0
7990
Газета Вооружения Интернет-версия

11.03.2021 21:08:00

Всплеск новой военной революции

Беспилотники-камикадзе обеспечат быструю победу над противником

Владимир Щербаков
Заместитель ответственного редактора НВО

Об авторе: Владимир Леонидович Щербаков – журналист, писатель.

Тэги: армии, вооружение, авиация, средства поражения, бпла, дроны


армии, вооружение, авиация, средства поражения, бпла, дроны Боеприпас «Ланцет» компании ZALA AERO концерна «Калашников», возможно, одним из первых будет принят на вооружение Российской армии. Фото © Калашников Media

Стремительное развитие беспилотной авиатехники и высокоточных авиационных средств поражения стало одним из наиболее важных направлений новой революции в военном деле, которая происходит прямо на наших глазах и обусловлена как серьезными подвижками в развитии ряда ключевых областей науки и техники, так и радикальным изменением взглядов военных специалистов ведущих в военном отношении государств на характер войн нового поколения и на то, каким образом эти войны следует вести с целью достижения быстрой победы над противником.

При этом одним из наиболее приоритетных в этом плане стало всемерное совершенствование такого класса оружия, как барражирующие боеприпасы, широко известные также как беспилотники-камикадзе. В англоязычной специализированной литературе они получили обозначение loitering munitions или loitering weapons, русскоязычный вариант «барражирующий боеприпас». Это своеобразный симбиоз классического разведывательного беспилотника и высокоточного авиационного средства поражения.

РАСТУЩИЙ СПРОС АКТИВИЗИРУЕТ РАБОТЫ В РАЗНЫХ СТРАНАХ

Боевые возможности, которые дроны-камикадзе продемонстрировали в ряде недавних войн и конфликтов, оказались настолько впечатляющими, а спрос, возникший в конце ХХ – начале XXI века со стороны военных и спецслужб на данные образцы вооружения, – таким высоким, что в сжатые сроки барражирующие боеприпасы поступили на вооружение целого ряда государств мира, а к их разработке и серийному выпуску постоянно подключаются все новые компании и страны.

В частности, согласно аналитической работе, подготовленной в 2017 году Дэном Геттингером и Артуром Холландом Мичелом – специалистами Центра изучения беспилотной техники (Center for the Study of the Drones), если в 1990 и 1998 годах потенциальным покупателям было предложено всего по одному образцу готовых к серийному производству барражирующих боеприпасов, а в период 2003–2010 годов дронов-камикадзе разной размерности на рынок было выведено уже девять типов, то с 2011 года они стали поступать на мировой оружейный рынок по два-четыре образца в год, а в 2016 году разработчики из ряда стран мира представили и вовсе сразу семь типов барражирующих боеприпасов разной размерности.

В основном на дату подготовки указанного отчета такие образцы вооружения разрабатывались и закупались в США и целом ряде государств Европы, Азии и Ближнего Востока. Но законодателями мод в этой области на протяжении достаточно длительного времени считались все же компании-разработчики из Израиля: достаточно сказать, что именно израильский дрон-убийца типа «Гарпия», появившийся еще в 1990 году, на протяжении длительного времени считался эталоном барражирующего боеприпаса.

В последующие годы динамика по числу типов принимаемых на вооружение военными и спецслужбами беспилотников-камикадзе могла, конечно, по вполне объективным причинам и снизиться – трудно каждый год разрабатывать образец вооружения, существенно превосходящий его существующие аналоги хотя по одному-двум параметрам. Но в то же время, если судить по информации о заключаемых разными странами мира контрактах, существенно возросло количество поступающих в войска барражирующих боеприпасов, в первую очередь тех моделей, которые хорошо себя зарекомендовали в ходе различных вооруженных конфликтов и войн разного масштаба, буквально захлестнувших, словно цунами, нашу планету в последнее десятилетие.

ПЕРВЫЕ ПОПЫТКИ ОКАЗАЛИСЬ ТЩЕТНЫМИ

Идея создания барражирующего боеприпаса, то есть высокоточного авиационного средства поражения, способного длительное время находиться в режиме ожидания в воздухе в районе цели и оперативно атаковать ее по команде оператора или при выполнении быть целью какого-либо типового действия, предусмотренного заложенным в бортовой компьютер дрона-убийцы алгоритма, возникла отнюдь не вчера.

Дело в том, что военные уже давно нуждались в таком образце высокоточного оружия, который позволял бы устранить главный недостаток таких авиационных средств поражения, как крылатая ракета (КР) или управляемая/корректируемая авиабомба, – отсутствие возможности оперативно реагировать на появление цели.

И действительно, крылатой ракете, обладающей большой, зачастую близкой к стратегической, дальностью полета, для подлета к цели требуется определенное время, за которое та может просто выйти из района или же успеть реализовать свой боевой потенциал (например, нанести огневой удар по противнику). Осуществлять же барражирование в районе цели крылатая ракета в зависимости от конкретной модификации может либо ограниченное время, либо и вовсе не способна. Об авиабомбах, даже «умных», и говорить в этом плане не стоит.

Кроме того, новое средство поражения помогло избавиться и от главного недостатка беспилотника-разведчика, не обладавшего на первых порах возможностью нести какие-либо образцы авиационного вооружения.

Первые попытки создания барражирующих боеприпасов были предприняты еще в конце 1970-х годов. Причем тогда речь шла о разработке и принятии на вооружение так называемых «беспокоящих беспилотников», то есть беспилотных летательных аппаратов, оснащаемых боевыми частями и способных длительное время «висеть» в назначенном районе, а по команде оператора – атаковать назначенную цель.

Одними из первых попыток создания нового ударного оружия можно считать израильский проект компании Israel Military Industries (IMI; 25 ноября 2018 года израильская компания Elbit Systems завершила процесс интеграции IMI в свой состав, переименовав ее в Elbit Systems Land) и проект американской компании Northrop по созданию барражирующего боеприпаса AGM-136А «Тэсит Рэйнбоу» (Tacit Rainbow).

Первый из этих образцов был проработан израильскими специалистами в рамках первого этапа создания крылатой ракеты воздушного базирования «Далила» (Delilah), которая, по заявлениям разработчика, отличается от классических КР способностью в течение длительного времени находиться в назначенной зоне в режиме ожидания. В свою очередь, американский боеприпас разрабатывался для оснащения авиационных и наземных систем ударного оружия и предназначался в первую очередь для поражения радаров системы ПВО противника.

Среди наиболее известных разработок того времени можно также назвать проект компании MBB, некоторое время изучавшей возможность создания противотанкового варианта своего БЛА «Тукан» (Toucan), совместный американо-германский проект ударного беспилотника «Локаст» (Locust), а также проект противорадиолокационного барражирующего боеприпаса YCGM-121B «Сик Спиннер» (Seek Spinner).

9-6-2480.jpg
Барражирующие боеприпасы Harop
в карабахском конфликте доказали свою
высокую эффективность. 
Фото с сайта www.iaf.org.il
Последний образец разрабатывался специалистами концерна Boeing под требования ВВС США в качестве модификации базового противорадиолокационного дрона YCQM-121A «Пэйв Тайгер» (Pave Tiger), оснащавшегося малогабаритной системой радиоэлектронной борьбы. Американский беспилотник-камикадзе, облетанный в 1988 году, имел максимальную стартовую массу около 200 кг и отличался уникальной для того времени системой хранения и пуска: аппараты, готовые к немедленному применению, размещались по 15 штук в специальной блочной пусковой установке. С тех пор такая система запуска барражирующих боеприпасов получила широкое распространение и стала одной из наиболее активно используемых. Хотя, конечно, в основном для запуска дрона-убийцы используется не многозарядная установка, а одиночная пусковая труба.

Впрочем, в большинстве своем по причине недостаточной степени развития соответствующих технологий все эти и другие попытки создания боеприпасов нового типа заканчивались безрезультатно или же не давали той надежности и эффективности боевого применения, на которые рассчитывали военные заказчики.

«ГАРПИЯ» ВЫРЫВАЕТСЯ ВПЕРЕД

Первым же успешным образцом барражирующего боеприпаса можно считать израильскую «Гарпию» (Harpy), созданную в 1980-е годы компанией Israel Aerospace Industries (IAI) по заказу своих военных для решения задачи подавления средств ПВО и ПРО противника. И в первую очередь – для поражения входящих в эту систему радиолокационных станций, без которых применение зенитных ракетных комплексов становится менее эффективным или же и вовсе невозможно.

Примечательно, что примерно в то же время компания Boeing пыталась вывести на рынок свой барражирующий боеприпас «БРЭЙВ 200» (BRAVE 200 – сокращение от Boeing Robotic Air Vehicle, что можно перевести с английского как «Роботизированный летательный аппарат разработки компании Boeing»). Он представлял собой фактически несколько доработанный вариант не пошедшего в серию барражирующего боеприпаса типа YCGM-121B «Сик Спиннер». Впрочем, успеха американцы в отличие от своих израильских конкурентов не добились.

Первая «Гарпия», облетанная разработчиком в 1989 году, представляла собой оснащенный боевой частью беспилотный летательный аппарат взлетной массой 135 кг. Дрон запускался с наземной пусковой установки, следовал в назначенный район, где мог в автономном режиме обнаруживать излучающие РЛС системы ПВО противника и затем поражать их: беспилотник-камикадзе просто пикировал на радар, поражая его взрывом имеющейся на борту аппарата достаточно мощной боевой части.

Максимальная дальность полета «Гарпии» составляла около 500 км, причем аппарат мог находиться в воздухе до семи часов. Боевая часть – осколочно-фугасная, массой 32 кг, подрывалась непосредственно над целью при помощи неконтактного взрывателя. Максимальная длина аппарата – 2,7 м, размах крыла – 2,1 м. На «Гарпии» установили роторно-поршневой двигатель UE LAR731 мощностью 37 л.с., который позволял развивать ей максимальную скорость полета 185 км/ч.

Данный ударный комплекс в разных модификациях поступил с тех пор на вооружение армий целого ряда государств мира, в том числе Израиля, Индии, КНР, Тайваня, Турции, Чили, Южной Кореи и Азербайджана. Причем заключенный в 1994 году израильской компанией контракт стоимостью 54 млн долл. на поставку «Гарпий» в Китай вызвал полноценный дипломатический скандал. Правда, не тогда, в момент закупки, а… 10 лет спустя, когда китайские военные отправили свои дроны-камикадзе для модернизации в Израиль. В конечном итоге под давлением Вашингтона израильтяне все же были вынуждены в 2005 году вернуть «Гарпии» владельцам в первоначальном, немодернизированном виде.

Следует отметить, что в зарубежных специализированных СМИ утверждается: в ходе реализации проекта «Гарпия» израильские конструкторы активно использовали наработки и опыт, полученные в рамках совместной программы по созданию беспилотника DAR, осуществлявшейся израильской IAI и германской Dornier в интересах ВC Германии в 1980-е годы, но закрытой в 1992 году. В свою очередь, израильско-немецкий дрон создавался после того, как Германия в 1981 году вышла из осуществлявшейся совместно с США программы по созданию БЛА типа «Локаст».

Остается добавить, что в последующем был создан серьезно доработанный вариант «Гарпии», который получил обозначение «Хароп» (Harop) и в первую очередь отличается от предшественника многоцелевым характером применения – он может атаковать широкий спектр целей, а не только радары.

9-7-1480.jpg
В начале 1980-х Boeing разработал летающий
камикадзе Brave 200. Несмотря
на положительные отзывы и несколько удачно
испытанных прототипов, в середине
1980-х годов проект забросили. 
Фото с сайта www.nationalmuseum.af.mil
КОНКУРЕНТЫ ТЕРПЯТ НЕУДАЧУ

В отличие от упомянутой израильской разработки менее успешно осуществлялись в конце прошлого века программы по созданию двух других типов барражирующих боеприпасов.

Один из них – это французский ударный аппарат типа «Марула» (Marula), который разрабатывался компанией Sagem и также был предназначен для поражения радаров системы ПВО и ПРО противника. Этот дрон-камикадзе, который предполагалось оснащать достаточно мощной, массой 35 кг, боевой частью, должен был обладать максимальной дальностью полета порядка 900 км. При этом он мог бы развивать крейсерскую скорость до 280 км/ч, а также мог в течение до 2,5 часа патрулировать со скоростью 220 км/ч в назначенном районе на удалении до 400 км от точки старта.

Второй же из неудачников – это малогабаритный барражирующий боеприпас, разрабатывавшийся в интересах ВС ЮАР на базе классического беспилотника типа ARD-10 «Ларк» (Lark) компании Kentron. Данный аппарат, как предполагалось, перевозился бы и запускался из цилиндрической транспортно-пусковой установки: на боевое машине размещались три такие установки, а пуск боеприпасов мог осуществляться с интервалом одна минута. Крейсерская скорость полета этого дрона-камикадзе составляла бы 200 км/ч, а скорость пикирования при атаке цели – до 600 км/ч. По данным зарубежных источников, аппарат взлетной массой 120 кг, наибольшей длиной 2,1 м и размахом крыла 2,35 м мог в течение 2,5 часа барражировать на высоте до 5000 м в районе цели на удалении до 400 км от места пуска. В качестве средства обнаружения и наведения на аппарате использовалась головка самонаведения разработки компании Grinaker Avitronics, имевшая рабочий диапазон частот 2-12 ГГц.

С другой стороны, опыт, полученный в ходе работ по созданию указанных типов барражирующих боеприпасов, а также результаты их опытной или регулярной, как в случае с «Гарпией», эксплуатацией, вызвал положительные отклики у военных специалистов ряда стран мира и привел к активизации работ по данной тематике. Причем фронт работ был существенно расширен и включал не только направление по созданию с нуля, если можно так сказать, настоящих или истинных барражирующих боеприпасов, но и попытки адаптации к данным задачам уже существующих авиационных средств поражения или разведывательных беспилотников.

В частности, американские военные эксперты в рамках работ по модернизации крылатых ракет воздушного и морского базирования «Тэктикал Томахок» (Tactical Tomahawk или Tomahawk Block IV) приняли решение осуществить попытку доработки ее системы управления с целью придания ей способности барражировать в назначенном районе и атаковать цели противника после получения данных целеуказания от «третьего источника». Под последним американские военные понимают передового авиационного наводчика или группы сил спецопераций, которые должны разведать или доразведать необходимую цель и выдать ее координаты в бортовую систему управления крылатой ракеты. Реализовать такую возможность разработчикам удалось за счет оснащения «Тактического Томагавка» новой системой управления и обмена данными, обеспечившей эффективную работу с той самой «третьей стороной».

Возможность барражирования была также включена в список требований, предъявленных командованием ВМС США к системе вооружения AWS (Affordable Weapon System, что можно перевести с английского как «Доступная система вооружения»), разработка которой была поручена компании Titan Corporation (с 2005 года – в составе корпорации L-3), и барражирующего боеприпаса типа LAM (сокращение от Loitering Attack Munition, что в переводе с английского будет звучать не иначе как «Барражирующий ударный боеприпас»), разработка которого по заказу СВ США велась специалистами консорциума NetFires LLC в рамках программы NLOS-LS (сокращение от Non-Line-Of-Sight Launch System, что можно перевести как «Пусковая установка для стрельбы по целям, находящимся вне прямой видимости»).

Следует также отметить, что серьезный толчок работы по созданию барражирующих боеприпасов получили после анализа военными экспертами западноевропейских стран, а в первую очередь – специалистами США, результатов активной фазы Ливийской компании. По единодушному мнению натовских военных, будь в их распоряжении больше таких боеприпасов, результаты «работы» могли бы быть лучше, а время, затраченное на уничтожение важных целей армии Каддафи, было бы существенно меньше.

В результате, как указывает Роберт Уолл в статье «Европа изучает потребности в высокоточных боеприпасах», опубликованной в сентябре 2001 года в журнале Aviation Week and Space Technology, группа западноевропейских компаний-производителей различных боеприпасов получила от Европейского агентства по обороне (European Defense Agency) задание разработать специальную «Дорожную карту – 2020», которая предусматривала проведение работ с целью активного совершенствования научной и промышленной базы ведущих стран Европы для создания новых и совершенствования имеющихся высокоточных боеприпасов, особенно – большой дальности, для стрельбы непрямой наводкой по невидимым оператору мобильным целям.

ВОВСЕ И НЕ ЧУДО

Развитие авиационной техники, авиационных средств поражения, средств связи и обмена данными, а также совершенствование специального программного обеспечения и, что особенно важно, миниатюризация радиоэлектронного оборудования позволили разработчикам вооружений в конце ХХ века осуществить серьезный рывок в области создания барражирующих боеприпасов. Но могут ли они считаться современным вариантом чудо-оружия. Как представляется, такие надежды не совсем обоснованы.

Безусловно, барражирующие боеприпасы могут нанести оперативный удар по важной цели противника и позволяют снизить показатель «расходов на одну уничтоженную цель» (в зарубежной литературе применяется термин «costs per kill»). Серьезным их достоинством являются их высокая адаптивность по применяемой траектории и способность существенно снизить возможность потерь среди личного состава своих сил за счет повышения точности применения боеприпаса.

Еще одна отличительная особенность барражирующих боеприпасов – простота конструкции и возможность боевого применения из передовых порядков пехотных подразделений или группами спецназа в тылу врага: в минимальной конфигурации боевой комплекс на базе барражирующих боеприпасов может включать один или два дрона-камикадзе, носимую пусковую установку (пусковая труба или катапульта) и носимую станцию управления.

В то же время барражирующие боеприпасы обладают и целым рядом не менее серьезных недостатков, главными из которых являются малая масса боевой части и, скажем так, «невозвратный характер» этих аппаратов. По данным разработчиков и зарубежных военных экспертов, многие модификации дронов-убийц не могут в отличие от тех же разведывательно-ударных или ударных БЛА возвращаться к месту старта или на другую базу, поскольку это приведет к подрыву их боевой части.

Проще говоря, выпущенный в воздух барражирующий боеприпас становится на боевой взвод и должен быть применен по цели. Если же он по каким-либо причинам не был применен по противнику, он должен либо переводиться на другую цель, либо отводиться в безопасный район и самоликвидироваться. В последнем случае возможен также вариант «снятия с боевого взвода», но все равно боеприпас необходимо отводить для этого в безопасный район. Впрочем, ряд современных образцов таких аппаратов, как утверждается, позволяют возвращать их обратно, снимая с боевого взвода боевую часть.

Следует также отметить, что, будучи чрезвычайно эффективными при воздействии на «быстро возникающие» или высокомобильные цели, барражирующие боеприпасы тем не менее не могут «закрыть» весь спектр целей, в поражении которых заинтересованы военные. Вот почему командование вооруженных сил зарубежных стран, уделяя серьезное внимание дальнейшему совершенствованию данного класса авиационных средств поражения, параллельно продолжает совершенствовать и традиционные средства поражения – авиационные (крылатые ракеты, управляемые и корректируемые авиабомбы и пр.) и сухопутные (боеприпасы ствольной и реактивной артиллерии, управляемые ракеты различного класса).

КОЛИЧЕСТВО, ПЕРЕХОДЯЩЕЕ В КАЧЕСТВО

Примеры успешного применения по предназначению барражирующих боеприпасов побудили многие страны мира активизировать работу в данном направлении. Причем широкое распространение стали получать такие образцы барражирующих боеприпасов, которые оснащаются складывающимся крылом (оно раскрывается уже в полете) и запускаются оператором при помощи специальной пусковой трубы: такие компактные и готовые к немедленному применению дроны-камикадзе позволяют существенно расширить сценарии их боевого применения, в том числе в интересах сил специальных операций и воздушно-десантных войск.

В результате на международных выставках вооружений и военной техники достаточно заметно выросло не только общее количество предложений в данном сегменте высокоточных авиационных средств поражения, но и число компаний и стран, которые в состоянии создать барражирующие боеприпасы мирового уровня и предложить их не только национальным вооруженным силам, но и зарубежным заказчикам.

Причем в свете активного применения барражирующих боеприпасов в ряде горячих точек, в том числе в войнах в Сирии и Ливии, а также в недавнем вооруженном конфликте в Закавказье, где эти средства поражения, как утверждается, показали себя в высшей степени эффективным оружием, в истории развития беспилотников-камикадзе следует ожидать нового мощного витка, а в целом ряде стран мира проектам в данной области скорее всего будет дан «зеленый свет» с сопутствующим выделением необходимых финансовых и иных ресурсов.

Возможно, одним из направлений развития этого образца вооружения станет оснащение таких аппаратов более мощными боевыми частями, что позволит им в определенных тактических сценариях составить достойную конкуренцию уже не только крылатым ракетам, как это имеет место быть сегодня, но также и пилотируемым боевым самолетам фронтовой авиации. Такие барражирующие боеприпасы смогут предложить более эффективное и менее дорогое по затрачиваемым ресурсам решение задачи огневого поражения широкой номенклатуры наземных и надводных целей противника.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Аэропорт Краснодара возьмут в транспортное кольцо

Аэропорт Краснодара возьмут в транспортное кольцо

Виталий Барсуков

0
564
В предчувствии «Бурана»

В предчувствии «Бурана»

Александр Песляк

Павел Цыбин работал не ради наград

0
660
Неведомый бог из военной машины

Неведомый бог из военной машины

Николай Поросков

Теперь прожить можно искусственным интеллектом

0
4703
Гиперзвуковой эрзац. Могут ли американские истребители нести перспективное оружие

Гиперзвуковой эрзац. Могут ли американские истребители нести перспективное оружие

Владимир Карнозов

0
1449

Другие новости

Загрузка...