0
3973
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

27.01.2017 00:01:05

Дорога к миру после Астаны будет долгой

Переговоры по Сирии так и не сблизили позиции противостоящих сторон

Тэги: сирия, игил, астана, переговоры, война, асад, дэйр эз зор, алеппо, вкс


сирия, игил, астана, переговоры, война, асад, дэйр эз зор, алеппо, вкс Прорыва на переговорах в Астане никто, конечно, не ждал. Но все-таки надеялись, что результаты будут ощутимыми. Фото Reuters

Переговоры по Сирии, проходившие в начале недели в Астане, не столько начали путь к миру, сколько более рельефно обозначили противоречия, мешающие прекращению боевых действий в этой стране. И многие эти противоречия по-прежнему кажутся неразрешимыми. Представители вооруженной оппозиции так и не сели за стол переговоров с официальным Дамаском и не подписали итоговое коммюнике. При этом формула прекращения огня, которую попытались в казахстанской столице выработать Россия, Турция и Иран всеми отрядами умеренных боевиков вряд ли будет поддержана. Может быть, единственная реальная цель, которая объединяет умеренную оппозицию, режим Асада и многие цивилизованные страны мира, – это организация и ведение боевых действий против «Исламского государства» (ИГ – запрещена в РФ) и других схожих с ИГ террористических группировок. 

В то время как в Астане шли мирные переговоры, войска Асада, ВКС России, шиитские группировки и другие силы (в том числе международной коалиции и Турции) вели активные боевые действия против отрядов ИГ вблизи Пальмиры, на севере Сирии, а также в провинции Дейр-Эз-Зор. При этом, как утверждают турецкие и арабские СМИ, правительственные сирийские войска, подразделения «Хезболлы» и авиация РФ одновременно вели и боевые действия в провинциях Дамаск и Алеппо с отрядами так называемой умеренной вооруженной оппозиции, интересы которой их коллеги вроде бы пытались отстаивать в Астане.

Турецкое информагентство Anadolu, к примеру, со ссылкой на собственные источники вчера сообщило о том, что правительственные силы и шиитские ополченцы «продолжали атаковать подконтрольные оппозиции районы Восточная Гута и Джобар в провинции Дамаск». Оно утверждает, что удары с воздуха сирийские ВВС наносили по районам Нева (к югу от Дамаска), Сан (вблизи города Хама), Анадан, Хрейтан и Хаян (на северо-западе Дамаска). Однако российский Центр по примирению враждующих сторон на территории Сирийской Арабской Республики (САР) вчера привел совсем другие данные. Нарушения режима прекращения боевых действий, по его информации,были зафиксированы лишь в провинциях Хама (шесть нарушений) и Латакия (три).

Руководство САР и российских Воздушно-космических сил (ВКС) не отрицают, что ведут боевые действия вблизи Дамаска, а также в провинции Алеппо. Но они считают, что противники правительственных войск – это отряды не умеренной, а непримиримой оппозиции, которые хотят нарушить мирный процесс. И военная активность войск Асада, российской авиации и других сил против них связана с тем, что, к примеру, боевики захватили в провинции Дамаск долину Вади-Барада – водоносный регион, где повредили насосные станции и очистные сооружения, снабжающие сирийскую столицу водой. 

Такая блокада длится уже месяц, и конечно, власти САР и российское командование хотят здесь исправить положение.

Да, у Дамаска и Москвы размыта грань между умеренными и непримиримыми боевиками, и это, видимо, явилось главной причиной того, что оппозиция не села в Астане за стол переговоров с представителями САР. Между тем в Сирии, похоже, продолжают иметь место и другие противоречия, связанные с тем, что, несмотря на смену администрации в США, Пентагон по-прежнему отказывается от активного военного взаимодействия с Россией на Ближнем Востоке. Казалось бы, определяя контуры своей внешней политики в минувший понедельник, Белый дом устами своего нового официального представителя Шона Спайсера дал понять, что президент США Дональд Трамп будет готов к военному сотрудничеству с Россией в борьбе с «Исламским государством». Однако на деле этого не произошло. В минувший вторник официальный представитель ВВС США Джон Дорриан назвал «чепухой» и «пропагандой» информацию Минобороны РФ о том, что при проведении боевой операции в районе населенного пункта Эль-Баб (провинция Алеппо) российская авиация якобы взаимодействовала с боевыми самолетами возглавляемой американцами международной коалиции. Джон Дорриан подчеркнул, что «единственное взаимодействие Пентагона и Минобороны происходит по вопросам предотвращения эскалации конфликта и избежания возможных столкновений в небе над Сирией».

КТО ПОДОГРЕВАЕТ ВОЙНУ

Оппозиционная группировка «Ахрам аш-Шам», тоже представленная на переговорах в Астане, за последние дни ни на час не прекращала боевых действий. 	 Фото Reuters
Оппозиционная группировка «Ахрам аш-Шам», тоже представленная на переговорах в Астане, за последние дни ни на час не прекращала боевых действий. Фото Reuters

Ситуация усугубляется еще и тем, что подрывную деятельность против режима Асада ведут боевики, прошедшие подготовку в многочисленных лагерях в Иордании под руководством офицеров из США, Великобритании, Италии и Франции. Об этом на днях рассказали сирийские СМИ, ссылаясь на членов бандформирований, которые, прибыв из Иордании, сдались правительственным силам. Бывшие боевики рассказали журналистам о том, что их готовили для боев не только против террористов, но и против войск Асада. Вместе с ними обучались и боевики ИГ, с которыми сотрудничают представители западных стран. При этом выясняется, что борьба коалиции во главе с США с терроризмом и авиаудары по халифату порой бывают «режиссированными и представляют собой подготовленное шоу».

Вряд ли такие сообщения можно рассматривать только как официальную сирийскую пропаганду. СМИ приводят недавнее заявление секретаря Министерства обороны Соединенного Королевства Майкла Фэллона, который сообщил, что «по плану Лондона в Иорданию дополнительно направлено 20 военных инструкторов, которые якобы должны обучать боевиков из так называемой умеренной оппозиции». Фэллон рассказал, что ранее многие из обученных боевиков оказались или уничтоженными группировками ИГ и «Джехбхат ан-Нусры» (тоже запрещена в РФ), или перешли на их сторону. Чтобы избежать подобных случаев, в лагерях подготовки боевиков в Иордании, по данным английского оборонного ведомства, «будут применяться строгие процедуры проверки завербованных лиц, а сами они пройдут курс обучения международного гуманитарного права, во время которого за ними станут наблюдать психологи».

Но, если вспомнить, подобный контроль за обучением боевиков уже был  и тоже оказался неэффективным. К примеру, СМИ уже писали о том, что в 2016 году США приостановили аналогичную программу обучения боевиков в Турции, так как стало известно, что большинство бывших «курсантов» после перехода границы влились в ряды ИГ. Эта программа обошлась американским налогоплательщикам в 500 млн долл. Будет ли подобные программы финансировать администрация Трампа, сказать трудно. Но вполне очевидно, что так называемой умеренной оппозиции будут оказывать помощь и другие страны, такие как Англия, Франция, Катар, Саудовская Аравия и т.д.

Их давление на умеренные группировки боевиков уже ощущаются и сейчас. Cтало известно, что боевики формирований «Ахрар аш-Шам», с кем Дамаск при посредничестве РФ подписал соглашение о прекращении огня, отказались от участия в мирном урегулировании кризиса и не поехали в Астану. На сайте Минобороны РФ эта группировка значится как одна из самых влиятельных из числа тех, кто присоединился к режиму перемирия с 30 декабря 2016 года. В состав движения входит более 80 отрядов общей численностью около 16 тыс. человек (это четверть всех боевиков, согласившихся на перемирие. – «НВО»). Формирования «Ахрар аш-Шам» ведут боевые действия в провинциях Алеппо, Дамаск, Даръа, Идлиб, Латакия, Хама и Хомс».

Свой отказ командование боевиков объяснило тем, что «режим прекращения боевых действий не соблюдается», выразив также крайнее недовольство участием РФ в качестве стороны – гаранта договоренностей. В то же время в Дамаске утверждают, что боевики «Ахрар аш-Шам» сами ведут двойную игру и нарушают перемирие. Не исключено, что именно они причастны к жестокому терракту, который на днях имел место близ столицы САР. Боевики прорыли 300-метровый туннель к строению, в котором находился штаб сирийского соединения, и взорвали под ним фугас. Погибли 10 сирийских военнослужащих, среди них – два генерала.

США КУЛЬТИВИРУЮТ СЕПАРАТИЗМ

Конечно, есть надежда, что ВКС РФ и правительственные силы исправят сложившееся положение. Однако последние события свидетельствуют о том, что после мирных переговоров в Астане война в Сирии, особенно в восточной ее части, где основные углеводородные месторождения находятся в руках ИГ, продолжится с новой силой. Нет большого доверия и к умеренной оппозиции. Сауды и страны Запада, поддерживающие их, по-прежнему настроены на уничтожение режима Асада, и не исключено, что они постараются сорвать перемирие на манер того, как это сделали боевики «Ахрар аш-Шам».

Надо отметить, что на фоне определенных трудностей, которые испытывают Дамаск и Москва в Пальмире и Дейр-Эз-Зоре, США, поддерживая отряды курдов и других сил, воюющих против ИГ, продолжают медленное и в целом успешное наступление не только в Ираке, но и на северо-западе Сирии. Как сообщает издание Daily Sabah, США создали крупную военную базу в подконтрольном курдам городе Эль-Хасака на северо-востоке Сирии. Военная база расположена в 70 км от сирийско-турецкой границы и в 50 км от границы Сирии с Ираком. По данным СМИ, на ней размещено около 800 военнослужащих США. С их помощью, а также с отрядами курдских «Отрядов народной самообороны» (YPG) и «Сирийской демократической армии» (SDF) контролируемые американцами силы уже переправились через Евфрат на западный его берег и вошли в город Аль Табка. Здесь идут, по данным курдских СМИ, ожесточенные бои с террористами ИГ в районе Евфратской ГЭС. Другая часть SDF и YPG при поддержке Пентагона наступает на Ракку.

Есть большая угроза того, что курдские анклавы, поддерживаемые США в случае наступления мира в САР, не будут подчиняться центральному правительству в Дамаске, как это случилось с Северным Курдистаном в Ираке. По крайне мере вчера, по сообщению агентства Rudaw, представители YPG уже выступили с заявлением, в котором объявили, что «не считают себя обязанными придерживаться каких-либо соглашений, которые будут достигнуты в ходе межсирийских переговоров в Астане». При этом было подчеркнуто, что «мы надеемся на то, что вооруженные столкновения и кровопролитие в Сирии закончатся, и мы сможем найти демократическое решение для разрешения кризиса».

Как известно, руководство YPG не раз недвусмысленно заявляло о том, что путем демократических преобразований в САР намерено отстаивать автономный статус сирийского Курдистана. И именно этот аспект оно считает «кризисным моментом» в Сирии. Но против раздела САР выступают сейчас не только официальный Дамаск, но и Турция, Иран и РФ. Однако для США и Израиля курдские автономии – это вполне удобный вариант послевоенного устройства Сирии, который ослабит роль официального Дамаска на Ближнем Востоке. В то же время независимость курдов на севере САР будет дестабилизирующим образом влиять на ситуацию в Турции и подтолкнет к борьбе за независимость не только турецких курдов, но и их соотечественников в Иране.

ТАРТУС НЕ БУДЕТ ВОЕННОЙ БАЗОЙ

Между тем на прошлой неделе стало известно, что РФ и Сирия наконец-то подписали документы, согласно которым размещение российских войск, авиации и военного флота в этой стране обретает юридический статус. Однако некоторые аспекты этих документов вызывают вопросы. К примеру, в октябре 2016 года статс-секретарь – заместитель министра обороны Николай Панков объявил о том, что проходит межведомственное согласование проекта российско-сирийского соглашения о создании в средиземноморском порту Тартус на постоянной основе базы Военно-морского флота России.

Но, как выясняется, базы ВМФ в Тартусе не будет. И все, о чем договорились стороны, – это подписание соглашения между РФ и САР о расширении там уже существующего 720-го пункта материально-технического обеспечения (ПМТО) ВМФ России. В том числе в документе определен новый регламент захода военных кораблей РФ в территориальное море, внутренние воды и порты Сирийской Арабской Республики (САР). Определено, что одновременно в ПМТО их может быть не более 11 единиц, включая военные корабли с ядерной энергетической установкой, при условии соблюдения ядерной и экологической безопасности. Но входят ли в этот состав атомные подводные лодки, прямо в соглашении не говорится. Дамаск будет отныне жестко контролировать приход и уход российских кораблей в свои территориальные воды, поскольку российское командование обязано заблаговременно (не позднее чем за 12 часов при входе и за 6 часов до выхода) уведомлять об этом уполномоченный орган Сирии. Это условие действует даже в случае «оперативной необходимости», правда, уведомлять сирийские власти тогда надо в более короткие сроки, но все же необходимо «не позднее чем за три часа до выхода, в экстренных случаях – за один час до выхода», – говорится в соглашении.

Конечно, соглашение о новом статусе ПМТО – это очень важный и нужный документ, согласно которому без арендной платы САР разрешает построить и эксплуатировать причалы, склады, помещения, укрытия и другие объекты недвижимости в Тартусе. Но в отличие от аналогичного Соглашения от 2 июня 1983 года документ носит не бессрочный характер, а ограничен временными параметрами. «Настоящее соглашение действует в течение 49 лет и автоматически продлевается на последующие 25-летние периоды, если ни одна из сторон не менее чем за один год до истечения очередного периода не уведомит в письменной форме по дипломатическим каналам другую сторону о своем намерении прекратить его действие», – говорится в документе.

Заметим, что такое же положение появилось и в подписанном 18 января 2017 года дополнительном Протоколе к Соглашению о размещении авиационной группы ВС РФ на территории Сирии. Само соглашение, как известно, было подписано еще в августе 2015 года, за месяц до ввода в САР нашей группировки, когда режим Асада был на грани падения. Из этого документа следует, что Дамаск согласился на бессрочный статус пребывания наших авиационных подразделений в Хмеймиме, а также обустройство и функционирование там возведенных на российские деньги военных объектов. Соглашение, как известно, только в октябре 2016 года ратифицировали. И вот вдруг появляется дополнительный Протокол к нему, который ограничивает пребывание ВКС в САР временными рамками. И если Дамаск захочет, то уже через год, российской авиабазы в САР не будет.

Военно-дипломатические источники отмечают, что более жесткие требования Дамаска к пребыванию российского военно-морского флота и авиации на территории Сирии появились в результате негласного воздействия на сирийское руководство со стороны Ирана. Оказывается, Тегеран очень болезненно относится к усилению роли России на Ближнем Востоке. Особенно нынешние власти Ирана не устраивает тот момент, что к урегулированию конфликта в САР Москва более тесно подключает Турцию и планирует активно взаимодействовать с США и другими странами, входящими в коалицию. Насторожила Тегеран прошедшая в начале октября 2016 года информация наших СМИ о том, что Россия готовит с Сирией соответствующий проект договора о создании в Тартусе полноценной военно-морской базы. Уже в ноябре 2016 года начальник Генштаба ВС Исламской Республики генерал-майор Мохаммад Хосейн Багери заявил что ВМС Ирана в скором будущем могут потребоваться базы в Сирии и Йемене. По его словам, «создание баз, расположенных далеко от иранской территории, имеет почти такой же эффект сдерживания, как атомная бомба».

«Непонятно, зачем нашим СМИ надо было тиражировать информацию о том, что Москва готовит с Дамаском соглашение по базе ВМФ в Тарусе. Негласно сразу обозначились противники этого документа», – рассуждает военный эксперт генерал-лейтенант Юрий Неткачев. Он считает, что в нынешних условиях вся важная военно-дипломатическая информация, особенно в области военных отношений и военно-технического сотрудничества, должна иметь гриф «Секретно».

Кроме этого, он считает, что даже со своими потенциальными военными союзниками РФ должна отстаивать собственные интересы и думать о последствиях. «Если вспомнить, в свое время мы хорошо помогли Вьетнаму в его борьбе против китайских захватчиков в 1979 году. И как бы в награду за это в том же году Ханой подписал с СССР договор о военно-морской базе в Камрани. Аренда базы была безвозмездной. Мы хорошо базу обустроили, но прошло время, и под нажимом США и тех же китайцев Вьетнам стал требовать от России арендной платы за эксплуатацию этой базы. В результате мы ушли из Камрани ранее срока подписанного с Ханоем соглашения. То же самое произошло с Кубой. Теперь наверстать и исправить здесь очень трудно. Не дай бог, чтобы у нас с Сирией так же получилось», – считает Неткачев.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Аль-Каиду" и "Исламское государство" могут помирить разногласия России и США

"Аль-Каиду" и "Исламское государство" могут помирить разногласия России и США

Антон Мардасов

Главной причиной вражды группировок остаются идеологические противоречия

0
1913
Трамп доверил Пентагону судьбу Сирии и Ирака

Трамп доверил Пентагону судьбу Сирии и Ирака

Игорь Субботин

Министр обороны США получил право самостоятельно определять размер военного контингента

0
1401
Встреча по урегулированию в Сирии "Астана-4" пройдет 3-4 мая

Встреча по урегулированию в Сирии "Астана-4" пройдет 3-4 мая

0
716
Война была "как будто вчера"

Война была "как будто вчера"

Равиль Мустафин

О времени, когда День Победы еще не стал красным днем календаря

0
1426

Другие новости

24smi.org
Рамблер/новости
Загрузка...