0
1510
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

09.11.2018 00:01:00

Суровый урок Первой мировой

Для России это была справедливая война, что придавало уверенности ее дипломатам

Владимир Винокуров

Об авторе: Владимир Иванович Винокуров – профессор Дипломатической академии МИД России, вице-президент Лиги военных дипломатов, доктор исторических наук.

Тэги: россия, германия, франция, великобритания, первая мировая, революция, николай, романовы, путин, версаль


россия, германия, франция, великобритания, первая мировая, революция, николай, романовы, путин, версаль Долгое время о русских героях Первой мировой войны говорить было не принято, но сегодня ситуация изменилась кардинально. Фото агентства «Москва»

Первая мировая война – одно из крупнейших, переломных событий, изменивших облик Европы и всего мира. Эта гигантская, невиданная до той поры катастрофа обернулась утратой миллионов жизней, падением могущественных империй, становлением новых национальных государств, коренными переменами в мировом порядке и системе международных отношений. Война, по сути, определила дальнейший ход развития человеческой цивилизации, а для России она стала великим подвигом и вместе с тем – огромной трагедией, ввергнувшей страну в хаос революции и кровопролитной борьбы за власть. Была прервана эволюционная трансформация российского общества, подготовленная реформами второй половины XIX века – начала XX века.

Россия оказалась в уникальной ситуации, проиграв войну проигравшей Германии. Это явилось результатом стечения целого ряда обстоятельств, но главным из них стал курс Временного правительства, нацеленный на подрыв боеспособности страны и ее поражение. После Февральской революции Россия утратила возможность ведения войны с центральными державами. Как показали военные операции лета 1917 года, русская армия была дезорганизована, разложилась и не могла проводить наступательные операции. Дальнейшая деградация России привела к тому, что армия утратила возможность даже обороняться. Русская государственность была разрушена, началась смута, вызванная коренными противоречиями, накопившимися за столетия правления дома Романовых.

Сегодня можно сказать, что России не хватило буквально какого-то года, может быть, полутора лет для того, чтобы достойно завершить эту войну в составе Антанты. Тем не менее, хотя Россия до конца и не выполнила свой союзнический долг, это надо признать, но свой весомый вклад в победу коалиции, безусловно, внесла.

В свое время не кто иной, как Уинстон Черчилль счел своим долгом напомнить западной аудитории о вкладе России в победу Антанты. В начале 1930-х годов под названием «Неизвестная война: Восточный фронт» вышли собранные в одну книгу фрагменты 5-го и 6-го томов его большого сочинения, посвященного Первой мировой войне. В этом названии он метко охарактеризовал степень знания (точнее, незнания) англоязычной публикой результатов участия в этой войне России. Впрочем, оно до сих пор продолжает совершенно точно отражать неосведомленность общества – не только западного, но и российского – о месте нашей страны в той войне, которая, заметим, вызвала в государстве небывалый патриотический подъем и была воспринята как Вторая Отечественная. Но, к сожалению, в советское время мало упоминалось о доблести наших солдат и офицеров, о массовом героизме (погибло более миллиона, было ранено около 4 млн русских солдат и офицеров). За все годы советской власти не было установлено ни одного достойного общенационального памятника героям и жертвам Первой мировой войны.

Сегодня Первая мировая война в нашей стране вызывает смешанные чувства. Как получилось так, что Российская империя оказалась втянутой в эту «чужую» войну? Была ли она готова к ней и нужна ли была эта война России?

ПОПЫТКИ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ВОЙНЫ

Отвечая на эти сложные вопросы, следует подчеркнуть, что еще в 1912 году в военное ведомство Российской империи поступила тревожная записка, которую отправил известный российский геополитик и военный дипломат А.Е. Вандам (Едрихин). Будучи настоящим русским патриотом, Алексей Ефимович изо всех сил предостерегал Россию от возможной войны с Германией в союзе с Британией и Францией. В своей записке военному министру он убеждал, что России нельзя ввязываться в эту войну, что это война несправедливая, что это война между британским и германским милитаризмом, что Франция решает свои задачи, а у России целей в этой войне, по сути, нет.

За неприсоединение к двум противостоящим в Европе блокам государств выступал поначалу и министр иностранных дел Александр Извольский – убежденный сторонник европейской ориентации России. Внешнеполитическая программа Извольского определялась необходимостью обеспечить стране длительную мирную передышку, продолжительность которой он определял в 10 лет. Основой европейского равновесия он считал союз России с Францией. В формировавшейся политике соглашений и внешнеполитического лавирования между двумя блоками держав Извольский придерживался пассивной политики «равноудаленности» России от Берлина и Лондона. С помощью активной дипломатии, опираясь на поддержку тех и других, он видел возможность быстрее восстановить внешнюю безопасность и великодержавные позиции империи и по возможности перейти к решению стоявших на очереди внешнеполитических задач. После образования англо-французской Антанты русской дипломатии приходилось балансировать между своей союзницей и недавним непримиримым врагом – Англией. Россия нуждалась в поддержке Англии для стабилизации положения на Дальнем Востоке: еще будучи посланником в Японии, Извольский пришел к убеждению, что ключ к взаимопониманию между Петербургом и Токио лежит в Лондоне. Курс на соглашение с Англией означал поворот во внешней политике страны. Однако влиятельные консервативные круги в России настаивали на необходимости в условиях революционного кризиса сохранить и укрепить узы с монархическими правительствами Германии и Австро-Венгрии. Извольский должен был считаться с этими взглядами.

Сменивший его министр иностранных дел Сергей Сазонов отошел от принципа балансирования между Германией и Англией и сделал ставку на Антанту при общем курсе на оттягивание большой европейской войны, что резко изменило позицию России по обозначенной проблеме. В этом контексте характерным является согласие Англии и Франции на передачу России Черноморских проливов после войны в случае сохранения Сазонова на посту министра иностранных дел.

В России внимательно следили за созданием так называемого Тройственного согласия, или Антанты (окончательно сформирована в 1907 году), в противовес Тройственному союзу Германии, Австро-Венгрии и Италии и происходящими в связи с этим в Европе событиями. Упрочение Антанты становилось еще одним серьезным фактором, который следовало учитывать при оценке позиции России по отношению к назревающей мировой войне. Но главное, что определило присоединение России к Антанте – это ситуация на Балканах, где в 1912 году при активном участии России сформировался военно-политический союз балканских государств – Болгарии, Сербии, Греции и Черногории, – направленный в первую очередь против Турции, но в перспективе и против Германии и Австро-Венгрии.

Россия не хотела новой войны и всеми силами пыталась ее предотвратить (равно как и Балканские войны 1912–1913 годов). Министр иностранных дел Сазонов и сам Николай II вплоть до последних дней июля 1914 года предпринимали усилия, направленные на дипломатическое урегулирование конфликта.

Рейхсканцлер Германской империи, министр-президент Пруссии Теобальд фон Бетман-Гольвег полагает, что, присоединившись к Антанте, Великобритания поддержала Францию и Россию в их воинственных планах. Абсолютно не обоснованным считает такое утверждение бывший посол Великобритании в России Джордж Бьюкенен. «Россия – а я имел дело лишь с ней – не хотела войны, и во время затянувшегося Балканского кризиса 1912–1913 годов сохранение мира было основным принципом ее политики», – подчеркивает в книге «Моя миссия в России. Воспоминания английского дипломата. 1910–1918» британский дипломат.

Барон Вильгельм фон Шён, посол Германии в России в 1905–1907 годы, в воспоминаниях «Мемуары посла. Вклад в политическую историю современности» заходит гораздо дальше. Он говорит, что причиной Первой мировой войны было желание России избежать осложнений внутри страны. Россия решилась на мобилизацию, считает он, только потому, что рассчитывала на поддержку Великобритании.

По мнению главного научного сотрудника Института всеобщей истории РАН, президента Российской ассоциации историков Первой мировой войны, доктора исторических наук, профессора Евгения Сергеева, император Николай II до конца колебался – начинать войну или нет, предлагая разрешить все спорные вопросы на мирной конференции в Гааге путем международного арбитража. Такие предложения с его стороны были сделаны Вильгельму II, германскому императору, но он отверг их. И поэтому говорить о том, что вина за начало войны лежит на России, – неверно.

К сожалению, Германия проигнорировала российские инициативы. Дело в том, что германская разведка и правящие круги были прекрасно осведомлены: Россия к войне не готова. Да и союзники России (Франция и Великобритания) не совсем были готовы к ней, особенно Великобритания в части, касающейся сухопутных войск. Россия в 1912 году начала выполнять большую программу перевооружения армии, и закончиться она должна была только к 1918–1919 годам. А Германия фактически завершила подготовку к лету 1914 года. Иными словами, «окно возможностей» было достаточно узким для Берлина, и если начинать войну, то начинать ее надо было именно в 1914 году.

Расчеты германского руководства достаточно ясно изложил в июле 1914 года статс-секретарь ведомства иностранных дел Голиб фон Ягов. «В основном, – писал он послу в Лондон, – Россия сейчас к войне не готова. Франция и Англия также не захотят сейчас войны. Через несколько лет, по всем компетентным предположениям, Россия уже будет боеспособна. Тогда она задавит нас количеством своих солдат; ее Балтийский флот и стратегические железные дороги уже будут построены. Наша же группа, между тем, все более слабеет». Этими последними словами Ягов намекал на прогрессировавшее разложение Австро-Венгрии. «В России, – продолжал он, – это хорошо знают и поэтому безусловно хотят еще на несколько лет покоя. Я охотно верю вашему кузену Бенкендорфу, что Россия сейчас не хочет войны с нами». Вряд ли кто другой доказал более убедительно, что именно Германия развязала войну в августе 1914 года, чем это сделал статс-секретарь МИД Германии.

НАЧАЛО ВОЙНЫ

28 июля 1914 года Австрия объявила войну Сербии. Россия приняла решение поддержать Сербию, и 1 августа 1914 года Германия объявила войну России, за которой 3 августа последовала Франция. При этом война с Францией по замыслу германского командования являлась приоритетной задачей, поскольку, как полагало правительство Германии, после поражения Франции легко было бы взять верх над Россией.

На долю России выпала наиболее тяжелая роль. Российские вооруженные силы не были должным образом реорганизованы и подготовлены к войне, однако с самой лучшей стороны проявили себя в боевых действиях. Ими были выиграны 22 сражения из 55, в которых они участвовали – Галицийская битва, Варшавско-Ивангородская операция, Мазурское и Праснышское сражения, Брусиловский прорыв и др.

Россия была верна союзническому долгу и не раз приходила на выручку партнерам по Антанте. В августе 1914 года Франция, оказавшаяся на грани поражения, обратилась к русскому правительству с просьбой как можно скорее начать наступление в Восточной Пруссии, чтобы ослабить германское давление на западном фронте. Российское командование не успело в полной мере подготовиться к проведению запланированной операции, но, не колеблясь, пришло на помощь союзнику. Платить за это пришлось дорогой ценой – разгромом армии генерала Александра Самсонова. Однако немцы были вынуждены перебросить с Запада на русский фронт два корпуса, и Франция была спасена. Красноречиво признание маршала Фердинанда Фоша: «Если Франция не была стерта с лица земли и Париж не был взят в первые же несколько месяцев, то это только благодаря жертвенному наступлению русских». И в дальнейшем стойкость русской армии сыграла существенную роль в том, что державы «Сердечного согласия» смогли выдержать натиск вражеских сил.

По просьбе французов, на Западный фронт в 1916 году были направлены четыре русские бригады (около 40 тыс. солдат и офицеров), которые принимали участие в боевых действиях на самых трудных участках и проявили исключительные отвагу и мужество.

Однако Россия со стороны союзников практически не имела помощи. Силы России, ослабленной не только военными потерями, но и внутриполитической нестабильностью, были на пределе. Тем не менее в своей резолюции на докладной записке С.Д. Сазонова 7 сентября 1914 года Николай II написал: «Несмотря ни на какие препятствия и потери, Россия будет бороться с противником до конца».

Еще в 1915 году с германской стороны предпринимались попытки сепаратных переговоров с Россией. В феврале 1917 года предполагалась встреча русских и австро-венгерских представителей, но помешала революция, произошедшая в России. Временное правительство, пришедшее на смену монархии, вопреки надеждам подавляющего большинства населения России продолжило войну, доставшуюся в наследство от предшественников. После Октябрьской революции, в результате которой к власти пришли большевики, Россия взяла курс на выход из войны и разрыв с Антантой.

РОЛЬ РОССИЙСКОЙ ДИПЛОМАТИИ В СДЕРЖИВАНИИ АГРЕССОРА

Как подчеркивается в документах Архива внешней политики Российской империи (АВП РИ), внешняя политика и дипломатия России сыграли активную роль в Первой мировой войне, способствуя повышению значения России как одного из важнейших международных политических, экономических и культурных центров. Впервые наши дипломаты столкнулись с задачами, столь масштабными, от решения которых зависело само существование государства, потребовавших выхода на новый, более высокий уровень политической работы, налаживания интенсивных межгосударственных контактов в двустороннем и многостороннем форматах.

Русские дипломаты активно содействовали укреплению союзнической коалиции, добивались международной изоляции Германии, разрабатывали программу послевоенного сотрудничества. Их достижением стали Босфорские соглашения 1915 года, хотя реализовать их так и не удалось.

Реальность военного времени потребовала от МИД России осуществления информационно-пропагандистских функций, использование внешних рычагов для снабжения армии, заботы о военнопленных и т.д. Все больше заявляли о себе публичная и экономическая дипломатия. Происходила оптимизация структуры внешнеполитического ведомства, в рамках которого были созданы Отдел военнопленных, Особый политический отдел, Правовой и Экономический департаменты.

В контактах с союзниками наши дипломаты не допускали ущемления национальных интересов, показали себя опытными и искусными переговорщиками. Русские дипломаты проявляли личное мужество в чрезвычайных ситуациях (например, в посольстве в Сербии во время наступления войск противника). Многие были мобилизованы в действующую армию и пали на полях сражений.

100-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ

В свое время в связи со 100-летней годовщиной начала Первой мировой войны Еврокомиссия приняла решение не проводить в 2014 году памятные мероприятия. Сделано это было по соображениям политкорректности в целях недопущения рецидивов национализма в странах – участницах ЕС из-за разной трактовки конфликта воевавшими государствами. Но через четыре года и сто лет после окончания Первой мировой войны, 11 ноября 2018 года, такие мероприятия в Париже пройдут в формате мемориальной церемонии у Триумфальной арки и Форума мира. На международную церемонию, которая включит отдание почестей погибшим за Францию, возложение цветов и зажжение огня на могиле Неизвестного солдата, приглашены более 120 высоких иностранных гостей, в том числе президент Российской Федерации Владимир Путин.

А сто лет назад Россию на торжество 11 ноября 1918 года не пригласили. Вот что вспоминает по этому поводу бывший российский военный атташе во Франции Алексей Игнатьев: «Утро достопамятного дня 11 ноября 1918 года выпало серое, сырое, неприветливое. Мы уже знали из газет, что ровно в 11 часов утра наступит торжественная минута: на фронтах всех армий прозвучит долгожданный сигнал «Отбой!» – сигнал, знаменующий конец испытаний и страданий четырех лет войны. И все же больно еще было чувствовать, что для меня как представителя той армии, которая принесла столько жертв для разгрома вильгельмовской Германии, нет места на этом торжестве».

Можно понять нашего выдающегося дипломата. Первая мировая война была испытанием России на зрелость. И Россия, увы, к сожалению, этого испытания не выдержала, хотя продемонстрировала невероятные достоинство и героизм. Если история чему-то учит, то эта ее страница должна научить нас очень многому.

43-13-1.jpg
Версальский мирный договор открыл дорогу
 к новой мировой войне. Уильям Орпен.
Подписание мира в Зеркальном зале Версальского
дворца 28 июня 1919 года.
Имперский военный музей. Лондон

УРОКИ, КОТОРЫЕ НИКТО НЕ ХОЧЕТ УЧИТЬ

Так какие уроки и выводы мы должны сделать для себя спустя 100 лет после завершения Первой мировой войны?

Первый урок. Эта война является наиболее ярким и наглядным примером злоупотребления политической власти. Многие чиновники были лишены прозорливости, которая помешала им избежать столь масштабной катастрофы для человечества.

В своей книге «Кайзер Вильгельм II» известный австралийский историк, профессор Кембриджского университета Кристофер Кларк утверждает, что истинной причиной столь разрушительного конфликта, а не просто поводом к нему стало убийство эрцгерцога Франца Фердинанда. О случайности и бессмысленности Первой мировой войны, по его мнению, говорят и многие другие события. Она, по его твердому убеждению, была невольным самоубийственным актом, а вовсе не битвой за цивилизацию.

Первая мировая война вскрыла также серьезные пороки российской власти, которая правила страной на тот момент. И эти пороки соединились с беспринципной политикой так называемых «партнеров» Российской империи, которые сотрудничали с Россией, но работали против нее. В итоге наша страна понесла самые большие потери – человеческие и материальные. Англия же добилась тех целей, которые ставила перед собой в войне. Им не нужна была сильная Россия.

Второй урок – верность своему союзническому долгу. Россия к 1914 году находилась в союзных отношениях не с Германией и Австро-Венгрией, а с Францией, а потом и с Великобританией, и сама логика развития кризиса, связанного с убийством наследника австро-венгерского престола, подвела Россию к этой войне.

Союзнический долг – с одной стороны, с другой стороны – боязнь потерять престиж и влияние в Балканских странах. Ведь если бы Россия не поддержала Сербию, это было бы катастрофично для ее престижа. Сказалось, конечно же, и давление определенных сил, настроенных на войну, в том числе связанных и с некоторыми сербскими кругами при дворе, с черногорскими кругами. Известные «черногорки», то есть супруги великих князей при дворе, тоже влияли на процесс принятия решения, полагает профессор Е. Сергеев.

Можно говорить и о том, что Россия была должна значительные суммы денег, полученных в качестве кредитов из французских, бельгийских и английских источников. Деньги были получены именно на программу перевооружения. Но вопрос престижа, который для Николая II был очень важен, все-таки нужно поставить на первый план. Нужно отдать императору должное – он всегда выступал за поддержание престижа России, хотя, может быть, не всегда правильно это понимал.

Одним из очень весомых факторов, может быть, нерешающим – еще раз подчеркивает отечественный историк, – была необходимость России поддержать престиж великой державы и не оказаться ненадежным союзником в самом начале войны. Вот это, по его мнению, главный мотив.

Третий урок. Принимая участие в Первой мировой войне, Россия защищала себя. Ведь именно Германия объявила России войну 1 августа 1914 года. Первая мировая война стала для России Второй Отечественной, а на Парижской мирной конференции, которая проходила с 18 января 1919 года по 21 января 1920 года, союзные державы помимо прочих требований поставили перед Германией условие согласиться со статьей о «военном преступлении» и признать свою ответственность за развязывание войны.

Самое ужасное, считает Е. Сергеев, – то, что Россия вступила в Первую мировую войну, не имея никакой цели, а для того, чтобы помочь союзнице Франции. Это лишь потом, в марте 1915 года, договорились, что Проливы якобы будут контролироваться Россией в случае победы. Во имя чего, почему Россия в 1914 году пошла на распятие, не имея никакой рациональной цели? Это рядовым русской армии, половина которой не умела читать, понять было трудно…

Чего Россия добивалась в Европе? Российские министры иностранных дел А. Извольский и С. Сазонов не сомневались в необходимости поддерживать Францию и всех тех, кто выступит против Германии. Вот слова Сазонова: «Россия в случае победы Германии теряла прибалтийские приобретения Петра Великого, открывшие ему доступ с севера в западноевропейские страны и необходимые для защиты ее столицы, а на юге лишалась своих черноморских владений до Крыма включительно, предназначенных для целей германской колонизации, и оставалась, таким образом, после окончательного восстановления владычества Германии и Австро-Венгрии на Босфоре и на Балканах отрезанной от моря в размерах Московского государства, каким оно было в XVII веке. Страх перед могуществом Германии – это, на взгляд Е. Сергеева, единственная логика, которую мы можем понять и разделить в какой-то мере. Но ведь мы знаем о множестве иных способов решить проблему. Мы знаем об отношениях между Германией и Россией в период Бисмарка, в первую половину ХIХ века. Помним, как мы вместе разбили Наполеона.

Четвертый урок. Во всей этой политико-дипломатической мозаике нужно также помнить о том, что для России Первая мировая война вовсе не закончилась подписанием Версальского мирного договора и Брестского мира. Она продолжилась и после. Зимой 1918/19 года советские войска вновь выходили на западные границы бывшей Российской империи. Да и войну с Польшей в 1920 году тоже есть все основания рассматривать как продолжение Второй Отечественной.

Пятый урок. По итогам Первой мировой войны Германию наказали как проигравшую страну, но сделали это в такой форме, которая вызвала в стране объединение всех сил против Версальского мира. Германию унизили как нацию и как государство. И на почве этого унижения возникла идея реванша, что даже в рамках демократической Веймарской республики привело Германию к нацизму, который вовсю эксплуатировал эту идею. Хотя надо признать, что тогда практически весь политический спектр в Германии – слева направо – объединялся в идее ревизии и отмены Версальского мира. И поэтому один из важнейших уроков Первой мировой войны в том, что государства-победители должны быть осмотрительны в вопросе выдвижения условий мира.

Шестой урок. По итогам Первой мировой войны на политической карте Европы появились новые национальные государства: Литва, Латвия, Эстония, Финляндия, Польша, Австрия, Венгрия, Чехословакия, Югославия и др. Это стало результатом реализации принципа права нации на самоопределение. Но одновременно эти права вступили в противоречие с идеей целостности прежних государств и империй: Османской, Российской, Австро-Венгерской и Германской. Однако тем не менее сама идея этого права и опыт его применения показывают, что многонациональные государства должны быть очень аккуратны и деликатны в национальном вопросе и открыты для понимания, что все национальности должны иметь гарантированные права. Иначе маленькое недовольство вырастает в острые проблемы для страны.

Седьмой урок. Анализ итогов Первой мировой войны заставляет задуматься над тем, что две крупнейшие державы Европы, Германия и Россия, должны мирно жить и сотрудничать ради сохранения мира в Европе. Стабильность баланса сил в Европе в большой мере зависит от отношений между этими странами.

Восьмой, заключительный урок: лучше плохой мир, чем хорошая война.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ

Современное состояние международных отношений, характеризующееся нарастанием напряженности во взаимоотношениях между ведущими в военном плане державами, большим количеством кровопролитных локальных конфликтов, во многом напоминает события 100-летней давности, что позволяет проведение закономерной аналогии с Первой мировой войной.

Формальной причиной начала Первой мировой войны послужило убийство австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда. Сейчас нет ни Австро-Венгерской империи, ни эрцгерцогов, но современным эквивалентом сараевского убийства вполне могут стать события на Ближнем Востоке. Как и 100 лет назад, неспокойный Ближний Восток может превратиться в «балканскую бочку с порохом», которая может взорваться в любой момент, втянув в конфликт США, Турцию, Россию и Иран. А у каждой из этих стран в регионе имеются свои интересы и союзники, которых нужно защищать.

Некоторые наблюдатели отмечают, что в 1914 году Германия была на подъеме и бросала вызов главной державе того времени – Великобритании. Сегодняшняя параллель – соперничество Соединенных Штатов и Китая.

В начале XX века зловещую роль, по суждению других, играла убежденность элит и общества в том, что войны не надо бояться и избегать, что, напротив, она может помочь решить накопившиеся проблемы политического, экономического, социального и духовного порядка. Подобные настроения, увы, усиливаются и даже складываются в пугающую картину и в наши дни. Напрашиваются параллели между современностью и ситуацией начала ХХ века, когда любая провокация могла стать (и стала!) искрой, способной вызвать пожар глобальной войны.

Французский маршал Фош, увидев подписанный Версальский мирный договор, воскликнул: «Это не мир. Это перемирие на двадцать лет». Эти слова стали пророческими. Ровно через 20 лет, в 1939 году, Германия развязала Вторую мировую войну.

Эти слова, а главное последствия, заставляют задуматься о механизмах возникновения большого конфликта. И также о том, что при возникновении кризисных ситуаций – и это касается в том числе современной политики – надо быть исключительно осмотрительным. Надо просчитывать, и не на один, а на много шагов вперед, к чему это может привести.

Сегодня мы обращаемся к истории Первой мировой войны не для того, чтобы выявлять ее виновников, делить ее участников на победителей и побежденных. Главный урок заключается в том, что будущее европейского и мирового сообщества заключается в единстве и сотрудничестве, в органичном сочетании национальных, региональных и глобальных интересов, а не в попытках силой, в ущерб другой стороне, обеспечить свою безопасность. Устойчивая безопасность может быть только равной и неделимой. Этот принцип заложен в Концепции внешней политики РФ, ставящей во главу угла установление справедливого и демократического миропорядка, основанного на коллективных началах в решении международных проблем и на верховенстве международного права.

Значение итогов и уроков Первой мировой войны в деле обеспечения прочного мира и всеобщей безопасности не только остается первостепенным, но и по имеющимся признакам, несомненно, растет. Первая мировая война – это суровый урок нашему отечеству, и об этом нужно помнить всегда.             


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Как отразится "дизельный скандал"  на репутации немецких автопроизводителей

Как отразится "дизельный скандал" на репутации немецких автопроизводителей

Олег Никифоров

Политические и экономические потери ФРГ от махинаций автоконцернов еще предстоит оценить

0
926
Несогласные намерены модернизировать систему изнутри

Несогласные намерены модернизировать систему изнутри

Дарья Гармоненко

Конструктивный диалог с усиливающейся оппозицией "Единой России" пока никак не удается

0
1085
Константин Ремчуков: Депутатские ограничения полномочий избранного губернатора от ЛДПР, как опыт разрушения вертикали власти в России

Константин Ремчуков: Депутатские ограничения полномочий избранного губернатора от ЛДПР, как опыт разрушения вертикали власти в России

0
1504
Почему в Сингапуре Абэ вновь предложит Путину ускориться

Почему в Сингапуре Абэ вновь предложит Путину ускориться

Валерий Кистанов

Японский премьер не теряет надежды на прорыв в территориальном споре с Россией по варианту "два плюс альфа"

0
995

Другие новости

Загрузка...
24smi.org