0
1178
Газета Концепции Интернет-версия

22.09.2000 00:00:00

Цепная реакция страха

Павел Золотарев

Об авторе: Павел Семенович Золотарев - президент Фонда поддержки военной реформы, генерал-майор запаса.

Тэги: CША, Россия, НАТО, сдерживание


Многое изменилось за последние годы в российско- американских отношениях. В том числе в сфере стратегических ядерных вооружений. Неизменным осталось только состояние взаимного ядерного сдерживания двух наших государств.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ САМООБМАН

И США, несмотря на появление высокоточного оружия, сравнимого по эффективности поражения с ядерным, и особенно Россия еще долго будут опираться на ядерное сдерживание. Однако оно уместно было только во времена холодной войны, когда государства находились в крайней степени недоверия, настороженности, балансирования на грани войны и мира, но не сейчас.

Политики, конечно, могут возразить. Наши ракеты давно не нацелены друг на друга. Что еще надо, какие проблемы?

Да, не нацелены. Однако для специалистов и с той, и с другой стороны с самого начала была очевидна символическая сущность принятых мер. Системы управления стратегическими ядерными силами позволяют в кратчайшее время, практически одновременно с принятием решения на нанесение удара, довести до каждого носителя, до каждого боевого блока все необходимые данные по объектам, предназначенным для поражения.

Сохранение состояния взаимного ядерного сдерживания между Россией и США - не просто анахронизм времен холодной войны. Оно таит в себе вполне конкретную, реальную угрозу. Вероятность ее реализации очень мала, пожалуй, даже меньше, чем угроза ядерного терроризма, но, вне всякого сомнения, больше, чем мифические угрозы, "заставляющие" США создавать континентальную ПРО. В этом нет ничего удивительного, ибо побудительные мотивы к созданию системы ПРО не имеют ничего общего с официальной аргументацией в пользу ее создания.

Суть в том, что фирмы - разработчики и производители имеют шанс совершить мощный прорыв в области новых технологий, но не за свой счет, а за счет государства, за счет американских налогоплательщиков. Очень лакомый кусочек. Ради него можно бросить все силы, чтобы "задурить" головы и своим, и чужим.

Доказывать несостоятельность аргументации о необходимости создания континентальной ПРО нужно, но дело это неблагодарное. Нас слушать не хотят, как не хотели слушать возражения против расширения НАТО, против агрессии в Югославии и действий в Косово.

Эффектный удар был нанесен по надуманной аргументации во время визита нашего президента в Пхеньян, хотя лидер КНДР и пытается теперь представить суть беседы как проявление своего "тонкого" юмора. Но нельзя переоценивать возможную действенность этого и других подобных ему шагов. Не влияя на причину, трудно надеяться на изменение следствия. Тем не менее пути решения проблемы есть. Создание континентальной ПРО имеет непосредственное отношение к проблеме выхода из состояния взаимного ядерного сдерживания, но это отдельная тема.

Говоря о необходимости выхода из состояния взаимного ядерного сдерживания, прежде всего необходимо определиться, о чем, собственно говоря, идет речь.

ЭЛЕМЕНТЫ СДЕРЖИВАНИЯ

К этому состоянию подталкивает уже сам факт обладания ядерным оружием. Даже потенциальная готовность государства стать ядерным, особенно если для того есть технические возможности, уже может быть использована в качестве обоснования и оправдания ядерного сдерживания. Чем шире диапазон мероприятий, позволяющих продемонстрировать угрозу применения ядерного оружия, тем больше возможностей достичь поставленных политических целей, эффективней механизм ядерного сдерживания. Не столь важно уметь вовремя нажать ядерную кнопку, сколь важно извлечь максимум выгоды из демонстрации готовности ее нажать. А это обязывает к определенной ясности и продекларированности тех политических ситуаций, при которых государство готово прибегнуть к ядерному оружию.

Но когда речь идет о взаимном ядерном сдерживании, то предполагается нечто большее. Государства, находящиеся в состоянии взаимного ядерного сдерживания, отличаются прежде всего уровнем технических возможностей и готовности всех систем и средств стратегических ядерных сил.

Важным элементом сдерживания является приоритетная направленность всех средств системы предупреждения о ракетном нападении (космического и наземного эшелонов) на районы базирования и патрулирования носителей ядерного оружия потенциального противника. Это отражается в составе и орбитальном построении космической группировки средств, а также в составе и географии размещения радиолокационных средств наземного эшелона системы. Главное - обеспечить наиболее раннее и достоверное обнаружение факта ракетно-ядерного нападения именно со стороны противостоящего государства.

Эффективность сдерживания, далее, определяется готовностью к проведению ответно-встречного удара. Что, в свою очередь подразумевает готовность системы управления обеспечить условия для своевременного (до подлета боевых блоков ракет противника) принятия высшим военно-политическим руководством решения на проведение ответных действий и его доведение до каждого носителя стратегических ядерных сил в кратчайшее время. Готовность к их применению должна быть на таком уровне, который позволял бы осуществить старт ракет до нанесения по ним удара.

Исключительное значение имеет способность к проведению ответного удара, то есть после ядерного воздействия. Для этого соответствующей живучестью должна обладать и система управления, и носители ядерного оружия. Причем все требования к системам закладываются с учетом потенциальных возможностей именно противостоящего государства.

Все это в комплексе объединяется заблаговременным расчетом планов применения ядерных средств по объектам потенциального противника.

Таким образом, при взаимном ядерном сдерживании вся система стратегических ядерных вооружений строится и находится в состоянии, рассчитанном на то, что решение на их применение вполне реально. В то же время такое состояние стратегических ядерных сил является дополнительным фактором, усиливающим взаимное ядерное сдерживание. Ведь когда противник знает о неотвратимости ответного удара, то это будет его сдерживать от любых ядерных искушений.

У БЕЗУМНЫХ ДЕЙСТВИЙ НЕ БЫВАЕТ РАЗУМНЫХ СЦЕНАРИЕВ

Нормальному человеку может показаться диким, что подобного рода сценарии закладываются в основу строительства стратегических ядерных сил. Но иного и быть не может. Разумных сценариев безумных действий просто не существует. Вся логика ядерного сдерживания, а взаимного тем более, строится в расчете на безумие политиков.

Весь процесс гонки стратегических ядерных вооружений и сопутствующих им мер можно описать, как цепную реакцию недоверия и страха перед взаимным уничтожением. Однажды запущенная, она все еще продожает собирать свою тяжкую дань с ядерных держав. Да и не только ядерных.

В чем же должна заключаться цель и сущность выхода из состояния взаимного ядерного сдерживания?

Цель, по всей видимости, состоит в том, чтобы выйти из состояния, когда мы держим друг друга на мушке взведенных ядерных револьверов. Но выйти надо так, чтобы опора на ядерное сдерживание не только не ослабла, но и окрепла. На первый взгляд вещи противоречивые, но реальные.

Как можно достичь этой цели?

Самый простой, но неверный путь - отказаться от всего того, что составляет организационно-техническую основу взаимного ядерного сдерживания.

Ясно, что возможности системы предупреждения о ракетном нападении должны только совершенствоваться и расширяться, но не уменьшаться. Не может быть и речи о снижении возможностей системы управления и оружия по выполнению задач в любых условиях обстановки.

Хотя дальнейшая трата средств на повышение живучести систем в условиях ядерной войны совершенно бессмысленна.

Решение лежит совершенно в иной сфере - в сфере специального комплекса мер доверия. Но не тех, которые лишь декларируют политические намерения, а тех, которые подкреплены конкретными организационно-техническими мероприятиями.

Этот комплекс мер доверия должен позволить нейтрализовать угрозы, исходящие от состояния взаимного ядерного сдерживания. Более того, он должен позволить усилить потенциальные возможности использования механизма ядерного сдерживания.

Комплекс мер доверия должен иметь четко выраженные составляющие, от которых можно последовательно и демонстративно отказываться в тех или иных политических ситуациях. В этом случае процесс нарастания ядерной угрозы будет многоступенчатым и демонстративно открытым. Он уже не будет напоминать нервное подергивание пальца на спусковом крючке.

Комплекс мер доверия, как представляется, должен прежде всего обеспечить такую степень открытости информации основных составляющих цикла управления ядерным оружием, которая бы позволяла:

- во-первых, исключить любую возможность выдачи ложной информации о ракетном нападении в ходе испытательных или учебных пусков ракет, неполадок систем или иных непредвиденных причин, вплоть до провоцирующих пусков ракет иных государств;

- во-вторых, видеть состояние ядерных средств и системы управления другой стороны в такой степени, при которой исключалась бы любая, даже чисто теоретическая возможность нанесения внезапного ядерного удара. Исключалась бы возможность возникновения ситуаций, когда высшее военно-политическое руководство ставится перед необходимостью принятия решения на применение ядерного оружия в условиях жесткого дефицита времени.

У нас уже есть положительный опыт сотрудничества с американской стороной накануне 2000 года по предупреждению возможных неприятных сюрпризов от систем предупреждения о ракетном нападении. Положительно, что эта практика получила дальнейшее развитие, отраженное в Меморандуме о договоренности между Россией и США о создании совместного Центра обмена данными от систем раннего предупреждения о пусках ракет. Но это лишь первый шаг в нужном направлении.

Необходимо дальше так развивать системы предупреждения о ракетном нападении, чтобы их технические возможности предусматривали взаимное информирование друг друга данными от космических средств системы предупреждения. Это позволит, кроме того, дополнить возможности каждой из сторон по контролю за всеми ракетоопасными регионами, что положительно повлияет на совместную деятельность в области нераспространения ядерного оружия.

Аналогичный обмен информацией целесообразен и для радиолокационных средств системы предупреждения.

Следующий этап должен охватывать информацию о состоянии носителей ядерного оружия. Необходимо видеть состояние боеготовности носителей. Видеть, где находятся ПЛАРБ (БРПЛ) или крейсер с крылатыми ракетами в ядерном оснащении - в базе или в районе патрулирования, знать, где район патрулирования: вблизи своей территории или в районе, из которого обеспечивается минимальное подлетное время ракет.

Эта информация должна быть доступна в равной степени каждой из сторон. Психологически на такой шаг решиться нелегко, но надо.

Причем к организации подобного обмена информацией следовало бы пригласить и иные ядерные государства, не обремененные состоянием взаимного ядерного сдерживания. Их право - присоединиться к нему или нет. Но они должны четко понимать, что старт ракеты невыясненного происхождения может быть отнесен на их счет со всеми вытекающими последствиями. Нежелание присоединиться к подобного рода обмену информацией будет служить фактором повышенной настороженности по отношению к таким странам.

Обмен информацией целесообразен и по состоянию резервных систем управления, предназначенных для функционирования в условиях ядерной войны.

В одностороннем порядке и Россия, и США предприняли шаги, прежде всего из экономических соображений, по переводу ряда компонент резервной системы управления в иной режим готовности. Но эти решения не скреплены никакими взаимными соглашениями.

На начальной стадии, учитывая, что реализация технических мероприятий требует времени и решения ряда непростых задач, таких, например, как исключение выдачи ложной, дезориентирующей информации, можно использовать тот опыт, который накоплен в части систем предупреждения о ракетном нападении. Начать можно с обмена группами специалистов, находящихся на соответствующих пунктах управления в России и США и имеющих обычную связь со своими пунктами управления.

Реализацию предлагаемого комплекса мер доверия, думается, нет смысла увязывать с решениями в области ПРО и с тем, будут или нет на этапе дальнейших сокращений стратегических вооружений подключаться к этому процессу иные страны. Важней привлечь их к участию в формировании комплекса мер доверия в сфере ядерных вооружений.

Начинать надо с проработки вопроса на двухсторонней основе прежде всего с США и практически параллельно с остальными государствами. Одновременно был бы смысл проработки этого вопроса на уровне региональных структур безопасности. В рамках региональных структур могут быть сформированы своего рода центры ядерной безопасности, контролирующие выполнение мер доверия в ядерной сфере. Причем к их работе могут быть привлечены и неядерные государства. Реализация мер доверия на региональном уровне будет способствовать нераспространению ядерного оружия, созданию зон его ограниченного распространения.

Высказанные соображения носят в большой степени концептуальный характер, нуждаются в более глубокой проработке, но тем не менее представляются достаточно перспективными. Реакция на подобную Российскую инициативу во многом прояснила бы и истинные позиции других государств.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Федеральную помощь могут получить 3 миллиона россиян

Федеральную помощь могут получить 3 миллиона россиян

Анатолий Комраков

Правительство пообещало 38,5 миллиарда рублей пострадавшим от локдауна предприятиям

0
1031
Китай объявил о грядущем дефиците редких металлов

Китай объявил о грядущем дефиците редких металлов

Ольга Соловьева

Зеленая энергетика обостряет войну за ресурсы

0
1355
Минфин не потянет и советских вкладчиков, и пенсионеров

Минфин не потянет и советских вкладчиков, и пенсионеров

Анастасия Башкатова

Если учесть все обязательства государства, то бюджет России просто не выдержит

0
1434
Свободные места в СИЗО подорожали втрое

Свободные места в СИЗО подорожали втрое

Екатерина Трифонова

Альтернативные меры пресечения не применяют даже ради экономии бюджета

0
1124

Другие новости

Загрузка...