1
8637
Газета Концепции Интернет-версия

30.01.2015 00:01:00

Борьба в электронном пространстве усиливается

Достижение информационного превосходства повышает вероятность победы в бою

Юрий Горбачев

Об авторе: Юрий Емельянович Горбачев – ведущий научный сотрудник, кандидат военных наук, доцент, полковник в отставке, бывший начальник службы РЭБ ГШ ВС СССР.

Тэги: сша, армия, чарльстон, доктрина, локальная война, наземные операции, рэб, шойгу


сша, армия, чарльстон, доктрина, локальная война, наземные операции, рэб, шойгу Создание Национального центра управления обороной стало важным этапом в модернизации ВС России. Фото с официального сайта Министерства обороны РФ

Изучение опыта локальных войн конца XX – начала XXI веков свидетельствует о возрастании роли в современных боевых действиях информационных и когнитивных факторов, а также все шире получающих распространение информатизации и цифровизации вооруженных сил. Так, в концептуальном документе Пентагона 2012 года «Удерживая глобальное американское лидерство. Приоритеты военного строительства в XXI веке», определяющем развитие и применение ВС США в настоящее время и на среднесрочный период провозглашается необходимость обеспечения всестороннего (в том числе информационного) превосходства над любым противником.

ЭЛЕКТРОННЫЙ КОНТРОЛЬ

Опыт показывает, что в решении задач достижения информационного превосходства и упреждения вероятного противника в процессе принятия военно-политических решений особую роль играют непрерывный контроль над использованием электромагнитного спектра частот (ЭМСЧ), а также проведение мероприятий, связанных с подготовкой и ведением информационных операций, в которых ведущую роль играют силы и средства электронной войны, и операций в компьютерных сетях. Они, в свою очередь, оказывают определяющее влияние на складывающуюся оперативную (в том числе и на электромагнитную) обстановку, уровень потерь в личном составе и боевой технике и в целом на достижение успеха ВС. При этом следует учитывать, что дальнейшее расширение задействования ЭМСЧ приводит к соперничеству стран за его эффективное использование и усложняет борьбу за обеспечение свободного доступа к нему.

Лишение такой возможности потенциального противника в мирное время, в чрезвычайной обстановке и особенно в военное время является одной из основных задач радиоэлектронного противоборства. Так, в основных документах, определяющих развитие ВС США, в настоящее время закреплено пять сфер ведения военных действий: наземная, воздушная, морская, космическая и информационная (киберсфера). Воздействие на противника в этих сферах осуществляется на физическом, информационном и когнитивном уровнях.

Активное развитие пятой, информационной сферы ведения военных действий значительно усложнило использование ЭМСЧ. Одновременно возник ряд проблем, связанных с совместным использованием сил информационных операций и управлением ЭМСЧ. Как указывал в 2010 году редактор журнала Electronic Defense Дж. Ноуэлс, «…стратегическое командование ВС США разработало новый доктринальный документ, неофициально известный как концепция войны в ЭМСЧ» (Electromagnetic Spectrum Warfare – EMSW), причем новая концепция значительно отличается от существующей доктрины электронной войны (ЭВ) ВС США. Несмотря на кажущуюся схожесть структуры и основных концептуальных блоков, в новой доктринальной концепции существенно усилены и раскрыты задачи и функции, связанные с использованием ЭМСЧ. К примеру, основными задачами органов военного управления и специалистов технических средств ВС при организации действий в ЭСМЧ являются задачи по управлению ЭМСЧ и электромагнитным сражением (боем).

НОВАЯ КОНЦЕПЦИЯ

Причинами разработки новой доктринальной концепции стали как активное применение сетевого принципа управления войсками, качественная реализация которого в боевой обстановке в значительной мере зависит от свободного доступа и эффективного использования ЭМСЧ, так и возрастание роли информационных операций и военных действий в электромагнитной сфере.

Как отмечает Дж. Ноуэлс, «…заместитель председателя ОШ КНШ ВС США и одновременно председатель объединенного совета по контролю за техническими потребностями ВС США генерал Дж. Картрайт поставил задачу разобраться в существующей терминологии и предложить концептуально новый и адаптированный понятийный аппарат, раскрывающий современные тенденции в проводимых электронных и информационных действиях ВС».

Реализуя эти указания на конференции по информационным операциям, прошедшей в ноябре 2012 года в Чарльстоне, развернулась дискуссия по определению основ, структуры и функций EMSW. В результате была разработана терминология и подробно сформулирована концепция «войны в ЭСМЧ», в которой применены новые стратегические категории:

– среда ЭМСЧ;

– управление ЭМСЧ;

– оперативная ЭМ обстановка;

– война в ЭСМЧ;

– управление ЭМСЧ в боевых условиях;

– атака электромагнитными средствами;

– применение (эксплуатация) ЭМСЧ;

– защита ЭМСЧ;

– операции в ЭМСЧ;

– трафик ЭМСЧ.

Кроме того, важным итогом проведенных мероприятий стало создание перспективной оргштатной структуры органов боевых действий в ЭМСЧ.

Однако командованием ВС США эта концепция все же не была утверждена окончательно. Работа над ней продолжилась. Это связано с тем, что не был решен ряд вопросов.

Какова роль ЭМСЧ в операциях XXI века?

Как обеспечивать взаимосвязь всех пользователей ЭМСЧ и разрешать возникающее между ними соперничество и конфликты при использовании ЭМСЧ?

Наконец, как обеспечить информационное превосходство в операции при ведении войны в ЭСМЧ?

Фактически руководству ВС США нужно было заново сформировать «дорожную карту» применения ЭМСЧ, предполагающую проведение следующих основных мероприятий:

– определение практических шагов по обеспечению в операциях ВС интеграции деятельности разведки и ведения войны в ЭСМЧ;

– обеспечение интеграции взаимосвязанных и взаимовлияющих друг на друга электронных средств, установленных на боевой технике, средств разведки и управления ВС;

– создание простой, оперативной и одновременно надежной системы перепрограммирования электронно-вычислительной техники, использующей ЭМСЧ;

– обеспечение выделенного доступа и гарантированного использования баз данных при подготовке и непосредственном ведении военных действий;

– своевременное обеспечение процесса планирования операций, стратегической и оперативной осведомленности ВС в условиях ведения войны в ЭСМЧ;

– управление ЭМСЧ при создании оптимально-адаптированной группировки сил и средств для решения задач и реализации замысла командующего на операцию.

В конечном итоге в марте 2012 года КНШ ВС США издает единое для всех ВС наставление – JP 6-01, в котором подробно излагаются основные доктринальные положения в области управления использованием ЭМСЧ:

– особенности использования ЭМСЧ в операциях при применении различной электронно-вычислительной и боевой техники, средств ЭВ, включая оружие направленной энергии;

– роль сил и средств информационных операций и их связь с ЭМСЧ как залог успеха в боевых действиях;

– основные принципы ведения ЭВ, обеспечивающие завоевание и удержание информационного превосходства над противником, а также раскрываются дополнительные возможности сил и средств в достижении успеха и целей операции, которые обеспечивает ЭВ.

В наставлении подчеркивается, что объектами ЭВ являются радиоэлектронная составляющая боевой техники, систем вооружения, пунктов и органов управления войсками и оружием, личный состав ВС, а также в целом военные объекты и сооружения.

К не менее важным положениям наставления можно отнести:

– порядок использования ВС США и их союзниками ресурсов ЭМСЧ, организации взаимодействия и разрешения проблем обеспечения электромагнитной совместимости электронных средств и электронно-зависимой техники, при использовании их в операциях ВС;

– задачи управления ЭМСЧ в операциях объединенных сил, в том числе по распределению частот, координации и разрешению конфликтных ситуаций;

– сущность и содержание оперативной электромагнитной обстановки, которая включает в себя фоновое отражение общей глобальной электромагнитной обстановки, а также боевое построение группировки электронных средств в конкретной обстановке и в операции в целом;

– порядок использования ЭМСЧ в совместных операциях единых сил, который предусматривает охват не только собственного управления ЭМСЧ, но и порядок ведения ЭВ;

– содержание управления ЭМСЧ, под которым понимается планирование, координация и управление совместным использованием электромагнитного спектра частот путем выполнения ряда оперативных, технических и административных процедур;

– порядок организации управления ЭМСЧ при подготовке и проведении: информационных операций, информационной поддержки военных действий (операций), операций военной дезинформации, операций в компьютерных сетях, электронной войны;

– организация управления ЭМСЧ на различных уровнях (международном, государственном, в рамках МО и ВС США);

– организация работы органов управления ЭМСЧ видов ВС, объединенных и функциональных командований США;

– организация и осуществление планирования совместного использования ЭМСЧ в операциях единых сил США;

– организация координации со структурными органами связи, ЭВ и разведки.

Несмотря на титанические усилия, кардинальное и всестороннее решение вопросов совместного использования ЭМСЧ, сил и средств информационных операций и ЭВ в ВС США произошло только в 2013–2014 годах, с выходом в свет ряда доктринальных уставов и наставлений КНШ и командующих видов ВС. В них был изложен уточненный взгляд и подход к организации киберэлектромагнитной деятельности (КЭМД) ВС США.

БОРЬБА В КИБЕРСФЕРЕ

Доктринальный устав СВ США ADP 3-0 «Объединенные наземные операции» определяет, что КЭМД – это управляемая деятельность по захвату, удержанию и использованию преимущества над противником (соперником) в области использования киберсферы и ЭМСЧ, при одновременном лишении противника (соперника) возможности (ухудшении условий) в использовании ЭМСЧ, его защиты и выполнении задач их системами управления. КЭМД должна осуществляться путем синхронизации и интеграции трех направлений деятельности: проведение киберопераций (операций в киберпространстве), ведение ЭВ и проведение операций в ЭМСЧ.

В журнале Journal of Electronic Defense от 1 декабря 2012 года сообщалось, что стратегическое командование ВС США наметило создание нового объединенного органа, на который возлагается всесторонняя ответственность за обеспечение военной деятельности в ЭМСЧ. Этот орган управления командования (J3-E office) рассматривается как объединенный орган операций в ЭМСЧ, которым будет руководить бригадный генерал ВВС Дж. Эванс.

Генерал Эванс, как заместитель помощника директора глобальных операций командования по вопросам мобилизации, будет осуществлять помощь в обеспечении вопросов ситуационной осведомленности, управления войсками и интеграции планов воздушно-космических, ядерных и киберопераций, а также в планировании операций обеспечения и использования ЭМСЧ.

Комплекс разведки и радиоэлектронной войны «Профет» должен обеспечить американским военным боевые преимущества. 	Фото с сайта www.army.mil
Комплекс разведки и радиоэлектронной войны «Профет» должен обеспечить американским военным боевые преимущества. Фото с сайта www.army.mil

Предполагается, что новый орган будет построен на основе существующих организаций ЭВ стратегического командования, таких как Объединенный центр ЭВ и Центр подготовки к объединенным современным электромагнитным сражениям, и будет обеспечивать боевые командования в широком диапазоне оперативного обеспечения сил, средств, боевой техники и оружия, использующих единый управляемый ЭМСЧ.

Некоторые новые детали создаваемого органа командования и то, как он будет действовать в операциях, изложил в сентябре 2012 года на международном симпозиуме директор глобальных операций стратегического командования генерал-майор ВВС Г. Бискон, отметивший, что «генерал Эванс будет нести основную ответственность в области ЭМСЧ, в части, решаемой оперативным управлением».

Новый орган станет единым пунктом командования выработки решений и организации деятельности в области всех вопросов использования объединенных сил ЭВ и ЭМСЧ – тем местом где будут определятся и обосновываться задачи ЭВ и выполняться работы, необходимые аппарату МО для реализации стратегии и политических решений, обеспечивающих движение вперед (развитие ВС).

Относительно принципов (эскизов плана) решения обеих задач использования ЭМСЧ генерал Г. Бискон отметил, что, по взглядам стратегического командования, основными задачами являются: оказание помощи боевым командованиям, видам ВС и управлениям МО по планированию, осуществлению и оценке эффективности использования ЭМСЧ во всех воздушных, наземных, морских, космических, киберпространственных сферах ведения боевых действий; увеличение деятельности стратегического командования, связанной с использованием ЭМСЧ; обоснование возможности и необходимых условий в операции по применению объединенных сил ЭВ путем координации этой деятельности с директором управления интеграции боевых возможностей и ресурсов командования; внедрение оптимального способа использования ЭМСЧ на тренировках и учениях ВС; разработка и оценка тактики, техники и способов использования ЭМСЧ едиными силами в боевых условиях.

Один из специалистов ВС США Х. Хэйстед в декабре 2012 года писал: «…мы ожидаем, что орган J-3E (JEMSO) поможет стратегическому командованию укрепить координацию и оптимальное применение всех сил и средств, использующих ЭМСЧ во всех сферах ведения боевых действий и поможет ВС США вести боевые действия в сложной и трудной обстановке. В кризисной обстановке он будет обеспечивать своевременное срочное планирование и анализ через некинетическую рабочую группу стратегического командования, которая расширится далеко за пределы штаба командования, для каждого формирования. Он также будет компоновать задачи стратегического командования, проводить необходимую их экспертизу для своевременного реагирования на изменение обстановки, обеспечивая кризисное планирование и необходимые действия в кризисной обстановке».

НОВЫЕ УСТАВЫ

В феврале 2014 года штабом СВ США издается устав FM 3-38 («Cyber Electromagnetic Activities») который ввел в действие новые терминологию и оперативно-стратегическую доктринальную концепцию киберэлектромагнитной деятельности войск.

Устав определяет содержание, доктринальные основы, организацию управления и порядок осуществления киберэлектромагнитной деятельности в СВ США, а также указывает на важность киберсферы и ЭМСЧ в обеспечении эффективности действий СВ, тактику, технику и способы действий командиров и штабов СВ в процессе планирования, интеграции и синхронизации КЭМД. Устав обеспечивает информацией, необходимой командованию СВ для определения оперативной и электромагнитной обстановки при ведении едиными силами США наземных операций. Как считает командование СВ США, устав позволяет разработать инновационные (новаторские) подходы для определения наиболее рациональных способов захвата, удержания (сохранения) и использования преимуществ над вероятным противником. По мнению специалистов СВ, КЭМД позволяет достичь наиболее эффективного воздействия на противника, оптимально использовать ЭМСЧ и обеспечивать успешную реализацию замысла и целей операции.

В свою очередь, устав СВ США ADP 3-0, посвященный вопросам доктрины объединенных наземных операций, определяет КЭМД как «управляемую, регулируемую деятельность ВС по захвату, удержанию и использованию преимуществ в киберсфере и ЭМСЧ над любым противником, при одновременном лишении противника возможности свободно и эффективно использовать киберсферу и ЭМСЧ, а также обеспечивать защиту своих систем боевого управления». Осуществление КЭМД обеспечивается «…путем синхронизации и интеграции усилий ВС, в процессе ведения киберопераций, операций по управлению ЭМСЧ и ведения электронной войны».

Кибероперации могут быть наступательными, оборонительными и операциями по обеспечению управления и эффективной работы информационных сетей ВС США.

В свою очередь, операции по управлению ЭМСЧ включают в себя «…планирование, координацию и управление использованием ЭМСЧ путем осуществления оперативных, инженерных и административных процедур и обеспечения бесконфликтного использования всех систем».

Таким образом, управление ЭМСЧ является взаимосвязанной функцией, интегрирующей и синхронизирующей деятельность ВС США по назначению, распределению и перераспределению рабочих частот РЭС, в том числе и частот сил и средств ЭВ. Сопряжение и координация использования ЭМСЧ в стране пребывания, в том числе союзных и нейтральных, в целях обеспечения успешного планирования, руководства и ведения боевых действий в складывающейся оперативной, в том числе и электромагнитной, обстановке осуществляется на всех фазах военной операции.

Операции по управлению ЭМСЧ являются составной частью операции внутри ЭМСЧ, включающих операции по управлению ЭМСЧ и операции электронной войны.

Кибероперации проводятся в киберсфере (киберпространстве), которую единый устав ОШ КНШ ВС США J -02, уточненный 15 июля 2011 года, определяет как «глобальную область информационной сферы, состоящей из взаимосвязанных и взаимозависимых сетей структур информационных технологий, включая Интернет, телекоммуникационные сети и компьютерные системы, встроенные процессоры и управляющие устройства». Сами кибероперации устав определяет как «применение кибербоевых возможностей ВС США, главной целью которых является достижение общей цели операции через задействование всех сил и средств киберсферы. Эти операции включают в себя операции в компьютерных сетях и деятельность ВС США по эксплуатации и защите глобальной информационной сети». При этом киберсфера, как и вся информационная сфера, является как самостоятельной, так и компонентом других сфер ведения военных (боевых) действий. Поэтому, как считают специалисты ВС США, операции в киберсфере «способствуют обеспечению свободы и эффективности действий американских войск (сил) в других четырех сферах, обеспечению свободы и эффективности использования электромагнитного спектра».

ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ

В целях обеспечения эффективности боевых действий командование ВС США считает целесообразным расширение задач КЭМД, интегрируя эту деятельность с деятельностью других органов командования и штабов формирований. Так, в упомянутом уставе отмечается, что КЭМД может участвовать и играть значительную роль в осуществлении военной дезинформации, обеспечении безопасности и ряде других мероприятий информационных операций, в их разведывательном обеспечении.

Причин, заставивших командование ВС США синхронизировать и интегрировать свою деятельность по использованию ЭМСЧ, сил и средств ЭВ, а также создавать единые органы управления этой деятельностью, вводить новые оперативно-стратегические понятия, разрабатывать новые доктринальные основы, определять стратегию и принципы осуществления КЭМД, разрабатывать тактику, способы и технику, оперативные, технические и административные процедуры реализации КЭМД при подготовке и проведении операций, учений и тренировок ВС, – несколько.

Во-первых, в конце XX – начале XXI веков произошло бурное развитие перспективных информационных технологий с последующим их распространением и внедрением в ВС ряда ведущих стран. Это привело как к информатизации общественного развития, так и к широкому проникновению этих технологий в гражданские и военные сферы деятельности людей, в создание новой техники и в осуществление управленческих функций.

Во-вторых, факт расширения в обе стороны используемого человеком электромагнитного спектра, являющегося нашим общим достоянием, не принадлежащим ни одному государству и независимо используемым каждым государством по своему усмотрению или в соответствии с международными соглашениями. Нехватка количества рабочих частот и высокая плотность ЭМСЧ привели к ожесточенной борьбе за свободу его использования для себя и затруднений его использования другими акторами, в первую очередь потенциальными противниками, а также в какой-то мере связанный с этим переход на цифровую информатизацию электронных систем и средств управления ими.

В-третьих, широкое внедрение перспективных технологий в ВС наиболее развитых государств привело к созданию цифровизированных формирований нового типа и к возрастанию количества систем, боевой техники и оружия, использующих электронную технику, аппаратуру и узлы. Это повысило, с одной стороны, их эффективность, а с другой – уязвимость. В ВС создаются полностью автоматизированные системы разведки и средства боевого управления войсками (силами), вооружением и специальной техникой. Широкое применение находят сетецентрические системы управления, имеющие единое, работающее в реальном масштабе времени информационное поле.

В-четвертых, возрастание роли сил и средств ЭВ. Сегодня электронная война влияет на успешное достижение целей операции и проведение ее в кратчайшие сроки, на снижение потерь личного состава и боевой техники.

В-пятых, необходимость обеспечивать электромагнитную совместимость электронных средств на пунктах управления и в боевых порядках ВС, своевременно решать возникающие конфликтные ситуации и минимизировать влияние природных, преднамеренных и непреднамеренных взаимных помех электронных средств (устройств) на эффективность боевых действий, с учетом того, что количество электронных средств и взаимосвязанных с использованием ЭМС боевой техники, систем оружия и объектов в ВС значительно возросло.

В-шестых, в ряде стран усиленно разрабатывается информационное оружие, средства и оружие направленной энергии. Возник новый вид электронных операций – операции в компьютерных сетях, которые уже осуществлялись в различных конфликтах XXI века.

В-седьмых, интеграция и синхронизация применения в операции всех электронно-сопряженных и электронно-взаимосвязанных сил, средств, систем и объектов, объединение их в общее понятие «электромагнитной деятельности» (или КЭМД), а также управление ими в ходе операции из единого органа (оперативного органа командования или штаба формирования) позволяет оптимизировать управление ЭМСЧ и ведение не только ЭВ, но и проведение информационных операций, что значительно повышает вероятность успешного проведения операции в кратчайшие сроки и с минимальными потерями, а также решение задач, определенных ВПР государства.

НЕОБХОДИМЫ РЕФОРМЫ

Изучая вопросы синхронизации и интеграции электромагнитной деятельности в ВС США, невольно думаешь и понимаешь, что те диапазоны ЭМСЧ, которые весьма активно используют и защищают ВС США, используют не только ВС РФ, но и все правительственные, силовые, общественные, промышленные, экономические, финансовые и другие информационные инфраструктуры России. Но самое главное: количество российских организаций, использующих ЭМСЧ, занимающихся распределением конкретных частот и полос частот тех или иных диапазонов спектра, их перераспределением, резервированием, обеспечением информационной безопасности и скрытного управления войсками (силами), правительственными и другими государственными органами, организацией информационного обеспечения, обеспечением управления и охраны различных информационных структур, организацией связи, радиотехнического обслуживания и РЭБ, маскировки и безопасности информационных структур в России не меньше, а может, и больше, чем в США.

Каждая вышеперечисленная организация заказывает и использует электронные системы и средства, средства их сопряжения и управления. Не говоря о том, что и виды ВС и другие силовые структуры России самостоятельно заказывают и используют свойственные только для них системы и средства такого рода. Значительная часть из них, возможно, не имеет общих средств сопряжения, интеграции и синхронизации, а также единого управления ими в чрезвычайной обстановке. Чтобы кардинально решить вопрос интеграции и синхронизации электромагнитной деятельности в России, наверно, необходимо выполнить ряд работ.

Во-первых, было бы целесообразным, чтобы госкомиссия по распределению ЭМСЧ, совместно с представителями основных госучреждений России, взяла бы на себя функции созыва и проведения всероссийской конференции по интеграции, синхронизации и спряжению электромагнитной деятельности в России в отношении как государственных, так и основных силовых структур России.

На конференции можно было бы выработать единые основные доктринальные концепции использования и защиты ЭМСЧ, на основе которых все остальные ведомства и государственные структуры разработали бы свои отправные руководящие документы по единому использованию ЭМСЧ, интеграции, синхронизации и сопряжению соответствующих электронных систем и средств, средств их сопряжения и управления, а также определили бы обязанности должностных лиц и дежурных смен в мирное время, при возникновении чрезвычайной обстановки и в военное время.

Во-вторых, в составе Национального центра управления обороной, который был сформирован по инициативе министра обороны РФ генерала армии Сергея Шойгу, целесообразно было бы иметь единый орган управления электромагнитной деятельностью ВС в рамках обеспечения информационной безопасности, состояние которой отражалось бы на экране, а дежурные операторы в реальном масштабе времени фиксировали бы ее. Важно также отметить, что вся электронная техника и элементная база центра управления должна быть отечественного производства, чтобы исключить наличие в ней жучков и вирусов.

В-третьих, единые органы управления электромагнитной деятельностью должны быть созданы в соответствующих государственных и во всех силовых структурах. Причем один из таких органов должен взять на себя функции мониторинга, координации и сопряжения всей электромагнитной деятельности и использования ЭМС в России.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Роснефть» поставит в Индию 2 млн тонн нефти до конца 2022 года

«Роснефть» поставит в Индию 2 млн тонн нефти до конца 2022 года

Денис Писарев

0
529

Удельные выбросы парниковых газов «Роснефти» ниже чем у BP- Бернард Луни

Галина Грачева

Глава британской компании Бернард Луни рассказал о том, почему выгодно сотрудничать с российским мейджором

0
403
Константин Ремчуков: Путин поставит перед Байденом вопрос о равной безопасности, а тот в ответ - о праве Украины на НАТО

Константин Ремчуков: Путин поставит перед Байденом вопрос о равной безопасности, а тот в ответ - о праве Украины на НАТО

0
1203
Потребители увязли в кризисном потреблении

Потребители увязли в кризисном потреблении

Ольга Соловьева

Население экономит на еде и обуви, но увеличивает расходы на лекарства

0
1135

Другие новости

Загрузка...