0
4066
Газета Вооружения Интернет-версия

21.07.2022 20:27:00

В турецком конструкторе недостает деталей

Проблемы серийного производства танка «Алтай»

Василий Иванов

Об авторе: Василий Иванович Иванов – журналист.

Тэги: вооружения, турция, танк, Altay, алтай, производство, проблемы


вооружения, турция, танк, Altay, алтай, производство, проблемы Многострадальный турецкий танк «Алтай» стал заложником ограниченной самостоятельности турецкого ОПК. Фото с сайта www.defenceturk.net

Во время заседания парламентского комитета Турции, где обсуждались финансовые отчеты государственных компаний, в очередной раз выяснилось, что в производстве основного боевого танка Altay, известного как «первый национальный боевой танк», не достигнуто никакого прогресса.

Проект Altay – это первая в Турции программа разработки основного боевого танка (ОБТ), которая включает в себя электронные системы управления и 120-мм пушку и броню. Все они будут изготовлены турецкими оборонными подрядчиками. Но практика показала, что проект ОБТ Altay столкнулся с критическими технологическими проблемами, которые повлияли на сроки его производства.

Заместитель министра обороны Турции Мухсин Дере, участник заседания, посвященного работе государственного военного завода (АСФАТ), ответил на вопросы официальных лиц, которые критиковали правительство за задержку реализации проекта. Дере заявил, что немецкая компания, которая поставляла систему питания для прототипа двигателя, ранее произведенного частной турецкой компанией Otokar, прекратила поставки, когда проект достиг стадии массового производства. Отметив, что усилия по производству местного двигателя и трансмиссии в Турции продолжаются, замминистра заявил, что они также ведут переговоры о их покупке у Южной Кореи. Дере сказал: «Однако на данный момент у нас нет системы двигателя и трансмиссии. Вот почему нет танка». Кстати, переговоры с Южной Кореей идут уже более года, и пока там нет какого-то определенного результата.

Также Мухсин Дере заявил, что прототип ОБТ Altay второго поколения был изготовлен на заводе по производству резервуаров и поддонов в Сакарье с системой питания, ранее приобретенной в Германии, добавив, что он успешно прошел эксплуатационные испытания. Другими словами, у национального танка нет недостатков, кроме двигателя и трансмиссии.

При этом турецкий военный чиновник «забыл», что система питания также немецкая. Грубо говоря, национальный танк по большому счету является неким конструктором «лего» из иностранных комплектующих. И этот момент в общем-то характерен для всего ВПК Турции – включая и хваленые БЛА Bayraktar TB2, который некоторые российские политологи почему-то превозносят, утверждая, что скоро Турция станет в этом плане самодостаточной.

Есть все основания полагать, что не станет. Именно по той причине, что в Турции отсутствует соответствующая инженерная школа и необходимые производства. И лишним доказательством этого является настойчивость Анкары по вопросу снятия с Турции оружейного эмбарго со стороны стран коллективного Запада.

В прошлом году Турция объявила, что начала производство танкового двигателя мощностью 1500 л. с., видеозаписи с этим двигателем были представлены прессе. Но эксперты подчеркивают, что для создания передачи мощности двигателя танку потребуется много времени. Турецкая компания BMC, главный подрядчик проекта, в настоящее время ведет переговоры с южнокорейским производителем двигателей Hyundai Doosan Infracore и S & T Dynamics, которые производят автоматические коробки передач.

В мае Исмаил Демир, глава Управления оборонной промышленности, рассказал, что испытания энергосистемы, поставляемой из Южной Кореи для ОБТ Altay, продолжаются. Он заявил турецким СМИ, что если испытания пройдут успешно, начнется массовое производство. Однако, по его словам, конечной целью является установка на танк отечественного аналога. Военные эксперты заявляют, что Турция может начать массовое производство после решения этой проблемы. Но неопределенность, с которой сталкивается компания BMC, нехватка денежных средств и обвинения в коррупции существенно затрудняют достижение этой цели.

В 2017 году президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган отклонил предложение компании Otokar, которая уже изготовила прототип и была готова к массовому производству. Тем не менее Эрдоган заключил контракт с другой компанией, принадлежащей бизнесмену из его близкого окружения, что вызвало много споров о непотизме.

Не секрет, что в проекте были серьезные задержки из-за необъявленного эмбарго правительства ФРГ, введенного в ответ на военное вмешательство Турции в Сирии в последние годы. В то время как турецкое правительство занималось интенсивной дипломатией, чтобы убедить немцев, в качестве альтернативы были начаты переговоры с южнокорейскими компаниями.

Министр обороны Турции Хулуси Акар в декабре 2021 года пояснил, что немецкая компания Rheinmetall не будет участвовать в проекте. После встречи с министром обороны ФРГ Аннегрет Крамп-Карренбауэр в феврале 2021 года в Берлине он также утверждал, что лучшим решением для проекта было бы использование немецких технологий: «Altay был разработан на основе немецкого двигателя. Найти альтернативный двигатель из другой страны и интегрировать его в танк – непростая задача. Дизайн танка нуждается в изменении. Поэтому наиболее подходящим решением было бы приобретение немецкой энергосистемы».

Турция также отказалась от покупки украинских танковых двигателей 6ТД-3 мощностью 1400 л.с., которые предлагал Харьковский завод имени Малышева. Турецких специалистов не устроило, что на момент переговоров существовал только макет двигателя – модификация агрегата для танков, которые разрабатывались в 1990-х годах.

Согласно тактико-техническому заданию по ОБТ Altay от 2018 года, ожидалось, что первый танк сойдет с конвейера в течение 18 месяцев и будет поставлен Сухопутным войскам ВС Турции компанией BMC. Контракт включал серийное производство и материально-техническое обеспечение жизненного цикла для 250 единиц.

После подписания контракта по Altay с BMC в 2018 году оппозиционные партии обвинили правительство в поддержке турецко-катарского совместного предприятия, принадлежащего турецкому бизнесмену Этему Санджаку, бывшему члену Исполнительного совета правящей Партии справедливости и развития (ПСР), а также семье Озтюрк, дальним родственникам президента Эрдогана. 49,9% акций компании BMC принадлежат Катару, в то время как Санджак владеет 25%, а семье Озтюрк принадлежит 25,1%.

Президент Эрдоган несколько раз объявлял, что массовое производство ОБТ Altay начнется в ближайшее время, указывая различные даты. Посетив завод компании BMC 2 июля 2021 года, Эрдоган сказал, что разговаривал с инженерами-программистами и получил обещание, что производство может начаться в 2023 году. Однако проблемы с танком связаны в первую очередь с двигателем и трансмиссией, а не с программным обеспечением.

Таким образом, турецкая танковая программа столкнулась с серьезными задержками из-за недоступности критически важных технологий. Примечательно, что Южная Корея встретилась с аналогичными проблемами в ходе серийного производства своего ОБТ K2 Black Panther («Черная пантера»). А его поступление на вооружение также было отложено из-за проблем с двигателем и трансмиссией.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


«Феникс» растет и набирает высоту

«Феникс» растет и набирает высоту

Владимир Щербаков

Турецкие госкомпании ищут нишу на рынке беспилотной авиации

0
537
Эрдоган возьмется за «Мир»

Эрдоган возьмется за «Мир»

Анастасия Башкатова

Российским туристам не обойтись без долларов

0
2463
Античный Сиде, или Не турецкая Турция

Античный Сиде, или Не турецкая Турция

Олег Мареев

Туристы здесь делают селфи в стиле «до меня на этом камне сидел Цезарь»

0
1212
“Миротворческую критику” депутата Затулина в Армении не оценили

“Миротворческую критику” депутата Затулина в Армении не оценили

Василий Матвеев

Парламентарий во время визита в Ереван оказался недоволен всеми - от Турции, до Пашиняна

0
1712

Другие новости