0
2666
Газета Концепции Интернет-версия

26.05.2000 00:00:00

На повестке дня договор СНВ-3

Анатолий Дьяков

Павел Подвиг

Об авторе: Анатолий Степанович Дьяков, Павел Леонардович Подвиг - сотрудники Центра по изучению проблем разоружения

Среди проблем, которые будут обсуждаться в начале июня на российско-американской встрече на высшем уровне вне всякого сомнения возникнет вопрос о дальнейших шагах в области сокращения стратегических наступательных вооружений (СНВ). До сих пор на консультациях о будущем соглашении сторонам не удалось достичь сколько-нибудь заметного прогресса.

Атомные подлодки проекта 667БДРМ в ближайшие десять лет будут составлять основу морских СЯС России.
Надеяться на серьезный прорыв в области ядерного разоружения не приходится и сейчас. Полноценные переговоры по СНВ-3 смогут начаться только после того, как недавно ратифицированный Думой договор СНВ-2 вступит в силу. Но это сможет произойти уже только после одобрения сенатом США подписанных в сентябре 1997 г. в Нью-Йорке документов, в числе которых протокол к СНВ-2 и ряд соглашений, касающихся Договора по ПРО. Насколько можно судить по последним сообщениям из США, рассчитывать на то, что сенат одобрит эти документы, практически не приходится. Кроме этого, серьезным препятствием на пути вступления СНВ-2 в силу стало желание Соединенных Штатов начать осуществление программы создания так называемой национальной ПРО.

Тем не менее, обсуждение вопроса о том, какой Договор СНВ-3 отвечал бы интересам России, а также о ее возможностях в достижении разумного компромисса на переговорах об СНВ-3, сегодня является своевременным и целесообразным.

Как представляется, такое обсуждение должно базироваться на следующих положениях. Во-первых, Россия заинтересована в продолжении сокращения СНВ. Во-вторых, такое сокращение может осуществляться только на паритетной с США основе, поскольку потеря примерного количественного равенства сторон неизбежно приведет к ситуации, в которой Россия лишится возможности активно влиять на ход ядерного разоружения в будущем. В-третьих, сокращения стратегических сил не должны лишать Россию способности обеспечить гарантированный ответный удар и не должны накладывать на структуру российских стратегических сил ограничений, подрывающих возможность гибко реагировать на изменение политической обстановки.

Набор вариантов развития СЯС, имеющихся сегодня в распоряжении у России, весьма ограничен. Основные направления строительства стратегических сил сформулированы в программе, которая была одобрена Советом безопасности летом 1998 г. Согласно нашим оценкам, в случае успешного осуществления этой программы, а также выполнения обязательств, взятых на себя Россией при ратификации СНВ-2, к началу 2008 г. в составе ее стратегических сил будет насчитываться около 1300-1400 боезарядов. Отказ от выполнения СНВ-2 не изменит кардинальным образом ситуацию, а сможет лишь обеспечить возможность сохранения количества стратегических боезарядов на уровне 3000 примерно до 2008-2010 г. Для того чтобы поддерживать такой уровень в дальнейшем, России придется осуществить довольно дорогостоящую программу разработки новой ракеты, оснащенной разделяющимися головными частями (РГЧ) индивидуального наведения (ИН).


ОСНОВНЫЕ ПАРАМЕТРЫ СНВ-3

В основу нового соглашения о сокращении вооружений должны лечь следующие принципы.

Первое. обеспечение примерного количественного паритета СЯС России и США. С этой целью новый договор должен предусматривать сокращение стратегических наступательных вооружений до уровня в 1500 боезарядов.

Второе. максимальное ограничение "возвратного потенциала". Наиболее эффективным решением проблемы "возвратного потенциала", на наш взгляд, может стать уничтожение ядерных зарядных устройств, снимаемых с ликвидируемых и "разгружаемых" носителей.

Третье. ослабление установленного СНВ-2 запрета на развертывание МБР наземного базирования с разделяющимися головными частями индивидуального наведения. Этот запрет должен быть заменен запретом на развертывание наземных баллистических ракет, оснащенных более, чем тремя боевыми блоками. Кроме этого, должен быть установлен запрет на "разгрузку" МБР, оснащенных более чем тремя боезарядами.

Четвертое. ликвидация крылатых ракет морского базирования (КРМБ) в ядерном оснащении и боезарядов этих ракет.

Эти положения потребуют пересмотра некоторых статей Договора СНВ-2. В такой ситуации наилучшим решением проблемы СНВ-2 могло бы стать прекращение усилий, направленных на вступление этого договора в силу, и переход непосредственно к следующей стадии сокращений стратегических вооружений.

Еще одним аргументом в пользу того, чтобы новый договор в качестве основы использовал СНВ-1, а не СНВ-2, является тот факт, что меры по снижению "возвратного потенциала" станут эффективны только в том случае, если сокращение боезарядов на баллистических ракетах наземного и морского базирования произведется от уровней, установленных в СНВ-1. Так, например, за ракетой "Трайдент-2" будет числиться

8 боезарядов, как в СНВ-1, а не 5 или меньше, как это позволяет СНВ-2.

Детальный анализ положений, которые, на наш взгляд, могли бы составить основу СНВ-3, приведен ниже.


УРОВЕНЬ БОЕЗАРЯДОВ И ПРАВИЛА ЗАЧЕТА

Выбор уровня в 1500 боезарядов обусловлен прежде всего возможностями России по поддержанию своих стратегических сил. Достижение его не потребует сколько-нибудь серьезной корректировки существующих сегодня в России планов. В принципе, она могла бы быть заинтересована и в более низком уровне, например 1000 боезарядов, но в этом случае получение согласия США становится более, чем проблематичным. Представляется, что необходимо отказаться от принципа определения "вилочного" уровня (3000 - 3500 боезарядов в договоре СНВ-2 или 2000-2500 боезарядов в Хельсинских соглашениях) и установить в договоре СНВ-3 единый уровень.

В действительности, США будут испытывать значительные трудности и при сокращении своих стратегических сил до уровня в 1500 боезарядов. В такой ситуации практически единственным способом, с помощью которого они смогут "вписаться" в этот потолок, сохранив ядерную триаду, является изменение правил зачета боезарядов. Соединенные Штаты уже высказывали предложение об изменении этих правил таким образом, чтобы в число развернутых не попадали, например, боезаряды, которые числятся за ракетами подводных лодок, находящихся в порту. На наш взгляд, подобное решение вопроса не может быть признано удовлетворительным.

Более приемлемым может стать возврат к правилам зачета бомбардировщиков, сформулированным в СНВ-1. Напомним, что в соответствии с этими правилами, бомбардировщик, несущий бомбы свободного падения, засчитывается как один боезаряд. Возврат к правилам зачета СНВ-1 для бомбардировщиков, несомненно, станет серьезной уступкой с российской стороны, но в то же время, такой шаг будет укладываться в общую линию на возврат к положениям СНВ-1.


ВОЗВРАТНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ

Проблема "возвратного потенциала" при осуществлении сокращений стратегических вооружений до уровня в 1500 боезарядов вряд ли может быть решена за счет сохранения ограничения СНВ-1 на общее количество "разгруженных" боевых блоков. Не является полностью удовлетворительным решением и требование об уничтожении платформ боеголовок разгружаемых носителей или корпусов боеголовок. Так, например, конструктивные особенности платформы боеголовок ракеты "Трайдент-2" позволяют увеличивать количество размещенных на ракете боезарядов без замены платформы. Таким образом, уничтожение одной платформы не дает гарантии того, что на новой не сможет быть размещено большее количество боезарядов.

Выработка процедуры уничтожения корпусов может породить довольно много проблем, так как ликвидации будут подлежать боеголовки, аналогичные тем, которые останутся на вооружении. Соответственно, потребуется комплекс мер, которые предотвращали бы разглашение исключительно чувствительной информации о форме боеголовок и материале из которого они изготовлены. Стоит отметить, что важность такого рода информации для разработчиков противоракетной обороны нельзя переоценить.

Одной из наиболее надежных гарантий невозможности быстрого возврата боеголовок на носители является уничтожение ядерных зарядных устройств, снимаемых с ликвидируемых или "разгружаемых" носителей. Как показывает анализ, реализация такого подхода позволит значительно снизить количество боезарядов, находящихся в резерве.

С практической точки зрения вопрос об уничтожении ядерных боезарядов может быть решен с помощью внесения изменений в процедуры ликвидации носителей, определенных СНВ-1. Пересмотренные процедуры должны стать частью нового договора о сокращении вооружений и предусматривать меры, гарантирующие, чтобы в ходе ликвидации или "разгрузки" носителя снимаемые с него ядерные боезаряды направлялись на объект, предназначенный для их уничтожения. Процесс уничтожения боезарядов, а также контроль за ним и за дальнейшей утилизацией высвобождающихся оружейных материалов, должны стать предметом отдельных переговоров об уничтожении ядерных боезарядов.

Необходимо отметить, что в рамках подобной схемы не будут подлежать уничтожению неразвернутые боезаряды, находящиеся в резерве на момент начала ликвидации стратегических носителей. Такое ограничение позволит избежать необходимости уже на первой стадии переговоров решать очень сложные вопросы, связанные с обменом данными о полном количестве боезарядов и их местонахождении, а также вопросы проверки этих данных.

Как показывает анализ Центра по изучению проблем разоружения, предложенный подход, несмотря на его несовершенство, позволит значительно снизить количество находящихся в резерве ядерных боезарядов, составляющих "возвратный потенциал". В этом отношении сокращение боезарядов до 1500 в сочетании с их уничтожением выгодно отличается от других возможных вариантов развития событий.

В действительности, рассмотрение вариантов сокращений стратегических сил США показывает, что в случае вступления в силу Договора СНВ-2 Соединенные Штаты смогут сохранить в составе стратегических сил примерно 3500 боезарядов. В то же время, в силу того, что снижение количества боезарядов будет проводиться в основном за счет "разгрузки" носителей, США будут сохранять возможность в предельно короткие сроки разместить на имеющихся носителях дополнительно еще около 1000 боезарядов на БРПЛ и 1000 на МБР, доведя общее количество развернутых боезарядов до 5500 даже без учета возможности обратного переориентирования бомбардировщиков B-1B.

У России в случае вступления в силу Договора СНВ-2, в составе стратегических сил к 2008 г. будет находиться не более 1400 боезарядов. При этом "возвратный потенциал" ее не превысит 525 боезарядов и приравняется нулю после примерно 2007 г., когда снимут с вооружения единственный "разгружаемый" носитель-ракеты УР-100НУТТХ. Если предположить, что Россия сможет к этому времени развернуть 300 ракетных комплексов "Тополь-М", то будет существовать принципиальная возможность наращивания количества боезарядов за счет развертывания на этих ракетах по три боевых блока. Однако данную возможность нельзя в полной мере назвать "возвратным потенциалом", поскольку осуществление такой программы потребует проведения испытаний ракеты в варианте с тремя боевыми блоками, а также производства боезарядов.

Если предположить, что Договор СНВ-2 вступит в силу, но Россия и США не смогут достичь соглашения о дальнейшем сокращении наступательных вооружений, то Америка сможет обладать более чем двукратным преимуществом по количеству развернутых боезарядов (3500 против 1400), которое в предельно короткие сроки может быть доведено до примерно четырехкратного (5500 против 1400).

Если Договор СНВ-3 будет подписан и предусмотрит сокращение уровней боезарядов до 1500 единиц, но оставит в силе основные положения СНВ-2 и не будет накладывать ограничения на "разгрузку", то "возвратный потенциал" США уменьшится. Тем не менее и в этом случае США смогут в сжатые сроки увеличить количество развернутых боезарядов на 2000 единиц, доведя общее количество до 3500 (без учета бомбардировщиков B-1B). Россия же по-прежнему сможет иметь не более 1500 развернутых боезарядов.

В случае отказа от ограничений СНВ-2 и заключения нового договора о сокращении вооружений, предусматривающего уничтожение снимаемых боезарядов, США за счет "возврата боезарядов" смогут довести количество развернутых боезарядов до уровня в 2400 единиц. В то же время, поскольку снимется запрет на оснащение ракет комплекса "Тополь-М" тремя боезарядами, Россия будет иметь возможность провести испытания этой ракеты в варианте с тремя боевыми блоками и, соответственно, довести количество развернутых боезарядов до уровня около 2300 единиц. Таким образом, возможное преимущество США окажется весьма незначительным, что в действительности станет наилучшей гарантией против использования ими такой возможности.


КРЫЛАТЫЕ РАКЕТЫ МОРСКОГО БАЗИРОВАНИЯ

При сокращении общего количества боезарядов до уровня в 1500 единиц неучет КРМБ в общем балансе стратегических сил неизбежно откроет возможность обхода договорных ограничений. На пути учета КРМБ при подсчете стратегических носителей стоит позиция США, которые до сих пор отказывались устанавливать формальные ограничения на КРМБ, ссылаясь на сложности проверки этих ограничений. К сожалению, практически невозможно рассчитывать на то, что такая позиция претерпит какие-либо изменения. В связи с этим речь должна идти о полной ликвидации крылатых ракет морского базирования в ядерном оснащении.

Возможно, что в отношении ядерных зарядов КРМБ должны быть разработаны специальные процедуры ликвидации, которые бы включали обмен данными о полном количестве таких зарядов, их местонахождении, а также проведение инспекций с целью проверки этих данных. Другой вариант: проблема количества ядерных боезарядов КРМБ может быть решена с помощью политических заявлений, подобных сопровождавшему Договор СНВ-1.

Подобное решение проблемы КРМБ, несомненно, не может считаться полностью удовлетворительным, поскольку у США (как и у России) будут оставаться крылатые ракеты в неядерном оснащении (а также ядерные боезаряды для авиационных крылатых ракет). В то же время необходимо учитывать, что на этом этапе переговоров достижение договоренности о полной ликвидации КРМБ (как в ядерном, так и в неядерном оснащении) практически невозможно.


ВОЗМОЖНАЯ СТРУКТУРА СЯС РОССИИ

Россия сможет в течение ближайших 5-7 лет осуществлять развертывание комплексов "Тополь-М" в моноблочном варианте, поддерживая общее количество боевых блоков на МБР наземного базирования на уровне в 700-850 боезарядов. Ракеты с РГЧ, развернутые в настоящее время, будут сниматься с вооружения по мере окончания их сроков эксплуатации. Представляется, что к концу 2007 г. Россия сможет развернуть около 300 моноблочных ракет комплекса "Тополь-М" в стационарном и мобильном вариантах. Оставшаяся часть боезарядов МБР будет развернута на 52 ракетах Р-36М2, которые смогут при соответствующем продлении сроков эксплуатации оставаться на боевом дежурстве как минимум до конца 2007 г. После снятия с вооружения этих ракет часть ранее развернутых моноблочных ракет "Тополь-М" подвижного базирования могла бы быть оснащена тремя боевыми блоками с тем, чтобы общее количество боезарядов на МБР оставалось в пределах 700-850.

Россия также сможет выбрать вариант, рассматриваемый нами как базовый, при котором все ракеты "Тополь-М" будут развернуты в моноблочном оснащении (но возможность их развертывания в варианте с тремя боевыми блоками будет сохранена). В этом случае количество боезарядов на МБР наземного базирования составит 300 единиц.

На наш взгляд, надежное обеспечение потенциала ответного удара возможно лишь при сохранении и развитии морской компоненты СЯС. С учетом экономических возможностей можно предположить, что в составе морских стратегических сил России к концу 2007 г. останутся 7 ракетоносцев проекта 667БДРМ, на которых будет размещено 448 боезарядов. Однако, если в составе морских СЯС будут 9-10 подводных ракетоносцев и Россия будет поддерживать это число по мере ввода в строй новых ракетоносцев класса "Юрий Долгорукий", количество боезарядов на баллистических ракетах морского базирования сможет увеличиться до 800-900. В этом случае структуры СЯС России и США станут достаточно сопоставимыми, что может существенно упростить в дальнейшем переговорный процесс.

Доля стратегической авиации таким образом, возможно, будет варьироваться в пределах 300-600 боезарядов, которые могут разместиться на 16 бомбардировщиках Ту-160 и 63 бомбардировщиках Ту-95МС.


ВОЗМОЖНАЯ СТРУКТУРА СЯС США

Соединенным Штатам будет сложнее осуществить снижение количества развернутых боезарядов до 1500. Вместе с тем ясно, что основу ядерных сил США в любом случае составят ПЛАРБ "Трайдент". В качестве базового нами рассматривается вариант, при котором США будут располагать 14 подводными лодками с ракетами "Трайдент-2". В случае, если на каждой лодке сохранится 24 шахты БРПЛ, каждая ракета будет нести 3 боеголовки типа W76 или W88. Общее количество боезарядов, числящихся за ракетами "Трайдент-2" на 14 подводных лодках будет составлять 1008. Возможно также, что США примут решение о снижении количества пусковых установок на подлодках или о сокращении количества их до 10.

В части баллистических ракет наземного базирования США могут оставить некоторое количество (около 200) ракет "Минитмен-3" в моноблочном оснащении или пойдут на полную ликвидацию наземной составляющей стратегической триады. Оставшиеся боезаряды могут быть размещены на стратегических бомбардировщиках B-2 и B-52. Как и в случае России, снижение количества боезарядов до 1500 не потребует от США внесения значительных изменений в существующую программу развития стратегических сил и оставит Соединенным Штатам значительную гибкость в определении их структуры.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Ленинградская» симфония прозвучит в филармонии Северной столицы спустя ровно 80 лет

«Ленинградская» симфония прозвучит в филармонии Северной столицы спустя ровно 80 лет

Татьяна Астафьева

0
670
Указ президента застрахует от экспроприации за рубежом российские энергетические активы

Указ президента застрахует от экспроприации за рубежом российские энергетические активы

Елена Крапчатова

Зарубежным компаниям в РФ по-прежнему можно работать и зарабатывать

0
1361
«Политические и экономические реформы президента Токаева положительно повлияют на инвестиционный климат»

«Политические и экономические реформы президента Токаева положительно повлияют на инвестиционный климат»

Святослав Арутюнов

Госдепартамент США позитивно оценил состояние казахстанской экономики

0
1607
Ассоциация «Байкал без пластика» перечислила способы защиты экологии озера

Ассоциация «Байкал без пластика» перечислила способы защиты экологии озера

Василий Столбунов

0
685

Другие новости