0
1626
Газета Концепции Интернет-версия

19.07.2002 00:00:00

Равнобедренная триада

Александр Радчук

Об авторе: Александр Васильевич Радчук - кандидат технических наук, полковник запаса.

Тэги: стратегия, ядерные силы, Радчук

"Независимое военное обозрение" продолжает публиковать материалы, в которых обсуждается возможная структура и боевой состав отечественных стратегических ядерных сил. Предлагаемая вниманию читателей нашего еженедельника статья Александра Радчука в большей мере отражает точку зрения на эти проблемы руководящего состава Генерального штаба Вооруженных сил РФ.

Полемика

ДИСКУССИЯ по проблемам развития стратегических ядерных сил (СЯС) России, уже не первый год ведущаяся на страницах "Независимого военного обозрения", обретает второе дыхание. Это случилось после подписания нового российско-американского Договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов (Договора СНП), определяющего новые количественные и качественные параметры развития стратегических наступательных вооружений России и США на ближайшее десятилетие.

В рамках такой дискуссии статья Сергея Брезкуна "Рецидив глобальных амбиций" ("НВО" # 20, 2002 г.), посвященная очень актуальной и важной проблеме - определению рационального облика российских стратегических ядерных сил в интересах выбора наиболее эффективных путей обеспечения национальной безопасности, вызывает несомненный интерес. Особенно привлекает тезис о бесперспективности ставки на морской компонент ядерных сил. Попробуем разобраться в его "генезисе", а также по возможности и в сути проблемы.

КТО ВИНОВАТ?

Прочитав заголовок статьи, сразу предположим, что виноваты те, кто страдает "глобальными амбициями" и делает не ту "ставку", и начнем искать подтверждение своей догадки. Найдем мы его только в конце публикации, потому что проблема, которой автор в действительности посвящает свою статью и "с концептуальной стороной" которой призывает нас определиться, с самого начала впрямую не формулируется. Она определяется по ходу разговора, как бы исподволь, отдельными штрихами и окончательно проясняется в самом конце статьи: необходимо срочно спасать РВСН. От кого спасать? Ответ однозначен - от "аналитиков и штабистов". В чем же они виноваты? В том, что живут старыми идеями и принимают не те решения!

Для аргументации своей посылки Сергей Брезкун ссылается на заявление первого заместителя начальника Генерального штаба Юрия Балуевского о том, что приоритеты России переориентируются на МСЯС, и патетически заявляет: "Идейное заклание РВСН состоялось. Ножи заточены и занесены. Но еще не поздно придержать замах". При этом, не указав, в чем состоит эта переориентация, автор не отвечает, что же это за нож, в чьих руках он находится и куда направлен? А от ответа многое зависит.

Таким образом, читателю предлагается однозначная исходная посылка: в руководстве военного ведомства, да и страны в целом, собралась новая "антипартийная группа", не понимающая национальных интересов и словно злой глупый ребенок стремящаяся разломать все, что попадается под руку. При этом эти люди не слушают "настоящих" специалистов - умных, знающих, как правильно решить проблему, но, к сожалению, сегодня отстраненных какими-то темными силами от дела защиты Родины. Далее, используя вполне "убедительные" аргументы на уровне: флот - "чемодан без ручки" - обязательно утонет, а авиация - "которую вывести из строя проще простого", - все равно не взлетит, автор, ссылаясь на системный подход и объективный анализ, постулирует тезис об "определяющей системной роли" РВСН и необходимости сохранения их "до последнего". При этом всячески подчеркивается обоснованность излагаемых предложений и выводов и скромно намекается на "глубоко государственный" и, следовательно, единственно правильный подход автора к решению проблемы.

Фактически же в статье в концентрированном виде представлены практически все излагавшиеся ранее в открытых публичных дискуссиях аргументы против реализуемых в настоящее время направлений развития СЯС, а также все основные аргументы за ведущую роль РВСН в составе СЯС, обоснование необходимости максимального сохранения их сегодняшнего облика и главным образом приоритетного финансирования. С этим легко согласится любой читатель, внимательно следящий за публикациями по обсуждаемой проблематике.

При этом на фоне критики отдельных мнений по оценке роли и места морской и авиационной составляющих СЯС автор формулирует ряд положений об обеспечении безопасности государства, о ядерном сдерживании и о главенствующей роли РВСН в решении этой задачи, на которых и строит свою аргументацию. Критика действительно "убийственная"! Это ссылки и на ненужность "мифических атак на мифические военные конвои", и на большую войну, "вести которую Россия все равно не сможет", и определяемые априорно "логически более низкие приоритеты" МСЯС и АСЯС, и многое другое. Особенно впечатляет пассаж о РВСН как об определяющих "первых трех витках" резьбы, принимающих на себя 72% всей нагрузки в стратегической ядерной триаде.

Именно неполнота и нечеткость посылок, а также некое, достаточно на первый взгляд "невинное" искажение смысла позволяют вполне свободно жонглировать ограниченным набором тезисов и конструировать любой необходимый автору вывод. Вывод о том, что РВСН именно в их сегодняшнем облике являются панацеей от всех бед. Сергей Брезкун "не любит" МСЯС и АСЯС, а "любит" РВСН. Что в этом плохого? Ничего. Однако подобная нелюбовь, к сожалению, при хорошей ее подаче может легко "овладеть массами" и некоторым людям, в том числе имеющим отношение к принятию ответственных решений, помешать объективно воспринимать ситуацию.

Для того же, чтобы перейти к действительно взвешенному анализу и разобраться в сути проблемы, чтобы понять, каковы же должны быть оптимальные параметры ядерных сил, проведем некоторую систематизацию и формализацию тезисов автора статьи для ответа на второй основной вопрос.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Действительно, кто бы сомневался в необходимости системного решения таких сложных проблем, как определение перспектив и путей развития ядерных сил! Никто и не сомневается, только каждый почему-то понимает системность по-своему.

Проанализируем некоторые наиболее "яркие" тезисы автора, его, так сказать, "аксиомы", приведенные в статье. Аксиомами эти положения являются именно потому, что не сопровождаются сколько-нибудь убедительными доказательствами. При этом если очень постараться, то для начала можно выделить суть этой системы аксиом, ее, как говорится, "сухой остаток". Он выглядит так:

- России пора забыть глобальные амбиции и не стремиться, как минимум в достаточно длительной перспективе, быть великой мировой державой и защищать свои интересы в глобальном масштабе. (Непонятно, почему это надо делать, и, главное, долго ли?);

- руководство России не понимает ее национальных интересов (или понимает их совершенно неправильно) и не стремится их защитить. (Еще более непонятно: откуда взялось такое руководство и чем же оно на самом деле занимается?);

- в интересах надежного обеспечения безопасности государства Россия должна сделать акцент на развитии РВСН и все ресурсы в первую очередь направлять именно туда. (А вот с этим уже все ясно!)

Ну что же, автор имеет право на свою точку зрения, а мы - на свою. Сформулируем ее и начнем тем самым корректировать, а может быть, и формировать заново определяемую набором этих самых основных положений так называемую "системную парадигму" развития стратегических ядерных сил. Отметим только, что с легкой руки автора обсуждаемой статьи не будем утруждать себя детальным обоснованием наших аксиом, а предоставим это читателям. При этом будем излагать свой вариант аксиом исходя из следующих основных постулатов, из несколько иного "сухого остатка":

- Россия была, есть и будет великой мировой державой;

- руководство России правильно понимает ее интересы и стремится защитить их наилучшим образом;

- в целях надежного обеспечения безопасности государства Россия должна обладать рациональными, сбалансированными ядерными силами.

Дальнейший анализ будем проводить исходя из, так сказать, "методологического" различия этих исходных посылок.

Выделим первый, действительно принципиальный, на наш взгляд, тезис автора.

1. Потуги на "океанское присутствие" и "активную военно-политическую роль" России - безответственная болтовня.

Совершенно непонятно, почему стремление России к активной военно-политической роли в мире является "безответственной болтовней". Вероятно, по мнению автора, намерение руководства нашей страны активно защищать национальные интересы и вернуть ей лидирующее место в мире - безответственно. То есть народ, оказывается, выдал своим руководителям мандат на уход из зон наших жизненно важных интересов и скромное прозябание где-то на обочине мировых процессов. Если так, то вполне естественно, что и стремиться к своему присутствию в этих зонах мы права не имеем, и смотреть "дальше своего носа" не должны. Очевидно, для России это и есть "ответственная позиция".

Если же не согласиться с предложенным подходом, то первый тезис следует скорее всего переформулировать так: национальные интересы России требуют проведения активной внешней политики и всестороннего присутствия в регионах мира, в том числе и океанских, где такие интересы имеются.

Снова возвращаемся к первоисточнику.

2. Серьезных угроз внешней безопасности России нет.

Интересно, а куда девать концепцию национальной безопасности России, ее Военную доктрину, другие документы, а также реальную обстановку, показывающие, что данный тезис, мягко говоря, не совсем справедлив?

Сформулируем другой вариант этой аксиомы: характер и уровень угроз безопасности России изменился, но они не исчезли и требуют адекватных мер для их парирования.

Переходим к следующему тезису Сергея Брезкуна.

3. Тезис о неком "неядерном сдерживании" - один из наиболее смутных.

Снова вспоминая "Военную доктрину Российской Федерации" отметим, что "сохраняются, а на отдельных направлениях усиливаются потенциальные внешние и внутренние угрозы военной безопасности Российской Федерации и ее союзников" (раздел 1, статья 4). Следовательно, для того чтобы парировать эти угрозы, а еще лучше, чтобы предотвратить их, необходимо обладать военным потенциалом, наиболее мощным элементом которого действительно являются ядерные силы. Предотвращение агрессии при наличии ядерных сил обеспечивается эффективной политикой ядерного сдерживания. Однако вспомним, что ни США во Вьетнаме, ни СССР в Афганистане так и не смогли одержать победы, несмотря на наличие у них ядерного оружия. Видимо, потому, что "цена" такой победы была бы несоразмерна с ее последствиями. А войны и военные конфликты такого рода вполне реальны. Что же делать?

Если автор четко объяснит, как он собирается с помощью ядерных сил сдерживать такие конкретные военные угрозы, с какими Россия сталкивается на своих южных границах, или побеждать в войне, подобной той, которую вели в Афганистане вчера Советский Союз или сегодня Соединенные Штаты, то мы согласимся с ним. Если же это не удастся, то, наверное, ему придется согласиться, что и обычным силам может быть поставлена задача сдерживания.

Следовательно, наверное, более целесообразен следующий тезис: неядерное сдерживание является важным и неотъемлемым дополнением системы ядерного сдерживания, в первую очередь на региональном уровне.

Это тем более важно, потому что любое, даже самое ограниченное применение ядерного оружия в региональных конфликтах, особенно на фоне сегодняшнего фактического расширения "ядерного клуба", может привести к самым катастрофическим последствиям.

Проанализировав таким образом предлагаемые военно-политические аксиомы и сформулировав собственные, перейдем к анализу некоторых военно-технических предпочтений автора.

4. У носителей РВСН высокий потенциал преодоления ПРО. У АСЯС такого потенциала нет, а у носителей МСЯС - под вопросом.

Если под потенциалом преодоления ПРО понимать тактико-технические характеристики баллистической ракеты и ее боевого оснащения, обеспечивающие эффективность преодоления систем обороны, то под вопросом как раз оказывается тезис автора. Перспективная ПРО США планируется из трех эшелонов, способных перехватывать баллистические цели на начальном (активном), среднем и конечном участках траектории. При этом место старта ракеты - суша или море - не принципиально. Следовательно, если конструктивно-технические параметры БРПЛ будут не хуже, чем у МБР, то и потенциал преодоления ПРО будет ничуть не ниже. А с учетом того, что большая часть МБР, входящих в настоящее время в состав РВСН, создавалась два-три десятилетия назад, когда о той ПРО, что планируется к развертыванию в 20-х гг. XXI в., никто и понятия не имел, а американцы и сами сегодня до конца не представляют, что у них на самом деле получится, то говорить об априорном превосходстве МБР над существующими, а тем более перспективными БРПЛ вряд ли стоит так безапелляционно. Потому что под вопросом вообще все характеристики перспективной ПРО США.

Тем более что автор не может не знать, что эффективность преодоления оборонительной системы зависит не только от характеристик ракеты, но и от характеристик налета на обороняемый объект. Следовательно, в реальной ситуации МБР и БРПЛ дополняют и взаимно усиливают свои возможности по преодолению ПРО, а суммарный потенциал их объединенной группировки, действующей по единому плану, существенно выше простой суммы их одиночных потенциалов.

Что же касается АСЯС, то с учетом того, что авиационные средства вообще не входят в зону действия большинства средств ПРО, а следовательно, и не подвергаются их воздействию, говорить об их нулевом потенциале вряд ли имеет смысл.

Таким образом, следует переформулировать рассмотренный тезис автора в следующем виде: высокий потенциал преодоления ПРО обеспечивается оптимальным сочетанием средств РВСН, МСЯС и АСЯС в налете, а также рациональным построением структуры удара.

5. Без РВСН все принципы эффективного сдерживания агрессии оказываются подорванными в корне. МСЯС нужны лишь как подкрепление для РВСН в ответном ударе, ставка на них бесперспективна.

Ну, конечно, про АСЯС вообще говорить нечего! В принципе данный тезис был бы абсолютно верен, если бы вместо "без РВСН" стояло "без каждого из трех компонентов", а фраза завершалась словами "без каждого из которых надеяться на требуемый результат - бесперспективно".

С точки зрения системного подхода это должно быть именно так, поскольку стратегические ядерные силы как сложная организационно-техническая система в целом обладают не только свойствами, представляющими собой простую сумму свойств каждого из компонентов, а и дополнительными, возникающими вследствие их объединения. При этом слабые стороны каждой из составляющих СЯС компенсируются другими составляющими, а сильные стороны - усиливаются. (Это и есть классическое свойство эмерджентности сложной системы.)

Перейдем теперь к военно-экономическим соображениям автора.

6. В первую очередь необходимо финансирование существующей и перспективной группировки РВСН. МСЯС дороги, их "якобы дешевизна" - миф.

С учетом высказанного ранее не будем проводить детальный разбор данной посылки, а сразу определим собственное понимание проблемы.

Финансирование существующей и перспективной группировки СЯС необходимо осуществлять в интересах обеспечения сбалансированного развития всех ее компонентов с целью поддержания требуемого уровня боевых возможностей СЯС при минимальных затратах. Компоненты СЯС не могут быть ни "дешевыми", ни "дорогими". Они могут быть, как и СЯС в целом, оптимальными для решения поставленных задач по критерию "эффективность-стоимость".

Осталось ответить на последний, но главный вопрос.

КУДА ИДТИ?

Для ответа на этот вопрос попробуем коротко, тезисно, может быть, в чем-то повторяясь, все-таки разобраться, какова же должна быть в современных условиях рациональная структура стратегических ядерных сил, обеспечивающих эффективное сдерживание потенциальных агрессоров и безопасность России?

Стратегические ядерные силы предназначены для решения стратегических задач. СЯС, включающие РВСН, МСЯС и АСЯС, являются основным средством сдерживания глобальных, в первую очередь ядерных угроз за счет ответной угрозы массированного ядерного удара по территории противника, ущерб от которого будет превышать ту выгоду, которую агрессор ожидает получить в результате применения своей военной силы, и поставит под сомнение достижение целей агрессии.

Сложившаяся трехкомпонентная структура СЯС (РВСН, морские и авиационные СЯС) обеспечивает возможность гибкого реагирования на возможные изменения военно-политической обстановки и решение всего спектра боевых задач СЯС в различных условиях боевого применения, в том числе и при развертывании системы ПРО.

Таким образом, для решения стратегическими ядерными силами стоящих перед ними задач в перспективе целесообразно сохранить трехкомпонентную структуру и предусмотреть возможность комплексного сбалансированного развития и качественного совершенствования каждого компонента СЯС. В состав СЯС должны входить:

- группировка наземных ракетных комплексов стационарного и мобильного базирования (РВСН, наземные СЯС);

- группировка ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (морские СЯС);

- группировка стратегических бомбардировщиков, оснащенных крылатыми ракетами большой дальности (авиационные СЯС).

Именно трехкомпонентная структура СЯС позволит обеспечить выполнение всего объема боевых задач в реально складывающейся обстановке, поскольку ни один из компонентов стратегической триады не обладает в отдельности всеми необходимыми качествами и не отвечает в полном объеме требованиям, предъявляемым к СЯС в целом. Каждый компонент имеет свои специфические сильные и слабые стороны, которые перекрываются при их взаимодействии.

В заключение же хочется сказать следующее. Если бы обсуждаемой сегодня статьи не существовало, ее обязательно следовало бы написать. Уж очень она нам помогла разобраться в сути вопроса.

Что же касается проблем формирования политики ядерного сдерживания и фактически стратегии России в сфере ядерного оружия, то это тема для другой статьи.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Обнародован проект генеральной схемы развития газовой отрасли РФ до 2035 года

Обнародован проект генеральной схемы развития газовой отрасли РФ до 2035 года

0
699
Американцы используют серые каналы для инвестиций в китайские компании

Американцы используют серые каналы для инвестиций в китайские компании

Анатолий Комраков

Блицкриг Трампа против КНР может перейти в позиционную войну Байдена

0
1167
Увидеть Париж и жить дальше

Увидеть Париж и жить дальше

Ольга Рычкова

Исполнилось 130 лет со дня рождения прозаика, поэта, публициста Ильи Эренбурга

0
1095
Кто убил Майкла Джексона

Кто убил Майкла Джексона

Александр Гальпер

Трудовые будни и любовные страдания американского соцработника эпохи президентских выборов

0
627

Другие новости

Загрузка...