0
1667
Газета Вооружения Интернет-версия

11.05.2001 00:00:00

Проверим идею на прочность

Александр Меньшиков

Об авторе: Александр Владимирович Меньшиков - доктор технических наук, профессор.

Тэги: европро, дискуссия, сша, территориальная, про

В начале мая президент США Джордж Буш в национальном оборонном университете в Вашингтоне заявил, что Договор 1972 г. по ПРО стал барьером на пути развития американской и глобальной безопасности. Он отметил, что США должны выйти за ограничения Договора по ПРО тридцатилетней давности, который не дает Америке разрабатывать многообещающие технологии. Президент США подчеркнул, что США будут обсуждать свои планы с заинтересованными государствами, в частности с Россией и Китаем. В этой связи редакция "НВО" представляет подборку взглядов видных российских специалистов по проблематике противоракетной обороны и возможных последствиях участия России в развертывании системе ЕвроПРО.

Экспертиза

Появление и саму идею системы Европейской противоракетной обороны (ЕвроПРО) нельзя рассматривать в отрыве от той дискуссии, которая ведется в последнее время по проблемам стратегической стабильности и влиянии на нее намерений США создать территориальную ПРО, способную бороться с ограниченными ударами стратегических баллистических ракет.

ПОЗИЦИЯ США

Если рассматривать позицию идеологов системы Национальной противоракетной обороны (НПРО) в США, то их логика довольно последовательна и проста.

США после развала СССР стали единственной мировой сверхдержавой. Их военный и экономический потенциал достаточен, чтобы определять позицию мирового сообщества по глобальным проблемам. Для успешного решения этой задачи США должны исключить возможность своего шантажа с помощью любых видов оружия, в том числе и стратегического ракетно-ядерного. Они должны быть свободными в выборе стратегических решений, влияющих на их безопасность. Для этого надо, в частности, отряхнуть "политический и военный прах" России со своих ног.

Именно этой цели служит создание национальной системы ПРО (НПРО), которая, по заявлению администрации США, направлена против "стран-изгоев", близких к обладанию оружием массового поражения и ракетными средствами его доставки. По мнению США, эти страны "неразумны" и против них неэффективна стратегия сдерживания. На критические замечания о том, что сейчас подобная реальная угроза со стороны этих стран отсутствует, США отвечают, что вскоре такая ракетная опасность может стать реальностью.

Предусматривается также создание мобильных группировок ПРО на ТВД, которые могут быть применены в регионах повышенной напряженности для защиты войск США и их союзников от ударов тактических БР, в целях повышения эффективности проведения миротворческих операций.

Утверждается, что НПРО достаточно слаба, чтобы противодействовать стратегическому потенциалу ядерных держав, в первую очередь России, и, следовательно, неспособна нарушить стратегическую стабильность.

Тем не менее для создания такой системы требуется корректировка Договора по ограничению систем ПРО, которую США предлагают провести.

Создание НПРО позволит США развить свой военный, научно-технический потенциал и оправдать затраченные на ее разработку и создание средства.

В целях реализации идеи НПРО американцы имеют целевую проработанную программу военно-технических, политических и других действий, обеспечивающих построение системы, и стремятся привлечь к ней как можно больше сторонников, обещая прикрыть противоракетным зонтиком своих союзников.

ПОЗИЦИЯ РОССИИ/b>

В своей линии по отношению НПРО Россия исходит из следующих положений. В сложившихся условиях обеспечение стратегической безопасности России возможно только на пути сохранения эффективной стратегии ядерного сдерживания. Надо всячески стремиться к повышению (сохранению) стратегической стабильности, исключая нарушения стратегического баланса. Договор 1972 г. об ограничении систем ПРО явился мощным стабилизирующим фактором, позволившим обеспечить стратегическую стабильность и начать процесс сокращения и ограничения стратегического вооружения. Отказ от него или даже корректировка приведут к новому витку гонки ядерных вооружений и нарушат стратегическую стабильность. Поэтому Россия считает договор краеугольным камнем обеспечения стратегической стабильности и выступает за его сохранение с тем, чтобы обеспечить эффективное сдерживание при минимально необходимом уровне развития стратегических ядерных сил. Учитывая, что в сохранении стратегической стабильности заинтересовано все мировое сообщество, вопрос о сохранении договора уже не является вопросом двухсторонних отношений России и США, а затрагивает интересы очень многих стран, прежде всего Китая и Франции, являющихся официальными членами ядерного клуба и проводящих независимую политику в области ядерного сдерживания.

Создание НПРО нарушит стратегический баланс, ослабил эффективность ядерного сдерживания, поскольку для сип ответного удара потенциал НПРО существенен. Кроме того, необходимо отметить, что при создании даже ограниченной НПРО создаются и отрабатываются технологии, позволяющие быстро развернуть полномасштабную систему НПРО, что является прямым нарушением буквы и духа Договора по ПРО.

Для нейтрализации угроз, связанных с созданием НПРО, в России разрабатываются мероприятия военного и технического характера, обеспечивающие необходимый уровень потенциала ядерного сдерживания в случае создания НПРО, хотя очевидно, что их реализация потребует больших финансовых и материальных затрат.

Для достижения своей цели - недопущения развертывания НПРО - Россия указывает на отсутствие реальных ракетных угроз со стороны стран, не принадлежащих к официальному ядерному клубу, угрожает выходом из процесса сокращения и ограничения СНВ, пытается отколоть от США союзников в их поддержке американской идеи.

Это, безусловно, правильная тактика, реализация которой должна помочь решению не по нашей вине возникшей конфликтной задачи.

УЯЗВИМОСТЬ ДОВОДОВ

В то же время в ряде СМИ и в заявлениях некоторых высокопоставленных политических и военных деятелей высказываются идеи и мысли, ослабляющие позицию России по противодействию созданию НПРО и слому Договора по ПРО.

В частности, утверждается, что система НПРО все равно будет неэффективна против стратегических ядерных сил России. Это утверждение глубоко ошибочно по двум основаниям. Во-первых, не стоит обольщаться: потенциал НПРО является существенным для ослабления потенциала ответного удара, особенно в условиях продолжающейся деградации ядерного потенциала России. Во-вторых, как уже отмечалось, в ходе создания системы отрабатываются технологии, обеспечивающие быстрое развертывание широкомасштабной НПРО.

Самое же главное - такого рода взгляды и подходы практически оправдывают линию США на создание системы НПРО. И весьма важно, что их придерживаются далеко не все участники дискуссии. Намерения США создать систему НПРО в отсутствие реальных угроз со стороны стран, не являющихся официальными членами ядерного клуба, многими российскими экспертами совершенно резонно рассматриваются как доказательство того, что основной задачей этой системы будет борьба со стратегическими ядерными силами России.

Еще одна сомнительная мысль (идея) - это предложение создать нестратегическую систему ЕвроПРО как альтернативу НПРО и как способ ослабить (исключить) поддержку идеи НПРО со стороны союзников США.

Рассмотрим эту идею более подробно. Несмотря на отсутствие в открытой печати документа о сути ЕвроПРО или его официального изложения, из отдельных комментариев к заявлениям высокопоставленных политических и военных деятелей России можно сделать вполне определенный вывод. А именно - предложение по созданию нестратегической ЕвроПРО предусматривает оборону Европы от ударов нестратегических ракет на основе использования российских технологий, средств и систем, а также совместно разрабатываемых с Европой комплексов. В частности, предполагается использование комплексов ПВО типа С-З00, С-400, имеющих потенциал нестратегической ПРО, а также использование информационной поддержки со стороны российской системы предупреждения о ракетном нападении. На более ранних стадиях изложения идеи ЕвроПРО подразумевался также ввод в состав системы комплексов, обеспечивающих перехват баллистических ракет на активном участке траектории полета.

Не исключено, что одним из стимулов, способствовавших появлению идеи ЕвроПРО была надежда на то, что одобрение этой идеи странами Европы обеспечит дополнительное финансирование предприятий ВПК России, занятых проблемой ПРО.

Недостаточная ясность концепции, которая, хотелось бы думать, связана с наличием дипломатических секретов, а не с недостаточной глубиной проработки, вызывает необходимость сформулировать два основных вопроса, определяющих задачи системы, необходимость ее создания и облик. Первый из них - какие страны должно защищать ЕвроПРО?

Очевидно, как минимум страны, являющиеся членами НАТО (иначе в НАТО не будет требуемого консенсуса), или страны ЕС, как максимум Европу до Урала.

При этом столь же очевидно, что ни одна из стран Европы не должна чувствовать себя "изгоем" и вправе рассчитывать на эффективную защиту от угрозы. Ясно, что принципиально эта задача может решаться только на основе создания территориальной системы, равнопрочной к ударам по всем обороняемым странам.

Второй вопрос - существуют ли реально угрозы, которые делают необходимым создание такой системы. Этот вопрос наиболее важен.

Не рассматривая детально угрозы и не анализируя степень агрессивности по отношению к различным европейским странам стран Азии и Африки, можем отметить, что нестратегическая ПРО (то есть система, способная бороться с ракетами дальностью не больше 3500 км) может оборонять Европу только от ракет Турции, стран Северной Африки и частично Ирака.

Турция является членом НАТО, страны Северной Африки и тем более Ирак не имеют ракет, способных представлять угрозу для Европы, и вряд ли будут обладать ими даже в отдаленной перспективе. Что касается других азиатских стран (Ирана, Пакистана, Индии и др.), то в настоящее время они также не обладают ракетами, способными угрожать Европе. Если такая угроза будет реализована в дальнейшем, а для этого необходимо создание БР с дальностью стрельбы больше 3500 км, то для защиты от нее необходимо создание стратегической системы ПРО Европы. Россия не сможет участвовать в этом процессе, поскольку передача технологии стратегической противоракетной обороны запрещена Договором по ограничению систем ПРО.

Далее. Говоря о составе системы, следует иметь в виду, что комплексы типа С-З00, обладающие потенциалом нестратегической ПРО, способны перехватывать ракеты с дальностью стрельбы порядка 900 км, то есть обеспечивать оборону одних стран НАТО от других. Создаваемая система С-400 также является нестратегической, и на ее основе нельзя создать территориальную систему обороны Европы от ракет Азиатского региона.

Что же до комплексов ПРО, обеспечивающих перехват ракет на активном участке, то, во-первых, их создание является наиболее сложной задачей, которую предстоит решить, а во-вторых, эти комплексы также должны быть стратегическими, так как должны бороться с ракетами с дальностью стрельбы более 3500 км.

Таким образом, предлагая строить ЕвроПРО, мы:

- признаем возможность и необходимость создания системы ПРО Европы в отсутствие реальных для нее угроз;

- подталкиваем Европу к созданию стратегической системы ПРО;

- даем США и Европе дополнительные аргументы для поддержки идеи создания НПРО;

- создаем предпосылки для ухудшения отношений со странами, в которых создаются ракетные средства доставки: Ираном, Пакистаном. Индией, Китаем;

- защищаем союзников США, пренебрегая другими странами мира.

Если наша агитация о необходимости создания ЕвроПРО будет успешной, то ее результатом станет широкое сотрудничество Европы с США по созданию такой системы. Не надо питать иллюзий насчет того, что страны НАТО будут тратить огромные средства для поддержания и развития военно-промышленного комплекса такого ненадежного, с их точки зрения, партнера как Россия.

Объективности ради надо также отметить, что идея создания нестратегической ЕвроПРО выглядит политически много более проигрышной, чем выдвинутая Россией в начале 90-х гг. идея Глобальной защиты от ракетной угрозы, где нет места дискриминации государств.

Другими словами, трудно предложить две другие идеи, так сильно ослабляющие позиции России в праведном деле противодействия созданию НПРО, чем вышеизложенные.

ЧТО ДЕЛАТЬ

Итак, если оценивать складывающуюся ситуацию без иллюзий, то надо признать и исходить из того, что:

- территории США "страны-изгои" реально не угрожают и нет предпосылок для создания НПРО;

- нет основания и для внесения корректировок в Договор по ПРО;

- создание НПРО приведет к новому витку гонки вооружений;

- для Европы нет значимых угроз, требующих создания территориальной системы ПРО.

Отсюда вытекает вывод о необходимости продолжения усилий по ограничению процесса распространения оружия массового уничтожения (ОМУ) и ракетного оружия (РО). В качестве первоочередной меры следовало бы создать международный центр по контролю за распространением ОМУ, РО и технологий их производства.

Целесообразно также создать международную мобильную группировку на базе имеющихся и разрабатываемых комплексов ПВО России и НАТО, обладающих потенциалом нестратегической ПРО, придать им необходимые средства информационного обеспечения и управления - в интересах защиты войск и населения от тактических ракет при проведении миротворческих операций в различных районах мира.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Вакцина "Спутник V" защищает от развития затяжной инфекции, а также от обострения заболеваний

Вакцина "Спутник V" защищает от развития затяжной инфекции, а также от обострения заболеваний

0
381

Памфилова: ЦИК регулярно фиксирует попытки взлома официального сайта комиссии

Галина Грачева

0
356
В мае из банков ушли 500 миллиардов рублей

В мае из банков ушли 500 миллиардов рублей

Ольга Соловьева

Россияне наращивают долги и забирают деньги

0
893
Памфилова напоминает о себе Беглову

Памфилова напоминает о себе Беглову

Иван Родин

"Наблюдатели Петербурга" зафиксировали ограничения прав граждан на старте выборов в Заксобрание

0
720

Другие новости

Загрузка...