0
6624
Газета Вооружения Интернет-версия

01.10.2020 22:55:00

Индия отказалась от российских подлодок

В тендере на строительство серии неатомных подводных лодок для Москвы нет места

Александр Иванин

Об авторе: Александр Сергеевич Иванин – военный журналист.

Тэги: индия, россия, подлодки, тендер, лада, амур1650, внэу, анаэробные установки


индия, россия, подлодки, тендер, лада, амур-1650, внэу, анаэробные установки Отсутствие воздухонезависимой энергетической установки – главное препятствие для продвижения российских субмарин на экспорт. Фото с сайта www.indiannavy.nic.in

Как сообщило ведущее индийское информационное агентство Press Trust of India (PTI), Министерство обороны страны готово объявить тендер на строительство серии неатомных подводных лодок (НАПЛ) для ВМС по программе Project 71I (P-71I), то есть проект 71И (Индия). По данным PTI, стоимость создания серии из шести НАПЛ составит около 550 млрд рупий, то есть 7,536 млрд долл. (по другим данным, речь идет о 9,6 млрд долл.). Но это еще не все. В планах Дели строительство 16–18 подлодок этого типа. На кону – очередной контракт века.

Впрочем, не будем спешить. Тендер на строительство для ВМС Индии НАПЛ – давняя история. В «НВО» (от 08.11.13) была опубликована статья «Трудный выбор бога справедливости. Горизонты и рифы индийского тендера по программе Project 71I». В ней отмечалось, что ни один из участников предстоящего конкурса не может предложить проект, который отвечал бы требованиям ВМС Индии. Дело в том, что Дели хочет получить субмарины, которые оснащались бы вспомогательными воздухонезависимыми энергетическими установками (ВНЭУ), которые еще называются анаэробными, поскольку могут работать без поступления воздуха к двигателям и несут помимо торпед и противокорабельных ракет крылатые ракеты, предназначенные для поражения береговых целей. Фирмы Германии, Испании и Франции готовы были предложить лодки с анаэробными установками, но они не располагали требуемыми крылатыми ракетами класса «подводная лодка – земля». В свою очередь, Россия располагала такими ракетами – в том числе Club-S (экспортная версия КР «Калибр-ПЛ»), которыми уже оснащаются индийские ДЭПЛ российской постройки проекта 877ЭКМ, а также BrahMos российско-индийского производства.

По новому кругу

Первую серию подлодок по программе Project 71I предполагалось строить по схеме 2 + 4: две на верфях зарубежной фирмы и четыре – на своих. По нынешним требованиям все шесть субмарин предполагается собирать на производственных мощностях индийского предприятия. Это отвечает новой концепции «Модель стратегического партнерства», провозглашенной Дели, – подкорректированной версии стратегического курса Made in India.

Первый круг тендера будет проводиться между индийскими предприятиями: государственным Mazagon Dock Shipbuilders Limited (MDL) и частным Larsen & Toubro (L&T). А уж они должны выбрать себе партнера среди пяти зарубежных фирм.

В соответствии с шорт-листом, обнародованным Министерством обороны Индии еще в январе этого года, к участию в тендере допущены немецкая фирма ThyssenKrupp Marine Systems (TKMS), испанская Navantia, французская Naval Group, южнокорейская Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering (DSME), а также наш «Рособоронэкспорт» в паре с ЦКБ МТ «Рубин». Была и шестая фирма – шведская Saab, которая снялась с дистанции, не выдержав длительной волокиты тендера, помимо всего прочего, требующей и немалых средств.

По новому требованию тендера программы Project 71I водоизмещение перспективной НАПЛ должно быть как минимум в полтора раза больше по сравнению с дизель-электрическими подлодками (ДЭПЛ) типа Kalvari на базе французского проекта Scorpene CM-2000, которые сейчас строятся на индийских верфях. Если у Kalvari подводное водоизмещение составляет 1775 т, то у субмарины P-71I оно окажется не менее 2662,5 т.

Западные акценты

Начнем с французской Naval Group, поскольку по ее проекту Scorpene CM-2000 и при ее участии на Mazagon Dock Shipbuilders Limited уже строятся подлодки для ВМС Индии. У нее, несомненно, развитые связи в индийских политических, военных и деловых кругах. Однако реализация программы строительства шести ДЭПЛ типа Kalvari опаздывает на пять лет, а ее стоимость увеличилась с 2,75 млрд долл. до более чем 4 млрд. Причин много. Тут и неготовность MDL к подобным работам, и дефицит квалифицированных кадров, и срыв поставок комплектующих из Франции, а также коррупционные скандалы, которые, впрочем, удалось замять. К сегодняшнему дню программа должна быть завершена, но пока в строю только две ДЭПЛ этого типа.

Внедрение ВНЭУ и вертикальных пусковых установок на ДЭПЛ типа Scorpene, конечно, приведет к увеличению водоизмещения, но и потребует серьезной переработки проекта. А это опять же время и деньги. И на MDL вряд ли удастся использовать наработки по проекту Scorpene CM-2000. Придется все начинать заново.

Есть у Naval Group еще один проект – Shortfin Barracuda, который в 2016 году французам удалось, что называется, впарить Австралии. Почему мы прибегли к не совсем литературному выражению? В 2016 году у Naval Group не то что лодки, но и ее проекта не было. Только сейчас он создается на базе атомной подводной лодки Barracuda, головная из которых – Suffren – минувшим летом вышла на заводские ходовые испытания. Но НАПЛ и АПЛ – совсем разные субмарины. И чтобы из атомохода сделать Shortfin (так называют разновидность акул, обитающих в водах Большого Барьерного рифа, – для придания проекту местного колорита), потребуется еще немало времени и средств. Но австралийцы, которые проводили свой тендер почти с тем же составом участников, что и индийцы, обещают щедро платить. На программу SEA 1000 они собираются отпустить 50 млрд австралийских долл. (38,7 млрд долл. США), из которых 20–25 млрд австралийских долл. (13,5–19,35 млрд долл. США) придется непосредственно на строительство субмарин. Naval Group с жадностью акул и барракуд вцепилась в этот контракт. Но для Индии это слишком затратно и рискованно, хотя по параметрам (подводное водоизмещение – 4700 т, длина – около 97 м, диаметр корпуса – 8,8 м, глубина погружения субмарины – 350 м, дальность ее плавания на 10 узлах – 18 000 миль, максимальная скорость подводного хода – 20 узлов) Shortfin им подходит. Избыточное водоизмещение позволит без труда разместить и требуемые ракетное оружие и ВНЭУ.

Немецкая ThyssenKrupp Marine Systems строит отличные НАПЛ типов 212 и 214. Но они рассчитаны для действий в морской, а не океанской зоне. Их водоизмещение невелико – подводное 1830 т у лодок типа 212 и 1860 т у НАПЛ типа 214. У них есть хорошо отработанные ВНЭУ на базе электрохимических генераторов (ЭХГ). Но вот внедрение на них крылатых ракет BrahMos может вызвать затруднения.

Для ВМС Сингапура немцы создали проект 218SG с ВНЭУ. Головная лодка этого типа из четырех заказанных, построенная в Германии, в конце августа вышла на испытания. Ее подводное водоизмещение – 2200 т, а при внедрении отсека с крылатыми ракетами она превысит 2500 т. Но подобные переделки чреваты затяжками и удорожанием. А четыре сингапурские лодки и без того обойдутся заказчику в 3,2 млрд евро.

Впрочем, у немцев, как и у французов с проектом Shortfin Barracuda, есть свой «джокер» – НАПЛ типа 216. Это очень продвинутый проект. Подводное водоизмещение субмарины – около 4000 т, длина – 89 м. Благодаря широкому внедрению средств автоматизации экипаж составит всего 33 человека. Кроме штатной команды лодка располагает местами для размещения бойцов морского спецназа. Энергетическая установка – дизель-электрическая со вспомогательной анаэробной установкой нового поколения с ЭХГ. Эта ВНЭУ позволит совершать под водой четырехнедельные непрерывные подводные плавания и на четырех узлах проходить 2400 миль. Под РДП эта НАПЛ сможет преодолевать 10 400 миль на 10 узлах. Расчетная автономность – более 80 суток. Использование литиево-ионных аккумуляторных батарей даст возможность на высоких скоростях атаковывать и уходить от противника в течение достаточно длительного времени. Прочный корпус разделен на два отсека. В носовом размещается главное оружие лодки – шесть торпедных аппаратов для стрельбы торпедами, противокорабельными ракетами и крылатыми ракетами, предназначенными для поражения наземных целей. Боезапас – 18 единиц. За ограждением выдвижных устройств – модуль диаметром 2,5 м для вертикального пуска нескольких крылатых ракет. Вместо них могут размещаться телеуправляемые безэкипажные подводные аппараты или снаряжение для бойцов спецназа. В кормовой части лодки предусмотрено место для мини-подлодки, предназначенной для транспортировки диверсантов к месту проведения операции. А в легком корпусе – шлюз для выхода и приема коммандос под водой. В легком корпусе есть также места для пусковых установок противоторпед и выстреливания ложных целей. По желанию заказчика в ограждении выдвижных устройств может размещаться выдвижная 30-мм автоматическая артиллерийская установка для стрельбы по вертолетам и легким катерам при нахождении лодки под водой. Там же – контейнер для хранения и запуска беспилотного летательного аппарата.

Но все это – только в компьютерах. Многолетние попытки TKMS продать проект зарубежным заказчикам не увенчались успехом. Вряд ли получится и в индийском тендере. Лодка слишком сложна и дорога. Даже ВМС ФРГ не хотят ее приобретать.

Об испанской субмарине типа S80 можно было бы и не говорить, поскольку шансы ее в конкурсе крайне малы. И не только потому, что она представляет испанскую версию все той же Scorpene. Головную лодку этого типа Isaac Peral (S81) заложили в 2005 году, но до сих пор не спустили на воду. Дело в том, что в процессе строительства выяснилось – лодка погрузиться сможет, а вот всплыть никак. Потребовалась серьезная переработка проекта, а затем переделка корпуса субмарины. Впрочем, за 15 лет работы над S80 испанцам удалось создать вполне дееспособную ВНЭУ с использованием биоэтанола. Это «зеленое» топливо, разлагаясь в специальных реакторах-процессорах, выделяет водород высокой чистоты. Водород вместе с кислородом, который хранится в жидком виде в криогенном резервуаре высокого давления на борту лодки, подается в топливные элементы. Мощность такой установки составляет не менее 300 КВт, что позволит субмарине двигаться под водой без всплытия на поверхность в течение 15 суток.

Во что уперлись «Лада» с «Амуром»

А вот России за почти 30-летнюю постсоветскую эпоху не удалось создать воздухонезависимую энергетическую установку, хотя с советских времен имелись многообещающие технологические заделы. Первые ВНЭУ предполагалось установить на субмарины проекта 677 «Лада» и их экспортную модификацию «Амур-1650». Но не сложилось. Причин тому много. Прежде всего 90-е годы прошлого века, когда проектировалось и началось строительство головной лодки «Санкт-Петербург», не способствовали успешной реализации инновационных проектов.

А на «Ладу» и «Амур-1650», который, кстати, был заложен на «Адмиралтейских верфях» для анонимного «иностранного заказчика» одновременно с «Санкт-Петербургом» 26 декабря 1997 года, конструкторы внедрили 130 инновационных агрегатов и систем. В итоге лодка не пошла. Причем в буквальном смысле слова. Всережимный гребной электродвигатель СЭД-1, обеспечивающий ход, выдавал мощность, не превышавшую 60% от спецификационной. При доведении мощности до 70% двигатель ломался.

После того как в 2010 году флот принял лодку в опытную эксплуатацию, большую часть «узких мест» удалось «расшить». Но проблемы с СЭД-1 остались. Это подтвердил недавно генеральный директор Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Алексей Рахманов. «Нам очень хочется разобраться с фундаментальными проблемами, которые мы имеем по этим лодкам, потому что технически один из наших поставщиков не справился с работоспособностью оборудования, – заявил глава ОСК. – Из-за этого завершение строительства первых двух серийных кораблей (ДЭПЛ проекта 677. – А.И.) идет с отставанием. Уперлись в невозможность передачи лодок в том виде, в котором они сейчас есть. Как только эта проблема будет решена, то будем готовиться к завершению строительства». «Работоспособность оборудования» – это о СЭД-1.

Очевидный фаворит

А есть ли в мире субмарины, отвечающие требованиям индийского тендера по Project 71I? Есть. Сейчас в Японском и Желтом морях проходит испытания НАПЛ Dosan Ahn Changho – головная семейства KSS-III, построенная для ВМС Южной Кореи. Она названа в честь выдающегося корейского деятеля сопротивления против японской оккупации Досан Ан Чанхо (1878–1938). Эта субмарина – первая в серии из трех единиц модификации Batch-I. Ее подводное водоизмещение – 3750 т, длина – 83,5 м, максимальная подводная скорость хода – 20 узлов, дальность плавания – 10 000 миль. Экипаж будет состоять из 50 человек. Субмарина оснащается воздухонезависимой энергетической установкой с топливными элементами. Вооружение включает вертикальные пусковые установки с шестью крылатыми ракетами Chonryong большой дальности для поражения береговых целей или баллистическими ракетами Hyunmoo-2 с дальностью полета до 500 км, а также 533-мм торпедные аппараты для стрельбы по надводным кораблям торпедами и ПКР.

На трех следующих субмаринах KSS-III подсерии Batch-II, подводное водоизмещение которых вырастет до 4000 т, будут устанавливаться литиево-ионные аккумуляторы и размещаться 10 вертикальных пусковых установок для ракет Chonryong и Hyunmoo-2. То есть эти лодки самым лучшим образом предназначены для сдерживания двух главных противников Южной Кореи – КНДР и Японии.

Наконец, третья подсерия Batch-III, тоже из трех единиц, будет оснащаться комбинированной энергетической установкой ВНЭУ с топливными элементами для режима патрулирования и подкрадывания с литиево-ионными аккумуляторами для атаки и отрыва от противника. А самое главное, вертикальные пусковые установки НАПЛ KSS-III нетрудно адаптировать под крылатые ракеты BrahMos или баллистические ракеты К-15 Sagarika индийского производства.

Вот почему, на наш взгляд, НАПЛ типа KSS-III или производные от них имеют все шансы одержать верх в индийском тендере. Но не будем загадывать. Результаты индийских конкурсов в сфере ВТС непредсказуемы. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


НАТО ответит на российский ракетный вызов

НАТО ответит на российский ракетный вызов

Владимир Мухин

Европейские страны альянса отдают приоритет в космосе гражданским проектам

0
2117
О, Франция, ты призрак сна…

О, Франция, ты призрак сна…

Виктор Леонидов

Русские эмигранты и культура Средневековья

0
417
Не до танцев со звездами. О профессионализации политики во времена постоянно подтверждаемой легитимности

Не до танцев со звездами. О профессионализации политики во времена постоянно подтверждаемой легитимности

0
1300
Вашингтон толкает Москву и Пекин в объятия друг друга

Вашингтон толкает Москву и Пекин в объятия друг друга

Владимир Скосырев

На фоне давления США отношения России и Китая вступили в фазу альянса

0
1778

Другие новости

Загрузка...