0
6741
Газета Вооружения Интернет-версия

25.05.2023 20:36:00

Стратегическая ошибка адмирала Горшкова

Как советские флотоводцы собирались достичь невозможного

Александр Широкорад

Об авторе: Александр Борисович Широкорад – писатель, историк.

Тэги: вооружения, ссср, флот, развитие, горшков


вооружения, ссср, флот, развитие, горшков На фото БПК "Маршал Тимошенко", 1986 год. Фото wikipedia.org

В начале 1960-х годов советскому ВМФ была поставлена невыполнимая задача: вести борьбу в мировом океане с американскими атомными подводными лодками, оснащенными баллистическими ракетами с атомными боеголовками (ПЛАРБ).

Чтобы разобраться в ситуации, нам придется вернуться к сталинской судостроительной программе 1946–1955 годов, которая предусматривала сдачу ВМФ четырех тяжелых крейсеров (ТКР) проекта 82 (с девятью 305-мм пушками СМ-33); тридцати легких крейсеров (ЛКР) проекта 68бис (с двенадцатью 152-мм пушками); 188 эскадренных миноносцев и 317 подводных лодок.

При этом проектирование корабельных крылатых ракет и ракетных подводных лодок началось в 1946 году, а проектирование подводной лодки с атомной силовой установкой – в 1952 году.

Но вот к власти приходит Никита Сергеевич Хрущёв, попавший под влияние «политиков от науки» – конструкторов Сергея Королёва, Владимира Челомея (у которого работал сын вождя Сергей Хрущёв) и ряда других.

До 1953 года ученые ядерщики и ракетчики работали под строгим контролем Лаврентия Берии, и им в голову не могло прийти «судить выше каблука». А при Хрущёве они занялись высокой политикой. Например, академик Андрей Сахаров, зациклившийся на «царь-бомбе», до конца жизни не мог понять значение тактического ядерного оружия и баллистических ракет с разделяющимися боеголовками.

Ну а Сергей Королёв за свою жизнь не создал ни одной серийной МБР. Его Р-7 была неплохим ракетоносителем – и одновременно пародией на боевую МБР. Как шутили военные, «Королёв работает на ТАСС, а Янгель – на нас». Имелся в виду академик Михаил Янгель, создатель, кроме всего прочего, баллистических ракет Р-11, Р-12, Р-14, Р-16, Р-36 и др.

Товарищи академики надоумили доверчивого Хрущёва, что война отныне может быть только тотальной и термоядерной, причем весьма скоротечной. До «политиков от науки» не дошло, что развитие техники и технологий приведет к серийному (в тысячах штук) созданию термоядерных зарядов и межконтинентальных баллистических ракет (МБР). Соответственно термоядерная война может привести к гибели всего человечества.

Западные политики и военные это осознали и с начала 1950-х годов стали готовиться к обычным и ядерным локальным войнам.

СПИСАННЫЕ КРЕЙСЕРЫ

Между тем «политикам от науки» и их покровителям из ЦК КПСС не нужно было даже особо задумываться. Читали бы повнимательнее газету «Правду» за 1950–1960 годы. Бесконечные локальные войны: Корея, Индокитай, Вьетнам, Малайзия, Куба, Алжир, Кипр, Йемен, Египет – и далее еще длинный список. Причем в большинстве этих войн активное участие принимали корабли американского, британского и французского флотов.

В ходе этих и других локальных войн выяснилось, что самыми эффективными кораблями после авианосцев являются линкоры и крейсера с 406-мм и 203-мм орудиями. Однако у нас Никита Хрущёв распорядился пустить на металлолом уже спущенные на воду два крейсера проекта 82 и семь строящихся крейсеров проекта 68бис. Как изрек в ходе визита в США в 1959 году дорогой Никита Сергеевич: «Крупные надводные корабли хороши лишь для государственных визитов».

Представим на секунду, как в 1956–1990 годах четыре наших ТКР проекта 82 и тридцать ЛКР проекта 68бис навели бы ужас в Средиземном море на 6-й и все прочие натовские флоты.

Да, в 1960–1980-х годах у крупных артиллерийских кораблей в океане не было ни одного шанса в бою с авианосцами. Иное дело – Средиземное море, где советские и американские корабли находились на расстоянии нескольких километров, а то и сотен метров друг от друга.

Наши крейсера проекта 68бис во время слежения находились в боевой готовности номер два или номер один, что позволяло через 15 секунд после получения приказа открывать по противнику огонь главным калибром.

За минуту крейсер проекта 68бис выпускал 72 (!) снаряда калибра 152 мм. При этом, согласно тактико-техническому заданию (ТТЗ), башни главного калибра крейсера проекта 68бис должны были сохранять боеспособность при воздушном взрыве мощностью одна мегатонна на дистанции 700 м. Ну, это конкретное требование ТТЗ могло и не выполниться, но в целом живучесть крейсеров проекта 68бис в условиях ядерной и обычной войны была куда выше, чем у авианосцев.

В ходе вьетнамской войны американские авианосцы пылали, как огромные костры, из-за взрыва маленькой неуправляемой ракеты под крылом штурмовика, а потом шли в капитальный ремонт на много месяцев.

ЗАМАХНУТЬСЯ НА АВИАНОСЕЦ

Самое интересное, что Никита Сергеевич Хрущёв врал и американцам, и советскому народу. Были прекращены работы не над артиллерийскими, а над пятнадцатью ракетными крейсерами, созданными в корпусах проекта 68бис. Там были и корабли противовоздушной обороны с комплексом из трех зенитных ракет: М-1, М-2 и М-3.

Шли работы над корабельными крылатыми ракетами П-20 с дальностью полета свыше 3000 км. Маршевая высота полета составляла 24–30 км. Скорость – 320 км/час. Как видим, они были неуязвимы для тогдашней американской ПВО и могли донести куда следует спецзаряд тип «46» мощностью в 3 мегатонны. В частности, планировалось вооружить такими ракетами атомный крейсер проекта 63, разрабатываемый ЦКБ-17 с 1957 года.

Но вот американцы в 1960–1961 годах ввели в строй первые пять атомных ПЛАРБ типа «Джордж Вашингтон» с баллистическими ракетами «Полярис» с дальностью 2200 км. Хрущёв испугался и дал новое задание ВМФ:

1. Обеспечение пуска баллистических ракет своих подводных лодок.

2. Уничтожение американских ПЛАРБ.

3. Уничтожение американских авианосных соединений.

Первая и третья задачи были посильными для советского флота. А вторая была порождена фантазией адмирала флота Советского Союза Сергея Георгиевича Горшкова, многолетнего Главнокомандующего ВМФ. Искать ПЛАРБ за многие тысячи километров от своих берегов без истребительного прикрытия – самоубийство.

При этом нетрудно было предусмотреть, что дальность лодочных ракет будет стремительно расти: «Полярис-А1», 1960 год – 2200 км; «Полярис-А2», 1962 год – 2800 км; «Полярис-А3», 1964 год – 4600 км. Ну а в 1970-х годах американские и советские подводные лодки могли стрелять по супостату, уже не отходя от причала.

Периодически советский флот осуществлял «вскрытие» районов боевого патрулирования американских ПЛАРБ. Так, в 1985 году была проведена операция «Апорт», а через два года – операция «Атрина». К ней были привлечены атомные подводные лодки-«убийцы», а также противолодочные самолеты Ту-142, базировавшиеся на Кубе, и разведывательные суда. Обратим внимание, что ни один большой противолодочный корабль (БПК) к подобным операциям не привлекался.

Зато в СССР с начала 1960-х годов до 1990 года было построено 58 (!) БПК водоизмещением от 4400 до 7500 т. Причем 20 единиц проекта 61 вообще не имели противокорабельных ракет, а их артиллерия состояла из двух спаренных 76-мм пушек АК-726. А на последующих проектах БПК, 1134 и 1134А (11 единиц) калибр орудий был вообще снижен до 57 мм (АК-725).

Американские же фрегаты типа «Белкнап» и «Тракстон» были оснащены 127/54-мм установками. По своим габаритам и вооружению американские фрегаты («ракетные лидеры») были близки к советским БПК, но выполняли принципиально иные задачи – охрану авианосцев от подводных лодок, ракет и самолетов.

Надо ли говорить, что мощное артиллерийское вооружение пригодилось бы нашим кораблям не только в бою с кораблями противника, как, например, на Средиземном море, но и для артиллерийской поддержки десанта и воздействия на береговые объекты неприятеля.

ГРОЗНЫЙ «ПИОН»

Между тем советские конструкторы предлагали адмиралам самые мощные в мире и непревзойденные до сих пор артсистемы. Так, во второй половине 1970-х годов была спроектирована 203-мм установка «Пион-М» (не путать с самоходной артиллерийской установкой «Малка»).

При сравнительно небольшом весе установки (75 т с 75 готовыми к стрельбе выстрелами) орудие могло стрелять 110-килограммовыми снарядами на дальность 37 км, а активно-реактивными – на 50 км. Скорострельность – 15 выстрелов в минуту. Управление стрельбой 203-мм установки «Пион-М» должен был осуществлять серийно выпускавшийся пост управления стрельбой (ПУС) МР-184 «Лев» с инструментальной дальностью 75 км.

В конце 1983-го – начале 1984 года был разработан проект 406-мм корабельного гладкоствольного орудия, являвшегося одновременно и пусковой установкой для различного типа ракет. Орудие – пусковая установка имело 406-мм гладкий ствол длиной 6,5 м. Система могла стрелять управляемыми снарядами, как «поверхность – поверхность», так и зенитными. Кроме того, можно было стрелять оперенными снарядами и глубинными бомбами как с обычным, так и со спецзарядом. 406-мм башенная установка могла размещаться на всех типах надводных кораблей водоизмещением свыше 2000 тонн.

Главной особенностью установки было ограничение угла возвышения +30 градусов, что дало возможность заглубить ось цапф ниже палубы на 500 мм и исключить из конструкции башню. Качающаяся часть была помещена под боевым столом и проходила через амбразуру купола. Заряжание производилось при угле возвышения +90 градусов непосредственно из погреба «элеватором-досылателем», расположенным соосно вращающейся части.

Выстрел состоял из боеприпаса (снаряда или ракеты) и поддона, в котором размещался метательный заряд. Поддон для всех типов боеприпасов был одинаков. Он двигался вместе с боеприпасом по каналу ствола и отделялся после вылета из канала. Все операции по подаче и досылке производились автоматически.

Вес установки при одноярусном погребе – 32 т, при двухъярусном погребе – 60 т. Расчет – четыре-пять человек. Дальность стрельбы управляемыми ракетами – до 250 км, снарядами весом 1200 кг –10 км, снарядами весом 110 кг – 42 км. Скорострельность (выстрелов в минуту): управляемыми ракетами –10, снарядами – 15–20.

Резолюция руководства оригинальностью не отличалась: «Калибр 406 мм не предусмотрен стандартами отечественного ВМФ».

ТРАДИЦИИ ИЛИ КОСНОСТЬ

Ну а кто мешал нашим адмиралам оснастить ракетные крейсера, малые и средние разведывательные корабли и те же бестолковые БПК беспилотными летательными аппаратами? Так их же тогда не было! А вот в 1951 году авиамоделист Любушкин сам смастерил дрон с бензиновым моторчиком, который пролетел 357 км.

А что, нельзя было собрать умельцев, хорошо им заплатить – и уже в 1960-х годах появились бы дроны, запускаемые с простейших палубных катапульт. Даже с примитивными бензиновыми моторчиками они смогли бы вести разведку на расстоянии 200–300 км и оставаться в воздухе до суток.

Советскому флоту в 1960-х годах требовалась палубная авиация. Нет истребителей – так хотя бы вертолеты дальнего действия и дроны. Вспомним, что производимый в 1970-х годах в Советском Союзе дрон Ту-141 «Стриж» сейчас успешно используется ВСУ в качестве крылатой ракеты.

Увы, наши адмиралы продолжали клепать БПК.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Аскет и плут, бунтарь и моралист

Аскет и плут, бунтарь и моралист

Юрий Юдин

К 90-летию романа Николая Островского «Как закалялась сталь»

0
5215
Еду в Москву бороться!

Еду в Москву бороться!

Александр Васькин

Столичные адреса Корнея Чуковского

0
4914
Правительство профинансирует строительство рыбопромыслового флота

Правительство профинансирует строительство рыбопромыслового флота

Ольга Соловьева

Пострадавшим от паводков регионам госбюджет выплатит 2 миллиарда рублей

0
2145
Вашингтон и Эр-Рияд близки к подписанию пакта в сфере обороны

Вашингтон и Эр-Рияд близки к подписанию пакта в сфере обороны

Игорь Субботин

США намерены возобновить поставки наступательных вооружений Саудовской Аравии

0
1700

Другие новости