй половине ВПП, и летчик попробовал уйти на второй круг. Траектория набора высоты оказалась чересчур крутой, и самолет рухнул в море с высоты 50 футов. При ударе о воду Берлинг сбросил дверку аварийного выхода и выпрыгнул в море, сумев с забинтованной ногой доплыть до берега. В Англии он еще какое-то время провел в госпитале, а потом отправился на отдых в Канаду, где его встречали, как национального героя. Вернувшись в Англию, он присутствовал на церемонии награждения в Букингемском дворце, где из рук короля Георга VI получил сразу четыре награды – орден «За выдающиеся отличия в службе», крест «За выдающиеся летные заслуги», медаль «За выдающиеся летные заслуги» и планку к медали.

Берлинг продолжил службу в качестве командира звена, до конца 1943 года сбил над Францией три «Фокке-вульф-190», доведя свой счет побед до 31 и 1/3 самолета; 1/3 относилась к «Юнкерс-88», сбитому им вместе с другими летчиками над Мальтой. Летом 1944 года его назначили инструктором по воздушной стрельбе, и на предварительных учениях он поразил всех – сначала стабильно низкими итогами стрельбы, а после этого почти 100% попаданиями. Берлинг объяснял позже, что первоначально он пытался действовать так, как написано в наставлении, но, не достигнув успеха, вернулся к своему методу стрельбы на упреждение, непревзойденным мастером которого он был. В конце войны Берлинг официально перешел в канадские ВВС и командовал эскадрильей.

После окончания боевых действий последовала демобилизация, и Берлинг менял одну работу за другой. Он был абсолютно не приспособлен к гражданской жизни и тосковал о возвращении в жаркое возбуждение боя и братство летчиков-истребителей.

В начале 1948 года его ожидания начали, кажется, сбываться. Собиравшийся провозгласить независимость Израиль, подвергавшийся угрозам со стороны своих арабских соседей, разыскивал по всему Западу самолеты и летчиков для своей защиты. На вооружении израильтян были «спитфайеры», и Берлинг, по примеру некоторых бывших летчиков канадских ВВС, уже принятых добровольцами, предложил свои услуги, мечтая о том, как он снова окажется в тесной и вибрирующей кабине истребителя.

Этим мечтам не суждено было сбыться. 20 мая 1948 года он должен был перегнать из Рима в Израиль самолет с медикаментами; накануне он вместе с другим летчиком-канадцем поднялся в воздух, чтобы Берлинг смог практически освоиться с новым для него типом самолета. Очевидцы наблюдали, как самолет сделал круг над аэродромом и пошел на посадку, промахнулся с ВПП и начал резко набирать высоту для ухода на второй круг; через несколько мгновений он сорвался и упал на землю. Оба летчика погибли.

Джорджу Берлингу было всего 26 лет.

МАСТЕР НОЧНОГО БОЯ

Не могу не сказать несколько слов о Ричарде Стивенсе, на счету которого 14 самолетов, сбитых в период с января по октябрь 1941 года. Не самый крупный счет, но в этом случае важно, что это за самолеты и при каких обстоятельствах они были уничтожены. Так вот, все сбитые самолеты были немецкими бомбардировщиками («Дорнье-17», «Хейнкель-III» и «Юнкерс-88»), и уничтожены они были в темное время суток Стивенсом, летавшем на не приспособленном для ночных боев «харрикейне», не имевшем бортовой РЛС.

Стивенс был назначен в его первую истребительную часть в октябре 1940 года, когда люфтваффе стали переносить мощь своих ударов с дневных налетов на ночные, и в ходе одного из таких первых ночных налетов погибла его семья.

Истребительная эскадрилья Стивенса предназначалась для действий в светлое время суток, и с наступлением темноты ее боевая задача просто сходила на нет. Ночь за ночью, когда бомбардировщики противника с гулом шли в сторону Лондона, Стивенс в одиночестве сидел на летном поле, наблюдал за ослепительным огнем пожаров и мерцанием прожекторов, и мрачно размышлял о «харрикейнах», не приспособленных для боя ночью. В конце концов он обратился к командованию за разрешением на одиночный боевой вылет над Лондоном.

У Стивенса было одно ценнейшее качество – опыт. До войны он был гражданским летчиком и летал через Ла-Манш с грузом почты. В его летной книжке было записано около 400 часов ночных полетов во всех погодных условиях, и довоенные навыки вскоре нашли достойное применение.

Однако его первые ночные патрули были безрезультатными – он ничего не видел, хотя руководитель полетов уверял его, что в небе полно самолетов противника. А потом пришла ночь с 14 на 15 января, когда он сбил свои первые два немецких бомбардировщика… К лету 1941 года он стал уже лучшим ночным летчиком-истребителем, значительно опережая летчиков, воевавших на оснащенных РЛС истребителях.

После нападения Германии на СССР, когда люфтваффе убрали с Западного фронта значительное количество своих бомбардировщиков, налетов на Англию стало меньше, и Стивенс нервничал из-за того, что он неделями не видел в ночном небе бомбардировщиков противника. У него стала созревать идея, которая в конце концов была одобрена командованием – если не получается найти бомбардировщики противника в ночном небе над Англией, то почему бы не воспользоваться преимуществами, которые дает темное время суток, проскользнуть куда-нибудь в Бельгию или Францию и поохотиться на немцев над их собственным аэродромом?

Позднее, в ходе войны, ночные наступательные действия истребителей британских ВВС над базами противника стали обычным делом, но в декабре 1941 года Стивенс стал действительно основоположником нового тактического приема. Ночью 12 декабря 1941 года «харрикейн» Стивенса около часа кружил вблизи базы немецких бомбардировщиков в Голландии, но немцы, похоже, в ту ночь летать не собирались. Через три дня он снова отправился к той же цели, но с задания не вернулся.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Тройной агент из Ватикана

Тройной агент из Ватикана

Алексей Казаков

Рассекреченные документы ЦРУ рассказывают, как был завербован Москвой разведчик нацистов и американцев

0
209
Почему Тереза Мэй ополчилась на российскую военную разведку

Почему Тереза Мэй ополчилась на российскую военную разведку

Ирина Дронина

Владимир Иванов

Важные решения в Лондоне по-прежнему принимают на эмоциональной, а не юридической основе

0
3435
«Бархатный сезон»  отечественной гидроавиации

«Бархатный сезон» отечественной гидроавиации

Александр Манякин

Выставка в Геленджике прошла в новом формате

0
708
Маневрам "Восток-2018"  не хватило мобильности

Маневрам "Восток-2018" не хватило мобильности

Владимир Мухин

Переброска войск с запада на восток прошла по устаревшим лекалам Великой Отечественной

0
1713

Другие новости

Загрузка...
24smi.org