0
8926
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

05.04.2019 00:01:00

Огонь, боль и доблесть Афгана

Как была реализована идея устроить Москве «свою вьетнамскую войну»

Виктор Гаврилов

Об авторе: Виктор Александрович Гаврилов – полковник в отставке, военный историк, кандидат психологических наук.

Тэги: афганистан, ссср, вьетнам, иран, оксв, устинов, картер, бжезинский, душманы


афганистан, ссср, вьетнам, иран, оксв, устинов, картер, бжезинский, душманы Сожженные бензовозы на одной из дорог Афганистана. Фото © РИА Новости

В марте 1979 года вспыхнул мятеж в Герате, был раскрыт заговор в Джелалабадском гарнизоне. В мае вспыхнули массовые вооруженные выступления в провинциях Пактика, Газни, Пактия, Нангархар, Кунар, Балх, Кабул. Они были подавлены. При этом во время мятежа в Герате последовала первая просьба афганского руководства о прямом советском военном вмешательстве. Но комиссия ЦК КПСС по Афганистану, созданная в 1978 году, доложила Политбюро ЦК КПСС об очевидности негативных последствий прямого советского вмешательства, и просьба была отклонена.

Однако мятеж в Герате заставил провести усиление советских войск у советско-афганской границы, а по приказу министра обороны Маршала Советского Союза Д.Ф. Устинова началась подготовка к вводу войск. Было резко увеличено число советских советников (в том числе военных) в Афганистане: с 409 человек в январе до 4,5 тыс. к концу июня 1979 года.

К ноябрю 1979 года в Афганистане сложилась драматическая военно-политическая ситуация: свирепствовал террор, в стране фактически началась гражданская война. Согласно мемуарам бывшего директора ЦРУ Роберта Гейтса, уже 3 июля 1979 года президент Джимми Картер подписал секретный указ, санкционирующий финансирование антиправительственных сил в Афганистане.

Хорошо известно заявление Збигнева Бжезинского, бывшего тогда советником по нацбезопасности президента Картера, в интервью 1998 года французскому журналу Nouvel Observateur: «Мы не толкали русских на вмешательство, но мы намеренно увеличили вероятность, что они это сделают…»

Бжезинскому приписывают фразу: «Теперь у нас есть шанс дать Советскому Союзу свою вьетнамскую войну». Он прямо заявлял о том, что ЦРУ подготовило афганских моджахедов и что в решении этого вопроса он играл ключевую роль.

Позднее в интервью изданию American Interest в мае 2008 года Бжезинский заявил: «Я нисколько не жалею о том, что Советский Союз распался, и одной из причин его распада было то, что мы сделали в Афганистане. Я не колеблясь сделал бы это снова». По его мнению, если положить на чашу весов существование СССР и появление исламского экстремизма, польза от развала Советского Союза для США была большей, чем вред от террористических атак исламистов.

В конфиденциальном порядке Бжезинский также говорил, что он хотел не только «компенсировать» потери и ущерб США во вьетнамской войне, но и отвлечь советское руководство от событий в Польше, где в это время набирало силу движение «Солидарность».

Решение о вводе войск было принято на заседании Политбюро 12 декабря 1979 года. Участие советских войск в боевых действиях на территории Афганистана не предусматривалось, не был определен порядок применения оружия даже в целях самообороны. Правда, уже 27 декабря появился приказ Д.Ф. Устинова о подавлении сопротивления мятежников в случаях нападения. Предполагалось, что советские войска станут гарнизонами и возьмут под охрану важные промышленные и другие объекты, высвободив тем самым части афганской армии для активных действий против отрядов оппозиции, а также против возможного внешнего вмешательства.

Однако уже в январе 1980 года советские войска начали участвовать в боевых действиях при подавлении мятежей в афганской армии в провинции Баглан и в Кабуле. Появились первые жертвы среди советских военнослужащих. Тогда же появилась директива министра обороны Устинова о планировании и начале боевых действий – рейдов против отрядов мятежников в северных районах Афганистана, прилегающих к советской границе, силами не менее усиленного батальона и использовании огневых средств армии, включая ВВС, для подавления сопротивления.

Началась долгая, почти 10-летняя война.

ЛОВУШКА ДЛЯ МЕДВЕДЯ

Как-то раз пошел медведь

Через гору посмотреть,

Через гору посмотреть,

И больше ничего.

И что увидел там медведь,

А вот увидел там медведь

Другую сторону горы,

Только и всего.

Это строки из английской детской песенки-считалки. Лестер Грау – известный эксперт по советской и российской армии, сотрудник Центра изучения иностранных армий при Командно-штабном колледже США в Форте Ливенуорт взял слова этой детской песенки за основу названий своих широко известных и нашумевших работ по афганской войне: «Как-то раз пошел медведь через гору. Советская тактика боевых действий в Афганистане». (The Bear Went Over the Mountain. Soviet Combat Tactics in Afghanistan. Washington, D.C.: National Defense University Press, 1996) и «Другая сторона горы: тактика моджахедов в советско-афганской войне» (The Other Side of the Mountain: Mujahideen Tactics in the Soviet-Afghan War. Quantico, Va: U.S. Marine Corps, Studies and Analysis Division, 1999).

Первая книга стала сенсацией и представляла собой перевод тематического сборника тактических примеров из войны в Афганистане, изданного в Военной академии им. М.В. Фрунзе в 1991 году, с комментариями самого Грау. Вторая книга была написана в соавторстве с Али Ахмадом Джалали – бывшим полковником афганской армии и министром внутренних дел в правительстве Хамида Карзая.

Так что же такого увидел, по мнению Грау, советский Медведь, перейдя через горы и оказавшись в Афганистане?

Первое и самое главное – что его мощь не всесильна, а принятая тактика непригодна для афганских условий. Советское руководство оценивало свои шансы на успех на основе опыта событий в Восточной Германии, Венгрии и Чехословакии. И лишь немногие на Западе сомневались, что Советы в конечном итоге победят. Немалое число стратегических экспертов и специалистов по военному планированию предполагали, что в дальнейшем СССР выйдет через южный Афганистан к берегам Персидского залива, чтобы бросить вызов стратегическим интересам Запада и нарушить доступ Запада к критически важной ближневосточной нефти. Исход афганской войны был тем более интересен для американских планировщиков, переживших психологическую травму войны во Вьетнаме.

Однако вскоре выяснилось, что советские войска столкнулись в Афганистане с той же проблемой, что и британцы во время трех англо-афганских войн, – всеобщим восстанием населения. При этом ни экономическая, ни финансовая, ни военная помощь не шли в счет, афганцы хотя и принимали ее, но все равно выступали против присутствия иностранных войск и боролись против них под флагом религиозного джихада.

Численность Ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) не позволяла установить контроль над всей территорией Афганистана (правда, американский 500-тысячный контингент также не смог контролировать всю территорию южного Вьетнама, территория которого была в 5 раз меньше афганской). Советское командование с трудом выработало тактику боевых действий применительно к афганским условиям, причем с точки зрения вооружения СССР в то время отставал от Запада в области разработки высокотехнологичных и высокоточных систем.

Первоначальные попытки советского командования проводить наступательные операции по правилам классической войны успеха не приносили. Рейдовые действия в составе усиленных батальонов также оказались мало результативными. Советские войска несли большие потери, а моджахеды, прекрасно знавшие местность, мелкими группами выходили из-под удара и отрывались от преследования, используя в том числе подземные коммуникации, так называемые кяризы.

Американские эксперты тем не менее признают, что советские военные изменили старую концепцию стратегического наступления на театре военных действий (ТВД); разработали новые концепции менее глубокого эшелонирования на всех уровнях, концепцию воздушного эшелона; экспериментировали с новыми оргштатными структурами, такими как корпус, бригада и усиленный батальон; испытали новые, более гибкие концепции материально-технического обеспечения и приняли такие инновационные тактические приемы, как использование бронегруппы.

Однако неспособность советских военных решительно выиграть войну обрекла армию на то, что она «медленно истекала кровью». Число погибших и пропавших без вести в Афганистане составило почти 15 тыс. военнослужащих, что является сравнительно небольшим процентом от 620 тыс., прошедших через Афганистан за всю войну. Гораздо более показательны санитарные потери, насчитывавшие 469 685 человек, что в совокупности составляет 73% от общей численности вернувшихся домой. Еще более ужасающим было количество военнослужащих, которые стали жертвами болезней (415 932), из которых 115 308 болели инфекционным гепатитом и 31 080 – брюшным тифом. Помимо абсолютной величины этих цифр, они говорят о советской военной гигиене и условиях жизни военнослужащих. Как считает Грау, эти цифры неслыханны в современных армиях и современной медицине, и их социальное влияние на солдат, вернувшихся из Афганистана, и на советское население в целом должно было быть огромным.

Не менее деструктивную роль, по мнению Грау, играла коррупция – большие взятки платились, чтобы избежать призыва. Дети высокопоставленных руководителей также любыми способами уводились от призыва в армию или по крайней мере от направления в Афганистан. ОКСВ был в полном смысле рабоче-крестьянским.

Бывшие «афганцы», вернувшись домой, «под прицельными залпами наветов и лжи» обнаружили, что их вовсе не считают героями. Афганский опыт наложился на экономические, политические, социальные, этнические и военные проблемы, существовавшие в СССР, что в конечном итоге обусловило его распад.

МНЕНИЕ ПРОТИВНИКА

Определенный интерес представляют также критические замечания Грау относительно приводимых в сборнике тактических боевых примеров. Если обобщить их, то получится следующий набор критических замечаний с точки зрения эксперта Армии США:

– строевой смотр как обязательное мероприятие перед боевым выходом давал моджахедам информацию о том, что готовится войсковая операция;

– неумение правильно применять разведподразделения и использовать господствующие высоты;

– недостаток инициативы в действиях;

– использование разведподразделений не для разведки, а для чисто боевых задач;

– использование принципа «если это тупо, но работает, то это не тупо»: простое вытеснение моджахедов с какой-то территории было мало результативно, так как они возвращались обратно после ухода советских войск;

– недостаточная авиационная и артиллерийская поддержка, а также плохая радиосвязь с поддерживающими подразделениями;

– пренебрежительное отношение к высылке головных, боковых и тыловых разведдозоров;

– проведение операций в населенных пунктах без учета возможной гибели гражданского населения и ущерба имуществу;

– стремление больших начальников командовать боевыми подразделениями в операциях, чтобы затем включать себя в список награжденных;

– действуя ограниченными силами, советское командование рассчитывало выиграть время для подготовки афганской армии к борьбе против моджахедов, но это оказалось невыполнимым;

– советские подразделения и части испытывали хроническую недоукомлектованность из-за большого процента заболевших (от четверти до трети численности подразделений выбывало из строя в связи с болезнью);

– плохая войсковая разведка зачастую приводила к потере внезапности хорошо подготовленных действий и операций;

– воздушным десантам часто не хватало тщательной организации артиллерийского сопровождения с закрытых огневых позиций, так как, по всей видимости, советское командование испытывало нехватку средств для переброски артиллерии по воздуху;

– эвакуацию из зоны боевых действий лучше проводить по способу «сжимающегося кольца», чем способом постепенного выхода с последовательной высылкой дозоров;

– экипировка советских военнослужащих имела слишком большой вес, чтобы обеспечить маневренные действия в горах;

– разминирование было недостаточно эффективным в связи с тем, что моджахеды устанавливали мины в неметаллическом корпусе;

– в ходе операции наземные подразделения в составе бронегруппы и воздушные десанты не всегда имели устойчивое взаимодействие и связь;

– расход боеприпасов был очень большим, чему способствовали конструктивные особенности автомата Калашникова – перевод с предохранителя сразу на автоматический огонь и только затем на одиночные выстрелы;

– недостаточная меткость стрельбы;

– советские блокпосты не обеспечивали надежное блокирование моджахедов, особенно по ночам, поэтому операции по зачистке были мало эффективны;

– сержантский состав, набранный по призыву, не обеспечивал соответствующую дисциплину и несение службы на блокпостах;

– вертолеты Ми-24 хорошо показали себя в Афганистане, но советское командование не смогло использовать их в большом количестве из-за нехватки средств техобслуживания и защищенных аэродромов, а также возросших потребностей материально-технического обеспечения;

– пассивное ведение обороны вместо того, чтобы вести патрулирование, активную разведку и устраивать засады;

– командиру часто приходилось лично контролировать выполнение подчиненными своих обязанностей, чтобы не допустить срыв выполнения боевой задачи;

– советскому командованию удавалось добиться успеха, когда на скорую руку сколачивались подразделения для выполнения боевой задачи. Это говорит, с одной стороны, о тактической гибкости, а с другой стороны, по-видимому, об отсутствии эффекта «генеральского присутствия»;

– пассивные действия при обеспечении безопасности дорожного сообщения вместо ротации сил, занятия временных позиций и обманных мероприятий и беспокоящих действий – это позволяло моджахедам легко обходить блокпосты и сосредоточивать силы там, где их не ждали;

– груды банок из-под сухого пайка служили прибежищем для крыс, разносивших инфекцию, а также демаскировали расположение советских войск и блокпостов;

– отсутствие профессионального сержантского состава обусловливало недостаточную подготовку к проведению конвоев для сопровождения грузов, это приводило к перегруженности командиров ротного звена, которым приходилось вникать во все мелочи боевой подготовки;

– моджахеды стремились в первую очередь вывести из строя командирскую машину в конвое, которая выделялась тем, что имела дополнительные антенны, и таким образом лишить возможности командира управлять боем;

– недостаточное внимание к прокладке маршрута движения конвоев на карте с выделением узких мест и потенциально опасных зон обстрела с последующим планированием возможных действий;

– большие потери от недостатка тактического искусства командиров – вместо того чтобы втягиваться колонной в опустевшую деревню, надо проводить ее разведку спешенным составом;

12-15-1.jpg
Советские и афганские воины. 1985 год.
Фото © РИА Новости
– прикрытие с воздуха движения колонны нужно было осуществлять перекатами с одной высоты до другой;

– при проведении конвоев не используются специальные силы разграждения (road-opening force) и силы быстрого реагирования, также не используются ложные конвои;

– плохое планирование проводки конвоев без учета действий воздушного прикрытия на путях отхода противника и отсутствие планирования взаимодействия с артиллерией;

– при проведении конвоев движение разведывательного дозора привязано к дороге;

– действия командиров при отражении нападения на конвой в основном – пассивно-реактивные;

– включение в состав боевых групп личного состава, набранного из разных подразделений, что ставило под вопрос боевую слаженность и взаимопомощь на дружеской основе;

– при устройстве засады нет необходимости демаскировать себя, призывая противника сложить оружие и сдаться, это неразумно, так как если нужны пленные, то в любом случае в результате засады, как правило, у противника появляются пленные и раненые;

– небрежное отношение к скрытности в засаде – разбросанные консервные банки, пачки из-под сигарет и т.д., кроме этого, вообще курение как демаскирующий фактор, особенно с учетом советского «ядреного» табака;

– личное участие старших начальников в подготовке подразделений для боевых операций подрывало инициативу младших командиров и ослабляло контроль за действиями подчиненных;

– стремление к всеохватному контролю приводило к излишнему использованию радиосвязи, что давало возможность моджахедам быть в курсе действий советских войск.

По мнению Грау, Советский Союз не смог добиться военной победы в Афганистане по следующим причинам.

Во-первых, советские войска не смогли закрыть афганскую границу с Пакистаном и Ираном, чтобы прервать снабжение моджахедов.

Во-вторых, СССР не смог ввести в страну достаточные силы из-за мирового общественного мнения (в частности, в странах третьего мира), а также неспособности обеспечить тыловую поддержку более мощному контингенту.

В-третьих, Афганистан – это страна сильных верований и традиций, и население оказало ожесточенное сопротивление советским войскам и враждебной коммунистической идеологии со стороны Народно-демократической партии Афганистана (НДПА), поскольку эта идеология шла вразрез с национальной, общественной структурой и традиционной религией.

В-четвертых, советское командование отводило второстепенные роли афганским силовым структурам, рассматривая их исключительно как «пушечное мясо». Это деморализовало и снижало боеспособность афганских войск, и они смогли частично восстановить свой авторитет только после ухода советских войск.

В-пятых, советское командование применяло неизбирательные артиллерийские обстрелы и авианалеты в сельской местности, чтобы вынудить население уйти и таким образом прервать снабжение моджахедов.

Наконец, советское командование не желало идти на потери, которые требовались для достижения полной победы, и поэтому подменяло ближний бой пехоты огневой мощью.

ОБРАТНАЯ СТОРОНА ГОРЫ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ МЕДВЕДЯ

Необходимо признать, что в целом тактика действий моджахедов была достаточно эффективна. Советским войскам противостоял хорошо подготовленный и умелый противник.

В течение всего времени нахождения ОКСВ в Афганистане советскому командованию приходилось решать различные задачи. К основным из них относились: разгром вооруженных формирований оппозиции, их базовых районов и складов; расширение и укрепление государственной власти в районах; воспрещение проникновения караванов с оружием и отрядов мятежников из-за рубежа; охрана и оборона военных и народно-хозяйственных объектов, коммуникаций, аэродромов и воинских гарнизонов; проводка транспортных колонн с грузами. Причем для решения двух последних задач привлекалось до 70% наличных сил и средств ОКСВ.

В целях снижения военной активности оппозиции советские и правительственные афганские войска проводили боевые операции. По способам действий они делились на блокирование и прочесывание района; одновременное или последовательное нанесение ударов по формированиям оппозиции, расположенным на различной глубине; засады; налеты; минирование местности; рейдовые и обходящие действия; штурмовые действия (уничтожение противника в пещерах, кяризах, подготовленных к обороне кишлаках и крепостях); поисково-разведывательные действия; применение тактических воздушных десантов; поражение огнем артиллерии точно разведанных объектов мятежников; самостоятельные действия авиации.

Широкое распространение получила практика организации засад, которые применялись главным образом в целях воспрещения пополнения отрядов моджахедов оружием и боеприпасами с территории Ирана и Пакистана. В засаду обычно выделялся усиленный взвод (рота). Особенностью было создание из штатной техники бронегруппы, которая находилась в 8–12 км от места засады. С завязкой боя она стремительно выдвигалась к своему подразделению и поддерживала его огнем бортового оружия. Успех действий обеспечивался изобретательностью в организации засады, эффективной разведкой противника, соблюдением скрытности выдвижения и тщательной маскировкой на местности, умелым созданием огневого мешка в сочетании с применением мин, четким взаимодействием с бронегруппой и вертолетами, выдержкой, смелостью и инициативой личного состава.

Начиная с 1981 года командование ОКСВ перешло к проведению операций крупными силами, которые оказались намного результативнее (операция «Кольцо» в Парване, наступательная операция и рейды в Панджшере, операция «Магистраль» в Пактии). Противник нес значительные потери, тем не менее полностью разгромить отряды моджахедов не удавалось.

В ходе проведения операций в занятых войсками районах создавались органы государственной власти. Однако реальной силой они не обладали. После того как советские или правительственные афганские войска оставляли занятый район, их место вновь занимали уцелевшие мятежники. Они уничтожали партийных активистов и восстанавливали свое влияние в данной местности. В каждом ауле появились осведомители, которые следили за тем, как и у кого растет «ненависть к неверным». Тех афганцев, кто не проявлял враждебности к русским солдатам, убивали семьями. В результате к концу 1986 года сложилось равновесие: правительственные войска, даже поддерживаемые ОКСВ, не могли нанести противнику решительного поражения и заставить его прекратить вооруженную борьбу, а оппозиция, в свою очередь, была неспособна силой свергнуть существующий в стране режим. Стало очевидно, что решить афганскую проблему можно только путем переговоров.

В 1987 году руководство Кабула предложило оппозиции политику национального примирения. На первых порах она имела успех. Тысячи мятежников прекратили боевые действия. Основные усилия наших войск в этот период были перенесены на охрану и доставку материальных средств, поступавших из Советского Союза. Но оппозиция, почувствовав в политике национального примирения для себя серьезную опасность, активизировала подрывную деятельность. Вновь начались ожесточенные бои. Этому во многом способствовали поставки из-за рубежа новейших образцов вооружения, включая американское тяжелое оружие и переносные зенитные ракетные комплексы «Стингер».

Вместе с тем провозглашенная политика открыла перспективы для переговоров по урегулированию афганского вопроса. 14 апреля 1988 года в Женеве были подписаны соглашения о прекращении вмешательства в дела Афганистана извне. В соответствии с ними советские войска в период до 15 февраля 1989 года были выведены на Родину.

РАЗНОЕ ОТНОШЕНИЕ

В связи с объявленной в 1985 году политикой гласности в советской прессе стали появляться критические статьи о советском участии в этой войне. На Втором съезде народных депутатов СССР в декабре 1989 года было принято Постановление о политической оценке решения о вводе советских войск в Афганистан – в нем декларировалось, что вторжение в Афганистан заслуживает политического и морального осуждения.

Общество разделилось в своей оценке ввода советских войск в Афганистан, причем среди основной массы гражданского населения преобладало негативное отношение. По данным соцопроса, проведенного в декабре 1989 года (участвовали около 15 тыс. человек, причем половина из них прошла через Афганистан), присутствие советских военнослужащих в сопредельной стране оценили как «выполнение интернационального долга» 35% опрошенных «афганцев» и лишь 10% невоевавших респондентов. Как «дискредитацию понятия «интернациональный долг» войну оценили 19% «афганцев» и 30% остальных опрошенных. Как «наш позор» участие СССР в войне определили лишь 17% «афганцев» – и 46% других респондентов. 17% «афганцев» заявили: «Горжусь этим!», тогда как из остальных такую оценку событиям дали только 6%.

Советские военнослужащие достойно воевали в Афганистане. За мужество и отвагу, проявленные на земле Афганистана, 86 человек были удостоены звания Героя Советского Союза. Свыше 200 тыс. солдат и офицеров награждены орденами и медалями. Большинство из них – 18–20-летние юноши.

После вывода ОКСВ боевые действия между правительственными войсками и отрядами моджахедов продолжались до 1992 года, когда к власти в Афганистане пришли оппозиционные партии. Однако мир так и не наступил на этой истерзанной войной земле. Вооруженная борьба за власть и сферы влияния разгорелась теперь между партиями и лидерами оппозиции. Переплетаясь с национальными, религиозными, экономическими и другими противоречиями, она носила ожесточенный и непримиримый характер. Самое ужасное было то, что достигнутая в 1987 году договоренность Горбачева и Рейгана о выводе советских войск из Афганистана означала автоматическое истребление огромного числа местных жителей, поддерживавших в Афганистане светские (а вовсе не советские!) преобразования.

Следует также сказать, что СССР вовсе не был классическим агрессором, каким его до сих пор стараются представить. В период 1980–1988 годов в стране при помощи «шурави» было построено и введено в эксплуатацию 65 крупных социально-экономических объектов. За годы советского присутствия в Афганистане грамотностью овладели 45% мужчин и 15% женщин, притом что до этого в стране имела место тотальная неграмотность: среди женщин – 96,3%, у мужчин – примерно 90,5%. Уровень жизни в этой стране в период советского военного присутствия был одним из самых высоких за всю ее историю. В Кабуле неплохо был развит общественный транспорт, ходили троллейбусы!

Наши войска оказывали масштабную материальную и медицинскую помощь афганцам, участвовали в доставке грузов в самые отдаленные провинции страны, ремонте дорог и мостов, других строительных работах. Стали повседневными обращения местных жителей к командованию советских войск с просьбами о помощи. Другое дело, что, к сожалению, большинство из наших граждан, хотя и были квалифицированными специалистами, плохо представляли ситуацию, сложившуюся в стране, не могли учитывать быстро меняющуюся обстановку и соответственно оказывать адекватную советническую помощь, часто уповая на чисто гуманитарный ее аспект.

А лозунг «Все на борьбу с неверными!» сработал. В советских солдат стали стрелять и дети, и старики. При этом как на дрожжах стали расти террористические группы, исповедующие радикальные взгляды и готовые вернуть в страну порядки, характерные для эпохи родо-племенной общины и раннего феодализма. «Отличная идея» Бжезинского вылилась в то, что бесконтрольные группировки на почве религиозного фанатизма убили сотни тысяч афганцев. Прошедшие 30 лет показали, что тайная война США против советских воинов-интернационалистов оказалась «плохой идеей». Только за последние десять лет в Афганистане погибли 41 тыс. человек. Из них 7,5% – женщины, 17,9% – дети.

Было ли ошибкой решение о вводе войск в Афганистан? Сейчас многие по-прежнему говорят: «Да!» Но парадокс заключается в том, что если в Польше, за освобождение которой отдали жизни свыше 600 тыс. советских солдат, сейчас рушат памятники, установленные когда-то в их честь, то в Афганистане все происходит с точностью до наоборот – устанавливают памятные доски на местах прошедших боев. И простые афганцы говорят: «Вы храбро дрались, вы нас убивали, мы вас убивали, а потом вы садились с нами за один стол и пили водку. Вы никогда нами не брезговали. Когда я подхожу к американцу здесь, в Афганистане, он первым делом наставляет на меня автомат. Он меня и боится, и презирает. Он никогда не выпьет со мной и не разделит со мной хлеб. Потому что я для него низшее существо. А русский был братом. Даже когда убивал».

В памяти афганцев все больше всплывают воспоминания не столько о вооруженном противостоянии, сколько факты строительства при помощи Советского Союза дорог, фабрик, заводов, электростанций, школ в этой стране.

А у нас много осталось тех, кто вернулся с той войны не только с покалеченными душами, но и с перевернутыми судьбами. Но наш народ чтит подвиг тех, кто выполнял государственный приказ, рискуя своей жизнью и здоровьем. Эта война – наша боль, наша доблесть и наша трагедия. Ежегодно 15 февраля – день памяти о тех, кто отдал свой воинский долг, не предав присягу. И в этот день мы снова говорим: «Виват вам всем, дорогие наши «шурави»!»     


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Евростратегическая культура: фикция или реальность

Евростратегическая культура: фикция или реальность

Александр Бартош

Как учесть требования обеспечения национальной безопасности России в концепции стратегической культуры

0
1499
Курдов опять предали

Курдов опять предали

Захар Гельман

Многострадальный народ может по-прежнему надеяться только на себя

0
1828
Еще раз о «Войне на истощение»,

Еще раз о «Войне на истощение»,

Михаил Рябов

Или «жаркое лето» 1970 года в Египте

0
1126
Дамаск и его союзники готовы достроить "Шелковый путь"

Дамаск и его союзники готовы достроить "Шелковый путь"

Владимир Мухин

Железнодорожному сообщению стран Ближнего Востока с Китаем мешают боевики, США и Израиль

0
1808

Другие новости

Загрузка...
24smi.org