0
1352
Газета Вооружения Интернет-версия

04.08.2022 22:16:00

Том Круз меняет перехватчик

Как защитник американского флота «Томкэт» служит его противнику

Тэги: F14A Tomcat, авиация, ввс сша, истребитель, пентагон, авианосец, флот


F-14A Tomcat, авиация, ввс сша, истребитель, пентагон, авианосец, флот Из-за большой массы F-14A взлетал с палубы только с использованием форсажа. Фото Reuters

На переговорах 19 июля лидеры России и Ирана констатировали наличие у обеих сторон необходимой политической воли развивать отношения. Конкретные вопросы обсуждалась на личных встречах президентов Владимира Путина и Сейеда Эбрахима Раиси, а также на приеме у рахбара (верховного лидера) Али Хаменеи.

Подробностей не сообщается, однако известно, что Исламская Республика Иран (ИРИ) давно интересуется закупкой российских самолетов марки «Су». Они нужны для замены американских истребителей F-4D/E Phantom II, F-5E/F Tiger II и F-14A Tomcat, закупленных до Исламской революции 1979 года.

Наиболее продвинут в техническом плане F-14A Tomcat («Томкэт»), причем Иран оказался единственным зарубежным покупателем данной модели. По отдельным показателям эта машина выглядит лучше, чем появившийся десятилетие спустя МиГ-29, приобретенный Ираном в начале 1990-х в количестве 40 единиц.

На рубеже веков поставлялись фронтовые бомбардировщики Су-24М и штурмовики Су-25. Но затем иранский авиапарк сокращался по причине износа и авиакатастроф, а также в результате передачи нескольких Су-25 Ираку для противодействия бандам радикальных исламистов.

ОбНОВЛЕНИЕ НЕОБХОДИМО

Тема обновления персидской авиации стоит остро. Россия неоднократно заявляла о непризнании западного эмбарго на военно-техническое сотрудничество, наложенного на ИРИ. Готов поставлять авиатехнику и Китай. Однако за последние двадцать лет Иран не приобрел ни одного боевого самолета.

Причина кроется в выбранных страной приоритетах финансирования оборонных программ. Главный из них – всемерное развитие местного оборонного промышленного комплекса, расширение спектра выпускаемой им продукции, так чтобы все нужное армии производилось в своей стране.

Собственный авиапром у Ирана есть, но дальше серийного выпуска беспилотных летательных аппаратов (БЛА) и попыток сборки местных копий F-5 (Azarakhsh, Saeqeh, Kowsar) дело пока не идет. Местными конструкторами разработано несколько типов учебно-тренировочных (Tazarve), учебно-боевых (Yasin) и легких боевых самолетов (Qaher-313). Но они пока существуют в единичных экземплярах, а по техническому уровню сильно отстают от мировых стандартов.

Недостачу боевых самолетов персы пытаются компенсировать массовым строительством ударных БЛА, крылатых и баллистических ракет, а противовоздушную оборону страны насыщают зенитными ракетными комплексами (ЗРК). Второе направление – продление ресурсов, восстановительный ремонт и модернизация существующего авиапарка. Возведение специализированных авиаремонтных предприятий началось еще при шахе и получило мощный толчок после Исламской революции.

Данный кластер, в частности, представлен рядом компаний в районе столичного аэропорта Мехрабад. Здесь обслуживаются самолеты американского происхождения, в том числе F-14A. Персы освоили восстановительный ремонт таких самолетов, включая изготовление радиоэлектронных компонентов и агрегатов силовой установки на замену оригинальным, отработавшим свой ресурс.

РАДИОЛОКАТОР С РАКЕТАМИ

Большие трудности наблюдались с поддержанием в исправном состоянии бортовой радиоэлектронной станции (БРЛС) самолета AWG-9. Известно, что персы обращались к специализированным российским НИИ с просьбой о помощи. Наши специалисты имели возможность ознакомиться с образцами AWG-9. Пришли к мнению: на момент принятия самолета на вооружение в 1974 году данная аппаратура была совершенной, но с тех пор сильно устарела. Поддержание ее в исправном состоянии без поддержки производителя – фирмы «Хьюз» (Hughes) – обещало быть очень затратным и малоэффективным. Тем паче что на иранских складах осталось мало ракет AIM-54 Phoenix («Феникс») c наведением на цель по сигналам AWG-9. Новые достать неоткуда (производство давно прекращено, ракеты сняты с вооружения США в 2004 году), а советские/российские аналоги с американским БРЛС не сопрягаются. Поэтому поддержание станции в исправном состоянии теряло смысл.

Вместо модернизации предлагался вариант замены AWG-9 на БРЛС «Заслон» с перехватчика МиГ-31. Об этом в беседе с журналистами обмолвился бывший директор ФГУП «НИИ приборостроения имени В.В. Тихомирова» (НИИП) Юрий Белый. Благо объемы и конфигурация носовой части F-14А позволяли разместить необходимую аппаратуру. Предложение НИИП принято не было. Во всяком случае ни один «томкэт» с ракетами Р-33 (направляемыми «Заслоном») замечен не был.

За 45 лет эксплуатации большинство AWG-9 скорее всего вышли из строя. Между тем F-14A продолжают полеты. Они участвуют в маневрах ВВС, в воздушной части военных парадов, а также в выставках, регулярно проводимых Исламской Республикой.

Весь мир обошли фотографии F-14A ВВС Ирана, сопровождающего российские бомбардировщики Ту-22М3 в воздушном пространстве ИРИ при перелете в Сирию.

В разные годы персидские «томкэты» также использовались для сопровождения истребителей российских ВКС марки «Су». В том числе – принадлежащих группе высшего пилотажа «Русские витязи», когда те совершали перелет через Иран после выступления на международных авиасалонах, включая авиасалон на иранском острове Киш в Персидском заливе.

Местная промышленность даром время не теряет: несколько лет подряд на выставках демонстрируются образцы ракет Fakour-90, внешним обликом напоминающих AIM-54. Налажен серийный выпуск ЗРК с ракетами, по массово-габаритным параметрам подходящим для подвески на пилонах F-14A.

Иранские заводы освоили производство радиолокационных станций для ЗРК, на основе которых могут быть разработаны бортовые РЛС для самолетов фронтовой авиации. Это создает некую базу для модернизации F-14A. Вопрос лишь в ее экономическом смысле: ведь парк данных самолетов невелик и устарел как морально, так и физически.

НЕСОВЕРШЕННЫЙ ДВИГАТЕЛЬ

Головная боль иранцев – двигатели TF30 фирмы Pratt & Whitney. Первоначальный вариант с фирменным обозначением JTF10A разработали для самолета F6D Missileer («Ракетчик») на соответствие спецификации ВМС США 1959 года к перспективному палубному перехватчику. По сути, они представляли детализацию требований FDF (Fleet Defence Fighter – «защитник флота»), опубликованных парой лет ранее.

«Ракетчик» в серию не пошел, но разработанные для него технологии и компоненты нашли применение на других самолетах. Несколько авиастроительных компаний облюбовали JTF10A, поскольку он был одним из первых двухконтурных турбореактивных двигателей, годных для применения на боевых самолетах. Двухконтурная схема обещала снижение расхода топлива, а конструкция мотора позволяла поднять тягу за счет установки форсажной камеры. Серийный выпуск мотора осуществлялся с 1964 по 1986 год под общим обозначением TF30.

Создание JTF10A стало возможным благодаря технологиям, ранее опробованным на семействе двигателей для магистральных авиалайнеров. По сути, новый мотор был вдвое уменьшенным JT8D с готовым газогенератором от JT8A. В 1960 году ВМС США дало изделию собственное обозначение TF30-P-1, а после прекращения работ над «Ракетчиком» рекомендовало его к установке на перспективный самолет TFX (Tactical Fighter Experimental – экспериментальный тактический истребитель).

Концепцию TFX предложил Роберт Макнамара, занимавший пост министра обороны с 1961 по 1968 год. Ради оптимизации расходов путем единообразия авиапарка он пропагандировал единый тип боевой машины для ВВС и ВМС. План провалился, поскольку созданный под него базовый самолет F-111 (первый полет в 1964 году) приняли только ВВС – для них было построено несколько сотен атомных ракетоносцев FB-111A и фронтовых бомбардировщиков F-111 нескольких модификаций.

Палубный перехватчик F-111B прошел испытания, в том числе на авианосце Coral Sea в 1968 году. Но «адмиральское лобби» Конгресса США заблокировало выделение ассигнований на закупку серийной продукции. Флотоводцы опасались, что в будущем практика создания «межвидовой» авиатехники приведет к утрате ими контроля за распределением выделяемых флоту бюджетных средств.

Вместо F-111B в короткие сроки (первый полет в 1970-м) разработали палубный перехватчик F-14A несколько меньших размеров и измененной аэродинамической компоновкой при сохранении крыла изменяемой геометрии. От F-111B ему досталась силовая установка из двух TF30-P-412A, БРЛС AWG-9 и ракеты AIM-54. Заметим, что базовый двигатель и бортовая аппаратура – разработки конца 1950-х – середины 1960-х годов.

ШАХСКАЯ ПРОСЬБА

Первая операция с применением F-14A – прикрытие эвакуации американских войск из Сайгона в 1974 году, но воздушных боев тогда не было. Машина сразу привлекла внимание иранского шаха, стремившегося превратить свою страну в сильнейшее государство Персидского залива. Шах Реза Пехлеви любил авиацию, сам летал на самолетах. Он оценил F-14A выше, чем лучший на тот момент истребитель ВВС США, и выделил средства на закупку 80 таких машин плюс 714 ракет AIM-54.

Хотя самолет не предназначался для экспорта, Вашингтон удовлетворил просьбу Тегерана, посчитав, что путем перевооружения шахской армии в регионе будет создан проамериканский «Жандарм Ближнего Востока». Эта политика нашла отражение еще и в том, что легкий истребитель F-16A сразу после принятия на вооружение ВВС США был продан Ирану. Передаче серийной продукции помешала Исламская революция.

Экспортные поставки F-14A выполнялись в приоритетном порядке, о чем американцам позднее пришлось пожалеть. Во-первых, 77 самолетов данного типа (три машины по разным причинам заказчику не попали) составили ядро ВВС большой страны, с 1979 года крайне враждебно настроенной к США. Во-вторых, американцы построили на территории авиабазы у города Исфахан крупную базу поддержки переданной авиатехники с большим количеством различного имущества и запасных частей. Тем самым они сами заложили основу для длительной эксплуатации боевой авиатехники в Иране.

В-третьих, несколько летчиков-дезертиров угнали свои F-14A в Ирак, где машины прошли тщательное изучение как местными специалистами, так и их иностранными партнерами. В-четвертых, ирано-иракская война 1980–1988 годов развеяла созданный американскими военными и кинематографистами образ «томкэта» как чудо-оружия. Хотя машина была самой современной в парке ВВС Ирана и успешно выполняла перехват самолетов противника, она сама понесла потери от огня ПВО и в воздушных боях с иракскими МиГами и «Миражами».

29-7-1480.jpg
Прославивший «Томкэт» актер Том Круз
в новом сериале пересел на «Супер Хорнет».
Кадр из фильма «Топ Ган: Мэверик». 2022
ГЕРОЙ Голливуда

Словом, ирано-иракская война послужила антипропаганде американского оружия. На практике оно оказалось не таким совершенным, как в кинокартинах Голливуда. Самая большая ложь – про якобы необыкновенную маневренность F-14. Это притом что максимальная величина перегрузки на нем – 7,5g, ради сохранения ресурса ограниченная в практике ВМС США значением 6,5g. Соответствующий показатель для самолетов марки «Су» четвертого поколения – 9 и более.

При этом F-14A действительно отличается хорошей аэродинамикой. Это результат огромного объема испытаний масштабных моделей в аэродинамических трубах в конце 1960-х годов. Пентагон решил потратиться на аэродинамику после печальной истории с предыдущим «защитником флота» – палубным перехватчиком F-4 Phantom II, который также был принят ВВС США в качестве многоцелевого истребителя.

Войны в Юго-Восточной Азии и на Арабском Востоке показали: тяжелый, неуклюжий «фантом» с высокой нагрузкой на крыло не может соперничать в маневренном воздушном бою с маленьким и юрким МиГ-21. Советский самолет развивает большую перегрузку (до 8,5g против 6,5–7,5g у «американца»), лучше виражит, не боится выхода на большие углы атаки и околонулевые скорости.

Без преимущества по высоте и скорости экипажи F-4 предпочитали уходить от противника разгоном на форсаже, поскольку знали: переманеврировать МиГ они не смогут. При выходе на большие углы атаки элероны теряли эффективность, появлялась обратная реакция по крену и «фантом» мог легко сорваться в штопор.

Поскольку F-4 оставался основным истребителем ВВС и ВМС США и после войны во Вьетнаме, американцам пришлось изыскивать технические возможности поднять его характеристики, в том числе путем доработок по аэродинамике (так, вместо автоматических были поставлены фиксированные в одном положении предкрылки).

Кроме того, пришлось менять тактику действий истребительной авиации, разрабатывать новые приемы ведения воздушного боя. Для этого ВМС США основали специальную школу повышения профессионального мастерства Top Gun. Там опытные инструкторы натаскивали строевых истребителей приемам затягивания МиГ-21 на невыгодные для него режимы полета.

С появлением F-14A инструкторы Top Gun переключились на отработку приемов воздушного боя так, чтобы максимально использовать аэродинамические качества нового самолета, заметно превосходившие таковые у F-4.

Здесь выяснилась неприятнейшая особенность силовой установки F-14A: резкое маневрирование приводило к срыву потока с лопаток компрессора и, как следствие, к помпажу двигателя. В этом отношении TF-30 оказался заметно хуже Р-25–300 на МиГ-21бис. Попытки «вылечить» мотор к большим успехам не привели, и специалисты Top Gun переключились на тщательную отработку маневров без выхода на режимы, опасные с точки зрения помпажа. В этом деле им помогала довольно продвинутая система управления полетом самолета, которая допускала точную настройку.

Летчиков учили, как переставлять консоли крыла вручную (отключив автоматику, в пределах от 20 до 68 градусов стреловидности) с тем, чтобы резко разгоняться либо тормозить при выполнении пространственных эволюций, стремясь зайти в хвост самолету противника. Надо отдать должное школьным инструкторам: они провели кропотливую работу и тем самым дали широкий простор для деятельности кинематографистов. Про Top Gun и F-14 cнято семь художественных и два документальных фильма. С участием популярного актера Тома Круза.

ЗАЩИТНИК ФЛОТА

Благодаря кинопрокатной продукции появился искусственно созданный образ «сверхманевренного» самолета, каковым F-14A в действительности не являлся. На самом деле этот самолет был ровно таким, как его задумали флотоводцы и авиаконструкторы: перехватчиком с дальнобойными ракетами. Основное предназначение – защита авианосных групп от ударов вражеской авиации.

Крыло изменяемой геометрии позволяло осуществить взлет с летной палубы или аэродрома, быстро набирать высоту и выйти на рубеж пуска ракет класса «воздух–воздух». Заход на посадку выполнялся с крылом, установленным в положение 20 градусов стреловидности по передней кромке, торможение – с зацепом троса аэрофинишера.

«Изюминка» самолета – уникальный комплекс управления оружием на основе БРЛС AWG-9. Радиолокатор обнаруживает цель с эквивалентной поверхностью рассеивания 3 кв. м на удалении до 160 км. Аппаратура сложная, в одиночку летчик с ней не справляется. Поэтому состав экипажа дополнен офицером управления оружием.

AWG-9 специально создавался для работы над морской поверхностью с одновременным наведением на воздушные цели шести AIM-54 на удалении до 120 км. После пуска четырехметровая ракета массой до полутонны набирает высоту 24–30 км и разгоняется до скорости, в четыре раза превосходящей звуковую. Коррекция траектории на маршевом участке – по командам AWG-9, на конечном участке – по данным с собственного активного радиолокатора.

Огневые испытания связки AWG-9 и AIM-54 провели в 1966 году. Использование аналоговой аппаратуры и щелевой антенной решетки (ЩАР) с механическим сканированием луча накладывало серьезные ограничения на зону обстрела. Предполагалось, что противник будет атаковать несколькими самолетами с одного направления, и в этом случае технические параметры бортового радиолокатора с ЩАР были достаточны.

Однако даже в полигонных условиях из шести выпущенных ракет в цель попали только четыре. Впрочем, залповая стрельба «фениксами» в боевой обстановке никогда не проводилась из-за отсутствия такой необходимости. За всю историю участия в конфликтах американские летчики выполнили лишь три пуска AIM-54, причем все ушли «в молоко».

ДОСТАЛОСЬ, НО НЕ ВСЕМ

Флотское командование настояло на оснащении F-14A двигателями TF-30. На маршевом режиме он работал устойчиво и потреблял мало топлива, чем обеспечивалось длительное патрулирование перехватчика над морем в ожидании налета вражеских бомбардировщиков. Вместе с тем тяговооруженность нового истребителя осталась на уровне «фантома» прошлого поколения. Более того, маневрирование на больших углах атаки разрешалось с большими ограничениями из-за риска помпажа. Поскольку на F-14A двигатели широко расставлены, отказ одного из них был чреват попаданием самолета в перевернутый штопор, из которого он не выходил.

Разработанный на пару лет позднее F-15A получил двигатели следующего поколения от того же производителя. Ранние образцы F100-PW-100 отличались многочисленными недостатками, включая трудности с розжигом и поддержанием горения в форсажной камере. Для палубной авиации это неприемлемо, поскольку погасание форсажа на взлете чревато потерей самолета с большим риском для жизни его экипажа. Отказавшись от установки на F-14A более новых моторов, флот не только не потерял, а даже выиграл в плане надежности.

От основных недостатков силовых установок F-14 и F-15 американцы избавились лишь в 1986 году. Первый самолет получил полностью новый двигатель F110-GE-400 фирмы General Electric, второй – доработанный F100-PW-220 от Pratt&Whitney. К тому времени массовый выпуск F-14A сменился сборкой мелких партий F-14В/D (суммарно 75), продолжавшейся по 1992 год. Ремоторизацию прошли чуть более 100 самолетов строя, а большинство из 712 построенных самолетов F-14 сохранили TF-30.

Разработка F-14A велась с расчетом на боевую нагрузку из шести ракет AIM-54 общей массой (с пилонами) 3600 кг. Испытания показали, что взлет с палубы возможен, а посадка – нет. Поэтому строевые F-14A выполняли вылеты на патрулирование и перехват с меньшим боезапасом: пара тяжелых ракет AIM-54 и шесть более легких AIM-7 и AIM-9.

Действующие с авианосцев американские самолеты сбили два ливийских в 1981 году и еще пару – в 1989-м. Один «томкэт» уничтожен ЗРК С-75 над Ираком, летчика эвакуировали вертолетом, а оператор попал в плен. Согласно источникам в Дамаске, защищавшие ливанское небо сирийские зенитчики сбили F-14A над Бейрутом.

Еще несколько машин стали жертвой ракет «воздух–воздух». Подавляющее же большинство потерь ВМС США (около 170 F-14) оказались небоевыми, почти 30% из них – из-за отказа силовой установки.

Задуманный как чистый перехватчик, F-14 уже после прекращения серийного выпуска был доработан под нагрузку сначала свободно падающих бомб (общей массой до 6500 кг), а затем – управляемых с аппаратурой наведения в подвесном контейнере LANTIRN. Однако в качестве бомбардировщика самолет лишь изредка использовался в Ираке и Афганистане. Эксплуатация в Америке прекратилась в 2006 году с заменой последних F-14D (на которых вся аналоговая аппаратура заменена цифровой) на новые многоцелевые истребители F/A-18E/F Super Hornet.

ПЕРСИДСКИЕ «КОТИКИ»

Поскольку авианосцев у Ирана никогда не было, персидские «томкэты» использовались в системе ПВО страны. Они принимали участие в войне с Ираком. Достоверной информации о потерях сторон нет; приводимые в различных источниках цифры отличаются на порядок. Согласно иранским данным, три летчика F-14A (Занди, Ростами и Афшар) стали асами, в сумме одержав 23 воздушные победы. При этом Ростами сбил три иракских самолета ракетами «феникс».

Вместе с тем результативность AIM-54 оказалась низкой, главным образом потому, что эти ракеты предназначались для стрельбы по неманевренным высотным целям типа стратегического бомбардировщика. А в ходе войны подавляющее число пусков (всего порядка 60) выполнялось по истребителям.

Попав под огонь противника (бортовые средства информировали летчика, что его самолет облучается вражеским радаром в режиме наведения ракет), те активно маневрировали, и система наведения AIM-54 давала сбои. Если вражеский летчик уходил резким пикированием, то на фоне подстилающей поверхности радиолокатор не мог сопровождать цель столь же устойчиво, как в свободном пространстве. Это наблюдение верно и для ракет AIM-7E Sparrow с пассивным радиолокационным наведением.

Большинство сбитых F-14A иракских самолетов – на счету ракет малой дальности AIM-9 с инфракрасными головками самонаведения. Словом, установка на самолет комбинации AGW-9/AIM-54 не оправдала себя в реальной боевой остановке.

ПЕРСПЕКТИВА ЗАМЕНЫ

В результате ирано-иракской войны персидский парк F-14A сократился с 77 до 58 машин, ракет AIM-54 – c 274 (остальные 440 по контракту американцы поставлять отказались) до считанных десятков. Иранцы пытались решить проблему, вооружив «томкэты» ракетами армейского зенитного комплекса MIM-23 HAWK. Выполнено несколько пробных пусков, показавших несостоятельность такого подхода. Пришлось налаживать выпуск нелицензионной копии «феникса» – Fakour-90.

Сохранение в строю иностранных боевых самолетов, собранных 45 лет тому назад, при полном отсутствии поддержки со стороны разработчика и производителя – это, конечно, огромное достижение иранских специалистов. Но ничто не вечно. Создав весьма продвинутый для своего времени F-14A, Америка впоследствии отказалась от продолжения разработки специализированных перехватчиков. Сегодня решение задач ПВО авианосных групп решают многоцелевые истребители F/A-18E/F, а ПВО страны – F-15C.

Россия сохраняет группировку скоростных высотных перехватчиков МиГ-31, серийный выпуск который прекращен на рубеже веков. Если персы не могут обойтись без самолета-перехватчика с дальними ракетами в составе ПВО страны, им следует получше присмотреться к российским Су-30СМ2, Су-35С и Су-57Э. Хотя они относятся к классу тяжелых многоцелевых истребителей, в их арсенале есть современные ракеты «воздух–воздух» с дальностью пуска несколько сот километров. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Ракетный частокол  Балтики

Ракетный частокол Балтики

Владимир Карнозов

Морская доктрина и Корабельный устав ВМФ приведут к новой Программе кораблестроения

0
3830
Подводники не вернулись с задания

Подводники не вернулись с задания

Валерий Громак

Швеция препятствует расследованию гибели советской субмарины

0
2070
Аэропорты Краснодара и Анапы потеряют до 8 миллионов пассажиров в 2022 году

Аэропорты Краснодара и Анапы потеряют до 8 миллионов пассажиров в 2022 году

Андрей Гусейнов

ГК «Аэродинамика» предлагает открыть воздушные ворота кубанской столицы

0
2303
Парадный расчет флота прибыл в Петербург, военные пытаются подсчитать, сколько HIMARS осталось у Киева

Парадный расчет флота прибыл в Петербург, военные пытаются подсчитать, сколько HIMARS осталось у Киева

Дмитрий Литовкин

0
3594

Другие новости