0
981
Газета Концепции Интернет-версия

13.04.2001 00:00:00

Москва задает вопросы Вашингтону

Тэги: кризис, отношения, россия, сша


Кризис российско-американских отношений, по сути, кризисом еще не стал. То, что мы наблюдаем сегодня, - это лишь явление, предшествующее кризису. Причем по особенностям этого явления еще достаточно трудно судить, куда повернется вектор развития диалога между Москвой и Вашингтоном. Но ситуация действительно опасная, поскольку возможность негативного варианта весьма высока. Однако даже те проявления агрессивности, которые сегодня наблюдаются со стороны США, усиление антиамериканизма в России и русофобии в Америке совсем не обязательно означают, что две страны вернутся вскоре к противостоянию, сравнимому с временами холодной войны.

Серьезной политики США в отношении РФ пока нет. Пока что видны лишь импровизации, спонтанные решения, в основе которых лежит больше эмоций, нежели здравого расчета. Первые шаги новой администрации - и высылка дипломатов, и объявление о намерении либо додавить Россию по вопросу о противоракетной обороне, либо выйти из Договора по ПРО, и прием масхадовского эмиссара, и публичные заявления некоторых высокопоставленных лиц о российской угрозе интересам США - больше напоминают отголоски предвыборной кампании кандидата в президенты Джорджа Буша-младшего.

В Москве прекрасно понимают, что настоящей политики в отношении России у новой администрации еще нет. Понимают также и то, что происходящие сейчас негативные процессы могут и не отражать той линии, которая реально будет сформирована Вашингтоном спустя несколько месяцев.

ЗАБЛУЖДЕНИЯ И РЕАЛИИ

Новая администрация уверена, что Россия действует против интересов США. В Белом доме, как следует из заявлений многих высокопоставленных лиц, крепко убеждение, что Россия в своей политике старается насолить Америке. В пример приводятся якобы беспочвенные российские претензии - по национальной ПРО, расширению НАТО, сотрудничеству с Ираном. Так видят положение в Вашингтоне. Но там серьезно ошибаются.

Реалия первая. Возврат к противостоянию с США противоречит национальным интересам России.

Вашингтон должен уяснить эту элементарную истину. Причин тому множество, но достаточно назвать одну - новая холодная война Москве не нужна хотя бы потому, что это еще больше ослабит российскую экономику.

Реалия вторая. РФ не имеет цели навредить интересам США.

Россия не собирается противодействовать Соединенным Штатам ради противодействия как такового. Принцип конфликта с нулевой суммой давно исчез из геополитических устремлений Москвы.

Реалия третья. Россия хочет нормальных отношений с США.

Сегодня Россия будет предлагать три основных принципа отношений с США. На первый взгляд, они могут показаться банальными и пустыми, но это не так. Москва видит основу отношений с Вашингтоном в следующем: предсказуемость, конструктивность, неконфликтность. Казалось бы, в таких же отношениях заинтересован и Вашингтон. Однако пока он доказывает обратное.

ЧТО ЗАБОТИТ РОССИЮ

Первое. Прежде всего нужен диалог, а не два монолога.

Сейчас в интересах Москвы как можно быстрее начать нормальный диалог с новой администрацией США. Первый контакт уже установлен - это была каирская встреча в конце февраля министра иностранных дел РФ Игоря Иванова и госсекретаря США Колина Пауэлла. Но дальше дело не пошло. Визит в Вашингтон тогдашнего секретаря Совета безопасности Сергея Иванова завершился тем, что американцы сообщили ему: они не намерены пока организовывать встречу Владимира Путина и Джорджа Буша. Отсутствие взаимопонимания - не в интересах США. Диалог нужен для предсказуемости. Стороны должны знать, чего ждать друг от друга.

Второе. Отсутствие компромисса по вопросам стратегической стабильности не соответствует интересам ни России, ни США. Под стратегической стабильностью понимается весь комплекс вопросов не только по СНВ/ПРО, но и системы договоров в ядерной области в целом.

Причем в российско-американском диалоге есть определенные позитивные моменты, о которых вспоминают редко. Среди них - схожесть позиций по вопросам сокращения стратегических наступательных вооружений (СНВ). Близость принципиальных подходов России и новой администрации США здесь настолько велика, что в ближайшее время сторонам скорее всего удастся договориться о количественных параметрах новых сокращений СНВ. Как известно, Россия уже предложила уровень ядерных боеголовок ниже 1500 для каждой из сторон.

Вашингтон предлагает сегодня следующий вариант: США в одностороннем порядке берут на себя обязательство сократить свой арсенал до определенного уровня (в данном случае цифра не имеет значения),а Россия может следовать, а может и не следовать - в зависимости от собственных соображений - их примеру. В этом случае получается, что США как бы демонстрируют всему миру свое желание разоружаться.

Однако односторонние обязательства и договорные обязательства - не одно и то же. В любой удобный для себя момент Вашингтон сможет вновь нарастить число своих ядерных боеголовок до нужного ему уровня. России же это будет сделать гораздо труднее прежде всего по экономическим причинам. Это априори ставит стороны в неравное положение, чего не случится при заключении двустороннего договора, являющегося юридически обязывающим для обеих сторон и в смысле сокращения арсеналов, и в смысле непревышения в будущем согласованных уровней боеголовок.

А вот что касается противоракетной обороны, то позиция РФ твердая, ясная и подготовленная; у США же нет единой ясной концепции. Москва выступает против планов Вашингтона по созданию национальной ПРО США, поскольку такая система означала бы слом Договора по ПРО 1972 г., на котором держится вся система стратегической стабильности. В данном вопросе Россия не поддастся ни уговорам, ни нажиму. Для большего понимания того, что от данной позиции Россия не отойдет, и американцам, и их союзникам надо помнить: в Законе о ратификации Договора СНВ-2 было записано, что его выполнение возможно только при условии сохранения Договора по ПРО. В случае выхода США из Договора по ПРО Россия юридически не будет иметь права выполнять Договор СНВ-2.

Договор по ПРО связан и с другими договоренностями о сокращении стратегических вооружений - например, о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД), а этот договор является частью стратегического баланса между Москвой и Вашингтоном. Стоит также вспомнить и о других документах, которые будут перечеркнуты выходом США из Договора по ПРО - Договор СНВ-1 и даже Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ).

Такова позиция России - выработанная давно, концептуальная, достаточно четкая и откровенная (в этом смысле Россия гораздо более предсказуемая страна). И уже хотя бы поэтому можно утверждать, что менять ее Москва не будет.

Какова же позиция США? По сути, на сегодня у Вашингтона твердой концепции в вопросе НПРО нет. Есть принципиальное желание президента Буша сменить стратегию взаимного устрашения (суть Договора по ПРО), которая действительно удерживала четверть века две ядерные сверхдержавы от начала конфликта, и создать противоракетный щит над всей Америкой.

В Москве с достаточно большой вероятностью предполагают выход США из Договора по ПРО. Хотя просчитаны и другие варианты - в частности, затягивание вопроса после осознания всех негативных последствий слома Договора по ПРО. В любом случае Кремль вполне готов к выходу США из Договора по ПРО, хотя очень этого не хочет. По наихудшему сценарию, администрация Буша может объявить о денонсации Договора об ограничении систем противоракетной обороны 1972 г. уже этой осенью.

Вашингтон будет вынужден тратить на создание системы ПРО огромные средства (пока оценки разные - от 60 до 120 млрд. долл. только для первого этапа строительства системы), Москве же самая элементарная контрмера - ставшее уже своего рода идиомой словосочетание "эр-гэ-че на тополя" - обойдется дешевле на несколько порядков. Причем если первую очередь НПРО сдадут лишь к 2010-2015 гг., усиление наступательного ядерного потенциала России произойдет через год-два, то есть раньше на 8-13 лет.

Нельзя исключать, что руководство страны примет решение о возобновлении программы по ракетам средней дальности - что ударит уже по европейским союзникам НАТО - и другим контрмерам.

Россия предлагает и вновь будет настаивать на альтернативных вариантах решения тех проблем, наличие или угроза возникновения которых позволят американцам говорить о необходимости национального противоракетного щита. Речь идет о создании глобальной системы контроля, укреплении режима нераспространения, сокращении стратегических наступательных вооружений, дипломатической работе с теми странами, от которых США видят угрозу (КНДР, Иран, Ирак). Если же это не даст ожидаемых результатов, то можно начать принимать меры военно-стратегической подстраховки - то, о чем сказано в конкретных предложениях РФ, переданных генсеку НАТО Джорджу Робертсону, по созданию нестратегической Европейской ПРО (ЕПРО). Такая система в отличие от НПРО разрешена и Договором 1972 г., и российско-американскими протоколами 1997 г. к нему. При этом Вашингтону важно учитывать, что: а) Россия заявляет лишь о возможности, а не обязательности создания ЕПРО, и то лишь в случае, если совместные, а не односторонние оценки покажут, что угрозы действительно существуют и иным способом их не снять; б) Россия не признает наличия угроз, о которых говорят американцы. Диалог по противоракетной обороне Москва с новой администрацией начнет на основе этих идей.

Стратегическая стабильность включает в себя и проблему Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). США этот договор не ратифицировали (причем не "еще не ратифицировали", а провалили ратификацию в сенате) и таким образом подтвердили наличие планов в будущем при определенных условиях проводить ядерные взрывы. Вместе с планами по НПРО этот факт формирует очень неприятную тенденцию.

Очень часто говорится о претензиях США к РФ по сотрудничеству с Ираном. Есть и встречные претензии. Москва часто ставит вопрос о сотрудничестве США с Израилем в ракетной сфере. И здесь претензии России более обоснованны (Израиль в отличие от Ирана обладает ядерным оружием; ракетное сотрудничество США с Израилем - это государственная политика Вашингтона). Кроме того, выражая недовольство военным сотрудничеством России и Ирана, США в то же время сами создают для этого условия. Они всеми правдами и неправдами пытаются препятствовать выходу российских вооружений на другие рынки.

Третье. Неучет российских интересов по вопросу о расширении НАТО чреват непредсказуемыми последствиями.

Экспансия Североатлантического союза заботит сегодня Москву, наверное, даже больше, чем создание НПРО. Вторая волна расширения НАТО возможна уже через год. И в отличие от вопросов стратегической стабильности в этой области российская позиция не определена пока четко. Есть общее понимание двух аксиом. Первая - у Москвы нет права вето на расширение НАТО. Вторая - безопасность России должна учитываться при осуществлении любых изменений или иных процессов в Европе, особенно таких масштабных, как вероятное включение в военно-политический блок новых государств.

Главная опасность заключается в варианте приема в НАТО стран Балтии, даже одной из них. Другая проблема состоит в том, что чем больше Россия возражает против расширения НАТО, тем сильнее желание пока формально нейтральных государств вступить в альянс. В перспективе, при реализации худшего сценария, создание НПРО будет проходить на фоне расширившегося Североатлантического блока. И вполне возможно, что в этом случае элементы НПРО могут быть размещены в непосредственной близости от российских границ (вариант НПРО с морской компонентой сделает такую угрозу еще более сильной).

ВЫВОДЫ

Россия серьезно изменилась и давно не заинтересована в конфронтации. Москву некоторые обвиняют в том, что она пытается вбить клин между Америкой и Европой. Однако РФ этого не хочет делать, хотя бы потому, что понимает: подобное невозможно. Россия уже стала другой страной, страной с новыми ценностями. Причем многие из них абсолютно идентичны ценностям западным. То же и в отношении целей развития - они давно уже общие.

Интересы РФ и США совпадают во многих областях (борьба с терроризмом, наркотиками, урегулирование конфликтов). Надо понимать и то, что существует большое число принципиальных разногласий, которые, однако, ужесточением позиции устранить нельзя. Если США будут давить на Россию - по какому бы то ни было вопросу - Россия будет сопротивляться. Возможно, в результате Москва может что-то потерять, но потеряет и Вашингтон. Поэтому жесткий подход - не в интересах США. Администрация Буша-младшего этого пока не понимает, поскольку абсолютно уверена, что Россия не может на равных вести разговор с Америкой.

Новая правящая команда США демонстративно пытается понизить статус РФ, однако ее это никоим образом не волнует - России абсолютно все равно, какое место в чьей политике она занимает. Опасность может заключаться лишь в давлении. Но на давление Россия ответит.

Все нынешние разговоры в Вашингтоне о том, что можно обойтись без России и ее мнения, ведутся главным образом на публику. В заключение напомним три принципа, на которых Москва намерена строить свою американскую политику: предсказуемость, конструктивность, неконфликтность. Того же она ждет и от новой администрации Соединенных Штатов. В этой связи сейчас у Кремля есть один самый важный вопрос к новым хозяевам Белого дома: достаточно ли у США мудрости и ума, чтобы вести конструктивный разговор с Россией?


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Иркутский бизнес ищет применение промотходам

Иркутский бизнес ищет применение промотходам

Владимир Полканов

Наращивание переработки промышленных отходов с содержанием золы в регионе станет большим шагом к построению экономики замкнутого цикла

0
583
Армения и Азербайджан из-за "Цезаря" поспорили о войне и мире

Армения и Азербайджан из-за "Цезаря" поспорили о войне и мире

Артур Аваков

Новость о закупках гаубиц осложняет диалог Баку и Еревана

0
1222
Аудиторы обнаружили недостачу фонарей, дорожных знаков и зелени

Аудиторы обнаружили недостачу фонарей, дорожных знаков и зелени

Анастасия Башкатова

Городская среда по всей стране благоустраивается в целом успешно

0
1726
На довыборы в Госдуму партии решили не торопиться

На довыборы в Госдуму партии решили не торопиться

Дарья Гармоненко

Иван Родин

В двух округах ожидается блиц, еще в одном – демонстрация консенсуса

0
1596

Другие новости