0
1546
Газета Концепции Интернет-версия

10.10.2008 00:00:00

Договор о СНВ: игра в одни ворота

5 декабря 2009 года завершается срок действия Договора о СНВ

Василий Лата

Мидыхат Вильданов

Об авторе: Лата Василий Филиппович - генерал-лейтенант в отставке, профессор, доктор военных наук. Вильданов Мидыхат Петрович - генерал-майор запаса, профессор Академии военных наук, кандидат военных наук.

Тэги: договор, снв, рф, сша


договор, снв, рф, сша Передвижение "Тополей" необходимо согласовывать с США.
Фото из книги "Оружие России"

5 декабря 2009 года завершается срок действия Договора о СНВ. По поручению президентов РФ и США рабочие группы сторон проводят обзор выполнения договора, готовят предложения о возможности и целесообразности его продления. Предварительные итоги переговорного процесса не вызывают оптимизма. Недавний заместитель министра иностранных дел России, а сейчас посол РФ в США Сергей Кисляк заявил: «Консультации идут, но не столь успешно. На сегодняшний день ситуация разочаровывающая». Уместно напомнить заявление командующего ОСК ВС США генерала Джеймса Картрайта, сделанное на слушаниях в Сенате США при рассмотрении проблематики Договора о СНВ: «США должны быть готовы к достойному отпору поведения России».

В то же время российская сторона, постоянно заявляя, что «намерена неукоснительно выполнять заключенные договоренности», распространила положения Договора о СНВ на подвижный грунтовый ракетный комплекс (ПГРК) «Тополь-М», поставленный на боевое дежурство в Тейковской ракетной дивизии в декабре 2006 года. Хотя недостатки этого Договора в отношении мобильных ракетных комплексов в органах государственного и военного управления и в войсках давно не вызывают сомнений.

Полагаем целесообразным сделать выводы из анализа негативного влияния основных положений Договора о СНВ на боевое применение и развитие ПГРК как логическое продолжение статей, опубликованных в «НВО», № 40, 2006 и «НВО», № 17, 2007. По нашему мнению, наиболее ущербным положением Договора о СНВ в отношении ПГРК являются п. 3 и 9 ст. VI:

«...Район развертывания не превышает по своим размерам 125 000 квадратных километров и не заходит на территорию другого района развертывания... Развернутые грунтовые мобильные пусковые установки могут покидать районы развертывания только в порядке передислокаций или оперативных рассредоточений». Кроме того, действует еще и п. 6 Приложения J к «Меморандуму о договоренности об установлении исходных данных...», существование и содержание которого недостаточно известно даже cпециалистам в области СЯС: «Границы районов развертывания определяются прямыми линиями, соединяющими точки (подчеркнуто авторами) на местности, географические координаты которых предоставляются согласно настоящему Меморандуму┘».

РАЗРЕШЕННЫЕ КВАДРАТЫ

В настоящее время это делается ежегодно за каждую ракетную дивизию ПГРК. Следует признать, статья о «районе развертывания», переписанная из текста Договора о РСМД, в Договоре о СНВ имеет ограничительную направленность и наносит только вред боевой готовности и перспективам развития ПГРК. Очевидно, при подготовке текста Договора была сделана очередная уступка американцам. В результате с 1991 года обо всех перемещениях и выходах БЖРК, ПГРК «Тополь» и «Тополь-М» (с 2006 года) из районов развертывания представляются уведомления американской стороне. Даже участие ракетного дивизиона ПГРК «Тополь» из Тейковской ракетной дивизии на военном параде потребовало согласования с американцами с последующим включением Москвы и Алабино в границы района развертывания этой дивизии и представления соответствующего уведомления в США.

Многие специалисты считают, что от выполнения требований данных статей следовало бы давно отказаться в одностороннем порядке или в качестве районов развертывания для каждой дивизии ПГРК перезаявить территорию соответствующего административного округа России.

УВЕДОМЛЯЕТ ТОЛЬКО РФ

Содержание положений статей XIII и XIV договора позволяет военному руководству США организовать постоянный контроль передислокаций, учений и оперативных рассредоточений мобильных ракетных комплексов. Так, в п. 1 статьи XIII определено: «Рассредоточение при учениях рассматривается с даты и времени, которые указаны в уведомлении... Рассредоточение рассматривается как завершенное с даты и времени, которые указаны в уведомлении┘ Рассредоточение завершается не позднее чем через 30 дней после его начала и т.д. ┘Рассредоточения при учениях не проводятся в течение периода времени, предусмотренного для инспекций, а также с базы МБР, которая была конкретно указана для проведения инспекции...» и т.д. Эти статьи также являются односторонними, имеют ограничительный характер, поскольку американцы подобных передислокаций и рассредоточений не проводят (нет мобильных ракетных комплексов). В то же время российская сторона, не проявляя должной гибкости в выполнении требований договора, передает в уведомлениях основные показатели учений и другую информацию, касающуюся перемещений ПГРК. Можно обратиться к п. 11 раздела II «Протокола об уведомлениях...», который требует: «...уведомления представляются не позднее чем через 18 часов после начала рассредоточения при учениях┘ В таком уведомлении указываются:...базы МБР для мобильных пусковых установок, которые охвачены таким рассредоточением; а также дата и сроки начала данного рассредоточения...». Это касается и стратегических командно-штабных учений, связанных с оперативными рассредоточениями ядерных сил, проводимых под руководством первых лиц Минобороны (статья XIV).

Представляется целесообразным в связи с развертыванием элементов системы ПРО в Европе пересмотреть порядок выполнения подобных статей. Например, более гибко подходить к выполнению пункта 2b статьи XIV, дающей возможность: «приостановить право другой стороны проводить инспекции». Следует отметить, что после террористических актов 11 сентября 2001 года и далее американцы длительное время не допускали российских инспекторов на объекты СНС США, объясняя свои действия борьбой с терроризмом. Почему бы и российской стороне не учесть опыт американцев и периодически приостанавливать их заявки на инспекции, поскольку антитеррористические учения и тренировки в СЯС ВС РФ проводятся регулярно? Существует много других прагматичных подходов к выполнению положений Договора о СНВ, которые должны реализовываться в войсках.

ПЛЮЩИМ И ПИЛИМ

Российская сторона, добросовестно выполняя требования п. 2–4 ст. VII Договора о СНВ и «Протокола, регулирующих переоборудование или ликвидацию СНВ...», продолжает ликвидацию мобильных ракетных комплексов, не имеющих аналогов в мире, которые американцам так и не удалось создать к моменту заключения договора. Известно, что ликвидированы три ракетные дивизии БЖРК и дорогостоящая железнодорожная инфраструктура пунктов постоянной дислокации. Продолжается ликвидация ПГРК «Тополь» с истекшим сроком эксплуатации.

В соответствии с разделом III «Протокола┘», уничтожение ЖМПУ и грунтовых мобильных пусковых установок ведется только в присутствии американских инспекторов и является односторонней процедурой: «Стороны (реально только Россия. – «НВО») соглашаются о следующих процедурах переоборудования или ликвидации┘ в) рама установочно-пускового механизма, на которой крепится и поднимается МБР, разрезается ┘на две приблизительно равные части... d) железнодорожный вагон... разрезается на две равные части». Вполне резонным является вопрос: какие рамы и вагоны разрезаются в СНС США, если мобильных ракетных комплексов у них нет?

При этом ракеты для ПГРК ликвидируются на Воткинском машиностроительном заводе согласно разделу I «Протокола┘»: «...сопла, корпуса двигателей, переходники┘ автономный блок разведения, головная часть, платформа сминаются, сплющиваются, разрезаются на две равные части┘». Отсюда вопрос, почему же ступени МБР «МХ», заявленной как мобильная, в нарушение требований договора до сих пор не ликвидированы указанным выше способом? Кроме того, в обход положений договора не ликвидированы основные объекты инфраструктуры стартовых позиций этого ракетного комплекса. По информации российских инспекторов, эти объекты содержатся в отличном состоянии. Не приходится сомневаться, что американцы здесь создали условия для оперативного наращивания боевых возможностей СНС при осложнении военно-политической обстановки в мире.

Вызывает озабоченность, что после завершения ликвидации БЖРК появились сообщения о начале разработки этого комплекса в Китае. Так, по данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (СИПРИ, 2005 года, с. 655) отмечается: «Китай продолжает дорабатывать МБР «Дунфэн-31» для железнодорожного базирования. Эти работы могут опираться на технологии советской системы БЖРК, введенной в строй в 1997 году. В качестве источника технологии называется Украина, где в свое время производились ракеты SS-24».

Об этом же говорится в докладе исследовательской службы Конгресса США (CRS Report, август, 2006). А в известном справочном издании «Джейн» (№ 48, 2008, с. 27–29) можно прочитать: «┘Военно-политическое руководство Китая разрабатывает подвижный грунтовый и железнодорожные ракетные комплексы с МБР «Дунфэн-31, 31А», а в перспективе – с ракетой «Дунфэн-41» на основе конструкторско-технологических решений, реализованных при создании ПГРК «Пионер», «Тополь» и БЖРК». Нельзя исключать, что часть проектно-конструкторской и эксплуатационной документации на ракету РТ-23 УТТХ, пусковой модуль и различные «ноу-хау» после ликвидации БЖРК могли оказаться в других странах. Прогнозируется, что китайские стратегические партнеры, интенсивно развивая тяжелое железнодорожное машиностроение и наращивая сеть железных дорог, способны творчески воспроизвести БЖРК. Так, по данным ЗАО «Трансмашхолдинг» России, в Китае реализуется стратегия железнодорожной технической политики в интересах обеспечения национальной безопасности и совершенствования оперативного оборудования территории государства для нужд обороны. Созданы и устойчиво функционируют железнодорожные корпорации «Север», «Юг». На основе долгосрочных государственных планов ведется строительство скоростных поездов. К 2010 году предусматривается обновить железнодорожную инфраструктуру, увеличить протяженность сети железных дорог до 100 тыс. км с разделением путей движения пассажирских и грузовых поездов, особенно в северных районах. Налажен выпуск железнодорожной продукции на уровне лучших мировых образцов.

АМЕРИКАНСКИЙ КОНТРОЛЬ

Требуют скорейшего разрешения проблемы, связанные с односторонним выполнением Россией п. 14 ст. XII: «...каждая из Сторон имеет возможность осуществлять деятельность по непрерывному наблюдению на объектах по производству МБР для мобильных пусковых установок МБР с целью подтверждения количества производимых ракет для этого типа комплекса». С 1994 года американские наблюдатели находятся на Воткинском машиностроительном заводе (ВМЗ) по производству МБР ПГРК «Тополь», «Тополь-М», где наблюдают за периметром и проходным пунктом завода с целью исключения бесконтрольного вывоза ракет или их ступеней.

Одновременно российская сторона усердно выполняет п. 7 Приложения 6: «...Применительно к вновь произведенной МБР для мобильных ПУ сообщает американским наблюдателям данные опознавательного знака (заводской номер ракеты. – «НВО»), нанесенного на такую МБР до вывоза через проходную, и предоставляет инспектирующей стороне такие данные...». Поскольку положения Договора о СНВ распространены и на ПГРК «Тополь-М», то американцы в числе первых, на проходном пункте ВМЗ ознакомились с уникальными МБР ПГРК «Тополь-М», сверили опознавательные знаки, занесли их в базу данных; как бы дали согласие на пропуск ракет через проходную завода. Видимо, это и есть апофеоз партнерских и доверительных отношений, которыми восхищаются многие чиновники и так называемые независимые эксперты! По оценкам специалистов, данные положения договора давно требуют пересмотра или отказа в одностороннем порядке, а американцам предложить навсегда покинуть завод. Аргументов достаточно: российские наблюдатели не допускаются на аналогичный завод в США; объемы производства ракеты «Тополь-М» незначительны и т.д.

Таким образом, российская сторона имеет комплекс проблем, связанных с нахождением американских наблюдателей и перспективами производства на ВМЗ новых видов СНВ. Кроме того, пребывание американцев на ВМЗ регламентировано еще Договором о РСМД, который носит бессрочный характер. Если Договор о СНВ в существующей редакции будет продлен, то присутствие американцев на ВМЗ сохранится.

НАРУШАЮТ ПОСТОЯННО

По результатам более чем 430 инспекций, проведенных российскими инспекционными группами на объектах СНС США, выявлено значительное количество серьезных нарушений и обходов американцами своих договорных обязательств («НВО», № 17, 2007). Претензии, предъявляемые российской стороной, обычно отклоняются, поскольку американцы заинтересованы в сохранении условий для достижения военно-технического превосходства и наращивания боевых возможностей СНС. Но мы приведем одно из «свежих» нарушений, о котором чиновники и эксперты стараются не упоминать. Так, согласно пункту 28 статьи V договора и восьмого Согласованного заявления сторон: «Каждая из Сторон обязуется не базировать стратегические наступательные вооружения, подпадающие под предусмотренные в настоящем Договоре ограничения, за пределами национальной территории». Однако военное руководство США в нарушение требований Договора о СНВ задействовало авиабазу Фэрфорд (Великобритания) для базирования стратегических бомбардировщиков, которые наносили высокоточные ракетно-бомбовые удары по объектам на территории Югославии. По нашему мнению, результаты выполнения этой статьи должны быть рассмотрены на высшем уровне.

Следующее нарушение. До сих пор, американцами не согласован главный пункт договора, регламентирующий порядок засчета ядерных боезарядов, особенно на стратегических бомбардировщиках ВВС США, что позволило бы исключить создание возвратного ядерного потенциала. В результате до сих пор нет полной ясности с выполнением американской стороной своих обязательств по выходу на установленные уровни сокращения СНВ (до 6000 тыс. ядерных боезарядов). Согласовать же порядок засчета ядерных боезарядов в ходе нынешних переговоров рабочих групп вряд ли возможно, поскольку американцы планируют часть МБР и БРПЛ оснастить неядерными головными частями, на вооружение приняты ПЛАРК с КРМБ «Томахок».

Необходимо отметить, что согласно статье XV договора, взаимные претензии и озабоченности стороны должны разрешать в ходе работы Совместной комиссии по соблюдению и инспекциям (СКСИ). Такая комиссия с российской стороны создана и с 1994 года периодически работает в Женеве сроком до 30 суток. Однако персональный состав комиссии является большой тайной, а уровень профессиональной подготовки ее членов давно вызывает сомнения. По мнению российских специалистов, необходимо включить в состав СКСИ наиболее квалифицированных экспертов, знающих боевые возможности, проблемы применения и развития СЯС ВС РФ и СНС США.

ТРЕБУЕТСЯ ПЕРЕСМОТР

В связи с этим полагаем целесообразным высказать следующие соображения. Провести анализ статей Договора о СНВ и его приложений на предмет их соответствия интересам национальной безопасности Российской Федерации. Сформировать (уточнить) состав наиболее ущербных формулировок и положений Договоров о РСМД, о СНВ и СНП, односторонних уступок, сделанных российской стороной, нарушений и обходов Договора о СНВ, допущенных американцами. Учесть опыт экспертов-переговорщиков прошлых лет, которые сейчас читают лекции, пишут статьи и мемуары, детально раскрывая «кухню» переговорных процессов и особенности подготовки и принятия решений, связанные с просчетами и различными уступками с нашей стороны. Предложить американцам путем принятия Согласованного заявления исключить из текста и приложений к Договору о СНВ даже упоминание о подвижных грунтовых ракетных комплексах, поскольку в США данный тип стратегических наступательных вооружений отсутствует. В противном случае выдвинуть предложения по ограничению боевого патрулирования американских ПЛАРБ и ПЛАРК. И только после этого рассматривать возможность применения контрольно-инспекционного механизма Договора о СНВ в интересах контроля выполнения мероприятий Договора о СНП. В ходе работы экспертных групп добиваться однозначного понимания сторонами правил засчета и процедур проведения инспекций в отношении ядерных и неядерных (в перспективе) боеголовок и их носителей, в том числе КРМБ «Томахок», которыми вооружены ПЛАРК США.

В связи с возможным вступлением Украины в НАТО особое внимание должно быть уделено судьбе ракетного комплекса с тяжелыми ракетами и его конструкторско-технологической, эксплуатационной и боевой документации (разработчик и производитель – Украина). В противном случае нельзя исключать, что документация на «Сатану» окажется в США и других странах.

В заключение можно поставить ряд вопросов, вытекающих из результатов анализа. Почему все формулировки статей Договора о СНВ применительно к мобильным ракетным комплексам, которые американцы не смогли создать, начинаются с термина «Стороны», хотя с 1994 года требования договора в части, касающейся мобильных ракетных комплексов, выполняет одна сторона – Россия? С какой целью основные положения Договора о РСМД и его приложений были механически включены в текст Договора о СНВ и (применительно к мобильным ракетным комплексам) оказались «доработанными» в ущерб себе? Можно ли ознакомиться с результатами работы соответствующих структур России по применению статьи XVIII: «Каждая из сторон может предлагать поправки. Согласованные поправки вступают в силу в соответствии с процедурами, регулирующими вступление в силу настоящего Договора»? Где эти поправки?


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Абсолютный Chekmate

Абсолютный Chekmate

Дмитрий Литовкин

МАКС и Военно-морской парад в Петербурге показывают вектор развития

0
1561
Черная суббота князя Боргезе

Черная суббота князя Боргезе

Владимир Щербаков

Как торпедный катер «Д-3» одним ударом сократил итальянский флот

0
1878
Возврат к красному телефону

Возврат к красному телефону

Владимир Иванов

Белый дом намерен создать горячую линию с Пекином

0
1088
Защите приходится разбираться без протокола

Защите приходится разбираться без протокола

Екатерина Трифонова

Конституционный суд разрешил адвокатам добиваться оперативного доступа к стенограммам закрытых слушаний

0
738

Другие новости

Загрузка...