0
966
Газета В мире Интернет-версия

23.05.2000 00:00:00

Гестаповский закон для русских храмов

Тэги: Гитлер, фашизм, Германия


В 1938 году по изданному Адольфом Гитлером закону русские храмы на территории Германии отобрали у Русской Православной Церкви, и канцлер Шредер до сих пор этим законом пользуется.
Фото из журнала "Шпигель"

Вспомнились мне прошлая весна, командировка в Дюссельдорф, православная Пасха и тесная, душная, переполненная прихожанами комната, заменившая живущим там русским людям храм, толпа на стертых ступенях обветшалой лестницы... Как же так, задался я тогда вопросом, неужели же нет в столь любимой некогда российской аристократией Германии православных храмов?

Оказалось - есть, и не один. Да вот только в соответствии с гитлеровским законом 1938 года были они отняты у России и переданы лояльной нацистам Зарубежной русской православной церкви (ЗРПЦ) во главе с митрополитом Анастасием. Закон этот действует в ФРГ до сих пор и именно на его основании правительство этой страны отказывается вернуть России по праву принадлежащее ей имущество.

Власти новой и вроде бы даже демократической Германии, отбросив излишнюю щепетильность, оправдывают произвол нацистов... имперским законом третьего рейха, подписанным Адольфом Гитлером! Ну ладно бы правительство консерваторов из ХДС/ХСС, которых в прежние времена советские газеты без устали клеймили как "реваншистов" и "реакционеров", так ведь и пришедшие им на смену в конце 1998 года социал-демократы, столь гордящиеся своими антифашистскими традициями, и те туда же.

А ведь речь идет не прсто о нескольких зданиях с участками земли, стоимостью в миллионы марок, а о храмах, представляющих для нашего народа немалую историческую и культурную ценность.

Большинство из них были построены во времена Российской империи на средства государства, на пожертвования царской семьи и частных лиц. По тогдашним законам Русская Православная Церковь (РПЦ) не могла выступать в качестве собственника недвижимости на территории Германии, и храмы и земельные участки были зарегистрированы, как правило, на российское государство, а в ряде случаев на общественные организации или частных лиц. Церковь же была лишь их пользователем.

Сделанные аккуратными немцами записи в кадастровых книгах подтверждают принадлежность Государству Российскому храмов в Баден-Бадене, Бад Эмсе, Висбадене, Штутгарте и Дармштадте. После гражданской войны в соответствии с Рапалльским договором 1922 года право собственности на недвижимость, принадлежавшую в Германии царскому, а затем Временному правительствам, перешло к Советской России. Совет Народных Комиссаров еще в начале 20-х годов поручил НКИД найти и перерегистрировать на СССР недвижимость бывшей Российской империи за границей. В ноябре 1926 года советское посольство в Берлине обратилось к германскому МИДу с просьбой ускорить ответ относительно необходимых для этого формальностей. Однако, руководствуясь чисто политическими мотивами, немцы не торопились вносить изменения в кадастровые книги. Найденные недавно в немецких архивах документы германского внешнеполитического ведомства и земельных правительств убедительно свидетельствуют, что германская сторона намеренно избрала в этом вопросе тактику затягивания и бесконечных проволочек. Признавая, что "правовое положение не позволяет отвести претензии русских", их авторы рекомендовали "спокойно ждать", пока правительство СССР, видя бесплодность своих попыток, не откажется от своих прав.

Пришедшие в 1933 году к власти нацисты, как известно, не любили утруждать себя соблюдением излишних формальностей. Приняв в 1938 году закон "О земельной собственности Русской православной церкви в Германии" и ряд подзаконных актов в его развитие, они передали храмы "карловчанам", как тогда называли ЗРПЦ (по местонахождению ее Синода в Сремских Карловцах), а все православные приходы принудили к переходу под ее юрисдикцию. В противном случае они лишались права на использование церквей и тем самым на отправление религиозных обрядов вообще. Таким образом, Германия совершила акт прямой экспроприации иностранного государственного (!) имущества, что согласно международному праву уже само по себе является незаконным.

О том же, кто стоял тогда во главе Зарубежной православной церкви красноречиво говорит хотя бы такой факт. Руководимое Геббельсом имперское министерство пропаганды на свои средства построило православный собор и вручило ключи митрополиту Анастасию. Последний писал Гитлеру в благодарственном письме: "Моления о Вас будут возноситься... во всех православных церквах. Ибо не только германский народ поминает Вас горячей любовью и преданностью перед престолом Всевышнего: лучшие люди всех народов, желающие мира и справедливости, видят в Вас вождя в мировой борьбе за мир и правду".

После разгрома нацистской Германии русские православные храмы в советской зоне оккупации и в Берлине были возвращены Московскому Патриархату, а вот в Западной Германии закон 1938 года продолжал применяться и даже был подтвержден решением Конституционного суда ФРГ.

Справедливости ради надо отметить, что в ходе всей этой многолетней истории Москва не раз допускала непростительные промахи. Виной тому не столько наше головотяпство, сколько вековое русское пренебрежение к правовой норме. Поэтому когда в мае 1973 года Патриарх Московский и всея Руси Пимен через посольство СССР в Бонне обратился к правительству ФРГ с просьбой рассмотреть вопрос об отмене закона 1938 года, ему было официально отказано на том основании, что Союзнический Контрольный совет (СКС), в состав которого входил СССР, в свое время не внес его в список подлежащих отмене "национал-социалистских правовых актов". Кроме того, МИД ФРГ сослался на ноту НКИД СССР 1935 года относительно правового спора о земельном владении в Баден-Бадене, в которой говорилось, что "...Правительство Союза ССР в судьбе означенного имущества не заинтересовано и не предполагает заявлять на него какие-либо претензии".

Однако не все так просто, как это хочет представить германский МИД. Во-первых, в соответствии с Законом СКС # 1 "Об отмене нацистских законов" 1945 года ни один нацистский закон не подлежал применению, если таковое влекло за собой несправедливость и неравенство "путем предоставления привилегии какому-либо лицу благодаря его связи с национал-социалистской рабочей партией". Сомнений же в том, что ЗРПЦ пользовалась на территории третьего рейха поддержкой гитлеровских властей и преимуществами в сфере имущественных отношений, нет даже у Федерального конституционного суда ФРГ, который при всем желании не смог не признать в своем решении закон 1938 года актом, преследовавшим "неоспоримые церковно-политические установки". Во-вторых, СКС, как известно, работу по рассмотрению нацистского законодательства не завершил, прекратив стараниями наших союзников свое существование вскоре после создания. Что касается ноты НКИД 1935 года, то речь в ней идет о конкретном имуществе в Баден-Бадене, а не о российском церковном имуществе в Германии вообще, как это пытается представить сейчас германская сторона. Чтобы это понять, не надо быть дипломатом - достаточно даже беглого взгляда на ее текст. К тому же в декабре 1993 года правительство России нотой МИДа посольству ФРГ дезавуировало позицию правительства СССР, изложенную в ноте НКИД 1935 года, попросив считать ее недействительной.

В послевоенные годы власти ФРГ, опасаясь появления на своей территории в лице представителей РПЦ "пятой колонны", отказывались отменить закон 1938 года. Однако и после падения Берлинской стены и объединения Германии изменений не последовало. Призрак холодной войны все еще бродит в умах германских политиков. Теперь нацистский закон действует на всей территории ФРГ и воодушевленные "карловчане" пытаются урвать у Русской Православной Церкви принадлежащее ей имущество уже в восточных землях.

Так уже получилось в Дрездене, где, опираясь на пресловутый закон, земельный суд удовлетворил иск Зарубежной церкви об отчуждении в ее пользу храма Св. Симеона Дивногорца. Построенный в 1874 г. на средства российского купца Семена Викулина и пожертвования проживавших в Дрездене русских подданных, этот храм, до изъятия его нацистами в 1939 г., находился в управлении частного фонда. В декабре 1999 г. суд Саксонии подтвердил вердикт суда первой инстанции о передаче храма Св. Симеона Дивногорца в собственность ЗРПЦ и "выселении настоятеля РПЦ". Запись в поземельной книге 1990 г., закрепляющая за РПЦ право собственности на храм, признана "волюнтаристским актом режима СЕПГ" и объявлена недействительной. Признана действующей предыдущая запись о передаче храма в собственность ЗРПЦ в соответствии с законом 1938 г. Пока исполнение решения суда отложено под залог, однако "дамоклов меч" уже занесен.

В последние годы правительство Российской Федерации, российский МИД совместно с Московской Патриархией предпринимают энергичные усилия для восстановления справедливости. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II каждый раз поднимал этот вопрос при встречах с официальными лицами ФРГ, в том числе и во время своего визита в Германию осенью 1995 года. Многократно обсуждал проблему с "другом Гельмутом" и Борис Ельцин, другие российские руководители. Абсурдность сложившейся ситуации на словах все вроде бы понимают. Но воз и ныне там. Отменять дискриминационный закон никто не собирается. Более того, нынешнее руководство ФРГ настроено вообще закрыть этот вопрос, предлагая российской стороне решать его в судебном порядке. Ведь немецкие правительственные чиновники хорошо знают, чем закончатся попытки обращения к германской Фемиде: решение-то будет приниматься на основании все того же закона 1938 года...

Тем временем в городах России католикам и протестантам возвращаются храмы, в местах компактного проживания немецкого меньшинства возводятся новые. За этим процессом с удовлетворением наблюдают из Берлина, высокопоставленные немецкие гости любят приезжать на церемонии их открытия, произносят речи о взаимопонимании и примирении между нашими народами. Да вот только ответного благородства ждать от них, похоже, не приходится. Крепко держатся преемники Вилли Брандта и сотен его старших товарищей, сгинувших в гестаповских застенках, за фашистский закон, не отбирают храмы у тех, кто верой и правдой служил гитлеровскому режиму, и тем самым не дают восторжествовать справедливости.

На середину июня намечен визит Владимира Путина в Берлин. Там должны пройти российско-германские консультации на высшем уровне, в ходе которых наш новый президент и федеральный канцлер обязаны обсудить вопрос об отмене закона 1938 года и возвращении России отнятого у нее церковного имущества. Судьба предоставляет Герхарду Шредеру еще один шанс проявить добрую волю и готовность преодолеть, наконец, наследие трагического прошлого, разрушить одну из преград, столько лет разделяющую наши народы.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Георгий Исаакян: "Оказалось, что российская система репертуарных театров – самая защищенная"

Георгий Исаакян: "Оказалось, что российская система репертуарных театров – самая защищенная"

Марина Гайкович

Пандемия повлечет за собой сокращение финансирования и станет творческим вызовом

0
832
НАТО усиливает сотрудничество с технологическими компаниями

НАТО усиливает сотрудничество с технологическими компаниями

Андрей Серенко

Альянс готов создать партнерскую сеть из новичков в «умном» бизнесе

0
240
Известный политолог Узбекистана Рафик Сайфулин приговорен к 12 годам лишения свободы

Известный политолог Узбекистана Рафик Сайфулин приговорен к 12 годам лишения свободы

0
314
Грузия отметила День независимости

Грузия отметила День независимости

0
285

Другие новости

Загрузка...
24smi.org