0
2722
Газета Вооружения Интернет-версия

06.06.2008 00:00:00

Безопасность – главный нацпроект России

Леонид Ивашов

Об авторе: Леонид Григорьевич Ивашов - президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник.

Тэги: холодная война, сша, стратегия, армия


холодная война, сша, стратегия, армия Главный гарант национальной безопасности.
Фото из книги «Оружие России»

Наши уважаемые моряки настойчиво ратуют за возрождение авианосных группировок. На первый взгляд это требование вполне обоснованно. Действительно, на мировой арене четко прослеживается ряд тенденций, которые тем или иным образом затрагивают Россию. Во-первых, у абсолютного большинства государств планеты динамично растут военные расходы. По данным Боннского международного центра конверсии, они к 2007 году достигли рекордного показателя в 1,2 трлн. долларов. Причем с 2001 по 2007 год эти затраты в реальном исчислении увеличились на 30%. Естественно, увеличивается и экспорт вооружений.

Во-вторых, правовая система международной безопасности, базирующаяся на принципах Устава ООН, разрушается, а переговорные процессы по вопросам ограничения вооружений практически заморожены. В решении экономических, политических, территориальных проблем ставка делается на силу.

В-третьих, понижается порог применения ядерного оружия. США и НАТО расширяют перечень «угроз» и ситуаций, при которых они готовы пустить его в ход.

Также активно совершенствуются традиционные вооружения, создается оружие на новых физических принципах, при разработке перспективных образцов ВВТ широко используются новейшие технологии. Космическое пространство, воздушная среда, Мировой океан и вся земная твердь превращаются в единый глобальный театр военных действий.

Так что новая всемирная гонка вооружений – на марше, холодная война обрела новое качество, и, похоже, человечество серьезно готовится к войне «горячей».

«ЛЕГИТИМНЫЙ ШАГ САМООБОРОНЫ»

Как ни странно, в условиях фактически существующего однополярного мира инициатором этих опасных процессов является самая «цивилизованная» цивилизация – западное сообщество. Ставка на доминирующую военную силу определена «Стратегией национальной безопасности США», утвержденной Конгрессом Соединенных Штатов в 2005 году: «Обеспечить безопасный доступ (надо понимать – контроль – Л.И.) к ключевым районам мира, стратегическим коммуникациям и глобальным ресурсам». По сути, это новая формула американского мирового господства.

С приходом в Белый дом неоконсерваторов (2000 год) во главе с Джорджем Бушем-младшим была предпринята попытка решить проблемы однополярности в одиночку, без союзников, с опорой на собственную военную мощь. Однако, обжегшись в Ираке и Афганистане, Вашингтон вновь обратился к НАТО, вовлекая альянс в свою стратегию, усиливая его потенциал.

Пятеро ныне находящихся в отставке высокопоставленных военных (К. Науманн, в прошлом – начальник главного штаба бундесвера ФРГ и начальник военного комитета НАТО, Дж. Шаликашвили, экс-председатель Объединенного комитета начальников штабов США, а также бывшие начальники генеральных штабов Великобритании, Франции, Нидерландов) в начале текущего года по заказу Совета НАТО подготовили доклад-концепцию по изменению роли и задач альянса, расширению зоны его ответственности до планетарных масштабов. В этом многостраничном документе

– делается вывод о неспособности других (кроме НАТО) международных структур, включая ООН, управлять безопасностью;

– в качестве серьезного вызова безопасности Запада рассматриваются динамичное развитие азиатских стран и возрождение России;

– на первый план стратегии НАТО выдвигается борьба за обладание ресурсами (прежде всего энергетическими);

– оборонительный (реактивный) характер стратегии НАТО рассматривается как недостаток, который должен быть преодолен;

– ядерное оружие объявляется основным инструментом стратегии НАТО.

Причем авторы пытаются подвести под новинки этой стратегии прочную юридическую основу: «Упреждение рассматривается как легитимный шаг самообороны в рамках международного права». Объявляя, по сути, состояние войны, они заклинают: «Нет гарантий, что Запад выйдет победителем, если пустить ход развития событий на волю волн. Необходимо действовать прямо сейчас, безотлагательно».

Можно было бы оставить без внимания творение натовских отставников, если бы

– оно не являлось заказом структур альянса;

– его положения не подтверждались реальными действиями (военный бюджет стран НАТО вырос до 900 млрд. долларов, раскручивается процесс расширения альянса до пределов Восточной Азии, реализуется идея системы ПРО в Европе и т.д.);

– оно не затрагивало безопасности и интересов России.

ВОПРОСЫ, ТРЕБУЮЩИЕ ГЛУБОКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ

Следовательно, можно сделать свой вывод: угрозы для существования Российского государства – налицо, они отнюдь не мифические, а реальные. И то, что нас еще «терпят», а не атакуют, объясняется в первую очередь существованием нашего ракетно-ядерного щита. Все остальное – имитация борьбы с международным терроризмом. А техника, прошедшая на параде 9 мая (за исключением, может быть, «Тополя»), – рекламная продукция «Рособоронэкспорта», поскольку некоторых показанных образцов ВВТ вообще нет у Российской армии, другие же – имеются в мизерных количествах. Тем не менее, налицо попытки руководства России в защите энергетических интересов и права элиты на суверенность апеллировать к военной силе.

«Новая Россия прекрасно осознает необходимость решительных действий, если она не хочет быть подавленной своим военным соперником – США. Россия все еще обладает оборонительными возможностями. Соперничество между этими государствами┘ главное в мировой политике. Для стратегов Вашингтона Иран и Сирия – лишь шаги на пути к большой финальной схватке против России┘ Цель стратегии Буша – контроль всех значимых нефтяных районов и важнейших газовых месторождений. Параллельно с этим возрастают претензии США на тотальное военное лидерство по отношению к России, как единственной угрозе глобальных амбиций США». В этих словах – позиция известного американского экономиста и публициста Ф. Уильяма Эндгаля, высказанная им на международной конференции в Мюнхене 13-15 октября 2007 года.

Итак, подводим промежуточный итог: мир милитаризуется, главным объектом глобальной драчки являются углеводороды, в борьбе за обладание которыми Запад готов широко использовать все средства вплоть до ядерного оружия. Россия как источник углеводородов и других ресурсов входит в число первоочередных объектов нового передела мира. Сдерживающим моментом для атаки против России являются остатки ядерного потенциала СССР.

Можно предположить, что к 2015-2020 годам ситуация в отношениях Россия – Запад возвратится к периоду до 1962 года, когда США, обладая ядерным превосходством и уверовав в недосягаемость своей территории для советских атомных бомб, открыто планировали ядерные удары по СССР. И только появление наших ракет на Кубе отрезвило американцев.

В то же время необязательно возможная атака против России будет вооруженной и тем более ядерной. Достижение решающего военного превосходства, девальвация российского ядерного потенциала с помощью глобальной системы ПРО и высокоточного ударного оружия, окружение РФ сетью военных баз и объектов – все это позволит оказывать мощное военно-политические давление на внешнюю и внутреннюю политику отечественной элиты.

Какую модель строительства армии избрать, к какой структуре Вооруженных сил стремиться, какую стратегию применить для защиты территории, государственности и интересов – эти вопросы требуют спокойного и глубокого осмысления.

В качестве центрального, видимо, стоит вопрос, готовиться ли к успешной обороне или же не допустить нападения? Очевидно, важнее второе. Как этого достичь? Только комплексом активных мер геополитического, военно-стратегического и военно-технологического характера. То есть сформировать условия, когда любому нашему оппоненту будет невыгодно нас атаковать.

ПЕРВООЧЕРЕДНЫЕ ЗАДАЧИ

Безусловно, политика в сфере безопасности не может быть эффективной без опоры на военную силу. Но какой она должна быть? Каково должно быть соотношение видов ВС, основных типов вооружений? Сегодня в армии и на флоте столько дыр и проблем, что залатать этот «тришкин кафтан» в одночасье невозможно даже при удвоении военного бюджета. Да и ОПК не потянет кратное увеличение гособоронзаказа – нет производственных мощностей, развалена кооперация, как система, дефицит кадров. Плюс ко всему – нет перспективной модели сбалансированной системы вооружений. Каждый вид ВС «тянет одеяло на себя», экспертное сообщество расколото.

Налицо попытки восстановить прежнюю советскую мощь, что совершенно нереально и не всегда необходимо. Нам ни в коей мере не следует пытаться догнать Америку по военному потенциалу, поскольку у нас и у них цели совершенно разные. США хотят владеть всем миром, нам же достаточно защитить себя.

Например, нужны ли России авианосные группировки? Да, они важны для демонстрации флага, военного присутствия в Мировом океане. Но строительство авианосцев потребует миллиарды долларов, строительства кораблей охраны и обеспечения, авиации прикрытия, пунктов базирования и т.д. Но какие задачи может решать авианосная группа по предотвращению войны и с ее началом? И сколько времени продержится авианосец? На его строительство, по оценкам специалистов, потребуется не менее 10 лет, а уничтожен он будет, скорее всего, в первые часы войны.

Как представляется, на нынешнем отрезке времени (5-10 лет) важным является сохранение возможности ответно-встречного или хотя бы ответного ядерного удара. А это требует сохранения и развития устойчивости нашей стратегической триады, способности гарантированно донести до территории агрессора хотя бы несколько десятков боеголовок.

То, что происходит сегодня в этой сфере, вызывает серьезную озабоченность. Мобильный «Тополь-М» весьма уязвим от ударов обычных средств поражения, его подвижность перестала гарантировать скрытность и защищенность. Скорее он способен работать в качестве сдерживающего фактора лишь в восточном направлении.

Авиационная компонента триады деградирует, несмотря на интересные разработки конструкторских бюро, они не получают государственной поддержки. Похоже, работы по теме «воздушный старт» почти прекращены, современных стратегических крылатых ракет в гособоронзаказе нет (даже того типа, что запускал с Ту-160 Владимир Путин).

Морская составляющая триады также в драматической ситуации, без четких перспектив выхода из тупика.

Возможно, стоит в новом ключе рассмотреть роль тактического ядерного оружия. Прежде всего, выйти из договоренностей и отказаться от односторонних обязательств по его сокращению, отстыковке головных частей, передислокации вглубь страны. Может быть, наоборот выдвинуть его ближе к переднему краю, например, в Калининградский регион, Беларусь да и к берегам Америки.

От дискуссий пора перейти к формированию и подготовке сил специальных операций, способных действовать на территории противника. Подумать о подразделениях кибернетического спецназа. Разобраться, что такое американские финансовый спецназ и сделать для себя выводы.

В экстренном порядке обеспечить ВДВ военно-транспортной авиацией, иначе сегодня «крылатая пехота» превратится в пехоту обычную, малоподвижную.

Важнейшим направлением должно стать качественное усиление всей системы разведки и международного военного сотрудничества. Именно качественное.

И, конечно, требуют прикрытия средствами ПВО силы нашей стратегической триады, важнейшие объекты страны. В этом вопросе у нас большая «дыра», имеющая тенденцию к расширению.

Важнейшая проблема ядерного сдерживания – преодоление американской глобальной системы ПРО, ее наземного, морского и воздушно-космического элементов. К 2019-2020 годам Пентагон реально планирует получить возможность нейтрализации всей нашей триады: уничтожение обычными средствами (крылатые ракеты морского и воздушного базирования) слабо защищенных комплексов и пунктов управления, перехват ракет на разгонном участке, орбитальной траектории и надежный перехват прорвавшихся боевых блоков. Выделенные бюджетные суммы (277 млрд. долларов) говорят о серьезности американских намерений. Если США реализуют эти планы, мы полностью утратим фактор ядерного сдерживания.

Подводя итог, можно констатировать, что в РФ возникла острейшая необходимость в глубоком анализе состояния национальной безопасности, создании системно-целостной модели угроз, выработке концептуальных и практических подходов к решению важнейших проблем предотвращения возможной агрессии и военного давления. Все это должно вылиться в главный национальный проект России.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Акции в память жертв репрессий никому не согласовывают

Акции в память жертв репрессий никому не согласовывают

Дарья Гармоненко

Настоящие планы различных оппозиционеров разгадать властям было нетрудно

0
2662
На восточном развороте образовался железнодорожный затор

На восточном развороте образовался железнодорожный затор

Ольга Соловьева

Экономисты советуют поторопиться с расширением поставок энергоносителей в Китай

0
4875
Китайский Центробанк ставят в пример российскому

Китайский Центробанк ставят в пример российскому

Михаил Сергеев

Ожидания роста цен в РФ до 2029 года снизились на половину процента

0
3019
Афонина среди левых стали сравнивать со Сталиным

Афонина среди левых стали сравнивать со Сталиным

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Первый зампред ЦК КПРФ зримо стоит за президентской кампанией Харитонова

0
2621

Другие новости