0
1214
Газета Вооружения Интернет-версия

11.05.2001 00:00:00

Минатому нечего скрывать

Тэги: ЦРУ, нарушение, Договор, ПРО, Минатом


-Николай Павлович, как можно расценить подобные требования к России со стороны иностранных государств?

- Глупость. Сейчас мы готовим ответное послание, в котором объясняем: это наше внутреннее дело - что, в каком количестве и где взрывать (естественно, имеется в виду химическая взрывчатка). Россия не обязана отвечать на подобные вызовы. Тем не менее мировое сообщество - страны, подписавшие Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), в том числе Новая Зеландия, - будет иметь право заявить в Технический секретариат Организации договора в Вене свой протест и на основании подозрений потребовать провести инспекцию любого места, любого государства, где могли проводиться ядерные взрывы. Но все это только после вступления ДВЗЯИ в силу. (Договор принят в 1996 году, на данный момент подписан правительствами 154 стран. Однако для вступления в силу он должен быть не только подписан, но и ратифицирован правительствами 44 стран, имеющих или способных создать ядерное оружие. Пока только 28 из них ратифицировали ДВЗЯИ. Из стран "ядерного клуба", у которых уже есть ядерное оружие, договор ратифицировали только Великобритания, Франция и Россия. - Ред.)

Теоретически группа инспекторов выедет на место предполагаемого взрыва, проверит существующее положение дел в соответствии с оговоренными договором методами инспекции: проба почвы, воды, вплоть до бурения скважин в горной породе, если предполагается, что взрыв был подземным. И на основе полученных анализов установит, был ли ядерный взрыв и когда именно. Чтоб вы понимали, почему я говорю "теоретически", поясню, что если подозрения не подтвердятся, то государство, их высказавшее, должно будет компенсировать материальный и моральный ущерб стране, которую проверяли, а также Техническому секретариату.

Хотя такие инспекции, в общем-то, не очень нужны. Сегодня существуют довольно эффективные средства технического мониторинга за проведением ядерных взрывов с помощью сейсмических станций, разбросанных по всему миру. Наблюдение ведется непрерывно, даже при том условии, что Договор о запрещении взрывов еще не вступил в силу. Могу сказать, что получаемых данных достаточно, чтобы отличить, скажем, сейсмическую активность в результате землетрясения от подрыва химической взрывчатки или того же ядерного боеприпаса.

Правда, есть одно "но". Эта система обнаруживает подрыв боезаряда мощностью около 1 килотонны. Чувствительность измерительных станций находится в зависимости и от свойств вмещающих пород, и от трассы прохождения сейсмосигнала. Именно по этой причине из серии ядерных взрывов, проведенных Пакистаном и Индией в мае 1998 года, не все были зафиксированы. Сегодня существует проблема чувствительности аппаратуры, что влияет на эффективность данного метода. Именно из-за неточности измерений и возникают всевозможные инсинуации по поводу того, что действительно происходит в том или ином регионе мира. Они, в свою очередь, могут стать причиной инспекционной поездки в место предполагаемого взрыва. К России с подобным требованием еще не обращалась ни одна страна.

- В 1996 году была похожая ситуация, тогда Россию тоже обвиняли в проведении ядерных испытаний на Новой Земле. Норвежские сейсмологи зафиксировали колебания почвы, которые расценили как полномасштабный ядерный взрыв, оказавшийся впоследствии землетрясением. Как, по вашему мнению, можно избежать подобных недоразумений в будущем?

- Вы правы. Обвинения строились по принципу "якобы на Новой Земле" и "якобы ядерный взрыв". Именно из-за неуверенности норвежцев, из-за того, что тогда ДВЗЯИ не действовал, инспекционная проверка не состоялась. Потом, когда первый шум стих, ученые разобрались с тем, что это сейсмическое явление, произошедшее не на поверхности острова, а на приличной глубине Карского моря, и оно по своим характеристикам никак не похоже на ядерный взрыв. Тогда все окончательно успокоились. Вопросы к России сами собой исчезли.

Обычно мы даже не пытаемся комментировать или опровергать подобные нападки. Дело в том, что "Минатом априори всегда виноват". Неважно в чем, но виноват. Например, нам могут легко предъявить претензии в том, что мы провели "маленький" взрыв, а он в свою очередь привел к возникновению большого землетрясения┘ Любая наша реакция только стимулирует фантазию обвиняющей стороны. Но всегда есть цифры и факты, которые снимают все вопросы. Надо просто выдержать паузу.

Между прочим, имеется теория, изложенная в ряде научных статей о том, что ядерные испытания защищали Землю от разрушительных землетрясений. Согласно этой теории, в эпоху активных ядерных испытаний землетрясений отмечалось меньше, чем сейчас. Ядерные взрывы как бы раскачивают земные плиты и тем самым снимают напряжение ядра планеты, прежде чем оно перерастет в землетрясение. То есть вот этими встрясками земных плит, пусть даже не систематическими, США, СССР, Франция и Китай спасали планету от катаклизмов. Теория мало доказуемая, но реально существующая.

- В этой связи как вы расцениваете обвинения России в нарушении международных договоров со стороны "каких-то" западных специалистов, но, скажем, не Госдепартамента США? Ведь получается парадокс: чем более открыта политика Минатома в отношении ядерных арсеналов РФ, тем больше к нам претензий со стороны государств, заинтересованных в получение такой информации┘

- Мне кажется, в этих публикациях больше политики, чем науки. Дело в том, что когда существовала "закрытость" этой информации и Минатом (Минсредмаш) не публиковал сведений о ходе работ и проведенных взрывах, к нам не было вопросов - никто ни о чем, кроме специалистов в данной области, не знал. Начиная с 1987 года Минатом начал распространять информацию сначала о готовящихся экспериментах и состоявшихся взрывах, потом о мораториях на испытания, а постепенно мы стали публиковать и материалы о планах работы в этой сфере. После чего началась цепная реакция - повышение требований к нам со стороны иностранных и российских журналистов. Рассказали о чем-то, - ну так расскажите еще, потом еще и так далее┘ А если это "еще" уже государственная тайна, то получается, что мы о чем-то умалчиваем, что-то скрываем┘ В то же время, если мы пытаемся объяснить, что же происходит на самом деле, Минатом сразу же обвиняют в попытках оправдаться в каких-то проступках. Получается замкнутый круг.

Ведь мы неоднократно высказывались и по поводу "подкритических" экспериментов на Новой Земле. Говорили об их экологической безопасности - используется только химическая взрывчатка, а ее сколько заложишь - такой мощности и будет взрыв┘ И я считаю неуместным задавать вопросы России о том, что она делает. С моей точки зрения, у нас гораздо больше моральных прав требовать ответа от представителей США: почему подписанный договор Америка до сих пор не ратифицировала? И опять же это чистая политика, поскольку научная сторона вопроса нам, и не только нам, хорошо известна, мы ее отслеживаем и контролируем, пользуясь отрытыми источниками. Так что дополнительных пояснений нам от других стран не нужно.

- И все же, если, допустим, будет более откровенный обмен информацией между Россией и США о запланированных экспериментах с ядерными материалами, проверках работоспособности ядерных боеприпасов, проведении "подкритических" или "гидродинамических" экспериментов, то, возможно, и вопросов у международного сообщества к нам станет меньше?

- Я не уверен, что это помогло бы. Мы общаемся с американскими учеными и осведомлены об объемах, направлениях и глубине исследований США в сфере проверки безопасности и надежности ядерных боеприпасов. Годовой бюджет подобных исследовательских работ в США составляет 4 млрд. долл. А в России мы имеем на данные цели в 20-30 раз меньше.

Наши задачи очень скромные, мы должны быть уверенны в том, что наше ядерное оружие как фактор сдерживания от внешней агрессии сработает в час "Х", а в мирное время будет полностью безопасно, прежде всего для нас с вами. Американцы решают более широкий спектр задач. Так что чем меньше мы обмениваемся информацией, тем меньше на научном уровне вопросов к сторонам. Специалисты могут судить о реальном ходе событий и по открытым публикациям в научной печати. Этого вполне достаточно. А что касается измышлений в средствах массовой информации, то могу лишь повторить: есть международные договоры, и существует возможность проведения инспекции бывших ядерных полигонов, но в полном соответствии с положениями ДВЗЯИ. Минатому нечего скрывать.

Интервью подготовлено Национальной информационной службой "Страна. Ru".


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Иркутский бизнес ищет применение промотходам

Иркутский бизнес ищет применение промотходам

Владимир Полканов

Наращивание переработки промышленных отходов с содержанием золы в регионе станет большим шагом к построению экономики замкнутого цикла

0
560
Армения и Азербайджан из-за "Цезаря" поспорили о войне и мире

Армения и Азербайджан из-за "Цезаря" поспорили о войне и мире

Артур Аваков

Новость о закупках гаубиц осложняет диалог Баку и Еревана

0
1193
Аудиторы обнаружили недостачу фонарей, дорожных знаков и зелени

Аудиторы обнаружили недостачу фонарей, дорожных знаков и зелени

Анастасия Башкатова

Городская среда по всей стране благоустраивается в целом успешно

0
1685
На довыборы в Госдуму партии решили не торопиться

На довыборы в Госдуму партии решили не торопиться

Дарья Гармоненко

Иван Родин

В двух округах ожидается блиц, еще в одном – демонстрация консенсуса

0
1564

Другие новости