0
3902
Газета Вооружения Интернет-версия

28.01.2021 20:10:00

Человек с ядерным чемоданчиком

Сколько времени отпущено президентам для ответа

Владимир Гундаров

Об авторе: Владимир Александрович Гундаров – военный обозреватель.

Тэги: россия, сша, ядерное оружие, про


россия, сша, ядерное оружие, про Радиолокационная станция «Дон-2Н» в подмосковном Софрине – сердце противоракетной обороны РФ. Фото PhotoXPress.ru

Фарс с ядерным чемоданчиком Дональда Трампа может войти в историю как символ 2021 года. Трамп отказался его передать новому президенту Джо Байдену, и поэтому какой-то аноним аннулировал персональный код уходящего президента. В свою очередь, первым шагом нового главы Белого дома стало предложение Москве пролонгировать соглашение об уменьшения ядерной угрозы СНВ-3.

Этот «чемоданчик» американцы называют еще Football, что можно перевести как «основа» или «точка опоры». Он содержит пусковые коды («золотые коды») и президентскую книгу решений. Офицеры, сопровождающие президента повсюду, должны уметь им пользоваться и знать в общих чертах Единый интегрированный оперативный план (Single Integrated Operational Plan, SIOP).

«Черная книга» решений содержит 75 страниц различных вариантов действий. Есть сценарии общей атаки, выборочных и ограниченных ударов.

Все, что касается «Футбола», находится в компетенции Национального агентства безопасности (National Security Agency, NSA). Оно же готовит «золотые коды» и обеспечивает ими Белый дом, Пентагон, Стратегическое командование Вооруженных сил США и экипажи самолетов «судного дня».

Божий дар или проклятие дьявола

Если собрать все сообщения СМИ воедино, то картина вызывает по меньшей мере удивление. Всем известно, что в США приказ на применение ядерного оружия отдает президент. С одной стороны, хорошо, что кто-то его контролирует. А с другой?

Не дай бог, конечно, но представим ситуацию: некое государство, которое в США считают изгоем, запустило баллистическую ракету с ядерной боеголовкой в сторону Вашингтона. По американским данным, в условиях ядерного воздушно-космического нападения у президента для принятия решения и отдания приказа на ответно-встречный ядерный удар будет примерно 15 минут. За это время он в соответствии с процедурой «чрезвычайной конференции» с участием министра обороны, госсекретаря, председателя Комитета начальников штабов (КНШ), главы Стратегического командования Вооруженных сил США заслушивает доклады, утверждает предложенный ему план применения ядерного оружия и отдает приказ на его выполнение дежурной группе Национального военного командного центра КНШ, соблюдая установленный порядок подтверждения своей личности.

И тут – бац! Персональная «симка» в чемоданчике заблокирована террористами, как в обычном мобильном телефоне. Что делать? Кто-то подумает: какая чепуха, бред, это просто невозможно! Но никто ведь не предполагал, что два «Боинга» снесут башни на Манхэттене.

Цифровые технологии открыли перед людьми широкие перспективы и невиданные ранее возможности, прежде всего – в уничтожении друг друга. «Человечество никогда не обладало таким могуществом, как теперь, такой властью над природой, пространством, коммуникациями, над собственным существованием», – сказал Владимир Путин на заседании дискуссионного клуба «Валдай» 19 октября 2017 года.

Но как человечество распорядится этим божьим даром – зависит от группы засекреченных людей, непосредственно включенной в контур управления ядерным оружием. Это те, кто носит за президентами «чемоданчики». Те, кто их программирует. Те, кто программирует бортовые вычислительные комплексы ракет. Наконец, те, кто передает и принимает управляющие коды.

Сейчас в этот процесс все чаще включают автоматику, роботов, искусственный интеллект. Это тоже несет в себе большую опасность, потому что машина может в конце концов решить, что она умнее человека и запустить ракетно-ядерную войну.

Пока искусственный интеллект не проник в святая святых. Сам процесс принятия решения и его исполнения длится медленно, но год от года он опасно ускоряется. В будущем может случиться, что человеку не хватит времени заблокировать поспешно принятое решение.

Возмездие будет неотвратимым

Главным сдерживающим фактором остается неотвратимость возмездия, которая обеспечивается всеми средствами военной организации государства. В том числе – комплексом автоматического управления массированным ответным ядерным ударом. В России он известен под названием «Периметр».

Его аналогом в США стал комплекс командных ракет, или аварийно-ракетная система связи (Emergency Rocket Communications System, ERCS). По данным американских источников, она была деактивирована по инициативе президента Джорджа Буша-старшего в 1992 году.

Заместитель президента Российской академии ракетных и артиллерийских наук доктор военных наук Константин Сивко и бывший начальник Управления военной безопасности аппарата Совбеза РФ генерал-полковник в отставке Виктор Есин скептически оценивали «Периметр», обращая внимание на то, что в нем можно задействовать лишь ограниченное количество ракет. Иное дело – морской ракетно-ядерный щит. Но в этом случае возникает проблема оперативного доведения условного сигнала до подводного ракетоносца.

В рамках решения этой проблемы у нас создали сеть специальных радиостанций для связи с погруженными объектами. Полезный сигнал передается на несущей сверхдлинной волне в диапазонах сверхнизких и инфранизких частот. Он проходит через верхние слои литосферы. Самая мощная и самая известная в нашей стране передающая станция – объект «Зевс» на Кольском полуострове, а в США – Sanguine, две ее передающие станции находятся в штатах Висконсин и Мичиган.

Говорят, что американцы закрыли Sanguine в 2004 году. А наш комплекс продолжает работать. В октябре 2015 года газета Северного флота «На страже Заполярья» сообщила, что центр дальней связи «Зевс» подлежит глубокой модернизации, план которой уже претворяется в жизнь. Основные перспективы ее связаны с компьютеризацией средств цифровой обработки информации и дальнейшим развитием «возможностей СНЧ-передатчиков для их работы по прямому назначению в интересах дальней связи ВМФ».

3-5-3480.jpg
Обладание пресловутым «чемоданчиком»
не гарантирует американскому президенту
возможность использовать атомное оружие. 
Фото Reuters
Сегодня трудно представить, каким примитивным было управление морскими стратегическими ядерными силами. Полетное задание в ракету вводили на берегу. Сигналы боевого управления поступали по радиотелеграфу. Так называемые стартовые «ключи» – картонные карточки с перфорацией – хранились в сейфах, намертво приваренных к переборкам в каютах командира лодки, замполита и командира ракетной боевой части. Для разблокировки ракетного комплекса карточки одновременно вводились в считывающее устройство боевой информационно-управляющей системы.

Мне рассказали об одной ситуации на боевой службе, которая прибавила седых волос опытному командиру. Во время очередного сеанса связи пришла телеграмма из Москвы. Суть ее сводилась к тому, что экипаж должен выполнить весь комплекс предстартовой подготовки.

Первая мысль, которая обожгла сознание, была: неужели там, наверху началась война! Как наши семьи, наши дети? Но все предписанные регламентом действия были выполнены, и ракеты готовы были стартовать с глубины 50 метров. Оставалось только получить подтверждение. И тут пришло окончание текста телеграммы. Дело в том, что кодированный текст передается, как выстрел, мгновенно. В Москве решили, что не успеют передать весь текст одним «выстрелом» и разбили его на две части. Во второй, последней, шло предупреждение, что команда на снятие блокировки ракет – учебная. Не зная об этом, подводники пережили настоящий шок.

Проблема морально-психологической готовности нажать «красную кнопку» существует во всех странах. Разница только в численности населения, которым готовы пожертвовать. Одних не остановит гибель миллионов людей, а другим гибель и десяти тысяч покажется неприемлемой потерей.

Давний автор «НВО» профессор Сергей Крейдин, которого хорошо знают выпускники Бауманки, написал еще в начале века: «Уровень неприемлемых последствий ядерной атаки против США ограничен не только единицами боезарядов, но и достаточно низким уровнем допустимого риска их доставки. Вот почему даже единичные ядерные взрывы на американской территории, но с большой степенью вероятности выглядят как недопустимый вариант для Соединенных Штатов. В принципе минимально достаточным требованием к системе ядерного сдерживания в таких условиях мог бы явиться критерий гарантированной доставки к территории США хотя бы одного ядерного боезаряда» («Противоракетные заблуждения», «НВО» от 26.07.02).

Пятнадцать минут на раздумья

Однажды в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» начальника штаба 15-й армии Воздушно-космических сил генерал-майора Анатолия Нестечука спросили: сколько времени есть у российского президента для принятия решения о нанесении ответно-встречного ядерного удара в случае срабатывания системы предупреждения о ракетном нападении?

«Я конкретную цифру вам говорить не буду, я скажу, что эта цифра, она требует очень серьезного, такого мощного... Силы воли для принятия быстрого решения. Но в целом времени очень достаточно. Ни минуты, ни десятки минут, вот более десятков минут», – туманно ответил военачальник. И добавил совсем неуверенно: «Я думаю, что мы с этой задачей справляемся».

Именно «думаю», а не «я уверен» или «я знаю». Сильно настораживает.

Наведенный генералом туман мешает правильному пониманию существа проблемы. Достаточно хорошо известно подлетное время и направление удара. У «Трайдент-2» максимальная скорость – 6 км в секунду. В зависимости от количества боеголовок максимальная дальность полета – от 7800 до 11 300 км. Нетрудно подсчитать, что в запасе у президента в лучшем случае около 32 минут, а в худшем – около 22 минут. Последний вариант – наиболее вероятный.

Наша «Синева» преодолевает расстояние от Баренцева моря до Камчатки за 28 минут. Позиционные районы выбираются с таким расчетом, чтобы ракеты летели на восток, против вращения Земли, так они быстрей и надежней достигнут цели. Запуск в противоположную сторону увеличивает энергозатраты, ведет к снижению полезной нагрузки, имеет другие неприятные для ракетчиков последствия. Если только позиционный район не находится, что называется, под боком, например, на траверзе Нью-Йорка, где в 1986 году затонула советская ракетная подводная лодка К-219. Атомные боеголовки ее 15 ракет сегодня по-прежнему покоятся на дне океана.

Если американскому президенту на принятие решения отводится 15 минут, то на его реализацию после доведения до исполнителя уйдет еще не менее 25 минут. Это время стандартной боевой готовности ракетного комплекса морского базирования, находящегося на боевом дежурстве.

Командир «Огайо» или любой иной атомной подводной лодки с баллистическими ракетами, которая находится на боевом патрулировании, получив неожиданный приказ о применении ядерного оружия, обязан во время экстренного сеанса связи запросить подтверждение у Национального военного командного центра. Предстартовая подготовка длится определенное технологическими условиями время. В итоге, когда ответно-встречный удар будет выполнен, территорию государства уже покроет радиоактивная пыль. В том, что все произойдет именно так, ни у кого не должно возникать даже тени сомнения.

Часы Судного дня

В марте 2018 года иностранных зрителей оглушил фильм-интервью с Владимиром Путиным под названием «Миропорядок-2018». Точнее – один эпизод, в котором президент России жестко и однозначно высказался, что произойдет с миром и агрессором в случае, если кому-то придет в голову напасть на нашу страну.

«Если кем-то принято решение уничтожить Россию, у нас возникает законное право ответить. Да, для человечества это будет глобальная катастрофа, для мира будет глобальная катастрофа, но как гражданин России, как глава российского государства, хочу задаться вопросом: а зачем нам такой мир, если не будет России?» – заявил Владимир Путин.

На следующий день после вступления Джо Байдена в должность президента Пентагон распространил срочную публикацию, в которой одобрил решение 46-го президента продлить действие Договора СНВ-3 еще на пять лет.

«Соблюдение Россией договора послужило на благо нашим интересам в области национальной безопасности, так что американцы чувствуют себя в безопасности с сохранением и продлением договора СНВ-3. Мы не можем позволить себе потерять инструменты для разведки и оповещения (о возможной угрозе. – В.Г.)», – отмечено в публикации Пентагона.

23 января прошлого года секундную стрелку на часах Судного дня, которые отсчитывают условное время до возможного апокалипсиса, перевели на 20 делений вперед – из-за изменения климата, прекращения действия ДРСМД и ситуации вокруг иранской ядерной программы. Теперь часы показывают 23:58:20, указано в журнале Чикагского университета Bulletin of the Atomic Scientists («Бюллетень ядерных исследований»).

27 января в 10 часов по московскому времени секундную стрелку вновь перевели. Решение Джо Байдена о продлении договора СНВ-3, хочется верить, замедлит приближение человечества к ядерному апокалипсису. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Не мытьем, так катаньем, «Прометей» колесной безопасности

Не мытьем, так катаньем, «Прометей» колесной безопасности

Минобороны стало заложником военно-технического прогресса

0
831
Четыре приоритета ЦРУ

Четыре приоритета ЦРУ

Владимир Иванов

Вашингтон объявляет Пекину разведывательную войну

0
297
Убить космический бестселлер

Убить космический бестселлер

Людмила Гундарова

США прекратят эксплуатацию российских ракетных двигателей после 2030 года

0
663
Великобритания обманула ближайших союзников

Великобритания обманула ближайших союзников

Владимир Карнозов

Дезинформация ради выгодного контракта становится обычной практикой

0
382

Другие новости

Загрузка...