0
9099
Газета Концепции Интернет-версия

15.06.2012 00:00:00

Война за Фолклендские острова

Юрий КИРИЛЛОВ

Об авторе: Юрий Васильевич Кириллов - контр-адмирал в отставке.

Тэги: фолклендские острова, великобритания, аргентина, флот, вмс


фолклендские острова, великобритания, аргентина, флот, вмс Джон Вудворд предупреждает: сегодня у Великобритании не хватит сил отстоять Фолкленды в случае возникновения нового военного конфликта.
Кадр из новостного сюжета телеканала British Forces News

Главный вектор силы в послевоенный период на геополитическом уровне сместился на океанские направления – и не только из-за развертывания там МСЯС. Однако при всем размахе и масштабности вооружений и уровня противостояния ни у одной из стран не было полноценного боевого опыта применения ВМС вплоть до фолклендского конфликта между Великобританией и Аргентиной в 1982 году, который несет в себе признаки настоящей морской войны.

Для специалистов Фолклендский кризис позволил с высокой степенью достоверности проверить правильность основных концепций и направлений в строительстве флотов, развитии морских вооружений, а также приемов и способов боевых действий (БД) на море.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ОПЕРАТИВНО-СТРАТЕГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ КОНФЛИКТА

Зарождение военных конфликтов всегда было делом запутанным и неоднозначным. Фолклендский не стал исключением.

Фолклендские, или в аргентинской редакции – Мальвинские острова, формально лишенные полезных ископаемых и расположенные в местах с суровым климатом, удаленные от оживленных международных морских путей, едва прокармливали несколько тысяч овец и кучку фермеров-экстремалов. Инфраструктура архипелага соответствует его заброшенности. На нем несколько взлетно-посадочных полос, не способных обслуживать современные реактивные самолеты, и слабо развитая система морского базирования.

Из-за чего же на самом деле разгорелся конфликт? Не будет большой ошибкой заявить, что своим происхождением он обязан игре больших политических амбиций. В Аргентине к власти пришел очередной полувоенный режим с предвыборными лозунгами и обещаниями националистического толка, среди которых фигурировало и возвращение Мальвин (спорной территории).

В военном отношении режим ощущал уверенность: недавно приобретенный французский авианосец в составе своего авиакрыла содержал не только «Скайхоки» с бомбами, но и новейшие французские «Супер-Этандары» с ПКР «Экзосет», способные, не входя в зону ПВО отряда боевых кораблей, нанести ему серьезное поражение. Успех авиации готовы были развить эскадренные миноносцы (ЭМ) и фрегаты управляемого ракетного оружия (ФР УРО). Группировка боевой авиации Аргентины насчитывала до 200 единиц. Подготовленность экипажей традиционно имела высокую репутацию. Все это выглядело солидно и не могло не подталкивать аргентинских стратегов «пощекотать» старушку Англию.

В это время военно-политическое руководство Великобритании стремилось усовершенствовать МСЯС на основе ракет «Трайдент» за счет ВМС. Из-за этого флот едва сводит концы с концами, под сокращение в 1982 году попали оба действующих авианосца, несколько кораблей основного класса, важнейшие элементы инфраструктуры, существенная часть персонала. И без того позиции «Владычицы морей» не выглядели убедительно по сравнению с Францией, а по ряду позиций (по качеству и количеству надводных кораблей основного класса) – и с Японией. В связи с этим руководство военного ведомства не находило возможным ни оборонять, ни тем более завоевывать Фолкленды обратно. Не вызывает сомнений, что эти затруднения и настроения в Великобритании были известны аргентинской стороне. Тем не менее в апреле 1982 года на архипелаге высадился солидный контингент британских войск с легкой штурмовой авиацией и вертолетами. Заодно британцы прихватили и Южную Георгию.

Архипелаг располагался от материковой части Аргентины менее чем в 400 милях, в то время как от метрополии был удален на 8000 миль. Надвигалась антарктическая зима, до ее наступления оставалось не более двух месяцев. Одним словом, не лучшее время и место для боевых действий и даже обычного мореплавания. Но, несмотря на неподходящие условия, первый морской лорд Великобритании адмирал Генри Лич запросил разрешение у премьера Маргарет Тэтчер начать формирование оперативного соединения (ОС) для отправки в Южную Атлантику.

ПОДГОТОВКА И ВЕДЕНИЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

На этапе отмобилизования и развертывания формирование авангарда ОС началось из положения планового учения «Спрингтрейн» в Гибралтаре за счет кораблей-участников. Они оказались на 2000 миль ближе к очагу конфликта. Развертывание началось под флагом командующего 1-й флотилией надводных кораблей контр-адмирала Вудворда. Вскоре собрались и остальные силы ОС.

Первыми во всеобщей исключительной зоне, в пределах которой можно было вести боевые действия против Аргентины, оказались три атомные подводные лодки (ПЛА) королевского флота. Считалось, этого более чем достаточно для материального закрепления объявленной блокады островов, которые Аргентина не уставала подпитывать все новыми контингентами сил.

Кроме группировки ПЛА в состав экспедиционных сил Великобритании вошли еще две: ударная группировка (УГ) с двумя легкими авианосцами в ядре и амфибийное соединение (АГ). Впоследствии в районе БД выделится еще и группировка плавучего тыла.

Английским кораблям предстояло преодолеть 6000–8000 миль в районы, совершенно лишенные каких-либо признаков берегового базирования. Примерно в середине маршрута развертывания был последний клочок суши, используемый в качестве тылового пункта базирования – остров Вознесения. Здесь произошел сбор основных сил 317-го ОС Королевского флота, после чего контр-адмирал Джон Вудворд доложил командующему ВМС адмиралу Дж. Филдхаусу, возглавлявшему специально созданный штаб, решение на операцию, известную впоследствии, как «Корпорейт». В это же время было проведено планирование, брифинги по всем видам БД, обеспечения, инструктажи, ориентирование, предварительная постановка задач силам, окончательная приемка запасов в условиях стоянки на рейде. Дальше все работы происходили в открытом океане, как правило, на ходу.

18 апреля флот продолжил развертывание. Адмирал Филдхаус улетит в Лондон, чтобы там, на самом высоком уровне, защищать план операции, принятой вблизи «переднего края», отстаивая каждый его пункт, без чего невозможно управлять войной, происходящей за 8000 миль от Адмиралтейства.

Основа замысла решения командующего ОС состояла в том, что все действия, включая захват Фолклендских островов, нужно завершить не позже середины июня. Позже гидрометеоусловия были не совместимы не только с ведением БД, но и просто пребыванием в этих водах корабельного состава и авиации, осуществляющих огневую поддержку и обеспечение сил на берегу. Обратным отсчетом, беря минимально необходимое время для действий десанта на берегу, определялась предельная дата начала высадки 20–21 мая.

Таким же образом определялись и сроки прибытия британского ОС на ТВД (во всеобщей исключительной зоне) 1 мая для завоевания господства на море и превосходства в воздухе.

Первые выстрелы этой войны прозвучали, а счет потерям открылся на острове Южная Георгия, где специально выделенной тактической группой кораблей была выведена из строя и захвачена аргентинская субмарина «Санта Фе» и поднят британский флаг.

Завершение развертывания знаменуется серией воздушных ударов по аэродромам Порт-Стэнли и Гус Грин. Сначала стратегический бомбардировщик «Вулкан» с острова Вознесения в ночь на 1 мая с большой высоты нанес бомбовый удар по Порт-Стенли. Успех с рассветом развили палубные «Си Харриеры». Надводные корабли в это время вели артобстрел береговых объектов и контрольный поиск подводных лодок противника. В завязавшихся воздушных боях у аргентинской авиации было почти 10-кратное превосходство, но британские «Си Харриер» по эффективности превосходили «Сайдвиндеры», находящиеся на вооружении ВВС Аргентины. Главной задачей первого дня была скрытная высадка оперативной группы спецназа для разведки позиций противника и выбора места будущего десанта.

Борьба за господство на море разворачивалась по классическим канонам и с большой остротой. Аргентинский флот, заблаговременно завершив боевое развертывание, охватил своим боевым порядком прибывшее ОС англичан с двух сторон – с северо-востока и с юго-запада. В качестве отвлекающих и обеспечивающих ударов предусматривалось массированное применение и авиации берегового базирования.

Английские ПЛА не смогли обнаружить надводные корабли противника. Когда же наконец ПЛА «Конкерор» обнаруживает аргентинский крейсер, начинаются накладки, связанные с несовершенством управления субмариной, а также сложностью слежения за надводными кораблями на мелководье. Все же аргентинский крейсер в результате торпедной атаки был потоплен.

Принято считать, что именно потеря крейсера заставила аргентинское командование вернуть флот в базы. На самом деле аргентинские моряки горели жаждой отмщения, но нанести смертельный удар по английскому ОС помешала погода. Аргентинский флот вернулся в базы и больше территориальных вод не покидал.

Формально борьбу за господство на море на этом можно было бы считать законченной, однако ожесточение в противостоянии сил не спадает. На первый план выходит ударная аргентинская авиация, и английский флот начинает нести существенные потери. Эсминец «Шеффилд», можно считать, был потерян по головотяпству его командования. Будучи в ПВО-ПРО дозоре, на нем оказались выключены РЛС, снижена готовность, корабль не нес вахты в сетях обмена информацией и предупреждения ради получения хорошего качества радиосвязи с Лондоном. В результате аргентинцы расстреляли его крылатыми ракетами с низколетящих «Этандеров». Через 10 суток выживший в той атаке и проявивший себя с самой наилучшей стороны однотипный «Глазго» был тяжело поврежден. У командования ОС после этого появились сомнения в эффективности их лучших ЗРК «Си Дарт» и «Си Вулф».

Судя по потерям, наибольшей интенсивности БД достигают с началом высадки, ибо до завоевания превосходства в воздухе было далеко и проблема решалась простым «перемалыванием» аргентинской авиации, рвущейся к району высадки и якорной стоянке десантных кораблей и транспортов.

Сама высадка 21 мая прошла гладко и без потерь, однако уже к 25 мая общее число потопленных английских кораблей достигает четырех единиц, практически все остальные корабли имеют множественные боевые повреждения. Цена достаточно высокая, хотя удалось сохранить все десантные и транспортные корабли, особенно с десантом, а также авианосцы. Потери оказались обусловлены еще и неэффективностью ЗРК «Рапира». Потери англичан в корабельном составе здесь могли оказаться несравненно более тяжелыми, прояви авиационное аргентинское командование больше умения и предприимчивости в управлении силами.

Вместе с тем это воздушное наступление на противодесантном направлении, равно как и предыдущие БД в воздухе, стоили аргентинским ВВС и ВМС не менее трети всей боеготовой авиации и потери самых опытных летчиков. Именно в этот момент командование ВВС Аргентины признает свои авиационные силы подорванными, а подобную цену за Фолкленды – неприемлемой. Уходя, аргентинская авиация, что называется, громко хлопнула дверью.

Речь идет о поражении переоборудованного в авиатранспорт контейнеровоза «Атлантик Конвейер». В прекрасно спланированном рейде аргентинских «Супер Этандаров», приуроченном к национальному празднику Аргентины, контейнеровоз, имеющий сходную с «Гермесом» радиолокационную заметность, принял на себя удар двух «Экзосетов». Одна ракета сразу навелась на него, вторая, будучи отведенной от «Гермеса», тоже навелась на контейнеровоз и добила его. Судно было до отказа набито ценнейшим для экспедиционных сил грузом: три тяжелых вертолета типа «Чинук», пять «Уэссексов», солидный запас кассетных бомб для «Харриеров», оборудование для быстрого создания взлетной полосы в бухте Карлос, огромное количество запасных частей к вертолетам, запасов и снаряжения. Кроме того, контейнеровоз, будучи специально переоборудованным по мобилизационному плану, служил третьей полетной палубой в ОС.

Однако плацдарм был уже захвачен, войска и снаряжение – на берегу, что же касается потери «Атлантик Конвейер», то это был неприятный, но не определяющий момент. Авианосцы удалось сохранить – и это главное. Несмотря на задержки, действия английских войск на берегу развивались успешно, и к середине июня противник капитулировал.


Под бомбовым ударом аргентинского «Скайхока» британский фрегат «Антилопа» переломился и затонул.
Фото с официального сайта Королевского флота Великобритании

РОЛЬ КОМАНДУЮЩЕГО И УПРАВЛЕНИЕ В ОПЕРАЦИИ

Роль командующего в любой кампании или операции является определяющей или близкой к тому. В столь сложной и специфической операции, как эта, – особенно. При том, что просматривался конфликт переднего края океанского ТВД с Адмиралтейством.

Случай с адмиралом Вудвордом – особый, психологически усугубляемый тем обстоятельством, что он чуть ли не до конца операции находился в «подвешенном состоянии» – нечто вроде врио командующего. Хитроумные начальники держали его «на цыпочках», в любой момент готовые заменить более опытным и «достойным» «двухзвездным» адмиралом. Это не помешало, впрочем, Адмиралтейству «жать» из Вудворда «сок» по полной схеме.

Зато в случае успеха – как оно и случилось – у британского Адмиралтейства появился повод скромно потупившись заметить, что случай с Вудвордом только подтверждает, что каждый их даже самый молодой адмирал, внезапно «выдернутый» из любого места, готов возглавить экспедиционные силы и выиграть войну где угодно, даже на другом конце света.

К чести адмирала Вудворда, он достойно перенес и это непростое психологическое испытание, продемонстрировав черты и качества настоящего адмирала.

Что такое груз ответственности командующего? Еще на этапе развертывания смывает штормом людей за борт, падают в воду вертолеты, едва не сбили рейсовый лайнер, приняв его за ежедневно досаждающий аргентинский разведывательный самолет. Об этом адмирал наверняка с содроганием вспоминает по сей день.

О Вудворде теперь принято говорить, что он провел первую в истории компьютерную войну на море. Это можно понимать по-разному. Автору этих строк, в то время «фланирующему» на своем атомоходе проекта 671РТМ между Персидским и Аденским заливами, Сейшелами и прилегающим морями, ближе и памятнее такая особенность компьютерного вооружения, как его надежность.

Неоправданно сложные и недостаточно еще надежные, эти системы вводили специалистов и командиров в ступор уже сами по себе. А тут еще постоянный дефицит охлаждения, сопутствующая ему 100-процентная влажность, морская соль, мгновенно выступающая на контактах и разъемах. Между тем залп главным оружием и залп на самооборону должны последовать вовремя и неотвратимо, а не тогда, когда специалисты будут готовы, дважды, четырежды перезапустив систему. Поэтому никогда не забуду своих вычислителей и акустиков – специалистов от бога. За ними никогда не было задержки и даже заминки. У Фолклендов подобные проблемы стоили жизни кораблям и людям, достаточно вспомнить обстоятельства поражения эсминца «Ковентри».

Насколько мог воздействовать на эту проблему командующий? Во всяком случае, он не оставался безучастным, непрерывно совершенствуя элементы боевого порядка, приемы и способы решения задач ПВО и ПРО. Начать следует с принятия им решения на операцию – при абсолютном дефиците данных, что называется, «решение в седле». О качестве его решения, как и последовавшего планирования БД, говорит тот факт, что практически ни один его пункт не был оспорен в Адмиралтействе. Реализация этого плана, не допустившая отступления по срокам более чем на одни сутки, раскрывает другую черту характера командующего: твердость в реализации плана войны. За этой твердостью стоит скрупулезность в выполнении всего перечня мероприятий, позволяющих своевременно перейти к следующему этапу действий.

О многом в характере и стиле командования адмирала говорит его отношение к прямым или косвенным виновникам тяжелых потерь флота, таким как командир эсминца «Шеффилд» – пример откровенного заштатного головотяпства – и эсминца «Ковентри», своим несогласованным маневрированием в момент атаки аргентинцев заблокировавшим директрису стрельбы ЗРК «Си Вулф» с «Бриллианта», что привело к прорыву аргентинской авиации и нанесению «Ковентри» смертельного поражения. Вудворд оставил за ними право на накопившуюся боевую усталость и ее последствия. К тому же действия «Ковентри», его командира и экипажа до этого были выше всяких похвал, безупречны и мужественны.

Вудворда характеризует готовность воевать теми силами, которые у него есть, и решительностью отстаивать свое мнение «наверху».

Непреклонность и железная воля командующего в достижении цели особенно проявилась в проведении противоминной разведки проходов к пункту высадки боевыми кораблями. Он понимал, что главные события войны развернутся после высадки. Нельзя не отметить и выдержки британского командующего, когда он держал авианосцы за пределами выявленной досягаемости аргентинских «Этандеров», не поддаваясь азарту боя.

И в завершение этого анализа роли и места командующего остается еще раз напомнить историческую нагрузку его сложнейшей и ответственной миссии. Впервые за 37 мирных послевоенных лет именно адмиралу Вудворду пришлось отстаивать планку британского флота, британского моряка, британского адмирала. И еще один важный вывод. Система подготовки командиров кораблей, с их универсальным прохождением службы, полностью себя оправдала.

УРОКИ, ВЫВОДЫ И ОТКРОВЕНИЯ

Обилие фактического материала, предоставленного опытом этой войны для целей совершенствования программ строительства флота, его вооружений, приемов и способов применения сил флота, оказалось востребовано морскими державами совершенно по-разному. Как ни странно, в максимальной степени – ВМС США, в гораздо меньшей степени – нами и Великобританией.

Фолкленды подтвердили предположение, что конфликт высокой интенсивности, где хотя бы один из участников – ядерная держава, скорее всего станет развиваться в безъядерном варианте. Встал вопрос о достаточности и уровне вооружения тактического плана. Хитрость послевоенного кораблестроения, полагающего, что оно решило извечную весовую проблему за счет применения легких сплавов для надстроек и других конструкций, когда в ограниченном водоизмещении сделалось доступным разместить гораздо большие объемы вооружения, дорого стоила английским морякам. Во всех случаях боевого поражения кораблей возникали тяжелые пожары. Легкий металл надстроек горел и плавился, крайне затрудняя тушение пожаров. Не выдержали огня и полимерные отделочные материалы.

Удивительно бледно выглядели на фоне других сил атомные субмарины, особенно их поисковые и ударные возможности. Выводы были сделаны незамедлительно: теперь противокорабельные ракеты развернуты даже на дизельных и неатомных подводных лодках с применением из торпедных аппаратов.

Конфликт со всей очевидностью подтвердил, что самую большую опасность представляют собой средства воздушного нападения (СВН), способные действовать на малых и сверхмалых высотах. Целый арсенал корабельных ЗРК на английском флоте (не менее четырех типов) не обеспечил гарантированной защиты от низколетящих СВН. Без системы дальнего радиолокационного обнаружения флоту сегодня в море делать нечего.

Американцы сделали выводы и создали систему «Иджис», упорным совершенствованием превратившуюся в оружие ПРО. В основе самого понятия БД у них – постоянно висящие над сушей и морем «Аваксы» и «Хокаи».

Уроки кризиса весьма откровенно ставят вопрос об актуальности и превосходстве комплексов вооружения перед самыми совершенными унитарными образцами, как подхода к решению боевых задач. Аппаратура обеспечения ночных полетов, более совершенный радиолокатор и американские ракеты «Сайдвиндер» обеспечили «Си Харриеру» превосходство в воздухе перед самыми современными аргентинскими самолетами, незадолго до этого приобретенными во Франции, Швеции, Израиле. В США вскоре после конфликта повсеместно появились высокоэффективные разведывательно-ударные комплексы.

Наступление торпедного кризиса можно было различить уже тогда, в ходе БД на Фолклендах. Из-за неуверенности в надежности новых торпед «Тайгерфиш» атаковать единственную утопленную подводным оружием цель в войне пришлось оружием II мировой войны – торпедой МК-8. Да и аргентинскую подводную лодку, вооруженную американскими торпедами МК-37, преследовали неудачи.

Неожиданно невысокой оказалась противолодочная эффективность ОС. Аргентинская субмарина довольно долго «толкалась» среди английских кораблей и якобы даже пыталась атаковать их. Но ее никто не обнаружил!

Чем же интересен этот опыт именно нам – тогда и сейчас? Не следует забывать, что ВМФ с Королевским флотом объединяло то обстоятельство, что они сходным образом решали важнейшую проблему авианизации. Феномен боевого самолета с вертикальным и укороченным взлетом и посадкой был достигнут только Великобританией и СССР. Даже США, с их неограниченным авиакосмическим потенциалом, на этом поприще потерпели фиаско. Это сулило небывалые девиденды в области морских вооружений. Отпадала необходимость ввязываться в изнурительную разорительную и в общем-то безнадежную гонку по строительству и вооружению гигантских авианосцев. Проблема обзаведения сбалансированным флотом на значительном отрезке времени получала шанс реализации чуть ли не в мобилизационном варианте.

Считавшийся до этого не вполне полноценным боевым самолет с укороченным взлетом и вертикальной посадкой при работе в системе без труда достигал превосходства над «полноценными» современными боевыми машинами противника. Конечно, «Харриер» получился заметно лучше нашего Як-38 прежде всего благодаря мощному единому двигателю. Но на подходе у нас уже были не просто лучшие, а принципиально новые машины этого типа, в том числе – сверхзвуковые, сулившие огромные перспективы.

Чудовищная непоследовательность в строительстве флота, происходящая от извращенной структуры, так и не позволила ВМФ обрести палубную авиацию как род сил на постоянной основе и достичь наконец заветной сбалансированности. Жизнь показывает, что мир возвращается к этой идее.

Королевский флот сделается недосягаемым с вводом в строй нового авианосца «Куин Елизабет», эсминцев типа 45 («Дэринг») и новых многоцелевых ПЛА с объявленным на них новым вооружением. Ведь он еще вооружен и самым передовым военно-морским мышлением, что убедительно подтвердили итоги и результаты Фолклендского кризиса.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Сбербанк в коронавирусном году сумел заработать и поддержал экономику

Сбербанк в коронавирусном году сумел заработать и поддержал экономику

Галина Грачева

Активное внедрение цифровых технологий в перспективе обеспечит компании рост прибыли

0
984
Глава крупнейшего немецкого нефтегазового концерна об энергетическом будущем мира

Глава крупнейшего немецкого нефтегазового концерна об энергетическом будущем мира

Олег Никифоров

Главное - чистота: Технически нейтральные решения для будущего энергетики

0
1414
Россия закрывает небо

Россия закрывает небо

Юрий Паниев

МИД заявил, что Москва начинает процедуры по выходу из Договора по открытому небу (ДОН)

0
1721
Зеленая энергетика может обойтись без принудительной поддержки

Зеленая энергетика может обойтись без принудительной поддержки

Ярослав Вилков

Эксперты Гайдаровского форума выяснили, в каком направлении развивается рынок ВИЭ

0
1498

Другие новости

Загрузка...