0
6236
Газета Вооружения Интернет-версия

16.03.2023 20:39:00

Ночной таран атомохода

Как американские подводники свой же корабль едва не утопили

Владимир Щербаков
Заместитель ответственного редактора НВО

Об авторе: Владимир Леонидович Щербаков – военный эксперт, историк, писатель.

Тэги: вооружения, сша, флот, апл, инцидент


вооружения, сша, флот, апл, инцидент Американский подводник рассматривает надводную цель в перископ. Фото с сайта www.centcom.mil

День моряка-подводника в России отмечают ежегодно 19 марта. Видимо, решив преподнести своим визави сюрприз, американские подводники в ночь с 19 на 20 марта 2009 года в буквальном смысле «наехали» в Ормузском проливе на свой десантно-вертолетный корабль-док (ДВКД).

«Героями» аварии стали многоцелевая атомная подводная лодка «Хартфорд» (USS Hartford, SSN-768) и ДВКД «Нью-Орлеан» (USS New Orleans, LPD-18). При этом на орехи досталось всем участникам военно-морского ристалища: сильные повреждения получили оба корабля, после чего им пришлось долго ремонтироваться.

В ЛЕВОМ УГЛУ РИНГА – «ЛОСЬ»

«Хартфорд» – многоцелевая атомная подводная лодка (МЦАПЛ) типа «Лос-Анджелес». Эти субмарины наши моряки в обиходе называют «Лосями». Свое имя подлодка получила в честь города Хартфорд, что в штате Коннектикут. В феврале 1992 года ее заложили на стапеле компании General Dynamics Electric Boat в городе Гротон, штат Коннектикут. На воду она была спущена в начале декабря 1993-го, а 10 декабря 1994 года вошла в боевой состав подводных сил ВМС.

Это была 18-я по счету подлодка, построенная в рамках третьей, усовершенствованной серии IIIi (Improved). Основные отличия улучшенных «Лосей» от субмарин второй серии – пониженная шумность и более эффективные гидроакустический комплекс AN/BQQ-5E и автоматизированная система боевого управления AN/BSY-1 SUBACS (SUBmarine Advanced Combat System). Последняя система, отличающаяся строгой иерархией, объединила основные источники информации о тактической обстановке и окружающей среде и все виды корабельного оружия, обеспечив повышение оперативности и эффективности принятия решений.

Комплекс AN/BQQ-5E включает ряд систем: основную гидроакустическую станцию со сферической антенной и станцию с конформной антенной, совмещенной с внешними обводами корпуса АПЛ; шумопеленгаторную станцию с гибкой протяженной буксируемой антенной и высокочастотную станцию; станцию классификации целей; станцию обнаружения работы активных гидролокаторов; навигационную станцию; станцию гидроакустического противодействия и пр.

Обновленные атомоходы обрели повышенную адаптированность к боевым действиям подо льдами Арктики. В частности, рубочные рули заменили на убираемые носовые горизонтальные.

От первенцев же этого семейства корабли третьей серии, как и их «систер-шипы» из второй серии, отличаются наличием расположенных в носовой части, перед рубкой 12 установок вертикального пуска типа Mk 36 для стрельбы крылатыми ракетами морского базирования (КРМБ) «Томагавк» и улучшенной активной зоной типа D2W для ядерного реактора, входящего в состав атомной энергоустановки.

Основные тактико-технические элементы МЦАПЛ «Хартфорд»: водоизмещение полное надводное (подводное) – около 6200 (7100) т, длина наибольшая – 110,3 м, ширина наибольшая – 10,0 м, осадка – 9,4 м, скорость полного подводного хода – 35 узлов, дальность плавания ограничена лишь запасами провизии, глубина погружения рабочая (предельная) – 250–280 (450) м, экипаж – 110 человек.

Главная энергоустановка – атомная одновальная, включает водо-водяной ядерный реактор типа S6G тепловой мощностью 165 МВт и две паротурбинные установки мощностью 33,5 тысяч л.с. Движитель – гребной винт в профилированной кольцевой насадке. Также есть вспомогательная силовая установка мощностью 325 л.с.

Вооружение представлено комплексом ракетно-торпедного оружия: 12 крылатых ракет «Томагавк» в установках вертикального пуска и четыре 533-мм торпедных аппарата с боезапасом 26 торпед и ракет.

Торпедные аппараты расположены по бортам в средней части корпуса и предназначены для стрельбы торпедами Mk 48 ADCAP (Advanced CAPability, «улучшенные возможности»; последняя серийная версия – Mk 48 ADCAP Mod 7 CBASS), противокорабельными ракетами «Гарпун» и «Томагавками». Также они используются для постановки морских мин Mk 67 SLMM (Submarine-Laid Mobile Mine – «самотранспортирующаяся мина, выставляемая с подводных лодок») и Mk 60 CAPTOR (enCAPsulated TORpedo, «инкапсулированная торпеда»).

Мина Mk 67 SLMM предназначена для поражения надводных кораблей и судов. После выставления с носителя мина может своим ходом скрытно перемещаться в назначенное место. Mk 60 CAPTOR – это единственная в ВМС США глубоководная мина-торпеда для борьбы с субмаринами. Может выставляться не только с подлодок, но и, к примеру, с самолетов, включая стратегические бомбардировщики. В состав ее входит торпеда Mk 46, включенная в защитную капсулу с системами обеспечения, что позволяет ей находиться на позиции многие месяцы.

Именно «Хартфорд» стал первым из подводных атомоходов ВМС США, решивших задачу по выводу за борт и приему на борт автономного необитаемого подводного аппарата (АНПА). Эта уникальная для того времени операция прошла в октябре 2007 года: применялся АНПА типа AN/BLQ-11, который вывели за борт через торпедный аппарат. Прием из воды на борт подлодки осуществлялся при помощи роботизированной «руки» длиной 60 футов (18,29 м).

В ПРАВОМ УГЛУ – ГИГАНТСКИЙ «МОРПЕХОВОЗ»

«Нью-Орлеан» – второй ДВКД типа «Сан-Антонио». В октября 2002 года он был заложен на стапеле компании Avondale Shipyard (позже вошла в состав Litton Industries, а та затем – в Northrop Grumman). В декабре 2004 года ДКВД был спущен на воду, а боевой состав флота пополнил 10 марта 2007 года.

Ныне «Нью-Орлеан» приписан к пункту базирования ВМС США «Сасебо» близ города Нагасаки и призван обеспечивать амфибийную поддержку подразделений Корпуса морской пехоты (КМП) США, размещенных в Японии. Его девиз – Victory From the Sea («Победа – с моря»).

Корабли типа «Сан-Антонио» – это огромные плавбазы морпехов, играющие роль «длинного копья», выдвинутого в океан в авангарде американских войск с задачей первыми вступить в бой там, где Белый дом и Пентагон посчитают нужным.

По первоначальному замыслу серия этих гигантов (12 единиц) должна была заменить десантный флот из 41 разнотипного корабля: ДВКД типа «Остин», десантные транспорты-доки типа «Анкоридж», танко-десантные корабли типа «Ньюпорт» и десантные грузовые транспорты типа «Чарльстон».

Имея в полтора раза большие размеры (25 300 т полного водоизмещения против почти 17 000 т), «Сан-Антонио» берет на борт меньше морпехов, чем «Остин»: до 700 человек вместо 900. Зато «Сан-Антонио» способен перевозить вдвое больше вооружений и военной техники и может работать с такими новинками как транспортно-десантные конвертопланы «Оспри», или даже с перспективной техникой.

Впрочем, это замена лишь с «бухгалтерской» точки зрения. 12 новых кораблей, вероятно, смогут взять на борт десант той же численности, что и 41 «старичок». Но, во-первых, потеря одного такого гиганта равнозначна потере нескольких старых кораблей. А во-вторых, даже при всем желании меньшее число кораблей физически не сможет прикрыть все районы Мирового океана, где у США имеются «национальные интересы».

Вокруг этих монстров формируются специальные десантные, или, как их именуют за океаном, амфибийные группы или отряды. Главными задачами их являются демонстрация флага в мирное время и оперативное реагирование на угрозу в том или ином уголке планеты в предвоенное или военное время. В составе амфибийного отряда может быть один ДВКД этого типа либо два или больше, если группы сводятся в соединение. Также в состав группы или соединения могут включаться десантные корабли других типов. И в обязательном порядке – корабли охранения.

Основные тактико-технические характеристики ДВКД «Нью-Орлеан»: водоизмещение полное – около 25 300 т, длина наибольшая – 208,4 м, ширина наибольшая – 32,0 м, осадка наибольшая – 7,0 м, скорость полного хода – более 22 узлов, максимальная дальность плавания без пополнения топлива и провизии экономической скоростью 15 узлов – до 11 тыс. миль, экипаж – около 360 человек.

Главная энергоустановка включает четыре дизеля типа РС2.5 STC суммарной мощностью 29,8 МВт, которые работают на два гребных винта регулируемого шага. Также имеется пять дизель-генераторов модели 3608 суммарной мощностью 12,5 МВт.

Впечатляет десантовместимость этого гиганта: он может брать на борт на длительный срок до 700 морпехов с полным вооружением и амуницией, а на срок до трех суток – еще 100 морпехов. В грузовые отсеки входят до 50 единиц авто- и бронетанковой техники, а в доковой камере может располагаться два десантных катера на воздушной подушке типа LCAC и 14 плавающих бронетранспортеров. Типовой состав авиагруппы – 15 конвертопланов и вертолетов.

Собственное вооружение у корабля тоже есть, но весьма слабое, поскольку задачу по прикрытию этих плавбаз решают корабли охранения. ДВКД имеет две пусковые установки типа Mk 49 зенитного ракетного комплекса (ЗРК) ближнего рубежа RAM, две одноствольные 30-мм автоматические артустановки «Бушмастер II» и девять 12,7-мм пулеметов «Браунинг» М2. Также имеются средства радиоэлектронной борьбы ( РЭБ).

Благодаря внутреннему объему ДВКД типа «Сан-Антонио» обладают большим модернизационным потенциалом – как для приема новых видов техники и вооружения десанта, так и для размещения дополнительных радиоэлектронного вооружения и средств самообороны, включая установки вертикального пуска типа Mk 41. Согласно плану, они предназначаются для размещения зенитных управляемых ракет (ЗУР) комплекса ESSM, но из них возможно применение широкого спектра ракет, включая «Томагавки».

РЕМОНТ ВЛЕТЕЛ В КОПЕЕЧКУ

Вот эти два «одиночества» и нашли друг друга в водах Ормузского пролива в тот злополучный день. Учитывая их разные весовые категории, ситуацию можно описать как наскок «моськи» на «слона».

В итоге у «Хартфорда» были серьезно повреждены рубка, перископ и левый носовой горизонтальный руль. Травмы разной степени тяжести получили 15 подводников. «Десантнику» тоже досталось, но ввиду его превосходства в размерах повреждения были меньше, а о травмах среди личного состава вовсе не сообщалось: вероятно, экипаж ДВКД отделался легким испугом и, не исключено, мокрыми штанами. Зато из его топливной цистерны в пролив вылилось около 114 тыс. л дизтоплива.

9-8-1480.jpg
Стратегический ракетоносец проекта 955А –
гордость российских моряков и самая
желанная цель для американских
подводников.  Фото Владимира Карнозова
Результатом «наезда» стал выход из строя на длительное время двух боевых кораблей основных классов, имеющих важное значение для решения американским флотом задач по обеспечению национальной безопасности. А также многомиллионные расходы на ремонт: только на «Хартфорд» ушло 120 млн долл., в три раза больше первоначально заявленной суммы.

Согласно проведенному специальной комиссией расследованию, вина за происшедшее полностью была возложена на экипаж субмарины. Действия командного состава атомохода охарактеризовали как «неэффективные и халатные».

Командир «Хартфорда» коммандер Райан Брукхарт не только не подготовил план форсирования пролива, но и ни разу не появился в центральном посту подлодки за время его форсирования. Он поплатился за это должностью.

Старший помощник командира «Хартфорда», как отмечалось в отчете, «не смог организовать и поддерживать несение вахты в соответствии с высокими стандартами». И, что самое главное, «не оказал должной поддержки командиру корабля». В чем конкретно выражалось неоказание «должной поддержки» – не совсем понятно, но один факт в докладе комиссии привлекает внимание. За две недели до столкновения старпом обнаружил, что специалисты по гидроакустике слишком часто и надолго покидают свои боевые посты, фактически оставляя гидроакустический комплекс без присмотра. Он пытался решить данную проблему с командиром боевой части (БЧ), но не преуспел в этом. И это на корабле, несущем оружие стратегической дальности!

Матросов же уличили в том, что они спят и болтают на дежурстве, слишком часто и надолго покидают боевые посты, включая даже вахтенного радиста. «Многие члены экипажа сообщили, что (на корабле) имелось множество «известных» любителей поспать на посту (большинство членов экипажа указали пять фамилий), – отмечалось в докладе комиссии. – Эти военнослужащие регулярно спали на дежурстве, но к ним не были применены никакие дисциплинарные меры».

В ходе расследования выяснилось: на атомоходе «Хартфорд» для моряков в порядке вещей было сидеть за пультами на своих боевых постах босиком, сняв ботинки. Хорошо еще, что не в трусах или без оных… А главным старшинам сурово попеняли, что они не только не стремились навести порядок на боевых постах, но еще и сами зачастую нарушали дисциплину, болтая с несущими вахту матросами.

ЦЕПОЧКА ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫХ ОШИБОК

В отчете подчеркивалось, что столкновение двух боевых кораблей произошло, когда «Хартфорд» уже восьмую неделю кряду нес боевое дежурство, «находясь на острие копья» американского флота, выдвинутого в сторону беспокойного региона. Эта тяжелая авария стала возможной «вследствие примерно 30 серьезных ошибок, допущенных на борту «Хартфорда» в течение часа, непосредственно предшествовавшего столкновению».

По мнению специалистов, если хотя бы одна из этих ошибок не была допущена личным составом атомохода, это могло полностью устранить возможность аварии. Отчет по результатам происшествия сравнивает это с «классическимм случаем удаления одной кости домино».

Причем вахта «Хартфорда» успела заметить надводную цель. Но это не помогло.

Во-первых, сделала она это слишком поздно: дистанция была уже очень мала (при этом на «Хартфорде» даже не смогли верно определить дистанцию до цели – моряки считали, что та находится намного дальше от них).

Во-вторых, подводники не смогли верно рассчитать курс корабля.

И, наконец, в-третьих – они до самого удара так и не поняли, что объект их тарана – американский боевой корабль.

Впечатленный произошедшим, командующий подводными силами ВМС приказал тщательно изучить 11 аварий с участием подлодок, имевших место с 2001 года. Адмирал хотел понять, есть ли между ними что-то общее, кроме принадлежности к ВМС США.

Результатом работы группы из семи специалистов стал секретный отчет. Но журналистам издания The Day по закону о свободе информации удалось получить его копию, хоть и сильно отредактированную.

Выяснилось, что в ходе расследования предыдущих аварий вся вина возлагалась в основном на отдельных специалистов, «не предпринявших необходимых действий». Однако, по мнению авторов доклада, прежние расследователи не смогли сфокусироваться на «слабости системы».

Подготовленные специалисты могут совершать ошибки, подчеркивается в докладе. Но командование ВМС для предотвращения их должно предпринять определенные действия: доработать соответствующее оборудование и рабочие процедуры, усовершенствовать систему подготовки личного состава и «улучшить корабельную среду обитания».

Командование подводных сил, по словам руководителя программ подводных лодок ВМС контр-адмирала Уильяма Хиларидеса, было вынуждено пересмотреть свой подход к тому, какие системы флот приобретает, и «насколько хорошо эти системы помогают командиру корабля и экипажу поддерживать корабль в безопасности».

По итогам «аудита» командование ВМС решило провести все МЦАПЛ типов «Лос-Анджелес» и «Вирджиния» через программу модернизации. По замыслу, доработанные оборудование и программное обеспечение должны исключить возникновение в будущем ситуаций, подобных мартовскому тарану 2009 года.

Впрочем, возможно, американским адмиралам стоило сделать еще одно: нанести на свои навигационные карты в районе Ормузского пролива надпись «Осторожно! Бешеные «Лоси»!» Так, на всякий случай.

СУБМАРИНА-РЕЦИДИВИСТ

Рассмотренный выше случай – не редкость. Американские субмарины давно стали героями скандальной хроники.

То японский траулер на дно отправят. То столкнутся с чужим атомоходом во время неуклюжего слежения за ним. То на них самих авария случится. То на всем ходу решат протаранить свой же боевой корабль.

Особенная пикантность ситуации заключается в том, что для «Хартфорда» это было отнюдь не первое серьезное навигационное происшествие. Шестью годами ранее субмарина, как говорил известный персонаж, «крепко села на мель» в Средиземном море. Авария случилась, когда «Хартфорд» направлялся в пункт базирования подлодок ВМС США «Ла-Маддалена», располагавшийся в 1972–2008 годах на острове Санто-Стефано архипелага Ла-Маддалена, северо-восточнее Сардинии.

Как выяснила спецкомиссия, вследствие ошибок, допущенных личным составом штурманской БЧ, вахтенным офицером и командованием АПЛ в целом, атомоход вскоре после полуночи 25 октября 2003 года со всего маху налетел на подводную скалу. И получил серьезные повреждения обтекателей антенн гидроакустического комплекса и части его оборудования, а также рулей и других элементов конструкции. Обошлось, правда, без травм среди моряков. Лишь у вахтенного штурмана через час после аварии случилась паническая атака, но его откачали.

После исправления основных недостатков на месте подлодка своим ходом отправилась, ковыляя, как хромая утка, в военно-морскую базу «Норфолк», штат Вирджиния, для выполнения полного цикла ремонтно-восстановительных мероприятий. Атомоход на семь месяцев вышел из строя, а его ремонт обошелся в 9 млн долл.

Был и солидный «звездопад». Своих постов лишились не только командир подлодки коммандер Кристофер Ван Метр, но и его начальник – командир 22-й эскадры подводных лодок кэптен Грег Паркер, который в момент происшествия находился на субмарине в качестве старшего на борту. Ему досталось за то, что после первого удара о дно он отменил приказ командира корабля застопорить ход и, напротив, приказал увеличить скорость, опасаясь, что «Хартфорд» застрянет на мели. Итог – еще два удара о скалу.

Бесславно завершилась и карьера командира штурманской БЧ субмарины. Наказали и еще полдесятка членов экипажа. При этом и командир корабля, и штурман вступили в должности на «Хартфорде» всего за несколько недель до злополучного похода в Средиземное море.

ТРЕВОЖНЫЕ СИГНАЛЫ НЕ ЗАМЕТИЛИ

Интересно, что в том инциденте, как и в 2009 году, тревожные «звоночки» звучали задолго до аварии. Так, в июле 2002 года флагманский штурман военно-морской базы Гротон, к которой приписан «Хартфорд», в ходе проверки выявил низкий уровень подготовки личного состава штурманской БЧ. Подводникам предписали срочно «подтянуть» знания по ряду вопросов, включая… правильность определения местоположения корабля и нанесения данных на морские навигационные карты.

Позже появилась информация от другого проверяющего. Он утверждал, что стал свидетелем того, как в ходе совершения кораблем маневра процесс нанесения места субмарины на карту занял 1 минуту 15 секунд вместо положенных 35 секунд. Кроме того, он с удивлением отмечал такой дезориентирующий фактор: эхолот подлодки выдавал показания глубины в фатомах (морская сажень, равна 6 футам), навигационные карты показывали глубины в метрах, а система предупреждения об опасности была настроена в футах. В сложной ситуации роковая ошибка была просто неизбежна!

Дальше – больше. В апреле и июне 2003 года личный состав штурманской БЧ «Хартфорда» во время занятий на тренажере не смог правильно проложить курс корабля и определить его местоположение. А также допустил еще с десяток ошибок и нарушений «установленных процедур». Несмотря на все это, субмарину все же выпустили в море.

Но самое удивительное заключается в том, что «Хартфорд» попал в аварию не в ходе секретной боевой службы или преследования вражеской подлодки. Все произошло во время рутинного перехода из базы в базу. Причем ту же самую!

Дело в том, что «Хартфорд» был ошвартован к борту другой МЦАПЛ типа «Лос-Анджелес» под названием «Спрингфилд» (USS Springfield, SSN-761). Которая, в свою очередь, находилась рядом с тендером подводных лодок «Эмори С. Лэнд» (USS Emory S. Land, AS-39; головной в серии тендеров), получая припасы и проходя некоторое техобслуживание.

После того как «Спрингфилд» завершил все необходимые процедуры, он должен был уступить место еще одному «Лосю» – МЦАПЛ «Майами» (USS Miami, SSN-755). Но для этого «Хартфорду» нужно было покинуть свое место и несколько часов «поболтаться» в море, пока два других атомохода на выполнят рокировку у борта тендера.

Экипажу «Хартфорда», который в то время находился в процессе подготовки к выходу на боевую службу и ожидал поступления запчастей для «зашалившего» гидроакустического комплекса, надо было лишь обогнуть остров, совершив несколько несложных маневров. А затем, как водится, произошла череда ошибок.

Вскоре после выхода из гавани одна за другой из строя стали выходить различные системы, обеспечивающие навигационную безопасность и кораблевождение. Но попытки штурманской БЧ восстановить их работу успеха не имели. Затем командир корабля, отклоняясь от заранее проработанного решения на переход морем, решил «поддать газу» и приказал увеличить скорость хода. А тут еще вахтенные штурман и штурманский электрик покинули свои боевые посты для выяснения «в чем же заключается проблема с приборами», не уведомив об этом командира.

В итоге из-за неверного определения местоположения атомохода после поворота на новый курс тот на скорости 10 узлов налетел на скалистое дно. Причем даже на буксире, который должен был сопровождать подлодку на входе в базу, заметили, что та следует неверным и опасным курсом, и пытались связаться с «Хартфордом» и по морской рации, и даже по мобильнику. Но тщетно.

А в это время матрос, следивший за показаниями эхолота, наблюдал, как показания глубины под килем подлодки стремительно уменьшаются. Сначала до 100 футов (30,5 м), потом до 83 футов (25,3 м), а затем и до 50 футов (всего-то 15 м «с хвостиком»).

Позднее очевидцы указывали, что перед самым столкновением старпом подлодки, споря с командиром о реальном месте нахождения их корабля, прокричал: «Штурман, где … мы находимся?!» (цензура здесь скрыла известное слово на букву «f». – В.Щ.). А командир в тот момент вопрошал своего старшего помощника: «Да у нас тут вообще хоть что-то работает?!»

«ПРЫЖОК КИТА» В ИСПОЛНЕНИИ «ЛОСЯ»

В той ситуации особенно примечательно, что командование американского 6-го флота почти месяц скрывало от своих итальянских союзников факт аварии (сообщили только тогда, когда родственники членов экипажа стали рассказывать журналистам, почему подводники неожиданно вернулись домой раньше срока). А затем, после расследования причин аварии, еще и попросило их выставить дополнительное навигационное оборудование.

«Это уже в который раз демонстрирует не только серьезные риски, которым подвергается гражданское население, но и культуру молчания, которая неизменно прикрывает действия военных на Сардинии, – заявил по этому поводу в итальянском парламенте депутат от партии зеленых Мауро Булгарелли. – Наша страна приобрела безъядерный статус почти 20 лет назад по воле подавляющего большинства населения Италии. Недопустимо, чтобы благодаря американским войскам, базирующимся на нашей территории, ядерный риск вновь появился. В другое время это назвали бы колонизацией».

Зато экипаж местного буксира наконец-то смог своими глазами увидеть, что такое «прыжок кита». Американская субмарина после третьего удара буквально подлетела над водой – и затем с креном на 10–12 градусов на левый борт рухнула в воду, застыв в километре от берега…

Шесть лет спустя экипаж «Хартфорда» решил, что называется, повторить «подвиг» своих коллег. Но сделал это еще более ярко. В итоге американская субмарина по полному праву заслужила титул «навигационного рецидивиста». А ведь до того атомоход в подводных силах ВМС США, даже несмотря на происшествие у Сардинии, находился на хорошем счету и считался одним из лучших.

Этому, казалось, способствовал даже сам дух субмарины. Ее девиз – Damn the torpedoes, full speed ahead («К черту торпеды, полный вперед!») – это сокращенный вариант фразы, приписываемой одному из наиболее почитаемых американских военно-морских офицеров Дэвиду Глазго Фаррагуту. Он произнес их во время сражения в заливе Мобил 5 августа 1864 года в ходе Гражданской войны в США.

И вот так оконфузиться практически на ровном месте – да еще и дважды. Не знаю, как насчет торпед, но вторую часть своего девиза – «полный вперед» – подводники «Хартфорда» в обеих авариях реализовали по полной программе.

Такие вот гримасы судьбы претерпела заокеанская «стальная акула». Зато в 2009 году злоключения «Хартфорда» стали хорошим подарком российским подводникам к их профессиональному празднику. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Россия может рассчитывать на приемлемые нефтяные цены в течение двух лет

Россия может рассчитывать на приемлемые нефтяные цены в течение двух лет

Михаил Сергеев

Соглашение об ограничении добычи ОПЕК+ будет продлено

0
1454
Трамп испытывает Байдена миграционным вопросом в Техасе

Трамп испытывает Байдена миграционным вопросом в Техасе

Данила Моисеев

Ход предвыборной кампании в США все сильнее определяется ситуацией на южной границе страны

0
1006
Белый дом делает ставку на активность Пекина в Красном море

Белый дом делает ставку на активность Пекина в Красном море

Игорь Субботин

США надеются использовать "китайскую экспансию" в своих интересах

0
1067
ВТО попытается выйти из кризиса

ВТО попытается выйти из кризиса

Данила Моисеев

Проблемы глобализации и американо-китайских отношений сказываются на деятельности организации

0
1422

Другие новости