0
8305
Газета Вооружения Интернет-версия

24.03.2022 20:29:00

Ядерное оружие на Украине – фантазии и реальность

Может ли Киев заполучить атомную бомбу

Владимир Дворкин

Об авторе: Владимир Зиновьевич Дворкин – доктор технических наук, профессор, главный научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, генерал-майор в отставке.

Тэги: вооружение, украина, ядерное оружие, получение


вооружение, украина, ядерное оружие, получение Госсекретарю США Колину Пауэллу хватило одной пробирки, чтобы уничтожить целое государство. Фото Reuters

В контексте спецоперации на Украине появились, с одной стороны, давние и нынешние сожаления об отсутствии в стране ядерного оружия. С другой стороны – публикации об уже проведенной при поддержке извне в ряде институтов и центров Украины работе по подготовке к созданию ядерного оружия. Несмотря на то что на сегодняшний день территориальные границы, научные и инженерные кадры, производственные возможности, ресурсы и другие характеристики остаются неопределенными, возможность провести оценки имеющихся и перспективных условий существования Украины как ядерной или неядерной страны не исключается. Это зависит в определенной степени от способности самостоятельного производства ядерного топлива различного качества и назначения.

Ядерная история

23 мая 1992 года в Лиссабоне был подписан протокол к Договору СНВ-1, по которому Украина, Белоруссия и Казахстан объявили себя странами без ядерного оружия и присоединились к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Они обязывались передать все ядерное оружие России как правопреемнице СССР. Согласно лиссабонским договоренностям, Договор СНВ-1 вступал в силу после его ратификации всеми подписантами Лиссабонского протокола.

В 1992–1993 годах парламенты Белоруссии и Казахстана ратифицировали Договор СНВ-1 и Лиссабонский протокол.

С Украиной ситуация оказалась сложнее, поскольку еще 24 августа 1991 года Верховный Совет Украинской ССР принял Акт о провозглашении независимости Украины и 5 апреля 1992 года Украина заявила о переводе под свою юрисдикцию 43-й Ракетной армии со 176 МБР, а также соединений стратегической авиации (44 тяжелых бомбардировщика), дислоцированных на ее территории. Личный состав 43-й Ракетной армии принял присягу на верность Украине.

За ратификацию Лиссабонского протокола и Договора СНВ-1 руководство страны потребовало компенсацию в 2,8 млрд долл. и гарантию безопасности от всех держав, официально обладающих ядерным оружием (России, США, Великобритании, Франции и Китая). 18 ноября 1993 года Верховная рада ратифицировала Договор СНВ-1 с односторонними изменениями, которые оговаривали сохранение за Украиной ядерных вооружений. США и Россия не приняли эту ратификацию.

14 января 1994 года руководство Украины все-таки согласилось на ликвидацию всех ядерных боезарядов с их утилизацией в России.

Были подписаны три документа:

«Соглашение об утилизации ядерных боезарядов»;

«Основные принципы утилизации ядерных боезарядов Стратегических сил, дислоцированных на Украине»;

«Соглашение о порядке осуществления гарантийного авторского надзора за эксплуатацией стратегических ракетных комплексов Стратегических сил, расположенных на территории России и Украины».

После интенсивных переговоров 3 февраля 1994 года Верховная рада наконец ратифицировала Договор СНВ-1 и Лиссабонский протокол. 16 ноября 1994 года Украина присоединилась к ДНЯО в качестве безъядерного государства. В качестве компенсации Украина получила порядка 500 млн долл. по программе Нанна-Лугара.

Только после этого происходил обмен ратификационными грамотами между Россией и США, и в декабре 1994 года Договор СНВ-1 вступил в силу.

Вывод ядерных боезарядов стратегических вооружений из Украины продолжался в плановом порядке до 1996–1997 годов. В дальнейшем происходила утилизация носителей с помощью программы Нанна-Лугара.

По этой программе поставлялись финансовые средства, защищенные контейнеры для перевозки ядерных боезарядов, специальное оборудование и другая продукция. Вот с этого времени Украина стала не только формально, но и фактически безъядерным государством.

Атомный ренессанс

Для этого необходимо располагать опытными квалифицированными кадрами, необходимыми ядерными материалами, производственной базой и преодолеть сложнейшие политические препятствия.

Есть все основания считать, что кадровая проблема, связанная с производством ядерных боезарядов в стране с 4 АЭС и 15 реакторами, где есть физики-ядерщики в Национальной академии наук Украины (до недавнего времени его возглавлял легендарный академик Евгений Патон, которого Леонид Брежнев уговаривал после ухода Мстислава Келдыша стать президентом АН СССР), физики, работающие на исследовательских реакторах, включая такой реактор в Харьковском физтехе (при подготовке статьи прошла информация о взрывах в этом институте), конструкторы боезарядов в Днепропетровском КБ «Южное» и в Харьковском «Хартроне», может быть решена.

Конструкторы-ракетчики, работая многие годы вместе с создателями ядерных боезарядов, прекрасно изучили системы контроля состояния боезарядов, схемы обеспечения их готовности к применению и т.п. Мне довелось быть свидетелем того, как ракетчики быстрее ядерщиков находили ошибки в их схемах и исправляли эти ошибки.

КБ «Южное», «Южный машиностроительный завод», «Хартрон» десятилетиями разрабатывали МБР (жидкостные и твердотопливные) ракеты средней дальности, бортовые и наземные системы управления. Правда, двигательные установки, корпуса и заряды твердотопливных ракет изготовлялись в России. Но эти задачи для создания оперативно-тактических ракет уже решены.

В 2014 году, уже после «майдана», мне довелось быть в качестве приглашенного на юбилей КБ «Южное», которое работало по своему профилю с примерно 50% загрузкой. В то время там разрабатывали отдельные ступени ракет-носителей по заказам США, Бразилии и других стран. Поговорил со многими старинными друзьями и товарищами, вспомнили успехи и неудачи, споры в аварийных комиссиях. Поговорил с Леонидом Кучмой, с которым был знаком в период его руководства «Южмашзаводом», о перспективах переговоров с Москвой. По этой теме он тогда не выразил энтузиазма.

Завершая оценку качества украинских физиков и инженеров, можно с уверенностью утверждать об их способности успешно проектировать ядерное оружие. Однако умение проектировать не означает реальной возможности создать такое оружие.

11-7-1480.jpg
Конструкторы политики разрядки – президенты
Михаил Горбачев и Рональд Рейган даже
представить не могли, что Украина будет
претендовать на ядерный статус.   
Фото с сайта www.reagan.utexas.edu
Материалы и база

Все, что делает Украина, – это добывает природный уран, содержание которого в добываемой руде в лучшем случае не превышает 0,03%, и перерабатывает гидрометаллургическим способом для получения уранового концентрата, в котором содержится 70–90% урана в виде смеси оксидов с общей химической формулой U3O8.

По имеющимся данным, для обеспечения топливом всех действующих в Украине реакторов ежегодно требуется перерабатывать 2500 т уранового концентрата, однако в стране его производится всего 1000 т, поэтому недостающую его часть приходится закупать у поставщиков из России, Казахстана и Европы.

Сейчас трудно прогнозировать возможность сохранения и изменения поставщиков уранового концентрата на Украину, а также объемы его производства в стране. Все разрабатываемые месторождения природного урана сосредоточены в небольшом районе в Кировоградской области, где расположены три шахты: Ингульская, Смолинская и Новоконстантиновская, а также работает Восточный горно-обогатительный комбинат (ГОК), который добывает руду на своем гидрометаллургическом заводе в Желтых Водах, перерабатывает урановую руду в концентрат.

Недостаточно ясны и перспективы функционирования всех шахт. Например, еще в 2016 году было принято решение о нецелесообразности дальнейшей работы Смолинской шахты. Состоялось официальное заявление о том, что остаточный ресурс запасов на шахте не превышает 1,4 тыс. т урана и ее закроют.

Сообщается, что по контрактам 2014–2015 годов ГОК должен был закупить через австрийского посредника до 1000 т уранового концентрата (примерно годовой объем собственной добычи). Теперь все эти схемы будут разбирать в судах.

Определенные надежды на прирост добычи украинского урана связаны с Китаем. В последнее время китайские делегации регулярно посещали Новоконстантиновскую шахту и гидрометаллургический завод. Там говорят о возможном вложении 160 млн долл., но китайцы процесс и финансовую сторону пока не комментируют.

Однако есть информация о том, что что на Новоконстантиновской шахте руководство уже начало плодотворно сотрудничать с Банком развития Китая. Как было заявлено, «китайская сторона отметила значительный опыт освоения месторождений по добыче урана и подчеркнула заинтересованность в реализации указанных проектов».

У Пекина свои расчеты на добытый уран за счет его инвестиций. В прошлом году China National Nuсlear Corporation вместе с концерном «Ядерное топливо» утвердила план действий по созданию совместного производства ядерного топлива для реакторов типа ВВЭР-1000 в Украине.

В качестве топлива все АЭС Украины с 15 водо-водяными реакторами типа ВВЭР-1000 используют обогащенный до 3,5–5% уран. Обогащение урана до этого уровня производится структурами «Росатома» и американской компанией Westinghouse, поскольку в стране этого никогда не делали, в то время как для АЭС страны необходимо 267 т такого топлива. За него Украина с учетом стоимости топливных сборок платит около 600 млн долл. в год.

Попытки создать на своей территории производство по обогащению урана окончились неудачей. Для этого подобное производство необходимо было бы насытить тысячами центрифуг. (Для справки: например, в Иране для производства обогащенного урана на базе в Натанзе и в подземной базе Фордо были собраны более 15 тыс. центрифуг разных поколений.)

Таким образом, можно утверждать, что создание на Украине ядерных боезарядов с использованием оружейного урана на собственной производственной базе без учета колоссальной стоимости и помощи со стороны потребовало бы десятки лет.

Существуют заявления ответственных деятелей о возможности разработки на Украине ядерных боезарядов с применением оружейного плутония, получаемого в процессе переработки отработанного ядерного топлива (ОЯТ) Чернобыльской АЭС. По этому поводу специалистами рассматриваются различные гипотезы. (Отметим, что в 1991 году США и Россия подписали соглашение об окончательном останове реакторов, нарабатывающих оружейный плутоний. К настоящему времени все в России остановлены и находятся в той или иной стадии вывода из эксплуатации.)

В том случае если переработка ОЯТ в Чернобыле началась бы под контролем МАГАТЭ, то выделяемый при переработке плутоний был бы использован в виде топлива в смеси с оксидом урана. При этом после переработки почти две трети плутония приходилось на изотопы Pu-239 и Pu-241 и около трети на Pu-240, из-за чего он не может быть использован для изготовления надежных и предсказуемых ядерных зарядов (Pu-240 изотоп является сильным загрязнителем).

Другой сценарий – если Украина приняла бы решение о создании своего ядерного оружия. Тогда ОЯТ не только от Чернбыльской, но и других АЭС в закрытой Чернобыльской зоне использовалось бы для наработки оружейного плутония. При этом, как считают физики, необходимо представлять все проблемы, сопровождающие сложные и длительные процессы переработки ОЯТ, не говоря уже о получении плутония с высоким содержанием изотопа Pu-239. Одной из основных проблем считается появление после полного растворения топливных сборок огромного количества радиоактивных отходов с различными периодами полураспада: от суток и десятков дней до сотен тысяч лет.

В этом кратком обзоре возможностей Украины самостоятельно изготовлять ядерные боезаряды не рассмотрена цена решения подобной задачи, таких как стоимость создания инфраструктуры безопасного хранения, контроля и испытаний ядерных вооружений в целом.

Для решения комплекса этих задач, по оценке специалистов, потребовался бы не один десяток лет. Однако подобный сценарий следует рассматривать только в случае апокалиптического развития кризисной обстановки, к тому же без учета решительного противодействия этому процессу со стороны подавляющего большинства членов бессрочного Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Мифы реальности

Сторонники легального ядерного статуса Украины периодически проявляют себя. Так, например, посол Украины в Германии Андрей Мельник сказал в эфире радиостанции Deutschlandfunk: «Либо мы являемся частью такого альянса, как НАТО, и помогаем сделать Европу сильнее, либо у нас есть только один вариант: вооружиться, возможно, снова подумать о ядерном статусе. Как еще мы можем гарантировать свою защиту?» Об этом же сказал бывший министр обороны Украины Валерий Гелетей. Совсем недавно в Мюнхене президент Владимир Зеленский говорил о возможности пересмотреть безъядерный статус своей страны.

Все эти эмоциональные сожаления об отсутствии в стране ядерного оружия и пожелания приобрести его никакого практического смысла не имеют не только по изложенным выше причинам, но и по последствиям нарушения международно-правовых норм.

В то же время все это вызвало ряд публикаций и заявлений представителей российских законодательных и разведывательных органов о результатах исследовательских и практических работ при поддержке и с ведома Вашингтона по созданию ядерного оружия в Украине, проведенных в Чернобыльской зоне, в Харьковском физико-техническом институте, в институтах и центрах Киева, Львова, Одессы. Общая особенность всех этих материалов – полное отсутствие каких-либо фактических данных с многократными ссылками на анонимные источники. Часто это периодически объясняется необходимостью сохранения их скрытности. Но, насколько известно, существуют многоходовые приемы легендирования реальных источников, не позволяющие их обнаружить. А отсутствие фактического материала вызывает сомнения в их реальном существовании.

Наконец, серьезнейшее препятствие для разработки ядерных вооружений в Украине – членство в ДНЯО, в котором состоят 190 стран. За все время его действия только одно государство осмелилось выйти из него – КНДР.

Государства с ядерной энергетикой находятся под контролем МАГАТЭ, инспекторы которого накопили многолетний опыт анализа мельчайших признаков и критериев перехода от мирной энергетики к военной. Для ужесточения и расширения контроля используют Дополнительный протокол к соглашению о всеобъемлющих гарантиях МАГАТЭ, устанавливающий более строгие меры контроля за соблюдением ДНЯО.

Одни только попытки отказа Украины от членства в этом Договоре, тем более выход из него, вызвали бы резкую негативную реакцию подавляющего большинства государств мира. На нее были бы наложены политические и финансово-экономические санкции, сопоставимые с теми, которые приняты в отношении Ирана и Северной Кореи. Понимание любым руководством Украины этих обстоятельств и знание реальных ресурсов не должно привести к решению о создании ядерного оружия. Таким образом, все изложенные здесь материалы можно считать достаточным основанием для того, чтобы в папку для доклада руководству включить только один вывод: в обозримой перспективе Украина не будет обладать ядерным оружием.


Читайте также


Голый с зонтиком, токование глухаря и миллиарды в топку

Голый с зонтиком, токование глухаря и миллиарды в топку

Петербургский форум заставил подумать о коллективной солидарности ближайших союзников России

0
2509
Количество украинских пленных растет за счет иностранных наемников

Количество украинских пленных растет за счет иностранных наемников

Наталья Приходко

Посол ЛНР в России утверждает, что многие останутся в Донбассе навсегда

0
2428
Для референдумов не хватает пророссийских чиновников

Для референдумов не хватает пророссийских чиновников

Иван Родин

Процесс присоединения к РФ Восточной Украины не обойдется без народных республик

0
1831
Германские гаубицы поступили в распоряжение ВСУ

Германские гаубицы поступили в распоряжение ВСУ

Олег Никифоров

В Берлине утверждают, что украинские военные не собираются обстреливать российскую территорию

0
1952

Другие новости