0
45057
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

06.09.2019 00:01:00

И бой, и плен, и подвиг

Особенности «Кавказского разлома»

Тэги: Чеченская, республика, Саадулаева, пограничная, служба, ФСБ, Саушкин, Путин, фпс, Телидзе


Чеченская, республика, Саадулаева, пограничная, служба, ФСБ, Саушкин, Путин, фпс, Телидзе Федеральные войска ведут бой в Грозном. Фото Reuters

В 2019 году исполняется четверть века с начала операции по восстановлению конституционной законности и правопорядка в Чеченской Республике. Участник тех событий генерал‑майор в отставке, кандидат философских наук Владимир Городинский написал необычную книгу «Кавказский разлом: знать и помнить».

Почему возник чеченский вооруженный конфликт? Как в действительности складывалась служба российских пограничников на Северном Кавказе с 1994 по 2006 год? На эти и другие вопросы есть ответы в книге. В ее основе – документы, в том числе захваченные у боевиков, воспоминания участников тех событий. Авторская версия многих фактов и событий отличается от официальной трактовки, от многочисленных статей и телепередач. Городинский уверен: значительная часть искажений допущена авторами не преднамеренно, просто они слабо знают проблему, за которую взялись. «Помогла» и закрытость ведомственных архивов. Генерал Городинский записал рассказы участников многих операций и боев.

Мы часто говорим о героизме, самопожертвовании. Это нужно. В труде генерала этой теме отведено немало страниц. Но любая война многолика, в ней есть и грязь, и дезертирство, и предательство. Стоит ли об этом стыдливо молчать? В книге много горьких страниц, но что было – то было.

Замалчивание проблемы

Взяться за книгу автора подвигло, по сути, замалчивание тех событий. Вот что он установил. За время после двух чеченских компаний в пограничном ведомстве, в вузах пограничного профиля не провели ни одной военно‑исторической или научно‑практической конференции, посвященной анализу тех событий и оценке участия в них пограничников. 

Из 12 исторических работ ученых‑пограничников, вышедших за последние десятилетия, лишь в трех в общих чертах освещена эта тема. В остальных – ни слова.

Никто из военачальников‑пограничников, принимавших участие в разрешении чеченского конфликта, не написал даже статьи, где попытался бы осмыслить те трагические события. В двух томах книги первого директора ФПС РФ генерала армии Андрея Николаева «Записки русского офицера» этот период тоже никак не отражен. Фамилии пограничников, погибших во второй чеченской кампании, до сих пор не включены в ведомственную Книгу памяти.

В исторических и публицистических работах допущено большое число неточностей и фактологических ошибок. Нередко подвиги одних приписывают другим. Некоторые фамилии офицеров вообще придуманы авторами публикаций. Немало путаницы при оценке числа боестолкновений пограничников с членами незаконных вооруженных формирований (НВФ), людских потерь с обеих сторон. Работы пропитаны чрезмерным героическим пафосом. Нередко неудачные для пограничников бои, неорганизованность, в результате чего подразделения несли потери, подаются как примеры высокого профессионализма и воинской доблести.

Такой подход ориентирует будущих защитников Отечества на легкие победы над сильным и коварным противником. Шапкозакидательские настроения дорого обошлись народу в советско‑финляндской и Великой Отечественной войнах. Несколькими годами раньше Владимир Иванович написал книгу «Правда истории или мифология?» – о действиях советских пограничников в годы Великой Отечественной войны. Она вызвала сначала неприятие многих ветеранов‑пограничников. Автора даже несправедливо сравнивали с автором «Аквариума» и «Ледокола» Виктором Суворовым. Позднее правота генерала была признана.

Владимир Городинский в погранвойсках с 1967 года. Окончил Московское высшее пограничное командное училище КГБ СССР, Военно‑политическую академию, Академию общественных наук при ЦК КПСС. Служил в Дальневосточном и Забайкальском пограничных округах, Кавказском особом пограничном округе (всюду – заместитель командующего), в Северо‑Кавказском региональном управлении ФПС России (заместитель начальника). Два года был первым заместителем начальника Управления воспитательной работы ФПС РФ, возглавлял Голицынский пограничный институт ФСБ России. В запасе работал ректором Одинцовского гуманитарного университета.

Ветеран боевых действий. Награжден орденом «За военные заслуги» и 19 медалями, именным оружием от директора ФПС России и директора ФСБ России.

Предлагаем читателям некоторые главы неординарного произведения в значительно сокращенном варианте.

Горца назвали в честь главного пограничника

С заходом солнца в селение Зиберхали, прикрываясь стадом крупного рогатого скота, вошло более 100 чеченских боевиков. Первой их обнаружила жительница Зиберхали Ж.Х. Саадулаева. Она бегом бросилась в сторону заставы (1‑й заставы 3‑й мотоманевренной группы Железноводского пограничного отряда особого назначения). Голосом и жестами женщина предупреждала пограничников. Боевики открыли огонь, отважная женщина упала замертво.

…В первые дни после боя в пограничном округе и ФПС говорили о необходимости представления Саадулаевой к государственной награде (посмертно). Командование пограничного отряда объявило: на средства, собранные военнослужащими, отважной женщине будет установлен памятник.

Прошло 23 года. Работая над этой книгой, я поинтересовался, какой же наградой был отмечен подвиг Саадулаевой Ж.Х. Оказывается, ее героический поступок давно забыт. И государством, и Пограничной службой ФСБ России, и властями Дагестана. Она не была отмечена государственной наградой. Никто не поставил памятник героине, не помог восстановить ее сожженный бандитами дом.

Ее отец много раз обращался во все инстанции по поводу прежних обещаний и получал лишь отписки. Министру обороны Шойгу он с горечью написал: «Все забыли о героическом поступке горянки, дети Саадулаевой Ж.Х. лишились матери и крова. Обидно, что мы не ценим людей, отдавших жизнь за Родину, не ставим их в пример подрастающему поколению». Что добавишь к этим словам?

Еще случай. Трое жителей селения Шаури пешком направились в соседнее селение Мокок, где была пограничная застава. Добравшись до нее около 2 часов ночи 15 декабря, они сообщили о появлении в их селении нескольких чеченских боевиков Гелаева.

Но были и другие, противоположные примеры. Как только пограничники, преодолев реку Аргун, начинали движение вверх по ущелью в сторону селения Ведучи, две женщины выбегали из дома и быстро развешивали на заборе ярко‑красное одеяло, которое было хорошо видно со всех сторон ущелья. Но стоило группе повернуть назад, как одеяло немедленно снимали. Таким образом родственники или сторонники боевиков предупреждают тех о грозящей им опасности. Стало ясно также, что место базирования банды где‑то в горах, в непосредственной близости от Ведучи.

Была, конечно, и помощь пограничников местным жителям. 20 июля 2001 года пограничники в срочном порядке доставили вертолетом во Владикавказский госпиталь роженицу из селения Итум‑Кали. Тем спасли жизнь молодой горянке и ее ребенку. В знак признательности молодые родители дали мальчику имя Константин – в честь директора Федеральной пограничной службы Константина Тоцкого.

«Бой» у Голубого озера

24 августа 1995 года начальник мотоманевренной группы майор О. Зенков вернулся из штаба отряда уже подполковником. С А. Новожиловым, тоже подполковником, офицерами А. Дудиным и В. Качковским они поехали на озеро Казеной‑Ам (Голубое озеро) отметить присвоение звания. С собой взяли БТР‑80 и 10 пограничников. По дороге от пастуха узнали: накануне в районе перевала Харами были замечены боевики. Но это офицеров не насторожило. У озера убедились, что все спокойно, отправили БТР с солдатами на заставу. С наступлением темноты машина Новожилова на заставу не вернулась.

С заставы поехали выручать офицеров. Был бой – четверо убитых, 14 человек ранено. Как это все происходило у озера, в деталях сегодня вряд ли кто скажет. Ясно одно: никакого боестолкновения и подавляющего численного превосходства бандитов над пограничниками в тот раз не было. Группа Новожилова была увезена в населенный пункт Макажой, затем переправлена в Шатой. Обмыли звание…

Из‑за собственной беспечности и легкомыслия можно погибнуть или получить ранение в бою. А еще можно оказаться в плену, где враг волен распоряжаться твоей судьбой, как ему заблагорассудиться. В этих условиях, как и в открытом бою, проявляется истинная сущность человека. Если с этих позиций оценивать поступки подполковника А. Новожилова и его товарищей по несчастью, то свой, может быть, самый главный экзамен в жизни – испытание пленом – они выдержали достойно.

В плену они прошли все круги ада. В первые месяцы чеченцы при допросах их нещадно избивали. Убеждали: вы никому не нужны, дома как предателей расстреляют. Склоняли к принятию их веры. Кормили подобием клейстера из муки, разведенной в воде. В декабре 1995 года боевики устроили пленным якобы помывку в бане. Выгнав из «лисьих нор», в которых они жили, на мороз, приказали раздеться и 15 минут поливали из шланга еле теплой водой. Пленники назвали помывку «баней Карбышева». Несколько человек после нее умерли.

Сырость и слякоть весной у многих вызывали простуду и пневмонию, которая быстро добивала ослабевших. Новожилов был при смерти дважды, и оба раза его спасал товарищ по несчастью майор медицинской службы В. Качковский. Он спас жизнь многим пленным. Его уважали и ценили как хорошего врача чеченцы. А еще он лечил души пленных – как психотерапевт. От пережитого некоторые словно сходили с ума. Замыкались, переставали общаться друг с другом. В. Качковский таких пытался вернуть к общению, к жизни. Помогал ему Новожилов, оказавшийся неплохим психологом.

Как‑то находившиеся среди пленных уголовники из числа строителей попытались установить свои порядки. Новожилов и Зенков сумели объединить большую часть пленных, ввести почти армейскую дисциплину.

И попавшие в плен, и участники «боя» у Голубого озера почему‑то ни разу не вспомнили пятого пленника – водителя злополучного уазика, рядового Сергея Саушкина. Подполковник Российской армии Владимир Фадеев на суде рассказал о поведении Саушкина в плену: «Со мной в подвале находился молоденький солдат‑пограничник Сережа Саушкин – рядом лежали. Били его на допросах смертным боем – живого места на теле не было. Вижу – совсем загибается парнишка. От жалости я возьми и скажи ему: «Сережа, притворись убитым или прими их окаянную веру, понарошку прими, не век же здесь сидеть, даст бог, обменяют или удерем». А он на меня так испуганно посмотрел и разбитыми в кровь губами прошепелявил: «Да вы что, дядя Володя! Я ведь присягу давал. Христианин я, дядя Володя. Христианином родился, им и помру». И мне, офицеру, стало стыдно своей минутной слабости. Перед Сергеем извинился. А про себя подумал: «Вот, оказывается, какие у нас солдаты, а мы их толком‑то и не знали».

Мне удалось выяснить: Сергей Саушкин живет в Ростовской области. Его, как и офицеров, после почти двух лет плена то ли обменяли, то ли выкупили у боевиков. К сожалению, мои попытки более подробно узнать о пребывании в плену, о жизни после увольнения в запас не увенчались успехом. Но в любом случае – пограничник Сергей Саушкин совершил подвиг.

32-11-1_t.jpg
Владимир Путин в Чечне. 1999 год.
Кадр из видео телеканала «Россия»
Как упразднили ФПС

В ночь на 12 сентября 2002 года более 250 боевиков с грузинскими проводниками перешли российско‑грузинскую границу. К тому времени все перевалы на участке Итум‑Калинского пограничного отряда были повторно заминированы. Однако гелаевцы и в этот раз преподнесли сюрприз, перейдя границу не на чеченском участке, а на стыке Назрановского и Владикавказского пограничных отрядов. Об этом через несколько дней от местных пастухов узнал начальник заставы «Ташандой» старший лейтенант Ю. Сухоботин. Он доложил начальнику Назрановского пограничного отряда полковнику Н. Белоусову. Еще через сутки доклад поступил начальнику территориального отдела «Нальчик» генерал‑майору В. Золотухину.

Тот приказал срочно перепроверить информацию. Разведпоисковая группа во главе с заместителем начальника штаба пограничного отряда майором Ю. Лебедевым обследовала большой участок местности и обнаружила место остановки боевиков на российской территории. В штабе Северо‑Кавказского регионального управления (СКРУ) ФПС РФ об этом узнали уже после 17 сентября 2002 года, когда директор ФПС России генерал‑полковник Константин Тоцкий заверил президента Владимира Путина, отдыхавшего в Сочи, что ни один член НВФ российско‑грузинскую границу в этот период не пересекал. На самом же деле гелаевцы уже несколько суток находились на территории России.

Пройдя от границы почти 40 км, они 20 сентября вышли в район населенного пункта Тарское, напали на автомобиль одной из частей 58‑й армии и убили двоих военнослужащих. Через несколько часов обстреляли вертолет, который, видимо, вылетел на поиск пропавшей машины. Поняв, что их обнаружили, гелаевцы стали быстро уходить в сторону ингушского села Галашки.

Несколько дней части 58‑й армии, подразделения внутренних войск и ингушской милиции вели тяжелые бои с бандитами. Широко использовалась бронетехника, артиллерия и авиация. Несмотря на явное превосходство в силах и средствах, федеральным силам не удалось разгромить отряд Р. Гелаева. Потеряв 76 человек убитыми и 5 пленными, боевики, разбившись на мелкие группы, скрылись на территории Чечни. Потери российских войск – 21 человек убитыми и 17 – ранеными. Бандиты уничтожили два бронетранспортера и вертолет Ми‑24. Это была цена за беспечность и запоздалое реагирование руководства Назрановского пограничного отряда.

23 октября 2002 года чеченские боевики полевого командира М. Бараева совершили террористический акт в Москве в театральном центре на Дубровке. Трое суток более 900 зрителей удерживались в качестве заложников. Столь масштабная и наглая вылазка боевиков в центре столицы, особенно после объявленного президентом России завершения военной стадии контртеррористической операции в Чечне, вызвала шок. Как всегда, начался поиск виновных. В случившемся были повинны прежде всего МВД и ФСБ, но многие политики и представители силовых структур увязали его с сентябрьским прорывом банды Р. Гелаева.

Директор ФПС генерал‑полковник Тоцкий предпринял ряд шагов, чтобы приглушить остроту критики. Принял решение о формировании нового пограничного отряда особого назначения с местом дислокации в селении Борзой, предложил президенту освободить от занимаемой должности начальника СКРУ генерал‑полковника Болховитина – как якобы главного виновника.

По мнению многих генералов ФПС, это был не совсем этичный поступок по отношению к заслуженному пограничному военачальнику. Всего два года назад под руководством именно Болховитина в сжатые сроки была подготовлена и блестяще проведена специальная пограничная операция «Аргун», сформирован и за короткое время обустроен новый Итум‑Калинский пограничный отряд, который надежно перекрыл участок российско‑грузинской границы в пределах Чечни. Первые же боестолкновения показали его высокую боевую эффективность. По итогам 1998 года СКРУ было признано лучшим в ФПС, в 1999 году заняло второе место, а еще четыре части стали лучшими в своих категориях. Сам Болховитин в 2000 году был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, именными пистолетом и кортиком. Снимать с должности заслуженного генерала после всего этого – верх несправедливости.

А как происходило само освобождения от должности, вообще не поддается критике. Указ президента России был подписан 12 декабря 2002 года, Болховитина об этом даже не поставили в известность. Более того, 25 декабря его отчет о состоянии воинской дисциплины, законности и правопорядка в подчиненных частях как действующего начальника СКРУ был заслушан на заседании коллегии ФПС России. Отчет прошел спокойно. И после того как доклад был завершен, генерал‑полковник Тоцкий, как бы между прочим, объявил, что две недели назад указом президента… Зачем нужен был весь этот спектакль, никто из присутствовавших на коллегии ФПС так и не понял.

Разбирательство по теракту в Москве продолжалось несколько месяцев и завершилось подписанием президентом РФ 11 марта 2003 года указа № 308 «О мерах по совершенствованию государственного управления в области безопасности Российской Федерации». Указ упразднял ФПС России и передавал ее функции ФСБ. Объясняя причины реорганизации, Владимир Путин отметил, что в борьбе с незаконным оборотом наркотиков и психотропных веществ, в противодействии терроризму «органы власти действуют недостаточно эффективно и согласованно». В узком кругу руководителей спецслужб свое решение об упразднении ФПС России Путин якобы объяснил «низкой эффективностью ее деятельности».

Упразднение ФПС рано или поздно должно было произойти. Несколькими годами раньше внутри нее уже был запущен необратимый процесс саморазрушения. В своем первом интервью новый руководитель пограничного ведомства В. Проничев сделал «программное» заявление: подчиненная ему структура будет трансформирована из войсковой организации в спецслужбу.

Подвигов не должно быть

Подвиг на войне одних – как правило, реакция на ошибку или разгильдяйство других. Подвигов в правильно организованном бою быть не должно. Все действия регламентированы боевыми уставами и развиваются по жестко составленному сценарию (замыслу командира), в котором нет места индивидуальному героизму военнослужащих. Конечно, избежать людских потерь удается редко. Но точное следование требованиям уставов и наставлений, умение командиров принимать нестандартные решения позволяет свести их к минимуму. В этом талант командира.

В реальном бою бывает неразбериха, нагромождение ошибок, некомпетентность командиров и слабая подготовка подчиненных, незнание обстановки. И – рвется там, где тонко. Именно здесь оказываются те, кому поневоле приходиться совершать подвиги. Их потом чтут, помнят, награждают – чаще посмертно. Но делать выводы из просчетов значительная часть командиров и начальников не желает или не умеет. Причиной тому – укоренившиеся в нашем сознании с давних времен крылатые выражения: «Победителей не судят! » и «Война все спишет!»

В 1990‑х пограничные вузы перешли на новые образовательные стандарты, стали готовить офицеров с высшим юридическим и психологическим образованием. Учебное время на военные дисциплины сократили. Это тут же сказалось на качестве подготовки офицерских кадров. Заметно упал уровень пограничной, тактической, огневой и физической подготовки офицеров границы. В свою очередь, это негативно отразилось на качестве обучения всего личного состава войск.

Мужество чабана

Грузинский пастух Леван Телидзе сообщил пограничникам о группе боевиков, перешедших на российскую территорию, и еще об одной группе, что готовится к переходу из Грузии в Чечню, в ущелье Кериго. Президент России Владимир Путин наградил чабана Телидзе орденом Мужества.

Вот что рассказывал сам Телидзе: «Я пошел в село Гиреви, где находится пункт ОБСЕ, попросил позвать русского представителя. Русского не было, был то ли белорус, то ли молдаванин, но разговаривал по‑русски хорошо. Я ему сказал, что у них под носом боевики живут. Тот мне руку пожал, сказал «спасибо», обещал, что разберется. Но начальник охраны ОБСЕ (грузинский спецназовец) наш разговор подслушал. На другой день я снова пошел в Гиреви, чтобы с вертолетом отправить двоюродному брату посылку. Тут я снова встретил начальника охраны ОБСЕ. Отозвал он меня и стал ругать: ты что, мол, вчера наболтал! Подошел и начальник пограничников… Стали угрожать, что отправят меня разбираться куда надо... Вот я и решил перейти, но только днем… чтобы на российской заставе меня заметили… Я хотел предупредить пограничников, что их пойдут убивать».

Понимая, что мести со стороны грузинских властей и чеченских боевиков ему не избежать, Телидзе утром 26 июля пересек российско‑грузинскую границу в районе перевала Кериго и был задержан пограничным нарядом. Сопоставление этих фактов позволяет понять, почему грузинские пограничники так настойчиво добивались внеочередной встречи с представителями СКРУ ФПС России, в ходе которой сообщили о намерении группы чеченских боевиков в ближайшее время прорваться на территорию России. Они испугались, что представители ОБСЕ и российская сторона, основываясь на показаниях грузинского чабана, в очередной раз обвинят руководство Грузии в поддержке чеченских террористов. Вот они и забегали.

Пока информация Телидзе перепроверялась, действия пограничников согласовывались с Москвой, еще две группы гелаевцев в ночь с 26 на 27 июля 2002 года незаметно перешли границу и двинулись на встречу с первой. То есть информация чабана не сыграла какой‑либо роли. Но человек совершил мужественный поступок – это не вызывает сомнения.

Любопытно, что две группы боевиков прошли в ущелье Кериго по заминированному участку, который пограничники считали непроходимым. Однако минные поля были снесены селевыми потоками, вызванными разгулявшейся накануне стихией.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Особенности военного союзничества с современной Турцией

Особенности военного союзничества с современной Турцией

Факторы, влияющие на вектор внешней политики Анкары, остаются неизменными на протяжении долгого времени

0
885
14-я серия военных совещаний началась в Сочи

14-я серия военных совещаний началась в Сочи

0
344
Региональная политика 2-5 декабря в зеркале Telegram

Региональная политика 2-5 декабря в зеркале Telegram

0
807
Дело о расстреле срочником «дедов» в Забайкалье получило неожиданое продолжение

Дело о расстреле срочником «дедов» в Забайкалье получило неожиданое продолжение

Ирина Дронина

Министерство обороны расформирует элитную воинскую часть, где произошла трагедия

0
2449

Другие новости

Загрузка...
24smi.org