0
4651
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

04.10.2018 19:38:00

Совершенствование форм и методов управления воздушным боем над морем

Работа штабов авиации ВМФ по изучению и обобщению опыта военных действий ВВС флотов в Великой Отечественной войне

Эдуард Катаев

Об авторе: Эдуард Саввич Катаев – генерал-майор авиации, кандидат военных наук, профессор, начальник штаба ВВС Тихоокеанского флота (1981–1986).

Тэги: ВВС, ВМФ, палубная авиация, вертолеты, флот, флотилия, ВОВ, СССР, КП, штабы, боевой опыт


ВВС, ВМФ, палубная авиация, вертолеты, флот, флотилия, ВОВ, СССР, КП, штабы, боевой опыт В последнее время роль палубной ударной авиации многократно возросла. Фото с сайта www.mil.ru

В 1945 году наступил долгожданный День Победы. Казалось, что все самое страшное позади, все в прошлом. Но в прошлом оказались не только успехи, были поражения и потерянные родственники, близкие, друзья, товарищи. В условиях военного времени не всегда имелась возможность для проведения объективного анализа и оценки боевой деятельности тех или иных видов и родов войск. С наступлением мира пришла пора для штабов всех уровней оценить итоги минувших кампаний, а для летчиков ВМФ – провести анализ боевых действий морской авиации в войне на море, постараться, чтобы горькие уроки не пропали даром, а помогали в дальнейшем.

Штаб авиации ВМФ располагал объемом информации, позволявшим с некоторой степенью достоверности восстановить историю применения морской авиации в Великой Отечественной войне. Информация включала доклады, донесения, отчеты и т.п. В большинстве своем они были похожи на летописи, то есть не содержали критического анализа. К сожалению, и в штабе авиации ВМФ, так же как и вообще в Вооруженных Силах СССР, не существовало независимой от командования «группы анализа», как, например, в ВМС США. Не было также и специалистов, достаточно владевших математическим аппаратом в виде теории массового обслуживания, теории игр и тому подобных прикладных наук, известных под общим названием «исследование операций». Поэтому математический аппарат практически не использовался.

ОЦЕНКА ТЯЖЕЛОГО ОПЫТА

И все же следует отметить громадную работу, проделанную отделом по изучению и обобщению опыта войны, сформированным в 1944 году. Он состоял из нескольких отделений, в обязанности которых входило изучение опыта оперативного и тактического использования авиации, а также из редакционно-издательского отдела. Разработанная для этого отдела «Инструкция…» определяла порядок обобщения, анализа и использования опыта войны, обязанности должностных лиц, порядок представления и утверждения материалов, содержала методические указания по работе.

Таким образом, в отработке выводов и рекомендаций отдел не был независим. Поскольку имелся этап согласования, то могла проводиться и корректировка первоначально представленных докладов. Материалы о боевой деятельности морской авиации издавались в виде информационных бюллетеней. Их к 1947 году насчитывалось 150. На основании этих и других материалов можно было оценить воинскую доблесть небольшой, но, к удивлению военных теоретиков и практиков, оказавшейся столь эффективной морской авиации. Хотя, разумеется, сведения, особенно касающиеся ущерба, нанесенного противнику, не всегда могут оцениваться как абсолютно достоверные.

Советское государство готовило армию и флот к войне только на чужой территории, однако по своему количественному и качественному составу они были неспособны реализовать эту идею. Военно-политическое руководство страны допустило серьезные просчеты в оценке характера будущей войны и материальной базы ее ведения. Ошибки в определении материальной базы ведения войны для любого государства являются огромной трагедией, поскольку воевать приходится не тем оружием, которое было накоплено перед войной. Это означает, что огромный человеческий труд и усилия были потрачены зря, что сотни тысяч, миллионы людей убиты в боях из-за несовершенства оружия. Военные теоретики проглядели принцип массирования подвижных соединений в годы Гражданской войны и не заменили в предвоенные годы ударные кавалерийские соединения механизированными, обеспеченными радиосвязью.

АВИАЦИЯ ВМФ

К концу Великой Отечественной войны авиация ВМФ состояла из ВВС Северного, Балтийского, Черноморского и Тихоокеанского флотов, а также из ВВС Днепровской, Дунайской, Каспийской, Амурской, Камчатской, Сахалинской флотилий. Кроме того, морская авиация входила в состав Кольского, Беломорского, Владивостокского морских районов и Порт-Артурской военно-морской базы. В распоряжении Главкома ВМФ находилась 19-я минно-торпедная авиационная дивизия (МТАД) со штабом в Новой Ладоге, 65-й транспортный авиаполк на аэродроме Измайлово в Москве и 39-я эскадрилья ночных истребителей – в Сарабузе. Такой в общем виде оказалась структура ВВС ВМФ СССР после войны.

На долю нового командующего авиацией ВМФ генерал-лейтенанта П.Н. Лемешко (1947–1950) и начальника штаба генерал-лейтенанта А.М. Шугинина (1946—1961) одновременно с заменой и обновлением самолетного парка началась работа по крупным организационно-штатным преобразованиям морской авиации ВМФ.

К поиску оптимальных структур ВВС флотов были привлечены и штабы ВВС флотов, которые возглавляли: на Северном флоте – полковник А.В. Александров (1946–1950); на Балтийском флоте – генерал-майоры В.Ф. Злыгарев (1947–1948), Г.Г. Дзюба (1949–1950); на Черноморском флоте – генерал-майоры авиации Ф.А. Андреев (1947–1948), В.П. Конарев (1948–1949), Т.П. Губанов (1949–1950); на Тихоокеанском флоте – генерал-майор авиации Жатьков (1945–1951).

Штаб авиации ВМФ подготовил документ «Предложения по совершенствованию и развитию морской авиации». Содержание этого документа дает некоторые представления о путях повышения боевых возможностей соединений и частей ВВС флотов. При этом предложения основывались на том, что уже было на вооружении и должно было появиться в ближайшей перспективе. Исходя из необходимости перехода к мирному периоду нашей страны, были разработаны и утверждены ГШ ВМФ практические рекомендации по созданию новой оргштатной структуры морской авиации ВМФ, В 1947–1948 годах были расформированы ВВС флотилий, морских районов и военно-морских баз. В связи с сокращением морской авиации в этот же период количество полков в ВВС флотов уменьшилось на 15%, с 75 до 64.

Опыт Великой Отечественной и Второй мировой войн показал возросшее значение морской авиации в борьбе с подводными лодками, поэтому отдельно поднимался вопрос начальником штаба авиации ВМФ о противолодочных самолетах и вертолетах: «...для выполнения задач противолодочной обороны корабельных сил флота необходимо использовать на переходах геликоптеры, взлетающие и садящиеся непосредственно на корабли конвоя. Необходимо также разработать технические средства обнаружения подводных лодок с самолетов». Обращалось внимание и на разведывательную авиацию. В хорошем самолете-разведчике авиация ВМФ всегда нуждалась. В качестве рабочей альтернативы предлагалось иметь в составе ВВС «авиацию взаимодействия» для использования в составе маневренных соединений флота. Но однозначного мнения по этому вопросу не было, и предложение не выглядело достаточно убедительным и обоснованным. Потребовалось три десятка лет, чтобы воплотилось это предложение в практику оперативкой подготовки флотов. Теперь мы достаточно глубоко осознаем, что в теорию оперативного искусства ВМФ, исходя из опыта войны, вводилась идея внедрения принципов поддержки и придания сил морской авиации в операциях флотилий разнородных сил, морских операциях, боевых действиях соединений флота.

Таким образом, в первые, послевоенные годы происходили крупная реорганизация авиации и оценка деятельности ВВС флотов за годы войны. С одной стороны, это было вызвано сокращением армии и флота и их постепенным переводом на более совершенную материально-техническую базу, с другой – необходимостью повышения боеготовности и боеспособности сил.

РАЗВИТИЕ ВОЗДУШНЫХ СИЛ

При определении путей развития ВВС флотов приходилось считаться с тем, что в первые, послевоенные годы не было реальных технических возможностей для создания в их составе принципиально новых родов сил морской авиации. Однако четко определилась тенденция к повышению удельного веса ударной, истребительной, противолодочной, а также корабельной авиации. Большую роль в развитии морской авиации, совершенствовании работы штабов и других органов управления сыграли командующий авиацией ВМФ генерал-полковник авиации Евгений Преображенский (1950–1962) и начальник штаба генерал-лейтенант авиации Александр Шугинин (1946–1961).

38-6-2_b.jpg
В последнее время роль палубной ударной авиации многократно
возросла. Фото с сайта www.mil.ru

Творческое осмысление и усвоение опыта Великой Отечественной войны на флотах способствовало военно-теоретическому росту офицеров, повышению качества их руководства подчиненными авиационными соединениями и частями. Обобщенный опыт войны на море с учетом развития авиационной техники, оружия и организации морской авиации, практики учений был положен в основу дальнейшего совершенствования теории и практики тактики авиации ВМФ, в частности разработки взглядов и практических рекомендаций по ведению боевых действий на море в новых условиях. Обучение и воспитание командования и штабов, всего личного состава преследовали цель выявить, проверить и закрепить на практике преимущества послевоенной структуры соединений и частей морской авиации, их наиболее рациональное оперативное построение в операциях флотов, последовательность действий в составе сил флотов, четкое управление ими.

На флотах стало больше проводиться учений и маневров, а также командно-штабных учений, в которых участвовали командование и штабы объединений, соединений и частей авиации флотов. В ходе учений преследовалась цель углубленного изучения и применения опыта войны, выработки новых теоретических положений и единых взглядов на изменившийся характер войны и способы боевых действий соединений и частей родов морской авиации, проверки новой структуры и боевых возможностей ВВС флотов. Личный состав закреплял полученные знания и навыки, овладевал искусством боевых действий в сложных условиях наземной, воздушной и морской обстановки. Большое внимание уделялось отработке взаимодействия с частями и соединениями флотов.

Таким образом, 1950–1960-е годы по своему содержанию вылились в систему коренных изменений в области вооружения и боевой техники, организационной структуры, теории военного искусства, подготовки кадров, практики обучения и воспитания войск.

НОВАТОРСТВО

Научно-техническая революция и тесно связанная с ней революция в военном деле выдвинули множество актуальных проблем в сфере строительства Вооруженных сил. Главная из них заключалась в быстром и качественном переоснащении Советской армии и Военно-Морского флота на базе ракетно-ядерного оружия. Потребовалось также существенно обновить обычные средства борьбы, улучшить их боевые характеристики. При этом необходимо было учесть те изменения, которые произошли в соотношении человека и военной техники, в характере воинского труда.

Надо было сформировать новые требования к боевой и оперативной подготовке командований, штабов и личного состава, пересмотреть способы ведения военных действий, боевого применения сил и их организацию. Благодаря огромным усилиям ГК ВМФ С. Горшкова, командующих и штаба авиации ВМФ, участников Великой Отечественной войны: генерал-полковника авиации Евгения Преображенского (1950–1962), маршала авиации Ивана Борзова (1962–1974); начальников штабов: генерал-лейтенантов авиации Александра Шугинина (1946–1961), Петра  Хохлова (1961–1971), а также командующих ВВС флотов: Георгия Кузнецова, Владимира Воронова, Сергея Гуляева, Александра Мироненко, флот превратился в океанский атомный, ракетно-ядерный. Все это создало благоприятные условия для надежного обеспечения национальных интересов Советского Союза в Мировом океане.

КОНЕЦ 70-х, СЕРЕДИНА 80-х

Авиация ВМФ к концу 70-х годов имела на всех флотах соединения морской ракетоносной авиации, ставшие мощным, универсальным, высокоманевренным родом ВВС флотов. Залп высокоточным оружием морской ракетоносной авиации только одного соединения превышал 120–180 ракет. Морская ракетоносная авиация по эффективности огневого поражения корабельных сил противников стала важным средством флотов в вооруженной борьбе на море. Не у каждого государства, имеющего флоты, оказалось достаточно мудрости, научного и производственного потенциала, высокопрофессионального летного и инженерно-технического состава, чтобы в совершенстве овладеть прекрасной авиационной техникой и оружием; создать соединения и части противолодочной авиации, ставшие важнейшим средством системы обеспечения боевой устойчивости морских стратегических ядерных сил сдерживания. Противолодочные комплексы вобрали в себя все новейшие технические достижения естественных наук, опыт многих поколений ученых, инженеров, рабочих. Это их трудом авиация получила прекрасные противолодочные комплексы берегового и корабельного базирования. На всех флотах на вооружении появились полки противолодочной авиации, способной одновременно вскрывать огромные акватории морей и океанов с высокой вероятностью, а при необходимости и поражать подводные лодки вероятного противника. Противолодочная авиация была способна выполнять межфлотский маневр и сосредоточивать большое число самолетов на избранном направлении. В середине 80-х годов началось возрождение штурмовой авиации ВМФ. Благодаря высоким боевым возможностям морской штурмовой авиации возрос боевой потенциал ВВС флотов. Флоты стали успешно готовить все рода сил морской авиации к боевым действиям в операциях флотов.

Разведывательная авиация ВВС флотов была оснащена современными разведывательными комплексами. Боевые возможности разведывательных полков позволяли вести эффективную воздушную разведку во всех операционных зонах четырех флотов.

ВВС флотов в результате «реформирования» в конце 60-х годов не имели истребительной авиации. Флоты, таким образом, оказались без истребительного прикрытия вопреки опыту войны.

Благодаря мудрости, упорству и настойчивости многих руководителей ВВС и ВМФ родилась корабельная авиация. Корабельные вертолетные полки по своим боевым возможностям позволили расширить потенциал противолодочных кораблей по поиску и поражению подводных лодок вероятного противника. Корабельные истребители значительно повысили боевую устойчивость соединений надводных сил от средств воздушного нападения противника в океанской зоне. Исследования показали, что ударная авиация ВВС флотов стала составлять 60% от общего количества летательных аппаратов. Этот показатель очень важен для понимания того, что война – это прежде всего огневое поражение противника над водной поверхностью, под водой и в воздухе.

ВВС флотов, как оперативные объединения морской авиации, стали важной составной частью операций флотов, флотилий разнородных сил, морских операций. Оперативные возможности ВВС флотов значительно расширили зону возможных боевых действий флотов и их боевой потенциал.

ПОДВИЖНИКИ

Морская авиация стала фактически океанской, она превратилась в важнейшее средство вооруженной борьбы на море. В этот период, в 50–60-е годы, штабы ВВС флотов возглавляли: на Северном флоте генерал-майор авиации Х.А. Рождественский (1950–1953), А.В. Долгов (1953–1955), А.В.  Жатьков (1955–1956), И.Г. Романенко (1956–1961); на Балтийском флоте генерал-майор авиации Г.Г. Дзюба. (1949–1950), М.И. Терентьев (1951–1953), П.И. Хохлов (1953–1961); на Черноморском флоте генерал-майоры авиации В.С. Бессараб (1950–1954), Б.И. Шарко (1954–1955), И.С. Сергеев (1956–1969);  на Тихоокеанском флоте генерал-майоры авиации И.И. Борзов (1951–1953), П.П. Невзоров (1953–1956), А.С. Епишин (1956–1967).

Как никто другой, начальники штабов авиации ВМФ в процессе развития сил и средств авиации много внимания уделяли развитию средств управления силами ВВС флотов:  на СФ – генерал-майор авиации В.И. Минаков (1961–1971), генерал-майор авиации В.В. Щипков (1974–1981); на БФ – генерал-майоры авиации И.С. Калинин (1961–1965), Н.И. Вышинский (1965–1968);  на ЧФ – генерал-майоры авиации И.С. Сергеев (1956–1969); на ТОФ – генерал-майоры авиации А.С. Епишин (1956–1967), В.А. Гонков (1967–1971).

КП И ШТАБЫ

Приведение управления силами морской авиации в соответствие с новыми условиями и возросшими требованиями стало важнейшей задачей дальнейшего повышения боевой готовности и боеспособности соединений и частей. В системе управления стали широко внедряться новейшие, автоматизированные средства связи и другие технические средства обеспечения управления. Изменились и условия работы командования и штабов. Решающее значение в их деятельности теперь приобрели устойчивость, качество, непрерывность и оперативность управления силами как в мирное, так и в военное время.

Дальнейшее увеличение объема мероприятий по управлению, резкое сокращение времени на их осуществление, усложнение условий управления требовали от командования и штабов умения быстро анализировать морскую, воздушную, радиоэлектронную и наземную обстановку. Делать грамотные выводы, кратко и четко докладывать их, своевременно и правильно разрабатывать боевые документы, организовывать боевые действия, взаимодействие и все виды обеспечения соединений и частей ВВС флотов были заложены в руководства, наставления и другие руководящие документы.

В этот период для управления авиационными объединениями, соединениями и частями на случай подготовки и ведения боевых действий были созданы постоянно действующие пункты управления: командные, запасные, вспомогательные, а для корабельной авиации – корабельные ПУ.

Материальной базой пунктов управления стали различные технические средства, которые предназначены для обеспечения устойчивой связи с КП подчиненных, обеспечивающих и взаимодействующих соединений, частей, подразделений, командные пункты (КП) вышестоящего начальника, с летательными аппаратами на земле и в воздухе и т.д.

По своему назначению оборудование командного пункта (КП) (объединения, соединения, части) включало: средства отображения данных обстановки, средства механизации и автоматизации, средства связи,  расчетно-справочные материалы и другие необходимые документы по обеспечению управления силами.

Необходимо подчеркнуть, что во всех странах совершенствование управления войсками рассматривается как одно из важнейших условий повышения эффективности использования Вооруженных сил. Поэтому основные мероприятия по развитию системы управления силами морской авиации были направлены на выполнение постоянно растущих требований к оперативности, гибкости, живучести и скрытности управления.

Цель работы штабов всех уровней по совершенствованию структуры и методов управления выглядела следующим образом: максимально обеспечить установление четких взаимоотношений между органами управления; своевременную и достоверную передачу указаний и решений сверху вниз и контроль их выполнения; установление надежной связи между вышестоящими и нижестоящими инстанциями для получения докладов и донесений о результатах выполнения ими поставленных задач; выработку наиболее эффективных способов достижения целей боевых действий.

Стремление к выполнению этих положений постоянно приводило к существенным организационным и техническим изменениям в системе управления силами морской авиации.

Стала необходимой автоматизация процессов управления на основе фундаментальных исследований, методов работы командующих (командиров) и штабов по управлению силами.

Большие надежды возлагались штабами на использование кибернетических и математических методов моделирования, использование электронно-вычислительной техники для сбора, обработки и анализа информации в процессе прогнозирования. Однако эти надежды оправдались лишь частично.

БАРЬЕР НЕИЗВЕСТНОСТИ

«Особенность человеческого интеллекта, – отмечает Н. Винер, – состоит в том, что мозг человека имеет способность оперировать с нечетко очерченными понятиями. Это дает ему возможность решать различные по сложности логические задачи, творить, предвидеть, открывать новое». Несмотря на определенные прогностические сдвиги, «барьер неизвестности» в военном деле с помощью новых методов преодолеть не удалось. Наибольшие успехи прогнозирования получены в тех областях, которые относительно легко поддаются количественным исчислениям (развитие систем вооружения, определение боевого потенциала группировок войск, военно-экономических возможностей сторон, расчет соотношения сил и т.п.).

Там же, где необходимо опираться на качественные показатели и понятия, что составляет сердцевину прогнозирования вооруженной борьбы, «дальнозоркость» военной теории пока ограниченна. Требовали дальнейшего совершенствования такие специфические методы исследования военной науки, как исследовательские и опытовые войсковые, авиационные и флотские учения, исследовательские командно-штабные учения, военные игры и маневры. Подчеркнем, что сложившаяся в годы Великой Отечественной войны и послевоенного периода система управления силами морской авиации доказала свою жизнеспособность и эффективность. Практика войны, оперативной подготовки флотов подтвердила и уточнила специфические законы управления силами.

В настоящее время по сравнению с периодом Великой Отечественной войны существенно усложнились условия управления войсками при подготовке и ведении операции (боевых действий).

Возрос и продолжает увеличиваться объем задач и количество необходимой для их решения информации. Вместе с тем значительно сократилось время, в течение которого должен осуществляться каждый цикл управления войсками. Пункты управления и другие элементы системы управления стали рассматриваться как первоочередные объекты поражения и радиоэлектронного подавления (РЭП).

Очевидно, что повышению эффективности управления войсками во многом будет способствовать развитие технической базы управления, уровень и степень автоматизации процессов управления.

Наконец, нам сегодня, как и более 70 лет назад, ясно одно, что проблема национальной безопасности для нас остается, и решать мы ее должны самостоятельно. Исторический опыт показывает, что одним из надежных и верных путей укрепления обороны страны и ее международного авторитета является всестороннее развитие ВМФ.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Не переходите дорогу черной кошке!

Не переходите дорогу черной кошке!

Андрей Рискин

0
519
Пентагон готовит новую атаку на Сирию

Пентагон готовит новую атаку на Сирию

Андрей Рискин

0
2643
Горькие плоды независимости придатка НАТО

Горькие плоды независимости придатка НАТО

Владимир Винокуров

Латвия остается одним из активных игроков на антироссийском фронте Европы

0
1890
«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью»

«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью»

Олег Гаврюшенко

Дмитрий Стерлигов

Владислав Щуровский

Благодаря усилиям волонтеров удалось спасти от гибели уникальные экспонаты Центрального музея ВВС

0
836

Другие новости

Загрузка...
24smi.org