0
3986
Газета Концепции Интернет-версия

19.08.2011 00:00:00

Философский фундамент военного строительства

Василий Буренок

Об авторе: Василий Михайлович Буренок - доктор технических наук, профессор.

Тэги: армия, оборона


армия, оборона Американский социолог и футуролог, вдохновитель реформ армии США Элвин Тоффлер.
Фото Reuters

Изучение закономерностей общественного развития привело многих ученых к выводу о наличии определенных периодов, в течение которых происходят становление, развитие, а затем угасание и уход с исторической сцены общественно-экономических отношений и обусловленных этим технических укладов, применяемых технических устройств. На смену одной приходит новая формация с присущими ей особенностями. Эти периоды сторонники различных теорий, философы, экономисты и социологи называют по-разному: эрами (Мартин ван Кривелд), циклами конъюнктуры (Н.Д. Кондратьев), технологическими укладами (С.Ю. Глазьев), волнами (Элвин Тоффлер).

Хронологическая протяженность их также достаточно сильно разнится, хотя (что очень примечательно) периоды, различаясь по длительности, практически точно совпадают по границам (несколько технологических укладов, по Глазьеву, совпадают с одной эрой по Кривелду, несколько эр, по Кривелду, совпадают с одной волной, по Тоффлеру). Это говорит о достаточно хорошей устойчивости результатов различных моделей периодизации.

Изучение этих периодов и присущих им особенностей дает понимание законов развития человечества и позволяет с достаточно высокой достоверностью «заглядывать в будущее», строить модели поведения той или иной политической, социальной, технической системы. Наличие такой модели для определения перспектив развития системы вооружения тем более важно, поскольку именно эта система является одной из наиболее ресурсоемких.

ОБОРОНА XXI ВЕКА – ЭТО ВИД УСЛУГ НА РЫНКЕ ТЕХНОЛОГИЙ

У нас в стране в процессе разработки различного рода прогнозов социально-экономического, технологического, а также военно-технического развития в последнее время в большинстве случаев в качестве основы используют деление исторического развития на технологические уклады. О «волновой теории» американского социолога и футуролога Э.Тоффлера почти ничего не известно. В силу многоаспектности и объемности изложения этой теории весьма непросто в рамках статьи описать ее суть, да в этом и нет необходимости. Но что касается военной области, можно говорить о существенном значении теории Тоффлера. Это обусловлено тем, что, вырабатывая в конце 70-х годов прошлого века концепцию развития вооруженных сил и системы вооружения США, американские военные специалисты опирались именно на эту теорию.

Чем был характерен тот период в американской истории? Это было время кризиса военной организации США, обусловленного поражением во Вьетнаме, достижением СССР паритета с США по стратегическим вооружениям и превосходства по обычным вооружениям в Европе. Перед американскими военными специалистами встал вопрос – какой путь развития вооруженных сил США избрать, какие долговременные ориентиры могут послужить основой для выработки правильных решений.

И вот в качестве такой основы группой военных ученых и был использован теоретический труд Э.Тоффлера, квинтэссенция которого изложена в его книге «Третья волна».

Тоффлер считает, и вполне убедительно обосновал, что в истории развития человечества есть три четко очерченные, контрастирующие и во многом даже конкурентные цивилизации, или, как он говорит, «волны». Первую из них символизирует мотыга, вторую – сборочная производственная линия, третью – компьютер.

Тоффлер следующим образом определил периоды доминирования этих цивилизаций (волн):

Первая – аграрная цивилизация (около 8 тыс. лет до н.э. – 1650–1750-е годы);

Вторая – индустриальная цивилизация (1650–1750-е годы – 1950-е годы);

Третья – сверх-(пост)индустриальная (интеллектуальная) цивилизация (начало 1950-е годы).

При этом Тоффлер подчеркивал, что временные периоды всего лишь указывают на ориентировочные сроки доминирования цивилизаций, но в реальности все три цивилизации существуют и сейчас, параллельно. И в наше время есть государства, относящиеся к каждой из перечисленных волн (цивилизаций). Сектор государств Первой волны поставляет сельскохозяйственные и минеральные ресурсы, сектор Второй волны дает дешевый труд и массовое промышленное производство, а быстро расширяющийся сектор Третьей волны восходит к доминированию, основанному на создании и использовании знаний.

«Страны Третьей волны, – говорил Тоффлер, – продают всему миру информацию и новшества, менеджмент, культуру, передовые технологии, программное обеспечение, образование, профессиональное обучение, здравоохранение, финансирование и другие услуги. Одной из этих услуг может оказаться военная защита, основанная на владении превосходящими вооруженными силами».

Характеризуя цивилизацию Третьей волны, Тоффлер выделил и определил ряд важнейших черт, присущих экономике государства, относящегося к этой волне (см. таблицу 1). Судя по всему, американские военные эксперты соотнесли с этими экономическими чертами принципы и требования, которые необходимо было реализовать для придания нового облика вооруженным силам и системе вооружения. И если внимательно проанализировать, что же сделано в американской армии за последние два десятилетия, то становится очевидным, что теоретические разработки Тоффлера были полностью воплощены в жизнь в ходе модернизации вооруженных сил США (см. крайнюю правую колонку таблицы).

ЧТО ТАКОЕ «АРМИЯ ТРЕТЬЕЙ ВОЛНЫ»?

Изучение теории Тоффлера и сопоставление ее положений с действиями американской администрации в области военного строительства дает возможность достаточно хорошо структурировать и объяснить те разрозненные выводы, которые были сделаны отечественными военными специалистами в отношении «войн нового поколения». То, что нашими специалистами было оценено как «бесконтактная война», «сетецентрическая война», «информационная война» и т.п., – это лишь реализация отдельных положений долгосрочной, фундаментальной доктрины преобразования вооруженных сил США в «армию Третьей волны».

Причем нельзя говорить о том, что американцами на основе теории Тоффлера был сразу сформирован некий единый документ, определявший совокупность действий по формированию нового облика армии США. Скорее это была совокупность стратегических принципов, которые затем воплощались в отдельные программы и документы, определявшие направление «тактических», краткосрочных действий. Сам Тоффлер так писал позднее: «В грядущие десятилетия лучшие из военных умов будут заняты задачей дальнейшего определения необходимых компонентов «войны знаний», исследованием их сложных взаимоотношений и построением «модели знаний», дающей стратегические возможности. Это то «чрево», из которого должна родиться полная военная «стратегия знаний». Потому что разработка стратегии знаний – это следующая ступень в развитии видов войн Третьей волны».

Как любая теория, теория волн Тоффлера развивается и детализируется в первую очередь им самим. Поэтому в ней появились некоторые дополнения, в том числе и касающиеся новых «военных приложений» этой теории.

В частности, весьма любопытным представляется принцип так называемой войны в нишах. Этот принцип рожден экономическим принципом занятия свободных торговых и производственных ниш, но развит применительно к такой специфической области, как вооруженная борьба. Его суть заключается в том, что «армия Третьей волны», готовясь к вооруженному противоборству с конкретным противником, должна выявить ниши, под которыми понимаются свои преимущества, не достижимые противником в силу технологической отсталости, а также слабые, уязвимые стороны противника, которые он либо не видит, либо в данный момент времени по тем или иным причинам не может «закрыть».

После обнаружения таких ниш либо создается новое вооружение, либо создается новая структура воинских формирований, либо разрабатываются новые формы и способы вооруженного противоборства и осуществляется подготовка войск для борьбы в этих нишах, что должно обеспечить внезапность, эффективность и быстроту нанесения поражения противнику. Высокоточное ракетное оружие, ударные дистанционно пилотируемые самолеты, сетецентрические принципы управления – это и есть те ниши, которые армия США «заполнила» в войнах в Ираке, Афганистане, Северной Африке. Если противник обнаруживает подготовку к войне в конкретной нише, создает систему противодействия (разрабатывает и закупает аналогичное или контрвооружение, формирует соответствующие группировки войск), необходимо быстро переключиться на поиск новых ниш. Считается, что армия США ни в коем случае не должна воевать «лоб в лоб» с противостоящим противником.

Продолжением этого принципа является принцип «модификации базовых вооружений» под конкретную задачу. Имеется в виду, что военная промышленность должна обеспечить разработку базовых моделей вооружения и военной техники и ряда их «функциональных дополнений», которые будут использованы для адаптации вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ) к особенностям предстоящей задачи, местности, климата, гидрографии, метеоусловий театра (фактически данный принцип – это развитие принципа ухода от массовости). Причем Тоффлер считает, что в ближайшей перспективе в экономике и армиях Третьей волны будет реализовываться принцип «дистанционного прототипирования», когда, пользуясь компьютерами и технологическим оборудованием, органы материально-технического обеспечения смогут вместо доставки запчастей многие из нужных вещей делать на месте. Но уже сейчас иностранные армии существенно продвинулись в этом направлении, широко внедрив в деятельность органов материально-технического обеспечения методы каталогизации и CALS-технологии, позволяющие реагировать на потребности войск практически в режиме реального времени.

Кстати, определение соотношения сил при планировании операций, как пишет Тоффлер, становится в условиях войн Третьей волны крайне сложной задачей: «Военный баланс сил будет определяться нематериальными и трудно поддающимися количественному учету факторами». Причем под нематериальными факторами он понимает не только уровень развития информационных технологий, материализованных в образцах вооружения, но и квалификацию военнослужащих. «Для умного оружия нужны умные солдаты. Плохо образованные войска могут храбро биться в рукопашной, типичной для войн Первой волны; они могут сражаться и побеждать в войнах Второй волны, но для армий Третьей волны они такая же обуза, как невежественные рабочие на предприятиях Третьей волны», – отмечает Тоффлер.

Весьма примечательно, что в более поздних работах (конец XX – начало XXI века) Тоффлер обратил внимание на развитие принципов информационной войны. Хотя приведенная ниже цитата и длинная, она стоит того, чтобы ее воспроизвести. Тоффлер писал: «Экономика стран Третьей волны создала колоссальное разнообразие каналов, по которым могут вливаться как информация, так и дезинформация. Сотовые телефоны, компьютеры, копировальные машины, факсы, видеокамеры, цифровые сети могут пропускать колоссальные объемы данных, голосов, графиков по множеству дублированных децентрализованных каналов. Новые технологии имитации позволяют инсценировать фиктивные пропагандистские события, с которыми люди могут работать интерактивно, события потрясающе яркие и «реальные». Новые СМИ дают возможность снимать целые битвы, которых не было, или показывать совещания (липовые) высшего руководства противника, на которых отвергаются мирные переговоры. В прошлом агрессивные правительства устраивали провокации для оправдания военных действий; в будущем их достаточно будет имитировать. В этом быстро наступающем будущем не только правда, но и сама реальность станет жертвой войны».

А теперь вспомните обвинения Саддама Хусейна в разработке оружия массового поражения, которого после вторжения войск коалиции в Ирак так и не удалось обнаружить; о военных преступлениях сербов, которые оказались, мягко говоря, «сильно однобокими» и преувеличенными; о «разоблачении» в социальных сетях правящих режимов Ближнего Востока и Северной Африки и т.п. Это ли не реализация теории Тоффлера?

В ПОИСКАХ НОВЫХ ПОЛКОВОДЦЕВ ДЛЯ «БИТВЫ ЗНАНИЙ»

«Политика, – продолжает Тоффлер, – касающаяся регулирования, контроля и манипуляции СМИ или защиты права на свободу выражения, станет краеугольным камнем завтрашней стратегии знаний. А эта стратегия знаний будет определять, как разные страны, группы и армии будут действовать в грядущих конфликтах XXI века».

Отличительные особенности экономических отношений и организации
военного дела в государствах Третьей волны

№ п/п Главные черты экономики Реализация в экономике Реализация в военном деле
1 Фактор производства (главный ресурс) Информация, знание Знание, развединформация о противнике, местности, климатических, гидрометеорологических условиях и т.п., о возможностях и расположении своих войск и т.п. Уничтожение знаний противника.
2 Важность нематериальных ресурсов Ценность бизнес-организации определяется способностью создавать, приобретать, распределять и применять знания Эффективность применения войск определяется способностью добывать,доводить до войск и правильно использовать информацию, интеллектуализацией ВВСТ и умением квалифицированно их использовать
3 Уход от массовости Автоматизация и роботизация производства, способные обеспечить бесконечно большое количество вариантов индивидуализацию создания изделий с учетом уникальности ситуаций и требований Точечность и дозированность применения средств поражения по ключевым элементам инфраструктуры и боевых порядков противника, гибкость применения ВВСТ исполнения заказов, за счет интеллектуализации
4 Труд Высококвалифицированный, специализация, резкое падение взаимозаменяемости работников Обученность военнослужащих, профессионализация армии
5 Нововведения Интенсификация применения новых идей, изделий, технологий, процессов, финансирования и т.д. Быстрая сменяемость поколений вооружений на основе интенсивного внедрения информационных и нетрадиционных технологий
6 Масштаб Сокращение рабочих коллективов, распределенные системы производства, переход на принцип ⌠коллектив под проект■, виртуальный офис, миниатюризация изделий Уход от массовых армий, сокращение экипажей, расчетов, подразделений при сохранении или даже увеличении эффективности систем оружия, повышение индивидуальных возможностей солдата (⌠солдат–система■), создание разнородных воинских формирований ⌠под конкретную задачу■, микроминиатюризация средств вооруженной борьбы
7 Организация Иерархические структуры уступают место матричным, обладающим гибкостью и маневренностью, лишенным бюрократической надстройки Сетецентрические принципы управления войсками
8 Системная интеграция Увязывание, синхронизация действий множества источников ресурсов, потребителей и процессов. Оптимизация и синхронизация (на основе автоматизации) боевого применения разнородных группировок войск, их технического и тылового обеспечения
9 Инфраструктура Высокоскоростные глобальные электронные информационные сети, унифицированное (стандартизованное) информационное пространство Быстросопрягаемые высокоскоростные электронные информационные сети, единое информационное пространство
10 Ускорение Экономика масштаба сменяется экономикой скорости, работа в реальном времени Превосходство над противником в скорости реализации цикла ⌠разведка – принятие решения – управление – поражение■, обеспечение действий в реальном времени

Судя по событиям последних лет и месяцев, эти теоретические разработки Тоффлера весьма тщательно и быстро были воплощены в жизнь.

Возможно, не стоит идеализировать теорию Тоффлера, в ней наверняка могут быть скрытые ошибки, и она может не выдержать длительной проверки временем. Но пока теория «работает», пока жизнь развивается в соответствии с этими теоретическими положениями, американские военные специалисты тщательно ее изучают и применяют при разработке программ и планов развития своих вооруженных сил.

Учитывая наш нынешний пиетет к опыту американцев, возможно, стоило бы и нам в своих попытках построить новую армию опереться на глубокий теоретический, философский базис, исследования футурологов. Совсем не обязательно это должна быть теория Тоффлера. К тому же в силу различия в технологическом развитии России и США копирование одних и тех же подходов недопустимо.

Но есть «пророки» и в своем отечестве, труды которых отличаются глубоким осмыслением сути дня сегодняшнего и размышлениями о перспективах развития нашего отечества. А в том, что наша армия должна развиваться с учетом отечественной специфики (истории, геополитического положения, социального характера нашего общества, демографии, менталитета, уровня технического развития своего и соседей и т.п.), сомнений нет. Почему – ответ, думается, очевиден. Кстати, множественные подтверждения этому можно получить, опираясь на выводы того же Тоффлера. Например, пытаясь внедрить в отечественных вооруженных силах принципы сетецентрического управления, дальнего высокоточного поражения (или создать противовес зарубежным системам оружия, построенным на этих принципах), мы тем самым будем пытаться втиснуться в те ниши, где американцы уже доминируют. Обнаружив «вторжение», они просто уйдут в другую нишу (тем более что уровень их технологического развития позволяет сделать это достаточно легко). Мы же, потратив ресурсы и время, снова начнем догонять хвост уходящего поезда.

Но, с другой стороны, такой сценарий опасен только в том случае, если мы предполагаем в будущем военное соперничество с США и странами НАТО. А если нет? Тогда идти в этом направлении можно, но при этом хорошо представляя себе уровень технологического развития и возможности того, кто выйдет на авансцену военного соперничества с Россией в отдаленном будущем, как изменятся к этому времени геополитическое положение страны, ее социальный портрет, технологический уровень и т.д. Сами по себе ответы уже на эти вопросы требуют проведения глубоких исследований, а их проецирование на военно-техническую область – тем более.

Очевидно, что нужны система исследований, увязанных по идеологии, содержанию, достигаемым результатам и направленных на последовательное решение совокупности задач от оценки тенденций развития цивилизации до формирования принципов международной, экономической, военно-технической и т.д. политики, а также выполнение связанных с этими задачами государственных программ и планов различной направленности вплоть до портфеля заказов на проведение фундаментальных исследований, разработку и производство ВВСТ.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Паралакс» последнего рубежа, острое северокорейское блюдо и грезы Белого дома

«Паралакс» последнего рубежа, острое северокорейское блюдо и грезы Белого дома

На выставке-форуме «Армия-2022» впервые представят БМП-3, управлять которой можно взглядом

0
1274
Крым никуда из России не уплывал

Крым никуда из России не уплывал

Александр Широкорад

Никита Хрущев лишь сменил вывеску

0
1122
Новые амазонки большой политики

Новые амазонки большой политики

Аркадий Вырвало

Женская агрессия меняет миропорядок

0
1054
Этот поезд в огне, или «Енисей» в Донбассе

Этот поезд в огне, или «Енисей» в Донбассе

Максим Кустов

Броневые составы трех столетий на запасных путях не прятались

0
1287

Другие новости