0
1364
Газета Концепции Интернет-версия

07.04.2000 00:00:00

Безальтернативный вариант

Владимир Белоус

Об авторе: Владимир Семенович Белоус - директор Центра международных и стратегических исследований, профессор Академии военных наук, генерал-майор в отставке.

Тэги: стратегия, СНВ, ПРО


В числе проблем, которые придется решать новому президенту, на одном из первых мест будут вопросы обеспечения национальной безопасности страны и напрямую связанная с ними судьба стратегических ядерных сил (СЯС), о которых идет речь в российско-американском Договоре СНВ-2. Его ратификация оказалась не "по зубам" ни Верховному Совету РФ, ни Государственной Думе первого и второго созывов. В своем отношении к СНВ-2 кандидатам предстоит дать четкий и однозначный ответ - "за" или "против". Третьего не дано.

Недостатки

Существенные недостатки самого Договора во многом определяются отсутствием в России надежного и эффективного механизма принятия важнейших военно-политических решений, подобного тому, который существовал советские времена. Среди минусов Договора следует назвать следующие.

Первое. Согласие российской стороны с американским тезисом о дестабилизирующем характере многозарядных ракет шахтного базирования, которые являются основой группировки российских СЯС.

Второе. В результате выполнения Договора России предстоит перестроить структуру своих СЯС. Основу группировки российских стратегических ядерных сил традиционно составляют межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования (МБР), на которых размещается около 60% ядерных боезарядов. До 30% боеголовок несут на себе баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) и около 10% - тяжелые бомбардировщики (ТБ). В результате выполнения СНВ-2 структура российских СЯС (по числу боеголовок) составит: около 50% - на БРПЛ, 30% - на МБР, 20% - на ТБ.

Третье. В СНВ-2 заложена реальная возможность формирования значительного по своим размерам "возвратного ядерного потенциала". Он образуется в результате частичной "разгрузки" и отсутствия требований по контролируемому демонтажу боезарядов. Это приводит к тому, что после выполнения условий Договора "в случае необходимости" в короткие сроки может быть увеличено число зарядов на МБР и БРПЛ США на 2750, а с учетом обратного перевода 100 ТБ из неядерных в ядерные - до 4000-4500 единиц против 525 - у России.

Четвертое. Отсутствие в СНВ-2 обязательств сторон в отношении строгого выполнения Договора по ПРО 1972 г. и невыхода из него. Однако при этом необходимо иметь в виду следующие обязательства. Во-первых, в случае попыток США выхода из Договора по ПРО или его обхода Россия имеет полное право в любое время выйти из СНВ-2. Во-вторых, создание ПРО США будет иметь для России в течение ближайших 10-15 лет больше политическое, чем военное значение. В то же время отказ России от ратификации СНВ-2, несомненно, подтолкнет США к скорейшему развертыванию национальной системы ПРО и выходу из Договора 1972 г. Россия в данных условиях явно заинтересована в том, чтобы это произошло как можно позже. Затягивание сроков развертывания ПРО США создает для России потенциальную возможность по мере выхода из экономического кризиса предпринять адекватные ответные меры по нейтрализации шагов другой стороны.

Пятое. Хотя это прямо не относится к недостаткам Договора, серьезной причиной отказа от его ратификации является значительное ухудшение отношений между Россией и США, произошедшее после подписания Договора. Прежде всего это связано с расширением НАТО и распространением сферы его действия за пределы блока.

В то же время, указывая на негативные стороны Договора, необходимо учитывать наличие позитивных факторов, определяющих целесообразность для России ратификации СНВ-2. Для принятия верного решения необходимо прежде всего снизить влияние эмоциональной составляющей и обосновывать его на основе трезвого расчета, беспристрастно взвешивая все pro и contra.


Военная стратегия

Основополагающим является ответ на вопрос о том, будет ли при ратификации СНВ-2 обеспечиваться военная безопасность России, поддерживаться стратегическая стабильность? Ряд политологов и военных специалистов старательно доказывают, что при выполнении условий СНВ-2 российские СЯС будут разрушены и США обеспечат себе подавляющее военное превосходство. Такая позиция особенно характерна для политических партий и движений левой ориентации, для которых запугивание слабонервных является основным методом доказательства.

С другой стороны, в последнее время ряд специалистов бросились в другую крайность и доказывают, что ракетно-ядерный паритет России с США - это детище холодной войны, в настоящее время он потерял актуальность и от него попросту можно отказаться. С такими заявлениями выступали даже некоторые высокопоставленные чиновники Совета Безопасности. Они не отдают себе отчет в том, что, потеряв паритет однажды, Россия в обозримом будущем будет не в состоянии вернуть его.

В то же время разорительные советские подходы к гонке ядерных вооружений по многим, прежде всего экономическим соображениям, более неприемлемы. Для России наиболее предпочтительным является паритет на уровне СНВ-3 (1000-1500 боеголовок). Такое количество стратегических вооружений при ориентировочной структуре: 400-500 боеголовок на МБР, 600-800 на БРПЛ и 200-300 на ТБ - обеспечивает выполнение широкого диапазона боевых задач, нанесение неприемлемых потерь любому агрессору в ходе ответного удара. Это является необходимым и достаточным условием поддержания стратегической стабильности. При этом необходимо учитывать, что для перехода к переговорам в формате СНВ-3 необходимым условием является вступление в действие СНВ-2. От этого условия США не откажутся.

Противники ратификации СНВ-2 в своей аргументации стараются обходить стороной вопрос об ограниченности гарантийных сроков нахождения средств СНВ в боевом составе. Следует учитывать, что гарантийные сроки жидкотопливных ракет составляют 15 лет, твердотопливных - 10 лет, подводных ракетоносцев - 20-25 лет при условии проведения среднего ремонта каждые 7-8 лет, тяжелых бомбардировщиков - 25-30 лет. Необходимо помнить, что тяжелые ракеты РС-20 (СС-18) и десятизарядные твердотопливные РС-22 (СС-24) производились на заводах Украины, и возобновление их производства невозможно. В настоящее время только моноблочная ракета "Тополь-М", которая в будущем станет основой РВСН, производится с участием исключительно российских предприятий. В результате проведения мероприятий по продлению гарантийных сроков ракет удается увеличить длительность нахождения на боевом дежурстве примерно в полтора раза. Однако такое продление не может быть бесконечным, ибо их техническая надежность за пределами гарантийных сроков неминуемо понижается.

Расчеты специалистов, проведенные с учетом сроков постановки средств СНВ на боевое дежурство и их гарантийных сроков, показывают, что в период 2005-2008 гг. большинство ракет наземного и морского базирования выйдут из строя. Их снятие с боевого дежурства будет происходить быстрее, чем плановые сокращения в соответствии с СНВ-2. Американские военные специалисты указывают, что в результате устаревания российских СНВ в составе СЯС будут находиться: к 2007 г. - 1200 боеголовок, к 2012 г. - до 700, и это, безусловно, учитывается в военной политике США. В то же время в случае нератификации СНВ-2 США имеют возможность оставаться на уровне СНВ-1 (6000 боеголовок), что обеспечит им 4-5-кратное превосходство над Россией.

Вопрос об ограниченности гарантийных сроков СНВ и более полном их использовании рассматривался в ходе встречи президентов России и США в марте 1997 г. в Хельсинки. Была достигнута договоренность о продлении сроков ликвидации стратегических ракет до 31 декабря 2007 г. (вместо 2003 г. в соответствии с СНВ-2). Стороны также достигли согласия в том, что необходимо устранить ряд недостатков СНВ-2, в частности, предпринять меры по ликвидации возвратного потенциала, осуществлять контроль над ракетами морского базирования большой дальности. Эти договоренности несколько снизили степень озабоченности России, связанные с выполнением СНВ-2, и в целом создали более благоприятные условия для его ратификации.


Экономика

В отличие от всех прежних соглашений в области ограничения и сокращения ядерных вооружений - ОСВ-1 (1972 г.), ОСВ-2 (1979 г.), РСМД (1987 г.), СНВ-1 (1991 г.) сегодня на первый план выходят экономические проблемы, связанные с реализацией СНВ-2 и будущим российских СЯС. В нынешних экономических условиях и в обозримом будущем поддержание СЯС России на уровне СНВ-1 или СНВ-2 чревато дальнейшим ослаблением других видов ВС, остановкой разработки и производства новых поколений высокоэффективного обычного оружия.

На сегодняшний день Россия по размерам валового внутреннего продукта (ВВП) уступает США в 12-15 раз, а ее военный бюджет составляет около 5 млрд. долл. (по паритету покупательной способности 10-12 млрд. долл.). Военный бюджет США в последние годы находится на уровне 280-290 млрд. долл.

Ориентировочные расчеты показывают, что на содержание СЯС России до 2010 г. потребуется следующее количество средств: на уровне СНВ-1 - 690-710 млрд. руб., на уровне СНВ-2 (3000-3500 боеголовок) - 470-480 млрд. руб. Даже простое сравнение этих показателей с размерами годового бюджета России (около 660 млрд. руб. по доходам) показывает, что страна попросту не в состоянии поддерживать свои СЯС на уровне СНВ-1 или СНВ-2. Более приемлемым является сохранение в боевом составе СЯС на уровне СНВ-3 (1000-1500 боеголовок), на что потребуется 120-125 млрд. рублей. Поэтому Россия крайне заинтересована в подписании СНВ-3, который позволит сохранить стратегический паритет с США на минимально необходимом уровне.

При оценке экономических факторов, связанных с СНВ-2, необходимо учитывать довольно высокую стоимость ликвидации вооружений, выводимых из боевого состава. По данным Минатома, стоимость демонтажа одной ядерной боеголовки составляет 10-15 тыс. долл., а уничтожить предстоит 12-15 тыс. стратегических и тактических боеголовок. Демонтаж одной МБР или БРПЛ с утилизацией компонентов топлива составляет десятки и сотни тысяч долларов. Ориентировочная стоимость разделки одной атомной подводной лодки достигает 3-4 млн. долл., а всего предстоит демонтировать более 150 таких подлодок. При этом следует иметь в виду, что практически одновременно России предстоит ликвидировать, в соответствии с обязательствами по Конвенции об уничтожении химического оружия, 40 тыс. тонн отравляющих веществ, на что потребуется 6-8 млрд. долл.

Анализ затрат показывает, что справиться с широкомасштабными задачами по ликвидации вооружений Россия самостоятельно не сможет и ей необходима серьезная международная помощь.


Партнерство

Ратификация СНВ-2 затрагивает не только российско-американские отношения, но и имеет более широкое значение в международном плане. Это особенно сказывается на устойчивости режима нераспространения ядерного оружия. В этой связи следует напомнить, что Конференция 1995 г., посвященная судьбе Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), одобрила бессрочное продление срока его действия при условии осуществления ядерными державами процесса ядерного разоружения. В соответствии с принятой резолюцией каждые пять лет будут проходить конференции с рассмотрением хода процесса выполнения ДНЯО. Ближайшая такая конференция должна состояться в апреле-мае 2000 г.

Анализ завершающегося процесса подготовки к этому форуму показывает, что со стороны практически всех неядерных государств, вне зависимости от их политической ориентации, выдвигаются требования о выполнении ядерными державами п. 6 ДНЯО, предусматривающего ведение переговоров и реальное сокращение ядерного оружия, вплоть до его полного уничтожения. С чем придет Россия на эту конференцию, если после 1995 г. с ее стороны не было предпринято никаких реальных шагов по решению проблемы разоружения? В условиях нератификации СНВ-2 позиция России будет весьма уязвима и наверняка станет объектом серьезной критики со стороны мирового сообщества. США, отказавшись от ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), постараются обосновать свой отказ нежеланием России (уже в течение семи лет) ратифицировать СНВ-2 и осуществлять реальную политику разоружения. Поэтому Государственной Думе необходимо рассмотреть предложение правительства в отношении СНВ-2 и ратифицировать его до начала работы конференции по ДНЯО.

В этом случае позиция России будет выглядеть достаточно убедительной. В противоположность этому позиция США, отказавшихся ратифицировать ДВЗЯИ и открыто демонстрирующих свои намерения "модернизировать" Договор по ПРО в направлении создания основ широкомасштабной противоракетной обороны территории страны, несомненно, вызовет ожесточенную критику со стороны неядерных государств. Нет сомнений в том, что подобное развитие событий на международной арене соответствует интересам России.

При рассмотрении вопроса о ратификации СНВ-2 в Государственной Думе за основу целесообразно взять проект федерального закона "О ратификации Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений", подготовленный комитетами по международным делам и обороне Госдумы второго созыва. При необходимости сопроводить резолюцию о ратификации определенными оговорками, подобно тому, как в свое время это сделали Соединенные Штаты.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Исчезновения

Исчезновения

Александр Эстис

0
428
Бориса Джонсона обвинили в небрежном отношении к вопросам национальной безопасности

Бориса Джонсона обвинили в небрежном отношении к вопросам национальной безопасности

0
371
В Госдуму внесен закон об агентах «русского мира»

В Госдуму внесен закон об агентах «русского мира»

Иван Родин

Соотечественников за рубежом зазывают в консульские учреждения РФ

0
1149
Навальный не смог проголосовать на выборах

Навальный не смог проголосовать на выборах

0
609

Другие новости

Загрузка...