0
2601
Газета Вооружения Интернет-версия

13.04.2012 00:00:00

Портфель заказов похудел

Руслан Пухов

Об авторе: Руслан Николаевич Пухов - директор Центра анализа стратегий и технологий, член Общественного совета при Минобороны РФ, военный аналитик.

Тэги: вооружения, экспорт


вооружения, экспорт Индийский авианосец "Викрамадитья" имеет российскую родословную.
Фото Reuters

Когда в прошлом месяце были обнародованы официальные цифры российского экспорта вооружений за 2011 год, большинство экспертов и журналистов, как обычно, сосредоточили внимание на том факте, что был поставлен очередной рекорд по объему поставок, которые увеличились по сравнению с 2010 годом с 10,4 до 13,2 млрд. долл. Это действительно заметный рост. Однако он отражает выполнение контрактов, которые были заключены в прошлые годы.

А вот другой, гораздо более тонкий индикатор российского положения на рынке вооружений – стоимость портфеля заказов – такого пристального внимания и обсуждения не удостоились. Напрасно! На самом деле в прошлом году случилась неприятная сенсация – впервые с конца 90-х годов объем контрактных обязательств российских экспортеров снизился. Например, Рособоронэкспорт имел на конец 2010 года портфель заказов на 38,5 млрд. долл., а в конце прошлого – уже только 33–35 млрд. До сих пор этот показатель на протяжении более 10 лет только рос. Это означало, что торговцы ежегодно контрактовали оружия больше, чем промышленность производила и поставляла иностранным заказчикам.

В 2011 году тренд переломился. При поставках на 13,2 млрд. было получено, по моей оценке, контрактов на сумму от 7,7 до 9,2 млрд. долл. С уверенностью можно прогнозировать, что эта ситуация повторится и в текущем году. Видимо, в 2012 году Россия поставит на экспорт оружия на 14 или даже чуть больше млрд. долл., установив, таким образом, очередной номинальный рекорд. Это произойдет благодаря очень крупным передачам военно-морских вооружений в Индию.

В декабре планируется официально передать ВМС этой страны многострадальный авианосец Vikramaditya, перестроенный и глубоко модернизированный бывший авианесущий крейсер «Адмирал Горшков». В течение года индийцы получат также два фрегата Talwar-class. Кроме того, в начале года из Владивостока ушла в Индию многоцелевая атомная лодка «Нерпа», получившая в ВМС Индии, которые взяли ее в лизинг, название Chakra II. Подписать контрактов на 14 млрд. долл. – задача практически нереальная. Для этого нужно заключить сразу две или три большие пакетные сделки, подобные тем, что были подписаны в 2006 году с Алжиром и Венесуэлой. Значит, снижение портфеля заказов продолжится.

Случились в прошлом году и провалы, получившие широкую известность. Россия проиграла три крупных и важных международных тендера. Крупнейшим из них стала неудача в индийском мегатендере MMRCA на закупку 126 средних многоцелевых истребителей на сумму до 20 млрд. долл. Российский истребитель МиГ-35 не смог пройти даже в короткий список и был отсеян уже на первом этапе конкурса, который в конечном итоге выиграл французский истребитель Rafale.

Затем индийские ВВС предпочли российскому ударному вертолету Ми-28Н американский Apache. И, наконец, в Индонезии россияне потерпели довольно унизительно поражение от южных корейцев, которые сумели продать в эту страну три устаревшие подводные лодки, которые они к тому же производят по немецкому проекту 209. Российское предложение лодок Kilo-class оказалось для индонезийцев слишком дорогим. На самом деле в каждом из этих случаев были свои специфические причины неудачи.

В Индии – это стремление страны к диверсификации источников вооружений и уже слишком сильное присутствие России на рынке истребителей. Кроме того, сам истребитель МиГ-35 еще находится в разработке. То же самое можно сказать и о Ми-28Н – это еще новая, довольно сырая машина, которой трудно тягаться с проверенным в боях Apache. В Индонезии сыграли свою роль особые политические, промышленные и технологические связи индонезийцев с южными корейцами. Но взятые вместе все три case говорят о нарастании системных проблем с продвижением на экспорт российского оружия.

Основными негативными факторами является насыщение некоторых традиционных российских рынков или снижение платежеспособности наших клиентов. К первым относится Китай или в меньшей степени Индия. Эти страны, купившие за последние 20 лет 530 истребителей семейства Су-27/30 различных модификаций, конечно, уже никогда не будут закупать технику этого поколения в таких масштабах.

Венесуэла, которая хотела бы продолжить крупные закупки, не может этого сделать из-за экономических трудностей, да и политические риски на этом рынке чрезвычайно высоки. Следующее обстоятельство – переворот в Ливии, в результате которого Россия потеряла уже заключенные контракты на 1,3 млрд. евро, а с учетом подготовленных, но еще не заключенных контрактов общая сумма потерь достигает 4,5 млрд. долл. Наконец, в результате присоединения президента Медведева к эмбарго против Ирана Россия потеряла и этого клиента, который мог бы, по моей оценке, ежегодно закупать российское оружие примерно на 1 млрд. долл.

Кроме того, сейчас сложилась такая ситуация, при которой основные российские военные бестселлеры последнего десятилетия начинают морально устаревать, а системы новых поколений или еще находятся в разработке, или их продажам препятствуют военные, которые хотят иметь приоритет в их приобретении. Например, спрос на истребители Су-30МК, которые были основным драйвером российских продаж полтора десятка лет, почти иссяк. Вероятна еще только одна крупная закупка этих машин: Индия должна приобрести еще 42 Су-30МКИ. А для завершения разработки более современного Су-35 нужно еще три-четыре года.

То же самое относится и к конвенциональным подводным лодкам. Хотя некоторый спрос на отличные, с мощным ракетным вооружением субмарины Kilo-class еще сохраняется, сами они начинают выглядеть архаичными по сравнению с новейшими немецкими предложениями. А зенитные системы нового поколения С-400, которые пользуются огромным спросом на рынке, могут быть предложены на экспорт не ранее 2015 года: до этого времени все их производство выкуплено российским Министерством обороны. В сегменте военно-транспортной авиации России сейчас просто нечего предложить на рынок, и эта ситуация продлится до развертывания серийного производства Ил-476 в Ульяновске, то есть еще лет пять. Так что в ближайшие годы мы будем иметь циклическую паузу, связанную с недостатком конкурентоспособных предложений.

Впрочем, промышленность от этого не пострадает. По некоторым позициям ежегодный рост государственного оборонного заказа достигает 300%, а в целом в рамках выполнения программы ГПВ-2020 некоторые компании должны будут увеличить производство на порядок. Те же авиастроители, которые сталкиваются с усыханием внешнего рынка, только за последние месяцы получили от военных заказы на 92 фронтовых бомбардировщика Су-34, 30 истребителей Су-30СМ и 24 палубных МиГ-29К. Экспортная модель, в рамках которой промышленность жила все постсоветское время, на глазах замещается более традиционной парадигмой, при которой главным заказчиком становятся национальные Вооруженные силы.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


В Иркутске стартовал «Джаз на Байкале»

В Иркутске стартовал «Джаз на Байкале»

Василий Матвеев

0
1381
Наслаждение вкусом. Встречаем Новый год как в Коктебеле

Наслаждение вкусом. Встречаем Новый год как в Коктебеле

Татьяна Астафьева

0
1463
Безуглеродный алюминий и безбумажные банки в авангарде зеленой экономики

Безуглеродный алюминий и безбумажные банки в авангарде зеленой экономики

Владимир Полканов

Как российские компании переходят от деклараций об устойчивом развитии к практике

0
1282
Ракетный частокол на фланге НАТО

Ракетный частокол на фланге НАТО

Юрий Банько

Зенитные расчеты Северного флота готовы работать и в воздухе, и под водой

0
1905

Другие новости

Загрузка...