0
2910
Газета Вооружения Интернет-версия

08.09.2022 20:54:00

Как создавалась первая сверхмалая подлодка США

Американцы переживали, что их опередят русские

Владимир Щербаков
Заместитель ответственного редактора НВО

Об авторе: Владимир Леонидович Щербаков – военный эксперт.

Тэги: вооружения, сша, флот, подводные лодки, история


вооружения, сша, флот, подводные лодки, история Пока X-1 находилась на службе, о субмарине сознательно распространялись легенды и небылицы. Фото ВМС США

В отличие от ряда других стран мира, сделавших крупную ставку на создание малых и сверхмалых подводных лодок (ПЛ), командование американских Военно-морских сил во второй половине ХХ века сделало упор на развитие мощного атомного подводного флота, отказавшись постепенно от постройки дизель-электрических субмарин. Ну а направление «малюток» и вовсе сочло малоперспективным.

В результате такого подхода на вооружение американского военно-морского спецназа в итоге поступило лишь ограниченное количество групповых подводных носителей семейства SDV. А сверхмалая подводная лодка (СМПЛ) Х-1 осталась в единственном экземпляре и находилась в эксплуатации в качестве экспериментального боевого корабля очень недолго.

НЕ ТАК СТРАШЕН ЧЕРТ, КАК ЕГО МАЛЮТКИ

После Второй мировой войны союзники по антигитлеровской коалиции поделили трофеи поверженного рейха. Среди них особое место заняли конструктивно весьма интересные СМПЛ типа «Зеехунд» (Seehund, «Тюлень»).

В руках англо-американских союзников и Франции оказалось в общей сложности 93 недостроенных «Зеехунда», а также некоторое количество боеготовых мини-субмарин этого типа. Французские моряки даже ввели несколько из них в боевой состав своих ВМС. Несколько таких СМПЛ в разной степени готовности досталось и Советскому Союзу. Считается, что их было от двух до шести, хотя американские спецслужбы оперировали иными данными.

В мае 1948 года американской военной разведкой был опубликован доклад, в котором утверждалось, что их коллеги, советские разведчики, захватили 18 готовых «Зеехундов» и еще 38 недостроенных. Аналитики Пентагона и эксперты по противолодочной борьбе ВМС США высказывали опасения, что ВС СССР могут ввести все эти боевые подводные корабли в строй, что будет представлять серьезную потенциальную угрозу нацбезопасности США. Предполагалось, что советский ВМФ может использовать эти трофейные мини-субмарины для выполнения разведывательно-диверсионных операций против американских военно-морских баз и портов.

Еще дальше в нагнетании подводной истерии пошли их коллеги из ЦРУ, которые в секретном сообщении от 27 ноября 1957 года (цензурированный вариант его был обнародован только в 2013-м) утверждали, что советский ВМФ располагает «как минимум 70 сверхмалыми подводными лодками, из которых большая часть, как считается, являются боеготовыми». При этом цэрэушники на полном серьезе отмечали, что противник «должен располагать» примерно 20 мини-подлодками типа «Зеехунд» и примерно полусотней СМПЛ непонятного советского типа.

«Советские сверхмалые подводные лодки, построенные после 1947 года, представляют собой усовершенствованный вариант предыдущего типа и созданы с использованием технической документации немецкой (СМПЛ) типа «Зеехунд», – указывалось с неподдельной тревогой в этом сообщении.

В документе также приводились основные тактико-технические элементы СМПЛ типа «Зеехунд», якобы поступивших на вооружение советского ВМФ: размеры – 12,20 × 1,9 × 1,8 м; водоизмещение – 15,2–16,5 т; главная энергоустановка – один 60-сильный дизель, один электромотор и один гребной винт; скорость надводная – 5 узлов, подводная – 4 узла; дальность плавания надводная – 500 миль, подводная – 60 миль; вооружение – две 533-мм торпеды, размещенные вне прочного корпуса; экипаж – три человека; «применение магнитных или немагнитных материалов – нет данных»; «оснащение размагничивающим оборудованием – нет данных»; «приспособленность для буксировки – возможно».

Сегодня доподлинно известно, что никаких СМПЛ собственной постройки в те годы у нас не было, и «десятков» немецких мини-подлодок к нам не попало. Хотя советские специалисты вывезли из Германии как минимум две, а как максимум – шесть СМПЛ. Но в боевой состав советского ВМФ в итоге вошла только одна существенно доработанная трофейная мини-подлодка.

Добавлю, что, судя по номеру упомянутого цэрэушного сообщения, в котором присутствует обозначение HUM (ср. human intelligence – агентурная разведка), подготовлено оно было на основании донесения разведчика или завербованного агента. Где этот разведчик или шпион набрался сказочной информации – неясно, разве что в какой-то советской рюмочной. Видимо, оттуда же и «советские гусеничные подлодки», следы которых в своих территориальных водах уже многие десятилетия находят шведские военные моряки.

Но главное было сделано – в сердцах и умах американских политиков была посеяна паника. И ответная реакция не заставила себя ждать.

ОПЫТЫ С МИНИ-ПОДЛОДКАМИ

Сразу после окончания Второй мировой войны УСС (Управление стратегических служб – предшественник ЦРУ) осуществляло масштабную программу изучения трофейных образцов вооружения, военной техники и оборудования на предмет возможности их использования в интересах американских спецслужб. В том числе заокеанские «рыцари плаща и кинжала» проводили испытания и сверхмалых подлодок.

Среди них оказалась одна совершенно исправная СМПЛ типа «Зеехунд» с тактическим номером U-5075. Она была доставлена на территорию США в 1945 году и после долгих скитаний нашла пристанище в экспозиции Музея военного кораблестроения США в городе Куинси, штат Массачусетс.

Вскоре к разведчикам присоединились военные моряки, которых тоже заинтересовало такое «чудо-оружие». В частности, летом 1950 года на базу ВМС Норфолк прибыла британская СМПЛ с тактическим номером ХЕ7. Это была мини-подлодка типа «ХЕ» – усовершенствованный вариант СМПЛ типа «Х». Она прошла в Америке интенсивную программу опытной эксплуатации.

Кроме того, с целью изучения эффективности системы противолодочной и противодиверсионной обороны портов и баз ВМС США на восточном побережье страны американцы использовали «Зеехунды», взятые, как сейчас говорят, «в лизинг» у французских ВМС. В 1953-м командование ВМС США направило ВМС Франции запрос насчет возможности откомандирования в распоряжение Пентагона двух СМПЛ типа «Зеехунд», находившихся в боевом составе французского флота. Париж ответил согласием и выделил американцам сверхмалютки S-622 и S-623.

В течение двух лет экипажи этих мини-подлодок проводили учебные торпедные атаки. Причем все они оказались, к вящему удивлению командования ВМС США, успешными! По результатам оценки испытаний американские специалисты сделали два важных вывода:

– во-первых, система безопасности портов страны и даже военно-морских баз была признана никуда не годной и требовала серьезной переработки, особенно в свете наметившегося противостояния с бывшим партнером по антигитлеровской коалиции – Советским Союзом;

– во-вторых, было установлено, что СМПЛ имеют очень высокий боевой потенциал, вследствие чего требуют к себе более пристального внимания и заслуживают принятия на вооружение ВМС США.

После анализа конструктивных особенностей немецких СМПЛ типа «Зеехунд», а также обобщения результатов их опытной эксплуатации спецназом и разведкой ВМС США командование последних пришло к выводу о необходимости продолжения работ в данной области. И создания образца военно-морской техники подобного класса, но уже полностью национальной разработки и постройки.

Проектным организациям было выдано тактико-техническое задание на создание опытной СМПЛ спецназначения. Ее надлежало спроектировать, построить, подвергнуть всесторонним испытаниям и затем передать военным морякам.

В результате этой работы на свет и появилась первая в истории ВМС США сверхмалая субмарина.

СЕКРЕТНАЯ ПОДЛОДКА

Перспективная опытовая СМПЛ спецназначения получила обозначение Х-1. При этом в качестве префикса к ее названию применялась аббревиатура SS – от Submarine Studies («исследования в области подводного кораблестроения»).

В таком обозначении был свой смысл. Подразумевалось, что это опытовая или экспериментальная субмарина для проведения различных исследований, а не для несения строевой службы. При этом следует отметить, что поскольку сверхмалютка так и не вошла в боевой состав ВМС США, аббревиатура USS (United States Ship) к ней официально не применялась, и если вы где-то видите такое обозначение, знайте – это ошибка.

Заказ на постройку СМПЛ был выдан ВМС США 31 октября 1952 года. А 8 июня 1954-го она была заложена на предприятии двигателестроительного подразделения корпорации Fairchild Engine and Airplane Corporation. Это предприятие располагалось в районе Дир-Парк на острове Лонг-Айленд, штат Нью-Йорк.

Судя по приводимым в зарубежных источниках данным, затем мини-подлодка достраивалась на судоверфи Jakobson Shipyard Inc. Данная верфь в 1926–1938 годах располагалась в Бруклине, штат Нью-Йорк (предприятие носило тогда название Jakobson & Petersen), а в 1938–1984 годах – в местечке Ойстер-Бей, знаменитом тем, что здесь в 1919 году умер 26-й президент США Теодор Рузвельт. Город Ойстер-Бей стоит на южном побережье одноименного залива. В свою очередь, залив Ойстер-Бей находится на северном побережье острова Лонг-Айленд в том же штате Нью-Йорк.

Что интересно, в документах данной судоверфи информация по строительному номеру Х-1, как утверждают зарубежные исследователи, отсутствует. Возможно, он ей и не присваивался – по причине изначальной «непонятности» этого своеобразного заказа.

7 сентября 1955 года Х-1 была спущена на воду в акватории судоверфи Jakobson Shipyard, а 6 октября была официально передана ВМС США в Нью-Лондоне, штат Коннектикут. 7 октября СМПЛ Х-1 под командованием лейтенанта Кевина Хэнлона приступила к опытной эксплуатации в составе ВМС.

В состав первого экипажа мини-субмарины вошли:

– коммандер Р.К. Маклин – представитель командования 82-й дивизии подводных лодок ВМС США, старший на борту;

– лейтенант Кевин Хэнлон – командир СМПЛ;

– главный старшина-моторист Чарльз Джонс;

– старшина 1-го класса – моторист Кеннет Эндрю;

– старшина 3-го класса – моторист Чарльз Аннэбл;

– старшина 1-го класса – электрик Джек Робертс.

34-7-1480.jpg
Встав на вечную стоянку у здания Музея
и библиотеки подводных сил ВМС США,
мини-подлодка лишилась доли
своего прежнего шарма.  Фото Джона Филана
Интересно, что, несмотря на высокую секретность работ и предназначения Х-1, ее постройка и испытания отнюдь не были укрыты пеленой полной тайны, что вызвало к ней высокий интерес. Уже в февральском номере журнала «Популярная механика» за 1956 год появилась заметка «Военно-морские силы испытывают первую сверхмалую подводную лодку в качестве оружия ближнего боя» (Navy Tests First Midget Submarine As Close-In Weapon). Заметка была посвящена Х-1 и содержала вполне приличную, судя по всему, даже никоим образом не ретушированную фотографию нового американского «чудо-оружия».

Среди прочего в заметке указывалось, что постройка новой американской сверхмалютки осуществлялась «в авиационном ангаре». Что, на взгляд автора, вполне однозначно подтверждает приведенную выше информацию, что закладка и постройка СМПЛ велась в цехе в районе Дир-Парка, а достройка и спуск на воду выполнялись затем на верфи Jakobson Shipyard.

ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУКЦИИ

Сверхмалютка Х-1 имела следующие основные тактико-технические характеристики: водоизмещение надводное/подводное – 31,5/36,3 т; максимальная масса полезной нагрузки – 2 т; длина – 49 футов 6 дюймов (15,09 м), ширина – 7 футов (2,13 м), осадка на миделе – 6 футов 2 дюйма (1,89 м), максимальная навигационная осадка – 7 футов (2,13 м).

Штатный экипаж мини-субмарины включал пять человек во главе с командиром (это был единственный офицер на подлодке). Но в ряде источников утверждается, что в дополнение к экипажу на мини-подлодке могла размещаться разведывательно-диверсионная группа в составе четырех или пяти военнослужащих – боевые пловцы или легководолазы. Однако это, видимо, ошибка.

В американских источниках указано, что во время испытаний Х-1 увеличенный до шести человек экипаж едва смог разместиться на ее борту. Где бы там могли разместиться аж десять человек, то есть экипаж и спецгруппа, да еще с вооружением и снаряжением, не совсем понятно. Нет предусмотренного для размещения спецгруппы места и на приводимой в литературе схеме Х-1.

Что же касается вооружения, оно на Х-1 отсутствовало, исключая личное оружие и боевые средства военнослужащих спецгруппы.

Корпус сверхмалютки имел хорошо обтекаемую веретенообразную форму и собирался из нескольких секций. Почти на всем протяжении его верхней части была сооружена надстройка, в средней части которой имелась небольшая рубка – ограждение выдвижных устройств.

Ближе к носу в корпусе мини-подлодки располагался входной люк и прикрывавшая его конструкция, которая на ходу в надводном положении использовалась в качестве волноотбойного щитка.

В нижней части корпуса Х-1 был устроен своеобразный «горб», в средней части которого, судя по имеющейся в распоряжении автора схеме, располагались аккумуляторные батареи. Тогда как его передняя часть использовалась в роли предохранительного, противоударного обтекателя, а задняя заполнялась водой.

Кормовое оперение – крестообразное, с вертикальным и горизонтальным двухсекционными рулями и пятилопастным гребным винтом. Носовые горизонтальные рули первоначально на мини-подлодке, судя по всему, отсутствовали. По крайней мере о них нигде не упоминается, и их не видно ни на одной из фотографий первого периода существования Х-1. Но впоследствии небольшие носовые горизонтальные рули были установлены в носовой части надстройки, перед входным люком, на специально добавленной для этой цели конструкции.

Внутри корпус Х-1 конструктивно подразделялся на два отсека. Первый из них был обитаемым. Здесь располагались шлюзовая камера (выход на правый борт), экипаж и приборы управления субмариной. В частности, в носовом отсеке располагались приборы гидроакустической системы и/или эхолота, пульт управления движением СМПЛ и управления работой главной энергоустановки, а также оборудование системы кондиционирования воздуха.

При этом после ремонта и модернизации (об этом будет рассказано чуть ниже) передняя часть носового отсека при помощи платформы была разделена на два яруса: на нижнем находилась шлюзовая камера, а на верхнем – места для отдыха личного состава, аккумуляторная батарея, баллоны сжатого воздуха и кислородные баллоны.

Второй же отсек – кормовой – был необитаемым и предназначался для размещения механизмов главной энергоустановки и другого корабельного оборудования.

Первоначально мини-субмарина имела комбинированную главную энергоустановку на базе дизельного двигателя. В надводном положении он работал на традиционном дизельном топливе, а в подводном положении использовал двухкомпонентное топливо – обычное и перекись водорода.

Примененная на мини-подлодке главная энергоустановка представляла собой, таким образом, вариант известного двигателя, разработанного немецким инженером Хельмутом Вальтером. Такой двигатель достался ВМС США в качестве трофея вместе с немецкой субмариной U-1406 проекта Тип XVIIB. Последнюю 14 сентября 1945 года погрузили на борт транспорта «Шомэйкер» и на следующий день отправили в США.

Впрочем, были и некоторые отличия. В классическом турбинном двигателе Вальтера в качестве энергоносителя и окислителя использовалась концентрированная перекись водорода, которая под воздействием различных катализаторов разлагалась с выделением значительного количества теплоты и образованием парогазовой смеси с высоким содержанием кислорода и водяного пара.

Парогазовая смесь затем поступала в камеру сгорания, куда также подавалось традиционное жидкое топливо. Происходила реакция горения, а образующаяся в результате газовая смесь совершала работу в турбине и приводила в движение гребной винт. Отработанная газовая смесь направлялась в конденсатор, после чего конденсировавшаяся вода и углекислый газ удалялись за борт подлодки.

На Х-1 же был установлен не турбинный, как на трофейной субмарине U-1406, а дизельный двигатель, доработанный для работы под водой с применением перекиси водорода. В этом случае после разложения перекиси водорода полученная парогазовая смесь подавалась в камеру сгорания, куда также подавалось стандартное жидкое топливо. Полученная смесь поступала на входной коллектор дизеля, а полученные в результате обработки выхлопных газов вода и углекислый газ удалялись за борт.

Запас перекиси водорода хранился на СМПЛ в специальной мягкой цистерне емкостью 400 галлонов (около 1514 л). Она была изготовлена из поливинилхлорида и располагалась в носовой оконечности прочного корпуса сверхмалютки.

Также на Х-1 были установлены аккумуляторная батарея и питаемый ею резервный электромотор. Последний был необходим на случай аварии главной энергоустановки. Но пригодился и во многих других случаях, поскольку в первое время американцам никак не удавалось наладить нормальную работу главной энергоустановки Х-1.

Впрочем, экспериментальная энергоустановка в конечном итоге долго на мини-субмарине не продержалась. Произошло это уже после окончания цикла испытаний, начатых в феврале 1957 года в акватории Портсмутской военно-морской верфи.

Дело в том, что 20 мая 1957 года на сверхмалой подлодке произошла серьезная авария, вызванная взрывом запасов перекиси водорода и приведшая к значительным разрушениям носовой части СМПЛ. Лишь чудом удалось избежать жертв, но по результатам расследования американскими адмиралами было принято решение переоборудовать Х-1 под новую главную энергоустановку. В итоге она стала традиционной – дизель-электрической.

Позже один из флотских офицеров, принимавших участие в программе испытаний Х-1, отмечал, что «самым важным выводом, сделанным в результате данной экспериментальной программы, стало то, что на боевом корабле ни в коем случае не следует допускать концентрации большого количества нестабильной перекиси водорода». Сложно поспорить с таким серьезным выводом.

НЕДОЛГАЯ ЭКСПЛУАТАЦИЯ

ВМС США использовали Х-1 в качестве опытового корабля в целях изучения возможности использования субмарин данного класса для борьбы с подводными диверсионными силами и средствами потенциального противника. В первую очередь – с советскими подводными диверсантами, которых на Западе боялись как огня.

В основном американцами изучалась способность СМПЛ обеспечить эффективную охрану своих военно-морских баз, пунктов базирования флота и портов, а также решать задачи по борьбе с групповыми подводными носителями и мини-субмаринами противника.

Х-1 использовалась также для решения задач учебно-боевой подготовки личного состава диверсионных и противодиверсионных подразделений ВМС США. Впоследствии американские военные специалисты провели ряд испытаний и исследовательских учений, которые помогли им более точно выявить все положительные особенности, а также недостатки данного образца военно-морской техники спецназначения.

2 декабря 1957 года Х-1, серьезно пострадавшая после упомянутой выше аварии, была выведена из опытовой эксплуатации ВМС и поставлена в ремонт и модернизацию. В ходе осуществления данных работ, кроме собственно ремонта (а ремонтировать было что – взрывом разворотило почти всю носовую часть мини-подлодки) были проведены и работы по модернизации СМПЛ.

В частности, на нее установили дизель-электрическую главную энергоустановку. А затем мини-субмарина была поставлена на длительную консервацию в пункте базирования флота в городе Филадельфия, штат Пенсильвания.

В этой связи американским адмиралам даже пришлось взять «в лизинг» у британцев их новую СМПЛ Х53 «Спрэт» (Sprat, «Килька» или «Шпрот»). Это была третья мини-субмарина типа «Стилбэ» (Stickleback, «Колюшка») – усовершенствованного варианта известных британских СМПЛ типа ХЕ времен Второй мировой воны.

ПЛАВУЧАЯ ЛАБОРАТОРИЯ

Впрочем, уже в декабре 1960 года Х-1 была доставлена в Аннаполис, штат Мэриленд, где ее вновь ввели в первую линию и передали 6-й дивизии подводных лодок. На этот раз она была приписана к базе малых плавсредств (Small Craft Facility), которая организационно входила в состав командования ВМС в зоне реки Северн (иногда также обозначается как командование ВМС «Северн-Ривер»).

В своей «второй жизни» Х-1 использовалась в экспериментальных целях в районе Чесапикского залива. Здесь она под непосредственным контролем специалистов Военно-морской исследовательской лаборатории ВМС США принимала участие в достаточно широкомасштабной программе испытаний.

Среди них можно отметить, например, испытания на определение характера изменений морской воды в определенном районе в результате прохождения в нем подводной лодки: оценивались пигментация, мутность и коэффициент поверхностного натяжения воды, а в некоторых экспериментах выполнялся еще и микробиологический анализ проб воды. При этом специалисты данной лаборатории осуществляли наблюдение за эволюциями мини-субмарины со специальной платформы, установленной под пересекающим Чесапикский залив автомобильным мостом.

Окончательно СМПЛ спецназначения Х-1 была выведена из эксплуатации по решению командования ВМС США 16 февраля 1973 года, а 26 апреля того же года – передана на баланс Центра научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ ВМС США кораблестроения в Аннаполисе (Naval Ship Research and Development Center – NSRDC). Ну а в следующем году, 9 июля, было получено разрешение включить данную мини-субмарину как исторический экспонат в состав музейной экспозиции этого центра, которая была организована на территории Военно-морского комплекса «Норт-Северн» недалеко от Аннаполиса.

Позже Х-1 в очередной раз сменила место прописки. И в конечном счете уникальная мини-подлодка нашла свое последнее пристанище в открытой экспозиции Музея и библиотеки подводных сил ВМС США.

Этот музейный комплекс располагается в городе Гротон (штат Коннектикут), а его главным и наиболее известным экспонатом является первая в мире атомная подводная лодка «Наутилус» (USS Nautilus; SSN-571).

Х-1 была передана этому музею в апреле 2001 года. И с тех пор она наряду с другими образцами военно-морской техники американского и зарубежного происхождения находится там в открытой экспозиции, представляя собой объект постоянного высокого интереса со стороны посетителей. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Вашингтону не удалось перерезать нить между РФ и Индией

Вашингтону не удалось перерезать нить между РФ и Индией

Владимир Скосырев

Дели не прекратит закупать оружие и нефть у Москвы

0
927
США послали сигнал о заинтересованности в процветании лишь части Азии

США послали сигнал о заинтересованности в процветании лишь части Азии

Данила Моисеев

Дальневосточное турне Камалы Харрис носит скорее церемониальный характер

0
641
И каплет на девичье лоно

И каплет на девичье лоно

Владимир Соловьев

К столетию «Эротических сонетов» Абрама Эфроса

0
404
Монголия, приключения и десять жизней писателя

Монголия, приключения и десять жизней писателя

Леонид Юзефович

0
66

Другие новости