0
3165
Газета Концепции Интернет-версия

16.02.2023 20:25:00

Три силы зла и шесть преступных направлений

Как Китай борется с проявлениями терроризма в киберпространстве

Василий Иванов

Об авторе: Василий Иванович Иванов – журналист.

Тэги: концепции, китай, киберпространство, преступления, борьба


концепции, китай, киберпространство, преступления, борьба Китай создает многочисленные структуры для противостояния терроризму в Сети. Фото Unsplash

Доктор философии Цзуньюй Чжоу, возглавляющий китайское отделение Института иностранного и международного уголовного права общества Макса Планка, отмечает:

«В целом терроризм определяется четырьмя ключевыми элементами: это насилие, объект, мотивация и организация… Без всестороннего и универсального определения терроризма разные страны, включая Китай, будут иметь возможность самостоятельно толковать этот термин.

По сравнению с либеральными странами Запада Китай с большей осмотрительностью борется с терроризмом – репрессивными, но эффективными методами. Всякий раз, когда Китай берется за искоренение террористической заразы, он вынужден искать соответствующий баланс между безопасностью и свободой».

В ПОИСКАХ БАЛАНСА

Руководство Китайской Народной Республики к числу основных внутренних угроз национальной безопасности относит «три силы зла»: терроризм, сепаратизм и экстремизм.

По оценкам китайских экспертов, в настоящее время основным источником угроз национальной безопасности считаются действия определенных кругов Тайваня, не желающих признать себя частью «единого Китая» и предпринимающих значительные усилия для достижения международного признания. Другими угрозами этого типа являются попытки отделения от Китая территорий Тибета и Восточного Туркестана.

Как и в законодательных актах России и стран Запада, коммуникационный аспект терроризма можно проследить в определении, используемом в Китае.

В соответствии с законом КНР от 27 декабря 2015 года «О борьбе с терроризмом», под термином «терроризм» понимаются «действия против жизни и здоровья гражданских лиц, совершаемые с целью дестабилизации внутренней обстановки в стране и оказания давления на ее руководство».

В качестве основного источника данной угрозы руководство страны рассматривает организацию «Исламское движение Восточного Туркестана» (запрещенную в РФ), выступающую за отделение Синьцзян-Уйгурского автономного района от Китая.

Военно-политическое руководство КНР, изучив опыт участия США в вооруженных конфликтах конца XX – начала XXI века, пришло к выводу о том, что информационные и психологические операции стали частью современной войны, в том числе и против террористов.

ПРЕСТУПНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

Анализ китайских официальных документов в сфере национальной безопасности позволяет сделать вывод, что базирующиеся на территории Центральной Азии террористические организации используют электронно-коммуникационное пространство КНР для решения следующих шести задач:

1. Поиск информации.

Собираются сведения о возможных целях террористических атак (атомных электростанциях, морских и воздушных портах, местах массового скопления людей). В интернете есть возможность уточнить их местоположение, расписание работы, пропускной режим, близлежащие постройки.

Проникновение в локальные сети научно-исследовательских институтов и государственных органов может дать террористам возможность доступа к технологиям создания химического, биологического и ядерного оружия.

2. Вербовка новых членов, обучение методам террористической деятельности.

На контролируемых террористическими организациями сетевых ресурсах публикуются материалы о проведении террористических атак, программы физической подготовки и тренировок по выживанию в неблагоприятных условиях, применению оружия.

На соответствующих форумах осуществляется обмен опытом по организации управления и связи. На отдельных ресурсах освещаются особенности проведения операций по захвату заложников и похищению людей, характеристики взрывчатых веществ, способы создания и применения взрывных устройств.

3. Получение и распределение финансовых средств.

Финансирование деятельности незаконных организаций осуществляется под видом благотворительности, пожертвований, выигрышей в сетевых казино. После чего денежные средства поступают на оффшорные электронные счета, с которых впоследствии распределяются на обеспечение деятельности структурных элементов террористических сетей и на приобретение оружия.

4. Организация скрытой связи.

Простота и большой объем передаваемой информации через сетевые линии связи не позволяют специальным службам КНР своевременно выявлять используемые террористами каналы. Аренда террористами сетевых ресурсов не дает возможность определить личность субъекта и его местонахождение.

5. Использование возможностей интернета для проведения пропагандистских мероприятий и организации психологической войны.

Появление новых технологий и широкое распространение мобильных устройств с выходом в глобальную информационную сеть позволяет террористическим организациям проводить выгодное для них освещение событий, публиковать информацию о своих целях, политической позиции, руководстве, распространять шокирующие сюжеты, вести пропаганду используемых ими методов.

6. Осуществление актов сетевого терроризма.

Противозаконные организации используют высококвалифицированных специалистов в компьютерной технике и программировании для организации и проведения вирусных атак, для кражи цифровых данных, для проникновения в сети органов управления, финансов, транспорта, торговли, банков, силовых структур.

НАПРАВЛЕНИЯ АНТИТЕРРОРА

С учетом изложенных направлений деятельности террористических организаций в сфере коммуникации китайское правительство в настоящее время проводит комплекс соответствующих антитеррористических мероприятий.

Анализ публикаций китайских специалистов в области противодействия терроризму позволяет выделить следующие направления коммуникативного аспекта антитеррористической деятельности в Китае:

1. Закрытие информации ограниченного доступа.

Эксперты Министерства общественной безопасности КНР (аналог российского МВД) и Министерства промышленности и информатизации КНР предлагают совершенствовать порядок охраны содержащих государственную тайну сведений, укреплять механизм контроля информационных публикаций (удаление нежелательной информации из размещенных в глобальной информационной сети исследовательских публикаций и материалов, особый контроль за содержащими военную информацию сайтами), совершенствовать систему предупреждения о попытках вирусного проникновения, развивать силы и средства «сетевого нападения».

Кроме того, в составе Вооруженных сил КНР на постоянной основе ведется подготовка подразделений для ведения сетевых боевых действий.

2. Противодействие вербовке в террористические организации. Основываясь на положительном опыте зарубежных стран, китайские эксперты отмечают важность публикации материалов патриотического характера. Демонстрация «бесчеловечности» используемых антитеррористическими подразделениями методов должна вызывать сочувствие, понимание и поддержку общества.

3. Контроль финансовых средств в интернете.

С учетом совершенствования международной законодательной базы в сфере борьбы с терроризмом уделяется внимание контролю за деятельностью интернет-казино. Осуществляется наблюдение за транзакциями в китайских социальных сетях (например, Weibo и WeСhat), где есть привязанные электронные кошельки.

4. Вскрытие источников тайной связи.

Специалисты Министерства государственной безопасности КНР осуществляют контроль за аккаунтами и перепиской пользователей в китайских социальных сетях.

Стоит отметить, что в континентальном Китае пользователи по техническим причинам не могут использовать социальные сети, популярные на Западе. Возможны регистрация и использование только национального киберпространства для интернет-общения.

5. Пропаганда и информационное противоборство.

В качестве ответных действий рассматривается привлечение к деятельности по противодействию терроризму в информационно-коммуникативном пространстве частных компаний и отдельных граждан, способных вести информационную войну в интернете.

6. Противодействие актам сетевого терроризма.

В качестве активных мер противодействия рассматривается необходимость усиления контроля сетевых ресурсов и совершенствования технической базы и программного обеспечения.

В современных условиях для предотвращения панических проявлений и выступлений широких общественных масс китайское правительство вынуждено осуществлять контроль над распространением информации в традиционных СМИ.

«ДЕЙСТВОВАТЬ И МЕЧОМ, И СЛОВОМ»

Китайские специалисты в области противодействия терроризму в целом соглашаются с оценками своих работающих на Западе коллег (например, упомянутого выше Цзуньюя Чжоу из Института Планка). И признают, что имеющиеся в настоящее время органы по борьбе с терроризмом в составе министерств общественной безопасности, обороны, государственной безопасности, промышленности и информатизации являются иерархичными бюрократическими структурами, «закостенелыми и действующими по шаблону». Стоимость содержания их высока, а оперативность и способность к действиям в сложной динамично меняющейся обстановке – низка.

С другой стороны, китайское руководство создает новые структуры, способные противодействовать проявлениям терроризма. В их числе новый компонент Народно-освободительной армии Китая – силы стратегической поддержки, предназначенные для ведения боевых действий в кибернетическом и космическом пространстве.

К этому же ряду нужно отнести появление китайских подразделений информационного противоборства в Сирийской Арабской Республике для противодействия выходцам из Синьцзян-Уйгурского автономного района из числа террористов; развертывание подобных формирований на территории первой китайской военно-морской базы за пределами национальной территории в Джибути и строящегося пункта материально-технического обеспечения в Пакистане для обеспечения информационной безопасности проекта стратегического назначения «Один пояс – один путь».

Таким образом, действия руководства КНР соответствуют древней китайской поговорке «действовать и мечом, и словом». Наряду с традиционными методами в борьбе с терроризмом применяются подходы, позволяющие противодействовать проявлениям терроризма в информационно-коммуникационном пространстве.

В антитеррористической деятельности все больше проявляется коммуникативный аспект, цель которого – обеспечить защищенность государства и общества от негативных последствий террористической пропаганды, дезинформации и манипуляций, используемых террористами. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Ядерную инициативу Пекина вряд ли поддержат

Ядерную инициативу Пекина вряд ли поддержат

Владимир Скосырев

Китай призвал державы не применять оружие массового уничтожения первыми

0
1337
Белый дом делает ставку на активность Пекина в Красном море

Белый дом делает ставку на активность Пекина в Красном море

Игорь Субботин

США надеются использовать "китайскую экспансию" в своих интересах

0
1062
Константин Ремчуков. Маоисты в Китае требуют открытой критики «ревизионистского пути» Дэн Сяопина и публичного оправдания культурной революции

Константин Ремчуков. Маоисты в Китае требуют открытой критики «ревизионистского пути» Дэн Сяопина и публичного оправдания культурной революции

Константин Ремчуков

Мониторинг ситуации в КНР по состоянию на 26.02.24

0
1236
Китайские разведчики учатся у российских

Китайские разведчики учатся у российских

Владимир Скосырев

США обнаружили верхушку айсберга шпионажа в Поднебесной

0
2163

Другие новости