0
3075
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

20.10.2017 00:01:00

Неизвестная схватка в Гран Чако

Боевые действия между Боливией и Парагваем в 1931–1933 годах

Алексей Олейников

Об авторе: Алексей Владимирович Олейников – доктор исторических наук, профессор кафедры истории России Астраханского государственного университета.

Тэги: латинская америка, боливия, парагвай, китай, добровольцы, армия, аэрофотосъемка, пилькомайо, артподготовк


Вместо генерала Кундта главнокомандующим был назначен генерал Пеннаранда (на фото – справа). 	Фото 1935 года
Вместо генерала Кундта главнокомандующим был назначен генерал Пеннаранда (на фото – справа). Фото 1935 года

Война между Боливией и Парагваем в 1932–1935 годах, на одном из этапов которой мы остановимся, велась из-за территории, известной под названием Гран Чако. Будучи расположена между pеками Парагвай и Пилькомайо, она принадлежала Парагваю.

Значение данной территории для Боливии заключалось в выходе к судоходной реке Парагвай, а по ней к Буэнос-Айресу и Атлантическому океану. Через эту же территорию предполагалось строительство железной дороги, которая должна соединить атлантический порт Сантос с тихоокеанским портом Ислай.

Парагвай имел на этой территории лесные разработки и неразработанные (в то время) нефтяные месторождения.

Театр военных действий был покрыт почти сплошным лесным массивом и слабо населен – лишь по долинам рек. Поскольку летом небольшие ручьи пересыхали, проблема водоснабжения была весьма актуальной. Попытки же рыть колодцы далеко не всегда давали нужные результаты: вместо воды в них присутствовала зеленоватая жидкость, негодная для питья.

СИЛЫ СТОРОН

Выставленные противниками сила и средства были неэквивалентны. Боливия, имевшая более чем трехмиллионное население, сразу выставила почти 30-тысячную армию, к концу боевых действий возросшую до 50 тыс. человек. Парагвай при населении в 1 млн человек смог вначале выставить около 15 тыс. бойцов, а затем довести численность армии до 30–40 тыс. человек.

Боливийская армия была обучена преимущественно германскими инструкторами. Ряд офицерских должностей был замещен как германцами, так и другими иностранцами. Так, например, один из присутствовавших на театре войны корреспондентов встретил офицера-англичанина, который после 1918 года участвовал в войне в Китае, затем в Никарагуа и, наконец, попал в Боливию, а также поляка – пилота аэроплана.

Руководство парагвайской армией было такое же, но, кроме германских военных специалистов, огромную роль сыграли русские специалисты (например генерал Иван Тимофеевич Беляев) и добровольцы.

Технически боливийская армия выглядела гораздо лучше: имелась военная авиация (бомбардировочный и истребительный авиаотряды на самолетах американской фирмы «Кертис»); несколько новых танков, которыми командовали германские офицеры; артиллерия (в том числе тяжелая), а также значительное количество автотранспорта, что позволило перебрасывать на театр военных действий целые дивизии численностью по 4 тыс. человек.

Преимуществом парагвайцев было оборудование ТВД узкоколейными железными дорогами – они были построены для вывоза лесоматериалов. Парагвайские войска были адаптированы к климату и местности.

«СТРАННАЯ ВОЙНА» ПО-ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИ

Военные действия начались с переброски боливийских частей в Гран Чако. Была сооружена целая линия фортов: Лоа, Бокерон, Арче, Агварика, Куатро Вентос.

Парагвайские форты (Исла Пои, Нанава, Марискаль Лопец) препятствовали дальнейшему продвижению боливийцев к реке Парагвай. Основные силы парагвайской армии сосредоточивались в районе Исла Пои. Несмотря на фактическое открытие военных действий уже в 1931 году, война сторонами не объявлялась – оба государства подписали пакт Бриана – Келлога.

Обе армии зарылись в окопы задолго до встречи – парагвайцы пытались выиграть время для набора солдат и сосредоточения армии, боливийцы не рисковали атаковать форты противника малыми силами. Вначале форты являлись просто деревянными блокгаузами, но постепенно дополнились системой окопов, прикрытых проволочными заграждениями.

Такое положение сохранялось до августа 1932 года, когда парагвайская армия численностью около 10 тыс. человек, сосредоточенная в районе Исла Пои, осадила форт Бокерон. Осада продолжалась месяц, и гарнизон форта численностью около 2 тыс. человек сдался из-за жажды. Отсутствие воды привело к тому, что боливийские самолеты сбрасывали гарнизону лед. 3-я боливийская дивизия, двигавшаяся на помощь форту, опоздала на три дня.

Затем началось наступление парагвайской армии в направлении на фронт Лоа – Плантаниллос, и в середине ноября парагвайцы овладели обоими фортами. Стал очевиден обходной маневр парагвайцев – они планировали отрезать боливийские войска и прижать их к болотам на реке Пилькомайо.

На должность главнокомандующего боливийской армией был назначен германский генерал Ганс Кундт, на которого возлагались особые надежды. Получив подкрепление (9-я дивизия), Кундт начал операцию с намерением устроить противнику столь любимые немцами «Канны». Через пять дней после его назначения 2-й боливийский корпус взял Лоа (10 декабря 1932 года), три дня спустя был взят Плантаниллос, а 10 января 1933 года боливийцы овладели парагвайским фортом Марискаль Лопец. Обнаружилось давление боливийцев на фланги парагвайцев. Атаки парагвайцев на Kyатро Вентос были отбиты.

17 января 1933 года боливийцы ввели в дело авиацию: их бомбардировщики нанесли удар по Консепсьону. По дороге к столице был нанесен удар по нескольким грузовикам с войсками, а на реке Парагвай атаковали канонерку. Бой между самолетами и канонеркой закончился тем, что последняя из-за полученных повреждений выбросилась на берег. Бомбежка Консепсьона имела большое символическое значение.

Подход двух парагвайских канонерок с зенитными орудиями, а также тот факт, что боливийским летчикам приходилось летать над сплошными лесными массивами, где вынужденная посадка грозила экипажу смертью от жажды, воспрепятствовали продолжению налетов. Авиация переключилась на проведение аэрофотосъемок – это было более чем актуально, так как были случаи, когда войска, выступив для атаки противника, даже имея компас, ухитрялись возвратиться на свой же исходный рубеж. Требовалось установить и нахождение артиллерии противника. То, что не мог увидеть глаз летчика, видели фотоснимки.

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ С ПЕРЕМЕННЫМ УСПЕХОМ

25 января боливийские части обложили форты Нанава и Гондра; численность их на этом пятикилометровом фронте определялась в 8 тыс. человек, а парагвайцев – 7 тыс. человек, то есть серьезного перевеса сил ни у кого из противников не было и форты держались до конца войны.

Конец января был отмечен эпизодом, характерным для боевых действий в лесах. В районе Нанава парагвайцы, чтобы оттеснить сжимавшее их кольцо, зажгли лес – но ветер переменился. Пожар двинулся на парагвайские окопы – этим воспользовались боливийцы и атаковали, двигаясь вслед за огнем. Потери парагвайцев составили до 1,5 тыс. человек.

В это же время эскадрону боливийцев удалось пройти лесом и выйти на дорогу между Гондра и Алихуата, захватив шесть неприятельских грузовиков. В это время по направлению от фронта шел легковой автомобиль. Думая, что в нем могут быть лишь раненые, боливийцы не обратили на него особого внимания. В этот момент из автомобиля выскочил офицер и бросился в лес. По оставленным в автомобиле документам боливийцы узнали, что это был начальник штаба парагвайской армии майор Брай.

Начавшиеся дожди прекратили боевые действия вплоть до 9 марта, когда частями 9-й боливийской дивизии был взят Корралес. 12 марта эта же дивизия взяла форт Алихуата. Этот бой интересен тем, что атакующие применили штурмовики и штыковую атаку. Выбитые из форта парагвайцы укрепились в лесу, и дальнейшие попытки боливийцев продвинуться в сторону Арче успеха не имели.

С января по апрель Боливия выслала на фронт до 12 тыс. человек подкреплений, и общая численность ее армии возросла до 50 тыс. бойцов. Это потребовало особых мер для решения вопросов снабжения – ведь единственная грунтовая дорога пересекалась паромной переправой. Кроме грузовиков боливийцы привлекли к решению транспортного вопроса три санитарных самолета – они ежедневно накручивали по 800 км, двигаясь от конечной железнодорожной станции до штаба армии. К фронту они везли боеприпасы и пиво для главнокомандующего, назад брали по 20 раненых.

18–19 марта 3-я боливийская дивизия вела безуспешные атаки на Толедо. Парагвайцы не только удержали свои позиции, но и отбили у атакующих 17 пулеметов. Надежда Боливии на быстрое вытеснение противника из Гран Чако не сбылась – и с просьбой об урегулировании конфликта дивизия вначале обратилась в Вашингтон, а затем в Лигу Наций. Из Вашингтона противникам предложили вывести все войска из Гран Чако, но ввести в регион боливийскую полицию. Естественно, что Парагвай на это не пошел, и в этой ситуации, уже не боясь обвинений в нарушении пакта Бриана – Келлога, 11 мая объявил войну Боливии.

РЕШАЮЩИЙ УДАР

Главком боливийцев Г. Кундт решился на широкомасштабную операцию. В районе Нанава было сосредоточено до 20 тыс. человек, и 4 июля началось наступление.

Главная позиция парагвайцев – лесной остров с фортами Аяла и Нанава – с трех сторон была окружена боливийскими окопами, а южный конец этого острова был в руках боливийцев. Позиции противников состояли из мощных стрелковых окопов, усиленных пулеметами (часть пулеметов находилась даже на деревьях). Искусственных препятствий не было – лес сам по себе являлся хорошим препятствием. Трава была почти по колено – лежащие и ползущие стрелки были невидимы. Парагвайцы имели до 12 орудий и много пулеметов (как в первой линии обороны, так и позади нее). Самолетов, танков и специальных противотанковых орудий у них не имелось. Парагвайское командование располагало сильными резервами.

Боливийцы решили атаковать лес Аяла с северо-запада и юга. Южная группа состояла из четырех полков (16-й, 42-й, 43-й пехотные и спешенный 1-й кавалерийский полки, танковый взвод; пехотные полки вводили в бой по одному усиленному батальону с шестью огнеметами, двумя 65-мм орудиями сопровождения и шестью 81-мм минометами Стокса). В резерве группы – три полка. Средняя группа – один полк и маршевый батальон. Северная группа – пять полков, два огнемета, два миномета и танковый взвод. В резерве Северной группы находились 3-й пехотный и 7-й (спешенный) кавалерийский полки. Артподготовку осуществляли три 75-мм горные пушечные батареи, одна 105-мм горная гаубичная и одна гаубичная батареи, а также три отдельных орудия (установленные в передовых окопах).

4 июля 1933 года в 8 часов 50 минут началась артиллерийская подготовка – причем огонь велся главным образом по парагвайским пулеметным точкам в передовых окопах (результаты, как и следовало ожидать, были ничтожны). Парагвайская артиллерия ответила и вела огонь до конца боя. Попытки боливийских самолетов выявить ее позиции были безуспешны.

В 9 часов 5 минут была взорвана мина, заложенная в подкопе – и хотя она оказалась не под редутом укрепленного острова, а в 30 метрах от него, боливийцам удалось захватить этот «укрепленный остров». Дальнейшее продвижение их пехоты поддерживалось средним и двумя легкими танками, но средний и один из легких танков были подбиты.

На правом фланге атака началась в 9 часов 20 минут – два танка открыли пулеметный огонь по парагвайским окопам, вскоре занятым пехотой боливийцев. Затем танки попали под артиллерийский огонь – им удалось из-под него выйти, двигаясь вперед, но затем у одного танка вышел из строя бензиновый насос, а другой получил попадание пули между башней и корпусом – и застрявшая пуля мешала вращению башни.

После полудня парагвайцы по всему фронту перешли в контратаку. На северном участке с помощью ручных гранат они выбили боливийцев из окопов, и боливийцы удержали в своих руках лишь воронку от мины.

ПРИЧИНЫ НЕУДАЧ

«Канны» не удались прежде всего из-за неудачных действий боливийского командования.

Для атаки было назначено чуть более половины имевшихся сил, танки были поделены на две группы – и сильного концентрированного удара не получилось. Танки в основном были выведены из строя орудиями, стрелявшими прямой наводкой, а боливийская артиллерия и не пробовала осуществлять контрбатарейную борьбу. Боливийское командование не учло, что в общевойсковом бою следует уделять особое внимание не столько неприятельским пулеметам, с которыми могут справиться танки, сколько противотанковым орудиям, которые могут эти танки подбить.

К августу потери боливийцев достигли 20 тыс. человек убитыми и умершими (результат практиковавшихся постоянно ближних боев) и до 15 тыс. ранеными и больными. Парагвайцы потеряли убитыми примерно вдвое меньше, а ранеными и больными – до 17 тыс. человек. Дожди прекратили серьезные операции вплоть до ноября, а затем парагвайцы провели несколько атак на участке севернее Алихуата.

Один боевой эпизод заслуживает особого внимания.

Боливийцы применили оставшиеся у них танки в качестве стационарных огневых точек. В ходе одной из атак парагвайцы прорвали фронт противника и подошли ко второй линии окопов, находившейся в километре от первой – и парагвайская рота наткнулась на танк, стоявший у окопа. Поединок между ротой, вооруженной лишь винтовками и пулеметами, и танком закончился для первой потерей до 60% личного состава, в то время как танк уцелел. Роте пришлось отступить, и танковый экипаж даже захватил одного пленного.

В декабре фронт боливийцев был прорван западнее и восточнее Алихуата – и две дивизии (4-я и 9-я) были окружены и сдались. Затем в течение суток был взят форт Муннос (где находился штаб армии). Началось преследование. Генерал Г. Кундт был снят с должности главнокомандующего, и боливийское правительство запросило перемирия.

ИТОГИ ВОЙНЫ

Несмотря на заключенное перемирие, парагвайская армия в декабре 1933 года заняла Эсгерос, продвинувшись почти до границ спорной области.

Боливия, осознав всю серьезность положения, попыталась обеспечить за собой хоть часть спорной территории. Вместо Г. Кундта главнокомандующим был назначен сумевший выйти из окружения генерал Пеннаранда.

Боливийская армия постепенно отходила к линии Балливиан – Каннада, пытаясь выиграть время.

20 мая продвигавшийся вслед за боливийцами 1-й парагвайский корпус на дороге Кампо-Юрадо – Вилла Монтез был атакован и потерял до половины своего состава. Фронтальная атака парагвайцев на Балливиан была отбита, причем впервые отличилась боливийская артиллерия.

Не удалась попытка прорвать боливийский фронт 24 июня у Лагуна Лоа.

Какие важнейшие выводы позволяют сделать рассмотренные события?

Неудачи боливийцев объясняли неприспособленностью их солдат к местности и климату, плохой подготовкой кампании (армия численностью 40–50 тыс. человек не могла снабжаться по единственной автомобильной дороге небольшой пропускной способности – даже пиво главнокомандующему приходилось доставлять на самолете), жаждой, недостатком боеприпасов и продовольствия.

Две узкоколейки, автомобильная дорога и судоходная река позволили парагвайцам избежать проблем со снабжением.

В лесном бою техника часто себя не оправдывала. Артиллерийская подготовка по пулеметам в первой линии обороны приносила мизерные результаты. Не удалось осуществить и контрбатарейную борьбу. Боливийский командир батареи рассказывал, что в течение семи месяцев, которые его часть простояла на одной и той же позиции, батарея не имела вражеских попаданий ближе 500 метров от орудий. Но ведь если противника нельзя видеть ни с земли, ни с воздуха, его можно засечь звукометрически. Тем более что для артиллерии поменять позиции, находившиеся в лесу, очень непросто – недаром упомянутая батарея и стояла на одной позиции семь месяцев.

Боливийцы имели хорошие орудия, но не имели к ним нужных приборов, а инструктора или сами не умели или их не научили вести огонь в условиях лесного боя. Почти то же самое можно сказать и о парагвайцах.

Танки себя не оправдали – достаточно вспомнить застрявшую у основания башни пулю. Парагвайцы поступили перед боем у Нанавы разумно, установив на трех танкодоступных участках по батарее скорострельных морских орудий – и те вывели из строя половину танков. Такое решение оказалось гораздо разумнее, чем стрельба из винтовок и пулеметов «по щелям» и бойницам бронированных машин.

Боливийцам же надо было не тратить зря артиллерийские снаряды по пулеметам, находящимся в первой линии окопов, а использовать свои орудия для поддержки танковой атаки.

Следует отметить и такой промах, как разделение танков на две группы: против каждой оказалось по батарее морских орудий и каждая группа потерпела фиаско. Находись танки в составе одной группы, им пришлось бы иметь дело лишь с одной батареей противника, и даже при тех же самых потерях у боливийцев осталось бы не два одиночных танка, а группа, которая смогла кое-что сделать.

Если в Первую мировую войну винтовочный огонь не велся далее 600–800 метров, то в данном конфликте он велся на дистанции не свыше 400 метров.

По итогам боевых действий боливийцы пришли к выводу, что пистолет-пулемет необходим для ближнего боя в каждом пехотном отделении наряду с ручным пулеметом.

Наконец, эта война оказалась значимой для развития тактики лесного боя. Так, 7 декабря 1933 года у Алихуата парагвайцы окружили 9-ю боливийскую дивизию. Для прикрытия направления на Сосса выдвинулся сводный отряд под командованием немца капитана Брандта – 480 человек (из них лишь 140 старых солдат) с 13 ручными, 7 тяжелыми и 7 пистолетами-пулеметами, а также 4 минометами Стокса. Отряд был перевезен на грузовиках (35 км за 7 часов). 5 декабря он тронулся по направлению к 42-му километру и там встретился с парагвайцами, занявшими оборону в окопах. Противник был выбит из окопов огнем минометов и отошел примерно на 1 км к востоку. Отряд Брандта оставался на месте и 7 декабря начал отступление. Но путь отступления был отрезан, и отряд, выведя из строя грузовики и минометы, тронулся, ориентируясь по компасу, сначала к северу, затем на северо-запад и наконец на запад. После шестичасового путешествия отряд вышел к 35-му километру, бросив во время марша по тылам противника раненых, два пулемета и рацию.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Т-90 и "Абрамс" столкнулись на полях Индии

Т-90 и "Абрамс" столкнулись на полях Индии

Александр Шарковский

Дели может отказаться от российских танков в пользу американских

2
90141
Политический кризис  в Зимбабве принимает мировые масштабы

Политический кризис в Зимбабве принимает мировые масштабы

Промедление с отречением Мугабе может нанести ущерб как соседям страны, так и ее бизнес-репутации

0
12552
В Афганистане хотят покончить с советским наследием

В Афганистане хотят покончить с советским наследием

Игорь Субботин

Кабул готов избавиться не только от Ми-17, но и от подготовленных СССР офицеров

0
6646
Пекин подталкивает Пхеньян к переговорам

Пекин подталкивает Пхеньян к переговорам

Владимир Скосырев

Ким Чен Ын сердит на китайцев, но может принять их посланника

0
1103

Другие новости

Загрузка...
24smi.org