0
3914
Газета Вооружения Интернет-версия

08.09.2022 20:49:00

В Северной Корее и курица полетит

Как Пхеньян у американцев «летающие яйца» воровал

Константин Чуприн

Об авторе: Константин Николаевич Чуприн – журналист.

Тэги: вооружения, северная корея, ссср, китай, вооружение, авиация


вооружения, северная корея, ссср, китай, вооружение, авиация Истребитель МиГ-29 военно-воздушных сил Северной Кореи выполняет пуск ракеты Р-73. Фото Reuters

В отличие от северокорейского ракетостроения, освоившего боевые ракеты практически всех классов и даже космические ракеты-носители, авиапромышленность КНДР находится в рудиментарном состоянии. Тем не менее она существует. И имеет кое-какую историю, включая производство учебно-тренировочных самолетов по типу Як-18, сборку вертолетов Ми-2 из польских комплектующих и даже попытки выпуска боевых беспилотников. В основном же она «заточена» на производство запчастей для имеющихся машин и на модифицировании последних.

Предприятия северокорейского авиапрома сосредоточены главным образом рядом с авиабазой Пангьён в провинции Пхёнан-Пукто. Хотя есть и другие заводы в других частях страны.

Ныне ВВС Корейской народной армии (КНА), по данным справочника Military Balance 2021, располагают солидным, хотя и сильно устаревшим авиапарком. Это 80 фронтовых бомбардировщиков и морских торпедоносцев китайского производства H-5 (копии советских Ил-28, включая разведчики и учебно-тренировочные). Несколько антикварных истребителей МиГ-15бис, 107 единиц китайских J-5 (МиГ-17Ф), 100 J-6 (МиГ-19), 120 J-7 (МиГ-21Ф-13). Сколько-то МиГ-21ПФМ, 30 МиГ-21бис, 46 МиГ-23МЛ, 10 МиГ-23П, около 18 МиГ-29А, -29С и -29УБ, а также 34 штурмовика Су-25К (включая двухместные учебно-тренировочные Су-25УБК). На хранении находятся 18 истребителей-бомбардировщиков Су-7Б и, возможно, штурмовики Q-5 (китайская ударная версия МиГ-19).

Основу боевой мощи ВВС КНДР составляют китайские J-5, J-6 и J-7 и самолеты, поставленные СССР, из которых наиболее ценными являются МиГ-21бис, МиГ-23, МиГ-29 и Су-25. С ними здесь стараются обращаться очень аккуратно. Что касается МиГ-15бис, то на них, в частности, летают летчики-женщины, обученные как камикадзе – «отдавать Родине все, быть пулей и бомбой».

Для борьбы с воздушным противником ВВС КНА располагают внушительным арсеналом управляемых ракет класса «воздух–воздух» советского производства РС-2УС, Р-3С с инфракрасным самонаведением, Р-23, Р-24, Р-60, Р-27 и Р-73. А также китайского производства – «Пи Ли-2», «Пи Ли-5» (аналоги советской Р-3 и американской «Сайдуиндер») и «Пи Ли-7» (аналог французской ракеты «Мажик» R.550). Предположительно ракетостроители КНДР сумели наладить собственное производство Р-3, «Пи Ли-2» и «Пи Ли-5».

Против наземных и надводных целей наряду с неуправляемыми ракетами (калибра 57, 80, 90, 122, 130, 134, 240 и 340 мм советских и китайских образцов) и обычными авиабомбами (калибра 50, 100, 250, 500, 1500 и 3000 кг – последние два типа для H-5/Ил-28) может применяться и высокоточное оружие, хотя и в ограниченных масштабах. Его перечень включает тактические управляемые ракеты класса «воздух–земля» советского происхождения X-23, X-25 и X-29Л. Но не только: достижением северокорейской оборонки стало создание в 2010-х годах на основе китайских технологий 250-кг корректируемой планирующей авиабомбы, известной на Западе как AGP-250. А также оснащение части бомбардировщиков H-5 тактической противокорабельной крылатой ракетой «Кымсон-3» (аналог российской X-35).

На вооружении ВВС КНДР (в них входит и морская авиация) до сих пор состоят реактивные авиационные торпеды РАТ-52, которыми в 1950-х оснащались самолеты-торпедоносцы ВМФ СССР Ил-28Т и Ту-14Т. Правда, на северокорейских торпедоносцах H-5T (Ил-28Т) эти изделия применяются в китайском исполнении – Yu-2.

В составе военно-транспортной авиации (ВТА) страны числятся три тяжелых самолета Ил-76ТД, два пассажирских Ил-62М (личные машины Ким Чен Ына) и до 200 легких Ан-2 и их китайских копий Y-5. В составе учебной авиации – 180 самолетов первоначальной летной подготовки Як-18 и их китайской модификации CJ-6, 35 китайских учебно-тренировочных истребителей JJ-2 (МиГ-15УТИ) и несколько МиГ-21У и -21УМ.

Действующим резервом ВТА является гражданская авиакомпания «Эйр Корё», располагающая пассажирскими самолетами Ан-24, Ан-148, Ил-18, Ил-62, Ту-134, Ту-154 и Ту-204, вертолетами Ми-8, Ми-17 и Ка-32. Организационно «Эйр Корё» входит в состав ВВС, образуя отдельный авиаполк специального назначения.

Северокорейские вертолетчики летают на легких многоцелевых вертолетах – на американских Хьюз-500D и -500E (80 штук, получены контрабандным путем), на советско-польских Ми-2 (139, включая машины собственной сборки «Хьёксин-2»), на тяжелых транспортных Ми-26 (четыре), на средних многоцелевых Ми-8 и Ми-17 (всего 15), а также Ми-4А (48 – скорее всего в строю остались только их китайские копии Z-5 «Сянфэн»). Ранее упоминавшиеся в составе ВВС КНДР боевые вертолеты серии Ми-24Д ныне западными экспертами во внимание не принимаются. Ранее обсуждавшаяся информация о приобретении северокорейцами 47 таких машин, похоже, не соответствовала действительности.

В качестве боевых используют вертолеты Хьюз-500, Ми-2 и Ми-4/Z-5, вооруженные своими силами противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР) 9М14 комплекса «Малютка» (который производится в КНДР под названием «Сусон-пхо») Вертолеты Хьюз-500 оснащаются также ПТУР «Бульсачжьо-2» – это выпускаемые в КНДР ракеты 9М111 комплекса «Фагот».

В интересах ВМФ КНДР могут использоваться противолодочные вертолеты берегового базирования Ми-14ПЛЭ (амфибии), в свое время поставленные СССР, а также в небольшом количестве приобретенные у Кубы советские же Ка-28 (экспортный вариант корабельного вертолета Ка-27). Но их оперативный статус не ясен – возможно, они находятся на хранении.

Попытки наладить производство собственной боевой авиатехники предпринимались КНДР с 1970-х годов. Одна из них завершилась созданием на основе Як-18 двухместного легкого штурмовика по типу Ил-10 (дальнейшее развитие Ил-2), состоявшего на вооружении ВВС КНДР к началу корейской войны (1950–1953). Самолет внешне походил на Ил-10, но был оснащен менее мощным двигателем, хотя и повторял его встроенное вооружение. Оно также было анахронизмом: 12,7-мм пулемет в задней части кабины, две крыльевые 23-мм пушки и два крыльевых же 7,62-мм пулемета. Под крыльями могли подвешиваться две 100-кг авиабомбы – это раз в шесть-семь меньше бомбовой нагрузки Ил-10. Но этот штурмовик так и остался «пробой пера».

Следующий этап относится к 1980-м годам, но и он оказался анахроническим. Авиапром КНДР построил небольшую (четыре штуки или немногим более) серию двухместных двухмоторных учебных самолетов по типу советского Як-6. На нем были установлены два 300-сильных поршневых двигателя АИ-14РФ, использовавшихся на учебно-тренировочном Як-18, связном Як-12 и штабном Ан-14. Северокорейцы даже смонтировали на своей машине радиолокационный бомбоприцел. Самолет подходил для тренировок, но ни в коей мере не мог считаться достижением.

Понимая тщетность подобных попыток, северокорейское руководство сосредоточилось на лицензионном выпуске зарубежных образцов авиатехники (учитывая опыт производства учебно-тренировочных самолетов Як-18 и сборки вертолетов Ми-2). Им приглянулись румынские машины – легкие многоцелевые вертолеты IAR-316B (выпускавшиеся по французской лицензии «Алуэтт-III») и дозвуковые истребители-бомбардировщики IAR-93 (созданы совместно с Югославией). IAR-93 выглядел альтернативой устаревшим МиГ-15 и МиГ-17. Но сделка, намеченная в середине 1980-х, так и не состоялась. В обеих машинах использовались западные технологии, а это было чревато для Бухареста большим скандалом с участием французов и англичан (на IAR-93 стояли лицензионные копии двигателей «Вайпер» фирмы «Роллс-Ройс»).

Зато СССР согласился предоставить Пхеньяну право на сборку фронтового истребителя МиГ-29 серии «9–13» (вдобавок к советским поставкам МиГ-29 этой серии, а также серии «9–12»). Но северокорейцам до 1993 года удалось собрать только три МиГ-29: с распадом СССР поставки комплектующих быстро прекратились.

А вот приобретение КНДР американских вертолетов Хьюз-500, известных как «Летающее яйцо» (из-за характерной формы фюзеляжа), достойно кинотриллера. 66 таких вертолетов модели MD-500E и 20 модели MD-500D (плюс один учебно-тренировочный вертолет Швайцер 300С) КНДР контрабандой приобрела в 1985 году. Дальнейшие поставки прекратились после вмешательства США, взбешенных удачно провернутой северокорейскими спецслужбами сделки. Курьезным моментом было то, что вертолеты собирались в США из частей, произведенных по лицензии в Южной Корее. В КНДР «летающие яйца» попадали с помощью западногерманской экспортной фирмы. Северокорейцы получали их в гражданском варианте, но без особого труда вооружали ПТУР советского образца. Обычно такой Хьюз-500 нес четыре ПТУР (две типа «Фагот» и две типа «Малютка») и 30-мм автоматический гранатомет типа нашего АГС-17 в подфюзеляжной установке – вполне серьезное вооружение. Сегодня часть Хьюзов-500 ВВС КНДР уже не может подняться в воздух из-за изношенности и используется как источник запчастей.

История с «летающими яйцами» – не единственная. В 1998 году корейцы пытались приобрести в Казахстане истребители МиГ-21бис, и опять нелегально. Об этом пронюхала американская разведка, и Вашингтон наложил санкции на казахский завод «Металлист» в Уральске и чешскую частную фирму «Агропласт», которая выступила в роли посредника при доставке самолетов в КНДР. Угроза санкций нависла над правительством Казахстана, и оно, изрядно перепугавшись, призналось Вашингтону, что сделка имела место.

В 1999 году разразился новый скандал. В аэропорту Баку задержали тяжелый транспортный самолет Ан-124 «Руслан», на борту которого находились в разобранном состоянии шесть МиГ-21бис с комплектом запчастей. Правительству Казахстана пришлось признаться в сделке по поставке КНДР 40 таких машин, из которых 34 пятью рейсами «Руслана» уже удалось доставить. Шесть последних истребителей конфисковал в свою пользу Азербайджан.

Самым же интригующим моментом является наличие в ВВС КНДР особой сверхсекретной авиаэскадрильи, имеющей американские боевые самолеты – тактические истребители F-5A «Фридом Файтер» (или даже F-5E «Тайгер») и F-4 «Фантом», а также легкие штурмовики A-37 «Дрэгонфлай». Вероятно, эти самолеты КНДР получила от Ирана и Вьетнама.

Кроме того, КНДР удалось получить также контрабандным путем (возможно, из Египта) американские беспилотные самолеты-мишени MQM-107D «Стрикер». Их в КНА приспособили в качестве самолетов-снарядов класса «земля–земля», запускающихся с транспортируемых грузовиком ЗиЛ-130 стартовых агрегатов. По мнению западных экспертов, КНДР освоила и собственное производство аналога «Стрикера», причем с использованием французских турбореактивных двигателей TRI 60-2 (применяющихся на ряде западных дронов и шведских противокорабельных ракетах RBS-15).

Вдобавок северокорейцам удалось наладить производство простых и надежных поршневых машин: «кукурузников» Ан-2 и легких многоцелевых американских самолетов Цессна-172 «Скайхок» (на таком Матиас Руст приземлился в 1987 году на Красной площади). Впрочем, не исключено, что «Цессны» собираются из откуда-то полученных КНДР комплектующих.

Руководство КНДР ищет пути и легального приобретения самолетов и вертолетов. Но положение «государства-изгоя» этому не благоприятствует. Так, в 2010 году Ким Чен Ир лично просил китайских товарищей о поставках новейших истребителей J-10 (развитие израильского истребителя «Лави» с российскими двигателями), но получил отказ. Эти попытки продолжил и Ким Чен Ын уже в отношении российских истребителей Cу-30 и Су-35, а также китайских истребителей-бомбардировщиков JH-7. Но опять безуспешно.

На этом фоне любопытно выглядят усилия КНДР по превращению в боевые машины учебно-тренировочных Як-18, Як-18А, их китайских аналогов CJ-6 и даже бипланов Ан-2 (в китайском исполнении – Y-5). Як-18 и CJ-6 используются в качестве легких штурмовиков, вооружаясь 100-кг авиабомбами и блоками 57-мм неуправляемых ракет С-5 советской разработки. CJ-6 может нести в перегруз 16 С-5 в двух восьмизарядных блоках типа советских ОРО-57К и две фугасные бомбы советского же типа ФАБ-100. Военно-транспортные Ан-2 переделаны в легкие ночные бомбардировщики. Малозаметные для радиолокации противника машины имеют четыре подкрыльевых узла подвески ракетно-бомбового вооружения. Вооруженный Ан-2 может нести два пятизарядных блока 122-мм неуправляемых ракет советского образца С-13 или четыре 100-кг авиабомбы. Для применения с малых высот удалось оснастить такие самолеты радиолокационными станциями следования рельефу местности и усовершенствованными системами аэронавигации и связи. Такая же РЛС установлена и на некоторых фронтовых бомбардировщиках H-5.

Нельзя не упомянуть и такую импровизацию, как самолет радиолокационного дозора на базе пассажирского Ан-24. На нем установили снятую с МиГ-29 РЛС НО19. Похоже, решение оказалось не вполне удачным, и этот «Ан-24РЛДН» сегодня в ВВС КНДР не применяется. Как говорится, голь на выдумку хитра. Но ухищрения северокорейских авиационных инженеров вызывают невольное уважение.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


От истребителей до вакцин: 15 ключевых продуктов Ростеха за 15 лет

От истребителей до вакцин: 15 ключевых продуктов Ростеха за 15 лет

0
827
Китай прикрывается ядерным щитом

Китай прикрывается ядерным щитом

Александр Храмчихин

Китай прикрывается ядерным щитом

0
1617
Америка делает ставку на искусственный интеллект

Америка делает ставку на искусственный интеллект

Владимир Щербаков

Победу в вооруженном конфликте будущего обеспечит превосходство в высоких технологиях

0
1062
Китайская оборонка развивается быстро, но неравномерно

Китайская оборонка развивается быстро, но неравномерно

Василий Иванов

Перспективы военно-промышленной кооперации с Россией не выглядят лучезарными

0
1351

Другие новости